home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Где достать деньги? И не просто деньги, а большие деньги. Этот вопрос буквально сводил Паленого с ума. Впервые в его сознательном существовании, в его новой жизни после появления на свалке, появилась идея, смысл.

Если раньше Паленый просто плыл по течению, сообразуясь с обстоятельствами, то теперь он жаждал в корне изменить ситуацию. Все его свободное время занимала одна-единственная мысль – как, где и на чем разбогатеть?

Он устроился работать. В принципе, с паспортом это было несложно, хотя он и не имел трудовой книжки. Впрочем, никакие документы, подтверждающие его трудовые заслуги и удостоверяющие личность, в том числе и паспорт, не понадобились.

Паленого приняли в "левую" бригаду грузчиков, которые в ночное время разгружали на товарной железнодорожной станции вагоны.

Труд был нелегкий, но хорошо оплачиваемый. И главное – в ночное время его изуродованное лицо не так бросалось в глаза и не вызывало у окружающих неприятия. Со временем грузчики вообще перестали обращать внимание на Паленого – присмотрелись.

Бригада, в которой он работал, была пестрой по составу. Большей частью в ней работали любители заложить за воротник. Но такие в коллективе долго не держались – от силы месяц, два. А основной костяк составляли рабочие обанкротившихся предприятий, которым некуда было податься.

Так прошло полгода. Время пролетело совершенно незаметно. Паленый по-прежнему жил в своем подполье и даже накопил около шестисот долларов, отказывая себе во всем.

Иногда ему хотелось повидать Есесеича, чтобы отдать долг, но он боялся показываться на Мотодроме. Паленый прекрасно отдавал себе отчет в том, что бандиты вряд ли так просто забудут о сожженной машине. Он не сомневался, что отморозки ищут его, и если найдут…

Об этом Паленый старался не думать.

Тихий весенний вечер не предвещал каких-либо сюрпризов. Была суббота, выходной день, и Паленый решил сходить в продмаг, чтобы купить себе еды.

Отоварившись, он неторопливо шагал по пустынной улице, направляясь к своей "квартире". В одной руке Паленый нес пакет с продуктами, а в другой держал сорванный по дороге цветок. Его запах будоражил воображение, вызывая в подсознание давно забытые ассоциации.

Задумавшись, Паленый утратил бдительность. И натолкнулся на четверых парней, которые уже были на хорошем подпитии и искали возможность поизгаляться над беззащитными обывателями.

– Гля, кто к нам пришел! – сказал один из них, наверное, вожак. – Балаба, открой зенки. У нас клиент.

– Дай ему в морду, – пошатываясь, меланхолично посоветовал изрядно осовевший Балаба.

– Не надо обижать трудовой народ, – назидательно сказал третий, длинный хлыст с короткой стрижкой.

Его глубоко посаженные глаза быстро пробежали по фигуре Паленого и зацепились за пакет с едой.

– Бутылка есть? – спросил он, прищурившись.

– Есть, – спокойно ответил Паленый.

– Доставай, – распорядился длинный. – Нам как раз не хватало еще одного пузыря для полного счастья.

Удивительное дело – Паленый совершенно не испугался. Где-то внутри словно щелкнул переключатель, который мгновенно отключил все эмоции. Кроме одной – холодного расчетливого бешенства.

– Не думаю, что содержимое бутылки доставит вам радость.

– А что в ней? – поинтересовался вожак.

– Подсолнечное масло.

– Брешет, сука, – лениво сказал четвертый.

– Серый, ты не прав, – мягко попенял его длинный. – Ругаться неприлично.

– Кончай разыгрывать комедию, Пеха! – грубо прервал длинного вожак. – Слышь ты, урод! – обратился он к Паленому. – Какого хрена шатаешься по нашему району?

– А разве я вам мешаю?

– Он еще спрашивает… – Вожак приблизился к Паленому почти вплотную. – Ну ты наглый…

– Гриб, давай его отпустим, – миролюбиво сказал Пеха. – Он отдаст нам свой сидор – похорошему отдаст – и пусть валит на все четыре стороны. Это называется контрибуция.

Похоже, он кичился перед приятелями своей начитанностью. И явно претендовал на место вожака, занятое Грибом.

