home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Его уже дожидался Володя и машины сопровождения с охраной. Так и было задумано.

– Сделал? – спросил Паленый, едва они отъехали от здания УВД.

– Да. Позвонил в дежурную часть полчаса назад, как мы и договаривались.

– Ну и?..

– Там сейчас народу в погонах и без – тьма-тьмущая. Примчались, как на пожар

– Это им очередной сюрприз, именуемый в просторечье "висяком". От себя ты ничего не добавил?

– Самую малость.

– Что именно?

– Намекнул, будто этот человек – шпион, и я решил его сдать. Мотивы не объяснил, лишь сделал намек на патриотичность. Пусть в этом деле и "контора" покрутится. Это по их части. Может, и нашим ментам помогут. Все-таки КГБ (пардон, ФСБ) – это фирма с традициями. Будем надеяться, что нюх и хватка у них не потеряны.

Они разговаривали о мертвом снайпере.

– Безопасность УЖЕ заинтересовалась нашими делами, – сказал Паленый.

– Тогда я прав на все сто…

Доехали они благополучно, чего и можно было ждать, потому что враги, естественно, не ожидали такого сильного хода, как устранение снайпера, и не предприняли каких-либо дополнительных мер в виде засады на дороге или еще чего-нибудь.

Дома Паленого ждал сюрприз. Возле ворот слонялся тощий невысокий человечек с длинным красным носом. Он казался простуженным, хотя на улице было тепло и сухо. При виде подъезжавших машин он бросил им навстречу и едва не попал под колеса.

На удивление, дежурившие возле ворот охранники отнеслись к его поступку спокойно. Похоже, они уже успели обыскать мужичка на предмет оружия или взрывчатки и не ждали с его стороны никаких подвохов.

– Александр Игнатьевич, это к вам, – доложил Гривцов. – С утра слоняется, никак не можем прогнать. Говорит, что очень нужно вас видеть и что вы договаривались о встрече.

– Чимша Афанасий Михеевич, – с заискивающим видом представился человечек. – Вы не помните меня, Александр Игнатьевич?

– Нет, – коротко ответил Паленый.

Он вдруг почувствовал, что этот мужичишко чем-то ему неприятен. С виду хлипок и простоват, но глаза у него были чересчур умными и пристальными для такого типажа.

– Я частный детектив, – шепнул Чимша, приблизившись к Паленому почти вплотную. – Выполнял ваше задание…

Частный детектив! Здравствуйте дети, я ваша бабушка. В груди Паленого что-то оборвалось. Уж не тот ли это детектив, которого Анна Григорьевна нанимала? Неужто раскопал какие-то сведения о прошлом некоего бомжа со свалки под названием Мотодром и пришел его шантажировать?

Похоже, мрачные предположения начинают сбываться…

– Пойдемте со мной, – коротко бросил Паленый.

Паленый повел детектива на кухню. Ему вдруг сильно захотелось выпить. "Нервишки шалят… – думал он, доставая из холодильника запотевшую бутылку водки. – Если так пойдет и дальше, проведу остаток дней в психушке. Этот Князев был еще тот фрукт. А мне теперь отдуваться за него приходится…"

– Как насчет?.. – Он показал бутылку детективу.

– С удовольствием! – просиял Чимша. – Как-то так получилось, что я еще и не обедал…

"Хм! Ну и тип… Дай, тетка, воды напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде и не с кем. Похоже, бывший мент. Глаза как тормоза, а руки хоть связывай…"

Паленый быстро собрал немудреную закуску, сознательно оттягивая момент, когда Чимша начнет свою "партию". Он почему-то уверовал в то, что детектив пришел к нему с дурными намерениями. Но на всякий случай задобрить его обедом и выпивкой не мешало.

Выпили, закусили. Чимша клевал быстро-быстро – как воробей. Его тарелка опустела в один миг.

– Ну, что там у вас? – бесцеремонно спросил Паленый, которого присутствие Чимши тяготило.

– Вы и впрямь меня не помните, Александр Игнатьевич? – вкрадчивым тоном поинтересовался детектив.

– Не помню. У меня амнезия.

– Да-да, я слышал… Сочувствую.

– Ближе к делу. – Паленый демонстративно посмотрел на свои наручные часы.

– Перед вашим исчезновением – где-то за неделю – я получил от вас задание. И аванс… в сумме трех тысяч долларов.

– За что?

– Вы хотели побольше разузнать о своих родителях…

На душе Паленого немного отлегло. Князев всего лишь хотел получить какие-то сведения о своих предках! Это были его проблемы. Которые ни в коей мере не затрагивали нынешней ситуации и тем более – Паленого.

Что касается самого детектива, то Чимша, скорее всего, не работал на Анну Григорьевну, чего сильно опасался Паленый.

– Возможно, – сухо ответил Паленый. – Что дальше?

– Работу я выполнил. Материалы собрал (все, что смог), пришел с отчетом.

– Что-то слишком уж долго вы собирали эти материалы, – покривился Паленый.

