home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Пламен

Длинные колонны телег и арб с нашими освобожденными соплеменниками уходили в сторону Эльмайнора. Люди торопились, спешили, понимали, что должны как можно скорей достигнуть спасительной границы, но двигались все же чрезвычайно медленно. Что тут сделаешь, если большинство спасенных нами сородичей, женщины и дети, а мужчины если и есть, то почти все серьезно изранены, какая уж тут скорость.

Мы с Курбатом стояли на высоком холме и смотрели им вслед. Беглецы, сопровождаемые эльмайнорскими и штангордскими всадниками, шли к жизни, а мы, прикрывая их, должны были на родных степных просторах принять жестокий и смертельный бой. Нас немного, сотня наших воинов, с присоединившимися из освобожденных людей тремя десятками мужчин, триста бойцов мэтра Самбини и почти четыре сотни балтских мечников, которых привел Ольг Быстрый Меч. Кто против нас? Прямо сейчас, около двух тысяч всадников из племени борас, уцелевших после битвы у Врат. Это немного, мы, хоть нас и меньше, сильней, чем они, еще не отошедшие от разгрома, рассеяные по степи и не собравшиеся в ударный кулак. Однако, к ним будут подходить подкрепления и с каждым днем они будут становиться все сильней да многочисленней, нам же, помощи ждать неоткуда. Плевать, наша задача выиграть десять дней, и мы их у противника отыграем в любом случае.

К нам подъехали Ольг Быстрый Меч и мэтр Самбини, со своей то ли дочкой, то ли просто родственницей, то ли еще не пойми кем, которая приняла участие в походе и, даже, как видоки говорят, парочку врагов из своего плюгавого многозарядного арбалета подстрелила.

— Ну, что, — первым заговорил Ольг, — ты Пламен теперь за старшего командира, каков наш дальнейший план действий?

— А сам-то, что думаешь? Ты все же опытный вояка, может быть, посоветуешь чего дельного?

— Думаю, что надо вслед за основными силами идти и хвост колонны беречь, — после недолгого раздумья высказал он свое мнение.

— А вы, мэтр, как считаете? — повернулся я к бывшему норгенгордскому мэру.

— Конечно, — ответил мэтр, — я не военный, но считать могу неплохо. Если прикинуть среднюю скорость колонн с людьми и сравнить ее со скоростью всадников из племени борас, которые, вне всякого сомнения, будут участвовать в погоне, получается, что все очень плохо. Людям, чтобы добраться до границы, необходимо десять дней, минимум, не учитывая возможного в это время года, дождя, в случае которого колонны больше чем двадцать километров в день по грязи не пройдут, а кочевникам, чтобы собраться с силами и ударить, понадобится пять дней, не больше. Такая вот арифметика, господа. Если мы будем прикрывать колонны, как рекомендует уважаемый Ольг Быстрый Меч, то мы их спасем, но и сами все погибнем. Меня и моих людей такой вариант не устраивает, так что нужно что-то другое придумать.

Командир балтов хотел возразить, оспорить слова Самбини, но я его опередил:

— Полностью согласен с вами, мэтр. Погибнуть мы всегда успеем, нам важен результат и победа. Моя задумка такова, что надо отвлечь преследователей и сконцентрировать все их внимание только на нас.

— Как, — Самбини усмехнулся, — остаться здесь, закрепиться и приковать врага к себе?

— Нет, — я улыбнулся ему в ответ, — пойти вперед, во внутренние области, которые практически не прикрыты войсками. Первая цель, находящиеся в ста пятидесяти километрах от нас Карморские золотые рудники. Брать их не надо, у нас для этого ни сил нет, ни времени, а вот рядом помаячить, просто необходимо. Местный этельбер Яныю, хочет он того или нет, а обязан отреагировать на такое хамство с нашей стороны.

— А потом? — Поинтересовался въедливый Самбини. — Что потом? Нас зажмут превосходящими силами, придавят к горам и размажут тонким кровавым блинчиком по всей степи.