Но тот не хотел упускать вожжи главаря. Он небрежно отмахнулся от Пехи и сказал, обращаясь к остальным:

– Надо клиента наказать. Не хрен шляться, где попало.

– Надо, – отозвался Балаба и тупо уставился на Паленого.

Паленый понял, что избиения ему не избежать. Однако, несмотря на то, что внутри у него все кипело, он сделал еще одну попытку разойтись миром. Протягивая пакет Грибу, Паленый вежливо сказал:

– Заберите, если вам нужно. А я пойду.

– Размечтался… – Гриб криво ухмыльнулся. – И-ех! – Он ударил с разворота, целясь в челюсть Паленого.

Паленый успел пригнуться, и пудовый кулак Гриба лишь чиркнул по волосам. Но тут сбоку налетел Серый и от его удара Паленый покатился по земле.

Дальнейшее Паленый помнил смутно. Бомба замедленного действия, долгое время тлевшая где-то внутри, наконец взорвалась. Уйдя перекатом от ноги Пехи, который мгновенно забыл о своем миролюбии, он вскочил на ноги и сказал глухим от ненависти голосом:

– Последний раз прошу – не надо.

– Вали козла! – рявкнул обозленный неудачным началом драки Гриб, не вняв предупреждению Паленого.

Негодяи дружно бросились на Паленого, но удачный момент уже был упущен. В их противника словно вселился бес. Он дрался, как заведенный.

За год, проведенный в бригаде грузчиков, Паленый здорово окреп. Он хорошо питался, крепко спал, не страдал от жары, холода и неустроенности, его мышцы, испытывающие постоянную нагрузку, налились силой, а движения стали быстрыми и точными.

Но не это было главным. Ввязавшись в драку, Паленый интуитивно почувствовал, что попал в свою стихию. Он точно ЗНАЛ, как и куда нужно бить. Все его удары были страшными по силе и валили наповал. За считанные секунды он уложил троих противников.

Лишь очень пьяный Балаба, не принимавший участие в схватке, остался на ногах. Он качался с пятки на носок и бессмысленно бормотал:

– Ну, блин, дела… Ну, дела…

Не обращая внимания на Балабу, Паленый сильным рывком поставил на ноги пришедшего в себя Гриба и сказал подрагивающим от дикой злобы голосом:

– Еще раз встречу вас на узкой дорожке – убью. Всех убью! Понял?

– П-по…

– Пшел!

Резко оттолкнув Гриба, который тут же грузно завалился на землю, Паленый поднял свой пакет и растворился в сгущающихся сумерках…

Он не мог успокоиться до самого утра. Паленый вдруг понял, что в нем проснулся другой человек, в отличие от него нынешнего, тихони и мямли, жестокий, решительный и беспощадный.

Это открытие ужаснуло Паленого. Он вспоминал, что лишь огромным усилием воли сдерживал в драке руку, чтобы не убить Гриба и его приятелей. Ему сразу же приходили на ум милицейские "воронки" и камеры в ИВС, в которых он кантовался, когда его задерживали за бродяжничество.

Нет! Ему никак нельзя в тюрьму. Если его посадят на несколько лет, то в таком случае с мечтой о пластической операции придется расстаться навсегда…

Уснул он только в пятом часу. Ему снились пугающе серые сны, в которых действующими лицами были не люди, а какие-то безликие черные существа, возможно, роботы или пришельцы.

Они все время пытались загнать его в угол и поймать, а он с отчаянием обреченного убегал, перепрыгивая бездонные пропасти и взбираясь на высокие горы, откуда спускался вниз, планируя, как птица.

Проснулся Паленый с твердым намерением достать нужную сумму как можно скорее. Любыми способами. Ведь если работать честно, то собрать деньги на операцию он сможет лишь в течение десяти лет. А к тому времени многое может измениться, в том числе и расценки в клинике.

Остаток дня Паленый провел в лихорадочном ожидании темной поры. Ему казалось, что вечером или ночью он что-то придумает. Когда Паленый очутился в центре города, где всю ночь зазывно светились рекламы ночных клубов, ресторанов и казино, его бил сильный озноб, словно он заболел.

