home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Восьмой день в Новом Мире

Повалявшись в новой кровати ещё несколько часов, подождав, пока просушится одежда, я неспешно приступил к дневным делам. Что-то было запланировано заранее, но начинать пришлось совсем с другого. Сперва оружейный магазин. Надо разобраться со своей винтовкой и новыми трофеями.

— А это ты, стрелок, проходи, — поприветствовал меня продавец, сегодня он был подозрительно в хорошем настроении, — тут некоторые твои игрушки уже купили, так что можешь получить деньги и обещанный мануал я приготовил.

— Кстати, — я решил задать давно вертевшийся у меня на уме вопрос, — можно ли узнать причину такой строгости с опечатыванием оружия в городе? Я тут случайно чуть на пятьсот экю не попал по своей забывчивости.

– 'Чуть' у нас здесь не считается, а опечатывание вынужденная мера. Сюда столько зелёных переселенцев едет, совершенно без какой-либо культуры обращения с оружием. Пока не ввели обязательные оружейные сумки, тут каждый день пальба была. Кто спьяну, кто по эмоциональной несдержанности, кто по неумению пользоваться стволом.

— А как же тогда заниматься обслуживанием оружия? Даже в гостинице приходится сдавать сумки на хранение в сейф.

— Так не вопрос, иди на стрельбище и за четвертак три свои пушки хоть до зеркального блеска, ну или выезжай за пределы города, там вообще бесплатно. Можешь у меня всего за двадцатку посидеть в мастерской. Сюда многие за этим приходят, кстати.

— Хороший, значит, приварок к основному бизнесу?

— Не жалуюсь, — улыбнулся продавец, — ну так как будешь деньгами брать или что-то себе присмотришь? Обе твои М16 ушли и 'Беретта' тоже. И ещё на пару пистолетов предоплату получил. С меня пять восемьсот экю, если что присмотришь для себя из моего ассортимента дам скидку.

— Хорошо, но у меня тут ещё пара артефактов образовалась, надо бы посмотреть, — с этими словами я поставил на стол сумку, где лежало моё оружие.

— Это у нас Кольт 'Анаконда', охотничья модель с восьмидюймовым стволом, в немного пострадавшем состоянии, — продавец осматривал моего ночного спасителя, — отремонтируется за полчаса, тут всё просто. Теперь я догадываюсь почему было твоё 'чуть', повезло тебе не заплатить штраф. Если желаешь продать, сразу дам пять сотен, у меня на такой заказ есть.

Я пожал плечами. Несмотря на то, что мне эта пушка спасла жизнь, как-то не представляю себе, где и как можно её применить. Охотиться с револьвером? При наличии винтовки и автомата? Нет, не в этой жизни. Стрелять в тире набивая себе руку таким слонобоем? Увольте.

— Забирай, — продавец отложил револьвер под стол.

— Мда, — в руках у него оказался пистолет моего ночного гостя, — даже не буду спрашивать где ты эту штуку взял. И при каких обстоятельствах тоже, — он особенно внимательно взглянул на полоску пластыря на моей щеке.

Вынул магазин, открутил глушитель, внимательно посмотрел ствол, не разбирая самого пистолета.

— Очень редкая версия 1911 Кольта, ничего необычного, просто очень маленькая партия с немного лучшими характеристиками и качеством обработки. Коллекционная вещь. Если надумаешь продавать, то две тысячи я тебе гарантирую.

Я снова задумался. Знаменитый военный Кольт, сорок пятый калибр, да ещё и знатный глушитель к нему имеется в комплекте. Хотя своих пистолетов у меня уже достаточно набирается, но пусть будет. Постреляю опять же, бог с ними, с дорогими патронами, чай не сильно обеднею.

— Нет, пожалуй я эту машинку себе оставлю, вот только патронов прикуплю, надеюсь, имеются?

— Какие хочешь. Есть практические по сорок центов, экспансивные по семьдесят пять, ну и для особых гурманов 'Глейзеры' с мелкой дробью внутри пластиковой пули по два экю. Это чтобы не рикошетило при промахах, а есть попадёшь, то звать врача не приходилось.

— Давай пару сотен практических и пятьдесят 'Глейзеров', пусть будут, в хозяйстве пригодится.

— Естественно пригодится, с твоей-то активной жизнью точно. Ну так как, посмотришь что себе из стволов?

— Хм, а у тебя тут только натовский стандарт, русского ничего нет? И кстати, почему нет?