— Не зажмут, мэтр, если мы все время будем опережать преследователей хотя бы на один конный переход. Быстрота, вот наш козырь. Вперед, только вперед и не останавливаться. Всех тяжелораненых, кто не сможет выдержать темпов и кого не удастся пристроить у местных жителей, на нож. Понимаю, тяжко это, но если наш воин попадет в плен, то пытки рахдонские, будут пострашнее, чем укол в сердце от товарища.

— Допустим, — кивком, Ольг Быстрый Меч одобрил мои слова, — мои воины вытянут такое движение, но куда мы направимся от Карморских рудников? Вглубь вражеской территории, понятие расплывчатое, степь она большая. Вижу, что ты все уже решил и обдумал, поделись мыслями.

— Мы обогнем Архейские горы и направимся на север, в леса, где и сможем сбить преследователей со своего следа, а уже оттуда, когда из дебрей выберемся, вернемся в Эльмайнор.

— Ого! — произнесли балт и мэтр одновременно, а Инга, не понимая их реакции, только недоуменно посмотрела на них.

— Это рейд на два с половиной месяца, — высказался Ольг. — Возможно ли такое, сделать крюк в пару тысяч километров с погоней на плечах, пройти северные чащобы, а после этого еще и домой вернуться?

— Возможно Ольг, я знаю, что нам это по силам. Итак, — я оглядел обоих командиров, — вы со мной?

— Да, — без долгих раздумий согласился балт.

— Хорошо, я с вами, — Самбини что-то посчитал в своей умной голове, прикинул, что к чему, и дал ответ.

— Тогда, всем проверить своих воинов, снаряжение, припасы, заводных лошадей и объяснить людям задачу. Через три часа в путь, до вечера мы должны сделать большой переход по дороге на Кармор, а к завтрашнему вечеру уже быть возле рудников.

Командиры наемных отрядов направились к своим воинам, а мы с Курбатом, который весь разговор не проронил ни слова, направились в долину, где происходило вчерашнее побоище. Нас интересовали Врата перехода в другой мир, та самая площадка, на которой находился алтарь рахдонских жрецов и где мне прилетело в голову куском вражеского тела. Ехали мы неспешно и, разглядывая разгромленный вражеский лагерь, вели разговор о своем.

— Значит, говоришь, — обратился я к брату, — голос в голове раздается?

— Точно так все и было, Пламен, — Курбат оглядывал сотни рваных шатров, втоптанных в грязь, и на губах его была легкая усмешка. — Я вошел в центр разрушенного алтаря, и тут голос, прямо в голове. Что интересно, кроме меня его никто не слышал. Думал, что все, сбрендил, к Гойне побежал посоветоваться, а она сказала, что это нормально, так и должно быть.

— А потом?

— Потом она тоже на место, где алтарь стоял, сходила, о чем-то с этим голосом переговорила, и посоветовала тебя и Звенислава сводить в этот каменный круг.

— Круг? — удивился я.

— Ах, да, ты же не заметил, там вся площадка камнем жидким залита. Очень прочным, между прочим, как если бы камень расплавили, а потом из него озеро сделали. Рахдоны только небольшое пространство расчистили, что в центре, а так, если всю траву и землю убрать, то получится ровный круг, в диаметре два на два километра, как раз на треть долины.

— Понятно. А что Звенислав, ходил в это место?

— Да, еще ночью.

— Эх, как-то он теперь сам? Ведь несдержанный, увидит, что где-то мерзость, какая творится, кинется в бой, да и поимеет неприятностей, — за брата, которого сегодня рано утром мы проводили в дальний путь к Анхорским горам, я искренне переживал.

— Ничего, — Курбат, напротив, был спокоен, — не все же ему возле нас, разумников осторожных, ходить. Пора уже за и ум взяться, а ответственность, которая на нем лежит, заставит его задуматься и быть поосторожней.

— А что предчувствия твои говорят?

Курбат прислушался к себе, на некоторое время замолчал, а после этого ответил:

— Неопределенно все, но шансы у него хорошие. Думаю, что все с нашим браткой будет в порядке, прорвется к Анхорским горам, а по зиме уже в Норгенгорде будет.

— Ну, и то хорошо, будем надеяться на лучшее.