Где и как раздобыть нужную сумму!?

Притаившись в тени, Паленый злобно смотрел на шикарные машины, припаркованные возле развлекательных заведений. Чтобы купить их, нужно очень много денег. Каким образом смогли наклепать столько "зелени" наглые юнцы, владельцы этих навороченных по самое некуда импортных тачек?

Под ручку со своими расфуфыренными подружками, похожими на елки из-за обилия дорогих побрякушек, они входили в казино или ресторан, пинком ноги открывая двери, даже если там был швейцар. Новые господа, вершители судеб… Мать их!..

Паленый тихо, почти неслышно, выругался сквозь зубы – скорее, прошипел, как потревоженная змея, – и изменил позу. Но тут же неподвижно застыл, стараясь ничем не выдать своего присутствия.

Рядом кто-то был. Человек появился как бы ниоткуда, словно его родили мусорные контейнеры, за которыми притаился Паленый. Неизвестный не мог видеть Паленого, потому что их разделяли картонные коробки, выброшенные поздним вечером кем-то из жильцов дома.

Наверное, хозяин упаковок не хотел, чтобы его заметили соседи. Судя по этикеткам, он прикупил себе дорогую видео и телеаппаратуру, а также какую-то бытовую технику.

Все верно – береженого Бог бережет, подумал Паленый. Как по нынешним временам, лишние знания не только обременяют людей, но и становятся опасными. Кто может дать гарантию, что твой сосед не наводчик банды квартирных воров?

Когда на него посыпались коробки, Паленый только порадовался. Он сидел в узкой щели между стеной и мусорным контейнером, и картонная тара послужила лишь дополнительной маскировкой.

В принципе, Паленый не боялся посторонних глаз; хотя бы потому, что охотников бродить по темным местам в ночное время найти было трудно. Но как приятно чувствовать себя не на семи ветрах, а в укрытии, пусть и картонном…

Медленно повернув голову, Паленый взглянул на неизвестного. Сквозь щели в картонной "стене" лицо этого человека, освещенное рекламой расположенного напротив казино, просматривалось во всех подробностях.

Это был молодой мужчина с худым аскетическим лицом. Он с хищной настороженностью следил за входом в казино, как понял Паленый.

Время уже было позднее, где-то около одиннадцати, но в игорном заведении жизнь била ключом. То и дело на стоянку возле казино подъезжали машины и богатые бездельники торопились зайти внутрь, чтобы развлечься и поискать удачу на ломберном столе или с помощью шарика рулетки.

Некоторые из завсегдатаев казино имели личную охрану, однако толку от бравых молодцев было мало. Даже Паленый понимал, что любого из тщательно охраняемых нуворишей запросто можно отправить на тот свет, если засесть в засаде со снайперской винтовкой возле мусорных контейнеров.

И это должно было произойти на его глазах.

Холодея от дурных предчувствий, Паленый наблюдал за тем, как неизвестный снял чехол с винтовки, имеющей оптический прицел, и, прильнув к окуляру, начал что-то подкручивать. Похоже, он настраивал свой смертоносный "инструмент".

Паленый сидел ни живой, ни мертвый. Мафия! Эта мысль буквально парализовала его. Он не знал, что делать.

Ему совсем не улыбалась перспектива стать свидетелем еще одного убийства. Это было равносильно смертному приговору.

Дело в том, что он долго слонялся по улице туда-сюда, с завистью разглядывая богатые витрины бутиков и различных магазинов, и его могли приметить не только прохожие, но и швейцар ресторана или охранники казино.

Тем более, что с такой физиономией нельзя было остаться незамеченным…

Решение проблемы пришло внезапно, словно его пронзила молния. Оно явилось в тот момент, когда ко входу в казино подкатил шикарный "мерс", а за ним машина с охраной. Наверное, злачное заведение решил посетить очень богатый и влиятельный бизнесмен.

Охранников он имел много, пять или шесть человек, но даже при таком количестве широких спин они никак не могли прикрыть своего босса от смертельного выстрела из винтовки, имеющей оптический прицел. Тем более, что от мусорных контейнеров, где засел снайпер, до двери казино было не более тридцати метров.