– Да, работенка… хех-хех… была еще та. Почти два месяца по Расее-матушке круги нарезал. А сколько писем разослал… В отчете все сказано. И билеты приложены, и гостиничные квитанции, и прочие расходы. Едва уложился в три тысячи.

– Понятно. Вы хотите получить деньги за работу.

– Ну, это же естественно…

– У нас был с вами официальный договор?

Чимша смешался и сильно покраснел.

– Нет, – ответил он грустно. – Мы договаривались на джентльменских началах. Налоги разные и все такое прочее… Ну, вы меня понимаете. Это, кстати, ваше предложение.

– Сколько с меня?

– Вы обещали по окончании расследования заплатить мне пять штук "зеленью", – прямо ответил Чимша.

При этом его голос напряженно подрагивал.

– Если, конечно, будете удовлетворены моей работой, – добавил он честно, хотя эта фраза и далась ему с трудом.

"Переживает, что кину его, – понял состояние детектива Паленый. – А следовало бы. Мне Князев не сват, и не брат. Он всего лишь муж своей жены, чужой мне женщины, при которой я состою в качестве неизвестно кого. С другой стороны, пять тысяч баксов – большие деньги. К тому же не факт, что Князев обещал детективу именно такую сумму. Возможно, этот хмырек хочет воспользоваться амнезией заказчика, чтобы содрать с него побольше. И вообще – на хрена мне нужны подробности семейной жизни посторонних людей!?"

– Результат положителен? – спросил Паленый.

– Да… к сожалению…

К сожалению? Это что-то новое. Ну-ка, ну-ка…

– Я должен посмотреть, – сказал Паленый.

Чимша достал из тощего портфельчика папку и положил ее на стол перед Паленым. В этот момент он стал еще более жалок, смотрел на Паленого, как побитый пес.

– Там же и отчет о расходах, – сказал Чимша заискивающе.

Поиздержался мужик, понял Паленый, наконец присмотревшись к одежде детектива. Она явно была с другой эпохи – социалистической. От нее за милю несло нафталином.

"Интересно, сколько ему лет? Никак не меньше пятидесяти. Мент на пенсии. Не пристроенные на "теплые" места дети, возможно, и вообще безработные, внуки, требующие от деда подарки по случаю и без, сварливая жена, постоянно сетующая на его неумение приспособиться к новым реалиям жизни, краны в квартире протекают, унитаз вот-вот развалится, в борще вместо мяса суповой набор – одни кости и жилы… Мрак!".

"Да, эти пять тысяч баксов нужны Чимше как воздух, – думал Паленый, проникаясь жалостью к тщедушному человечку. – Представляю, что у него сейчас в душе творится…"

Открыв папку, Паленый начал перебирать скрепленные скоросшивателем листки, время от времени зрительно выхватывая приглянувшиеся ему абзацы и проглатывая их в один миг. Паленому хватило всего несколько минут, чтобы понять – в руках у него настоящий клад.

Правда, он был ценен лишь для Князева, но Паленый надеялся поискать в отчете детектива и ответы на некоторые злободневные вопросы. А еще ему здорово понравился стиль изложения материалов – грамотный, четкий, без лишних деталей и неясностей.

– Подождите меня здесь, – сказал Паленый и вышел из кухни.

Ему очень не хотелось потрошить свою заначку, однако дело стоило того. А еще ему стало жалко детектива, который в этот момент дрожал, как заяц, – что если заказчик пошел звать охрану, чтобы она выкинула непрошеного гостя за ворота?

Паленый вдруг вспомнил, как с ним обошелся приснопамятный Альберт Борисович – богатей, жирная скотина, сукин сын, которого он спас от верной смерти. И решение рассчитаться с детективом за Князева по совести в корне задавило желание немного сэкономить на этом деле, уплатив детективу лишь половину обещанных денег.

Он знал, что Чимша и от такой суммы был бы на седьмом небе от счастья. Но воспоминания о своей прошлой жизни в шкуре изгоя и скитальца напрочь отмели меркантильные соображения.

– Здесь пять "штук", – сказал Паленый, вручая Чимше конверт с долларами. – Пересчитайте.

– Нет, нет, что вы! Я верю… Я вам верю! Спасибо, спасибо большое…

– Перестаньте! – повысил голос Паленый. – Вы получили деньги не за красивые глазки, а за хорошую выполненную работу. Надеюсь, конфиденциальность будет соблюдена.

– Не сомневайтесь.

– Если хотите, домой вас отвезут.

– Нет! Я сам. У меня машина… "жигули". Все доброго, дай вам Бог…

– Оставьте свои координаты, – перебил его Паленый.

Он вдруг подумал, что и ему когда-нибудь могут понадобиться услуги настоящего профессионала частного сыска. А Чимша несомненно был таковым, несмотря на свои годы и невзрачную внешность.

– Да-да, вот, возьмите… – Детектив дрожащей рукой всучил Паленому свою визитку.

Осчастливленный Чимша не ушел – улетел, окрыленный полученным гонораром. А Паленый начал читать добытые им материалы. Этот процесс настолько его захватил, что он не заметил, как пробежали два часа.