Тем временем мы въехали в расположение лагеря рахдонских жрецов, проехали разбитые передвижные жилища и оказались на площадке, которую адепты демона расчистили для своих ритуалов. Вокруг каменного резного алтаря, осколки которого валялись вокруг, метров на двадцать все было выжжено пламенем магического отката. Запах стоял мерзопакостный, чужой какой-то и опасный, смесь горелой плоти и еще чего-то, может быть застарелый запах крови. Видимо, много людей здесь свою кровушку потеряли вместе с жизнью, не один обряд здесь свершился, в честь демона, желающего покинуть этот мир и вернуться к себе домой.

Спрыгнув с коня, я оглянулся на Курбата, а он меня подбодрил:

— Иди, Пламен, может быть дух, Врата стерегущий, что-то скажет тебе.

Шагнув вперед, я оказался в самом центре порушенного алтаря и в моей голове сразу же раздался какой-то обесцвеченный и лишенный даже намека на эмоцию голос:

— Вы определены как пользователь номер девять-пять-четыре-четыре. Как вас обозначить?

— Как меня зовут? — спросил я.

— Да, — подтвердил голос.

— Пламен.

— Вы внесены в базу данных как Пламен.

— Кто ты?

— Полумеханический привратный дух класса «Сильфид-разумник».

— Скажи, зачем здесь проводился обряд? Правда ли, что рахдонские жрецы хотят прорваться в иные миры?

— Да, на мое сознание проводилось магическое давление, но я более продвинутая модель полумеханического духа, чем мои собратья в иных мирах, и выдержал их без труда.

— Но рано или поздно, жрецы Ягве добьются своего и уничтожат тебя, а после этого смогут открыть проходы в иные миры и межмировое пространство.

— Такое возможно.

— Ты можешь посоветовать мне, как победить демона Ягве?

— Необходимо уничтожить байтил, в котором живет демон. Ягве существо не приспособленное для жизни на планетах и от соприкосновения с окружающей природной средой, он погибнет.

— А где этот байтил найти?

— Его байтил амулет Блеклая Луна. Наилучший способ уничтожения этого байтила, переплавка при высокой температуре.

— Скажи, как давно боги покинули наш мир и почему они поступили так?

— Последним Предтечей, который посетил мир Тельхор, был мой создатель Яровит. Это случилось 3120 лет назад. Бог Яровит спешил на помощь своему отцу, который готовился к битве с другими богами, но знал, что в его мир проник демон. Обнаружить его сразу он не сумел, а потому запечатал мир до своего возвращения.

— И более никто не проходил Врата?

— Нет, доступ разрешен только Предтече или Одаренному, который уничтожит демона и станет обладателем всех Ключей от Врат в мир Тельхор.

— И сколько таких Ключей?

— Врат четверо, Ключей столько же.

— А я, мог бы открыть Врата, если бы добыл все Ключи?

— Да, ваш «фейр» достаточен и если вы станете обладателем всех четырех Ключей и пожелаете того, Врата, находящиеся под моим контролем, будут открыты.

— Ты можешь подсказать, как мне найти Ключи?

— Да, но только тогда, когда демон будет уничтожен.

— Дух, ты можешь мне как-то помочь в моей борьбе против жрецов и Ягве?

— Нет, моя задача охрана Врат, а не помощь Одаренным.

— Тогда, прощай, привратный дух.

— Прощай, пользователь Пламен.

Я вышел из круга, а Курбат спросил:

— Ну, как, поговорил с духом?

— Поговорил, позже эту тему обсудим, мне этот разговор необходимо обдумать.

— Как знаешь.

Мы покинули долину и направились к своему лагерю. Здесь уже все было готово к дальнему походу, наши воины еще с утра сборы всего необходимого произвели, а наемники, не мешкали, собрались быстро. Оглядев наше войско, я отдал команду начать движение и, по мощенной камнем дороге идущей вдоль всего Архейского хребта, сотни двинулись на юг, в сторону карморских рудников.

Не прошло и часа, как тыловые дозорные доложились, что нас нагоняет два десятка всадников. Не останавливая движения отрядов, пропустил всех наших воинов и дождался тех, кто от колонн уходивших на запад возвращался к нам. Это оказался десятник Переяр и воины из свиты Гойны.