На лице неизвестного появилась торжествующая улыбка. Он быстро прильнул к окуляру прицела и…

И в этот миг на него обрушился Паленый. Один рубящий удар ребром ладони по шее – и снайпер затих, даже не дернувшись.

Пощупав у снайпера пульс и убедившись, что он жив, Паленый быстро связал ему руки и ноги (благо возле мусорных контейнеров такого добра, как шпагат и куски проволоки, хватало) и заткнул рот кляпом. К винтовке он даже не прикоснулся.

Главное – успеть, думал он, перебегая дорогу. Паленый боялся, что напарник снайпера (если он, конечно, находился где-то поблизости) освободит своего товарища раньше, нежели он сможет поговорить с бизнесменом, который уже скрылся внутри здания.

– Вы куда? – перегородил ему путь один из стражей казино, широкоплечий парень с приплющенным носом.

Ему хватило секунды, чтобы определить социальный статус Паленого. И моментально его розовощекая физиономия приобрела кислое выражение.

– Что значит – куда? Или здесь не казино?

Паленый старался держаться уверенно и независимо, но этот номер у него получился не очень убедительным.

– Казино… – Парень быстро отступил в сторону, продолжая буравить Паленого подозрительным взглядом. – За вход нужно платить.

– Я знаю.

– Тогда пожалуйте в кассу…

Охранник сделал эффектный приглашающий жест. И тут Паленый стушевался и допустил промах.

– Сколько?.. – брякнул он, не подумав.

Парень торжествующе ухмыльнулся. Он оказался прав – перед ним не солидный клиент с полной мошной, а какой-то проходимец, урод, у которого в кармане вошь на поводке.

– Пятьдесят… – процедил сквозь зубы охранник; и добавил с едкой ухмылкой: – Долларов.

Паленый невольно сделал шаг назад. Такой суммы у него на данный момент не было.

– Я пришел сюда не играть, – решившись, сказал он честно. – Мне нужно поговорить с тем человеком, который только что вошел в казино. Это очень важно.

– Говори, – равнодушно сказал охранник. – Мне-то какое дело. Плати пятьдесят баксов, входи и можешь устраивать с ним базар-вокзал хоть до самого утра.

– Но у меня нет таких денег!

– Может, тебе занять? – ехидно поинтересовался парень. – Вали отсюда! Не мешай людям работать.

– Что там у тебя, Чугунок?

К ним подошел второй охранник, детина под два метра ростом.

– Какие-то проблемы? – спросил он, надвигаясь на Паленого как айсберг на потерявшийся в океане теплоход.

– Они уже близки к разрешению, – буркнул Паленый и дал задний ход.

Он вспомнил, что в "мерсе" бизнесмена остался шофер. К тому же вместе со своим боссом в казино вошли только два телохранителя, а остальные курили на свежем воздухе возле "джипа", на котором приехали.

Паленый направился на стоянку.

– Ваш босс в опасности, – сказал он, когда охранники бизнесмена уставились на него с нехорошим интересом. – Я хочу с ним срочно переговорить.

– Говори мне, – резко сказал старший из охранников, мужик лет сорока пяти. – Я передам.

Похоже, он прошел хорошую школу в органах, потому что поверил Паленому сразу. Лучше перебдеть, нежели недобдеть – этот девиз контрразведчиков въелся ему в плоть и кровь.

Повинуясь его жесту, двое других парней мгновенно рассредоточились, достали оружие и заняли позиции с таким расчетом, чтобы мгновенно отразить нападение, с какой бы стороны оно ни началось.

– Только вашему начальнику! – отрезал Паленый.

– Он сейчас занят.

– Если занят, тогда пока. Я пойду…

– Стой! Остановись, кому говорю!

– Может, будете стрелять? – неторопливо обернулся к нему Паленый.

– Ты не кипятись, – сбавил тон старший. – Это и впрямь серьезно?

– Взрослый человек, а говорите глупости, – с укоризной ответил Паленый. – Стал бы я свою башку подставлять из-за пустяков.

– Добро. Только беседовать с шефом будешь в здании. А теперь стань лицом к машине, положи рукит на кабину и расставь ноги пошире. Я хочу удостовериться, что на тебе нет "сюрпризов".