Князев дал задание детективу покопаться в прошлом его родителей.

Зачем он это сделал, трудно было понять. Возможно, после смерти воспитавших его деда с бабкой у него появились какие-то сомнения насчет своей с виду вполне приличной родословной. А может, Князев нашел в бумагах стариков какие-нибудь документы, заставившие его посмотреть на свою биографию несколько по-иному.

Чутье не подвело ушлого бизнесмена. Его родители не были дипломатами и не погибли где-то на чужбине. Запрос в МИД оказался пустышкой.

Про отца Князева Чимше удалось раскопать лишь то, что он был рядовым инженером и какое-то время жил с его матерью в гражданском браке. А затем куда-то испарился. Скорее всего, просто сбежал, чтобы не платить алименты.

После рождения сына мать оставила его на попечение своих родителей и уехала в районы Крайнего Севера. Там она оформила уже законный брак "с не установленной личностью", как выразился Чимша в своем отчете, но он тоже оказался неудачным.

После второго, так сказать, официального замужества, у нее остался еще один ребенок, и тоже мальчик. С ним судьба обошлась не столь милостиво, как с первенцем, который был на попечении стариков.

Судя по бумагам, добытым детективом, дальнейшая жизнь матери Князева покатилась, что называется, под откос. За какую-то провинность, связанную с растратой материальных ценностей, ее осудили на четыре года, а ребенка сдали в детский дом.

Там он и оставался до двенадцати лет, после чего следы мальчика потерялись. В ответе директора детского дома на запрос Чимши говорилось, что воспитанник Евгений Ветров был принят в суворовское училище и будто бы потом поступил в военное училище, так как был отличником учебы, спортсменом, активистом и вообще хорошим мальчиком.

После отбытия срока наказания, мать Князева в родном доме не появлялась. Наверное, тогда и возникла легенда о "родителях-дипломатах", погибших в далекой Африке. Скорее всего, ей было просто стыдно за свое криминальное прошлое.

А может, причиной тому послужили какие-то другие причины. Этот вопрос Чимша так и не прояснил.

Как бы там ни было, но мать отказалась от сына-первенца и навсегда исчезла из его жизни. Возможно, она сделала это под влиянием своих родителей, которые были твердокаменными большевикамиленинцами и большими моралистами, как следовало из отчета.

Не исключено, что мать Князева все-таки общалась со своими стариками посредством переписки. Возможно, посылала им поздравления с коммунистическими праздниками и днями рождений.

Но мальчик этого не знал. И понятно, почему – для всех (а для него тем более) она была мертва.

Ее следы Чимше удалось отыскать лишь в перестроечные времена. Судьба матери Князева сделала очередной кульбит и забросила несчастную женщину в монастырь, где она приняла постриг. А в девяносто восьмом ее не стало – на этот раз по-настоящему.

Она умерла от какой-то неизлечимой болезни, на что имелась соответствующая справка.

Похоже, Князев нашел среди бумаг деда и бабки какую-нибудь поздравительную открытку от матери, думал Паленый, тронутый до глубины души историей, которую раскопал Чимша. И, как человек умный и проницательный, сообразил, что долгие годы его обманывали.

Поэтому он и нанял детектива, пообещав ему большие деньги за эту рутинную, почти канцелярскую, работу.

Паленый его понимал – разбитые вдребезги хрустальные воспоминания детства стоили того. Чимша должен был или подтвердить подозрения Князева, или опровергнуть. Второе – гораздо предпочтительней.

И похоже, Князев просто мечтал о том, чтобы его задумка оказалась бредом больного воображения. За это он отвалил бы Чимше в два раза больше денег, нежели обещал…

Отложив бумаги в сторону, Паленый закурил и задумался. Но теперь Паленого больше волновали дела Князева, а не его генеалогическое древо.

Действительно, с какой стати Князев лично занимался вагонами, отправленными в адрес фирмы со Средней Азии? Это могло быть только в случае особой ценности груза. А также при большом желании сохранить втайне его наименование.

Хотя… какая там тайна? Ведь на груз были сопроводительные документы, его проверяла таможня. Проверяла ли? И настолько тщательно?

Это вопрос. Который при желании решается элементарно. Важно всего лишь иметь своих людей на таможне и не жалеть денег на взятки. В таком случае можно даже матерого медведя-гризли привезти в Россию под видом обыкновенного, но перекормленного хомяка. Так будет записано и в таможенной декларации.

Хорошо бы поспрашивать на фирме, что за груз встречал Князев. По крайней мере, его официальное наименование, явно выполнявшее роль маскировки. Не исключено, что в вагоны был загружен хлопок. А вот что им укутывали…

Впрочем, уже поздно. Московские "гости" с утра опрашивают всех сотрудников и шерстят документы. Бедная Анна… Вот будет ей сейчас "сюрприз"…

Паленый сокрушенно вздохнул и набрал номер мобильного телефона Анны Григорьевны.


Глава 25 | Жизнь взаймы | Глава 27