— Здрав будь, Пламен, — поприветствовал меня десятник.

— И тебе того же, Переяр, — усмехнулся я. — Давно не виделись, с самого утра.

Тот нисколько не смутился и ответил:

— Иногда несколько часов, значат гораздо больше чем годы. Пламен, возьми нас с собой.

— А как же Гойна?

— Ведунья и без нас справится, а тебе двадцать справных воинов все же нужней, чем ей.

— Пусть будет так, — конечно же, я согласился. — Пристраивайтесь к моей сотне.

Повеселевшие воины Переяра, помчались вперед, а я еще некоторое время ехал с тыловым охранением и размышлял о будущем. В тот момент, сам для себя я решил, что раз наш путь так удачно начался, с присоединения воинов Гойны, то это знак того, что все у нас будет благополучно. В будущем нас ждали кровавые бои, боль, смерть и реки крови, которую мы были готовы проливать, во имя мести за родовичей и свободы нашего народа, и именно в тот день, в своей голове я сформировал то, что позднее, наши воины назвали «Рейдерским Уставом Пламена».

«Рейдерский Устав Пламена».

1. Рейдерский отряд под командованием бури Пламена сына Огнеяра предназначен для действий на территории противника или оккупированных им землях.

2. Своей целью отряд ставит освобождение Великой Степи, уничтожение рахдонов и кровавого культа Ягве.

3. В отряд имеет право вступить человек любого рода, племени и вероисповедания, готовый биться насмерть против рахдонов и их пособников.

4. В связи с тем, что отряд не может вступать в прямые боестолкновения с противником, главной его задачей ставится уничтожение вражеских опорных пунктов, складов снабжения и военных отрядов отделенных от основных сил. Кроме того, основным направлением борьбы становится уничтожение рахдонских пособников, шпионов, жрецов, чиновников и администрации. Данное действие, по возможности, должно быть публичным и разжигать в народах населяющих Великую Степь антирахдонские настроения.

5. Основой успеха для отряда должны быть стремительность, решительность и быстрота.

6. В условиях, когда противник имеет количественный перевес в силах, основой боя должны стать внезапные наскоки, засады, налеты и внезапные атаки.

7. Отряд не может позволить себе бои с превосходящим его по численности противником, а значит, его целью ставится уничтожение небольших вражеских подразделений. Рекомендуется заманивать их в ловушки, уничтожать противника с дальней дистанции и забирать у него трофеи, в первую очередь продовольствие и лошадей, так необходимых для ведения маневренной степной войны.

8. При нападении на вражеское войско, в первую очередь следует уничтожать его командиров, расчленять подразделения на мелкие части, нападать с флангов и тыла, проявлять решительность и целеустремленность.

9. В случае окружения противником, отряд должен сразу же нанести мощный удар в одном конкретно выбранном месте, прорвать линию вражеских войск, выйти на оперативный простор, и этим обеспечить свое спасение.

10. Лучшее время для проведения боевых операций — ночь. Именно в это время суток, набеги, наскоки, налеты и засады, наиболее эффективны.

11. Каждый воин отряда должен знать, что именно он является освободителем Великой Степи от рахдонского ига, а поэтому, он должен быть храбрым, самоотверженным и проявлять презрение к смерти. Только тогда, его лично и отряд, ждут боевые успехи, от которых зависит свобода его народа.

12. В отряде поддерживается строгая дисциплина, неподчинение командиру подразделения в бою — смерть.

13. Никто не имеет права обсуждать приказы командира отряда. Приказ командира должен быть выполнен, не взирая ни на что. Отказ от выполнения приказа, бегство с поля боя, трусость и предательство, караются смертью.

14. В отряде имеются только два вида наказаний: предупреждение и смерть.

15. Отряд несет смерть рахдонам и их пособникам, а к остальным людям, населяющим Великую Степь, не взирая на племя или вероисповедание, воины должны относиться дружественно, расплачиваясь за продукты, лошадей и оказываемую помощь, деньгами, товарами или трофеями.


Глава 5 Звенислав | Кровь за кровь | Глава 7 Война