– Пожалуйста…

Быстро, но тщательно, обыскав Паленого, старший сказал:

– Иди за мной. А вы, – обернулся он к своим подчиненным, – смотрите в оба.

– Есть, – коротко ответил один из парней.

Похоже, телохранители бизнесмена служили в спецназе, машинально подумал Паленый, вспомнив как согласованно они заняли позиции.

– Этот человек со мной, – коротко сказал проводник Паленого охранникам казино, и те с уважением расступились.

Он завел Паленого в какую-то комнату, меблированную двумя креслами, диванчиком и журнальным столиком, и приставил к нему охрану, одного из сотрудников казино, совсем мальчишку, который смотрел на своего подопечного испуганными глазами, словно тот был Людоедом из сказки "Кот в сапогах". А сам ушел, плотно прикрыв дверь.

"Предусмотрительный…" – скептически ухмыльнулся Паленый, глядя ему вслед.

Интересно, где была предусмотрительность телохранителей, когда они провожали своего босса к двери казино? Прежде, чем он покинул свой бронированный "мерс", им нужно было хорошо проверить все подворотни и подозрительные места. А затем закрыть его бронежилетами.

Откуда я это знаю? – мелькнула в голове мысль, но додумать ее Паленый не успел. Дверь распахнулась, и в комнату вошел мужчина, который приехал на "мерседесе". Он был сильно раздражен.

– Ты кто? – спросил он с места в карьер.

Босс был уже на хорошем подпитии. Он смотрел на Паленого, как на мелкую букашку – сверху вниз. Его сытое холеная физиономия выражала сразу и досаду, и недовольство, и презрение, и отвращение, которое появилось, едва он увидел страшное лицо Паленого.

"Зря я его спас…" Чувствуя, что теряет уверенность, Паленый тихо ответил:

– Никто.

– Не понял… – Босс округлил глаза. – Олег Петрович, это что, неудачная шутка? – обернулся он к мужчине, который провел Паленого внутрь казино.

– Альберт Борисович, он сказал, что вы в опасности.

– Это правда? – сразу же посуровел босс.

– Да… – Паленый перевел дух и продолжил: – Пусть ваши парни проверят мусорные контейнеры напротив казино. Там снайпер с винтовкой.

– Что-о!?

Альберт Борисович отшатнулся от Паленого, словно увидел на его месте готовую к броску кобру. Его лицо мгновенно побледнело.

– Ты… ты что несешь!? – выкрикнул он, запинаясь. – К-какой снайпер!?

– Обыкновенный, – огрызнулся Паленый, понемногу восстанавливая душевное равновесие. – Он целился в вас, а я приложил его… слегка. И связал. Так что поторопитесь. – Паленый посмотрел на телохранителя. – И будьте осторожны. Может, там еще кто-то есть, я не проверял. А не хотите сами, звоните в милицию.

– Никакой милиции! – взвизгнул босс. – Олег Петрович, бери всех. И разберись там… только без лишнего шума.

– Понял, шеф…

Олег Петрович ушел. Босс на ватных ногах подошел к диванчику и не сел, а рухнул на него. Его взгляд был бессмысленным, а руки дрожали.

"Да-а… – подумал Паленый. – Это тебе не в рулетку играть. Не хочется терять сладкую жизнь, ах, как не хочется… Да и кто останется спокойным, когда над головой коса просвистела."

Олег Петрович возвратился минут через двадцать. Он был хмур и озабочен. Босс совсем извелся в ожидании своего подчиненного.

– Ну? – спросил он нетерпеливо, подхватываясь на ноги.

– Все точно, – ответил Олег Петрович. – Снайпера мы взяли.

– Где он?

– Ребята с ним работают… – Олег Петрович бросил быстрый взгляд на Паленого и замолк на полуслове.

"Не доверяет, – понял Паленый. – Все верно. Я тут человек посторонний. Думаю, снайперу придется нелегко… Лучше бы он умер сразу".

– И это все? – не унимался босс.

– Нет, не все. У снайпера было прикрытие.

– Что значит прикрытие?