— Так бессмысленно здесь русским оружием торговать. Сами русские едут с базы Ордена уже закупившись чем-то дешевым, а здешние городские обитатели больше западные марки ценят. Вот твои М16А3 сразу ушли только потому, что на базах продаются только А2 варианты, да и то преимущественно старые. Полный автомат здесь ценится, а поставок 'из-за ленточки' немного. Старое русское же оружие только если на базах закупать, но мне просто не выгодно, наценка мала, а нового особо не закажешь, да и дорого будет. Понятно?

— Понятно.

— А вот на счёт, что у меня ничего русского нет, это неправда, я его просто на витринах не показываю, но постоянным клиентам всегда можно пойти навстречу. Пойдём, покажу, что имеется.


Мы вошли в подсобное помещение, забранное со всех сторон решеткой из железных прутьев. Здесь явно был основной склад, так как комната наполовину была заставлена ящиками с оружием и патронами. В стороне был небольшой стеллаж с до боли знакомыми по армии оружейными ящиками.

— Ну вот, сейчас покажу, что у меня есть…, — с этими словами продавец взялся за нижний ящик.

В нём обнаружилась парочка совершенно новых, ещё в заводской смазке АК-47 с фрезерованной ствольной коробкой и деревянным прикладом. Так называемая вторая версия, облегчённая. Хотя и более тяжелая, нежели АКМ, но пожалуй, даже более надёжная. Если поменять ему приклад на что-то более современное и удобное, то для местных условий в самый раз. Но у меня уже АЕК имеется, так что не надо.

— Если хочешь, — подал своё голос продавец, как бы подтверждая мои мысли, — могу недорого немного модернизировать, приклад поменять. Обойдётся в восемь сотен, редкий ствол. Такие раньше иногда на орденских базах были, но давно кончились. Я их уже двадцать штук продал истинным ценителям русского оружия.

— Нет, спасибо, у меня есть свой ствол под такой калибр.

— Как хочешь. Ну вот тогда смотри вот это, — он задвинул первый ящик и открыл следующий.

Пулемёты РПКМ с длинным стволом и сложенными сошками, тоже совершенно нулёвые. Взял бы сразу, будь у меня машина. Но пока не знаю куда его приспособить. Но кое-что от такого оружия можно и спросить

— А есть к ним дисковые магазины? — для себя бы я один точно взял, так как он к моему АЕК-у вполне подойдёт.

— Увы, есть только рожки на сорок пять патронов.

— Тогда не надо.

— Твоя воля, — он открыл следующий ящик.

Снайперские винтовки СВУ-АС. Нет, мне такого добра точно не надо. Несмотря на красивый модерновый внешний вид, я ещё помню, какими словами о них отзывались снайперы десантников, когда им выдали такие вместо СВД. Цензурными среди этих слов были, пожалуй, только связки и предлоги.

— Нет, я сам закрыл оружейный ящик.

— На тебя не угодишь, однако, — вздохнул продавец, — из нового больше ничего нет, есть ещё кое-что из трофеев, он достал самый большой ящик, где было свалено в кучу много разного оружия.


Так, АК-74 нам не надо, 'укороты' тоже, ого, я вытащил из-под завала оружия завёрнутый в промасленную тряпку специальный автомат АС 'Вал', которые раньше видел только один раз на стрельбище у спецназовцев. И откуда тут такой взялся интересно?

— Если сильно понравился, бери, совсем недорого отдам, — продавец как-то слишком ехидно улыбается, что-то явно замышляя при этом.

— Не дорого, это сколько? — решил уточнить у него я.

— Всего тысяча экю и он твой.

— Что-то подозрительно мало ты за него хочешь…, — я почему-то был в скепсисе.

Хотя будь у меня при нападении на наш поезд такой автомат, хрен бы меня сразу засекли. Я помню звук выстрела из него, если невдалеке стреляет кто-то ещё, его вообще не слышно. Да и в полной тишине метров за сто его уже не разобрать, одним словом, не выстрел, а какой-то совершенно непонятный звук. Нет, это совсем не бесшумное оружие, как можно ненароком посчитать, взглянув не его внушительный глушитель, но что оно реально тихое, это верно. Стреляющего из него практически нереально засечь по вспышке выстрела, да и по звуку тоже даже вблизи. Этот самый звук как бы размазывается в пространстве, невозможно чётко определить направление на него.