Похоже, от страха босс совсем перестал соображать. Так подумал Паленый, так решил и Олег Петрович. Поэтому он доходчиво объяснил, словно перед ним был не крутой бизнесмен, а первоклашка:

– На параллельной улице его дожидалась машина с водителем, который был вооружен пистолетом с глушителем.

– Ну и?..

– Он заметил нас раньше, чем мы его, и даже успел несколько раз пальнуть, пока не смотался. Хорошо, что ни в кого не попал…

– Суки… Суки! Всех порву!..

Босс в бешенстве заметался по комнате. Страх прошел, и на его место хлынула ненависть нувориша к тем, кто позарился на его богатство, нажитое, как такие люди всегда считают, непосильным трудом.

Он бесился минут пять, брызгая пеной и выдавая такие "перлы", что уши вяли. Похоже, пахан Олега Петровича торчал если и не в зоне, то на лесоповале – точно, подумал несколько опешивший Паленый. Сам он матерно почти никогда не ругался, чем здорово удивлял мотодромовских бомжей.

Наконец босс успокоился и уже нормальным голосом спросил, обращаясь к Паленому:

– Так все-таки, кто ты и как оказался возле мусорных контейнеров?

В его больших выпуклых глазах явственно просматривалось подозрение.

– Я бездомный, – спокойно ответил Паленый, уже готовый к таким вопросам. – Выпил больше, чем мог сдюжить, и… Ну, в общем, нечаянно уснул за контейнером. Проснулся – а этот целится в вас. Я его и оприходовал. Нельзя людей убивать, не по-божески это.

Эту версию происшествия он придумал еще до того, как подошел к "джипу".

– Значит, жалко меня стало?

– Ага.

– Врешь, поди.

– Вру.

Босс опешил.

– То есть? – На его физиономии проявилось недоуменное выражение.

– Мне нужны деньги на пластическую операцию. – Паленый решил пойти ва-банк, чтобы одним махом расставить все точки над "i". – Вот я и подумал, что вы мне поможете… так сказать, в знак благодарности…

– Так-так… Значит, баш на баш?

– Вроде того.

– А если я не дам денег?

– Я спас вам жизнь.

– Нет, вы только на него посмотрите… – Босс повернулся к Олегу Петровичу. – Ну, наглые люди пошли, ну, наглые…

– Я спас вам жизнь!

– За это тебе большое спасибо. И премия. Все как положено.

Босс полез в карман, достал две купюры номиналом по сто долларов и ткнул их в руку Паленого.

– Все, разговор окончен. Выведи его отсюда, – приказал он Олегу Петровичу. – И пусть не болтает лишнего. Попроси его об этом… настоятельно попроси. Черт, как я устал… Потом все ко мне. Уезжаем…

Совсем потерявший голову Паленый опомнился только на улице. Олег Петрович быстро увел его в тень и сказал:

– Босс верно говорит. Прикуси язык. Ситуация очень неприятная и нам еще расхлебывать ее и расхлебывать.

Паленый молча кивнул. Ему все было безразлично. Надежда получить помощь от босса растаяла как снег весной, оставив в душе мусор и горькое чувство безысходности. Вот невезуха…

– Между прочим, от тебя, мил дружочек, спиртным и не пахнет, – насмешливо сказал Олег Петрович. – Так что твоя версия – это липа. Шеф этого не учуял, он подшофе, но я-то сегодня трезв, как стеклышко.

– Какая вам разница?

– Большая. Мне бы хотелось точно знать, чем ты занимался за мусорными баками на самом деле.

– Наблюдал за вашей красивой жизнью, – резко ответил Паленый. – Всего вам доброго.

– Постой! Держи… – Олег Петрович что-то запихнул в карман Паленого. – Здесь еще двести баксов. Это лично от меня. Извини, но это все, что я сейчас имею. А ты действительно сделал большое дело. Спасибо. Как-нибудь сочтемся. Главное – не горюй. Ты классный мужик.

– За деньги благодарю, а что касается вашего босса… Зря я влез в это дело.

Не дожидаясь, что ему ответит Олег Петрович, Паленый круто развернулся и быстро пошагал по тротуару, не осознавая, куда идет, – лишь бы подальше от казино. Он был в бешенстве.


Глава 4 | Жизнь взаймы | Глава 6