— Мало, это да, за него надо три с половиной или четыре тысячи по идее просить, — продавец заметно поморщился, что-то вспоминая, — однако его чинить пришлось, как неисправный в прошлом году взял. Даже сначала брать не хотел, просто отдали до кучи к остальным трофеям. Да и патронов к нему тут нигде не купишь. Они есть только у Русской Армии, но они их никому не продают и не собираются. Если будешь брать, у меня найдётся к нему четыре с половиной сотни, что с ним мне отдано было, только потому и взял, кстати, и пять магазинов в комплекте. Но больше даже не спрашивай, нет и не будет, даже в заказ не возьму. Да и неправильное это оружие.

— Почему же неправильное? — мне была реально интересна такая вот его оценка.

— Не очень у нас тут приветствуется желание поохотиться на человека. А это оружие только для того и предназначено. Если захочешь из него пострелять, на орденское стрельбище не ходи, лучше за город скатайся. И ещё я тебе рекомендую к нему в комплекте взять небольшой чехол для переноски, который можно отдельно опечатать при случае, опять же, совсем недорого, — он как-то подозрительно мне подмигнул.

— Хорошо, давай всё что говорил, умеешь ты уговаривать, — я пока не знал, зачем я беру этот 'одноразовый' из-за отсутствия в продаже патронов автомат, но интуиция мене подсказывала, что он мне может вскорости хорошо пригодиться в свете недавних событий.

Вняв недвусмысленному намёку продавца, я внимательно осмотрел внутреннее устройство приобретённого автомата и набив патронами все имевшиеся к нему магазины, убрал его в специальный чехол. Где были даже кармашки для размещения в них магазинов, как раз подходящие по размеру. Можно было подумать, что этот чехол был специально предназначен для этого оружия, ибо практически идеально подходил для него по размеру. Пока буду постоянно носить его с собой на всякий случай, пломбу срезать одна секунда, бог с ним, со штрафом, голова дороже. Там же, не пожалев двадцатки, перебрал свою винтовку по нашедшейся инструкции. Всё оказалось просто, но я правильно сделал, что не стал до этого сам разбираться, оказывается там важен порядок сборки-разборки, если его не соблюсти, то можно безвозвратно испортить оружие.


После оружейного магазина я посетил магазин одежды, где наконец, обрёл всё что хотел, в том числе и запасные тёмные очки. Потом заглянул ещё в магазин, который в Старом Мире мог бы назваться туристическим, но здесь это был скорее магазин всего того, что вам может потребоваться при случайном выезде из города, откуда я ушел с небольшой сапёрной лопаткой и кучей всяких полезных мелочей. Думал взять ещё ноктовизор (прибор ночного видения), однако обе имевшихся там модели были слишком неудобны, несмотря на свою совсем не маленькую цену. В оружейном магазине были военные модели, но чем-то они мне тоже не понравились, скорее всего ценником. Заглянув в свой гостиничный номер, я собрал в сумку всю имевшуюся у меня электронику, в том числе и рации, и отправился со всем этим хозяйством в магазин электроники и компьютеров. За прилавком в это раз сидела Мэри, которая сразу обрадовалась моему появлению и несколько озадачилась, увидев пластырь на щеке.

— Что с вами произошло Алекс, где вы так оцарапались? — с некоторой тревогой в голосе спросила она.

— Да вот, так получилось, что ночью ко мне заявились коллеги бывшего владельца того ноутбука, — не стал я придумывать для неё особую историю, решив сказать правду. — Если можно, мне надо опять немного поработать с инструментами и ещё взять какой-либо ноут под залог на пару дней, не хочу подвергать вас случайному риску, оставаясь у вас надолго.

— Об этом и не думайте, пусть кто приходит, я их хорошо встречу, — с этими словами, сказанными решительным тоном, не допускающим возражений, она достала из-под прилавка помповый дробовик, — не волнуйтесь, я хорошо стреляю.

— А вы не боитесь штрафа держать у себя не опечатанное оружие? — решил я уточнить свой вопрос, который был у меня ещё с утра, вспоминая хозяйку гостиницы с подобным дробовиком.

— Владельцам коммерческих заведений на своей территории можно открыто держать такое оружие. Просто на всякий случай возможного ограбления. Налётов грабителей давно в городе не было, разве что в 'латинском квартале', но правило осталось, так что не беспокойтесь за меня. Идите наверх, дорогу, думаю, не забыли. Я буду здесь до закрытия магазина, потом поднимусь к вам.


Не в моих привычках возражать решительным женщинам, может быть это не самое лучшее мужское качество, но меня уже сложно переделать. Я поднялся в мастерскую, включил компьютер и надолго прилип к клавиатуре, постепенно выуживая из своей памяти принципы построения файловой системы NTFS, и механизмы защиты операционной системы 'Windows XP', которая не очень-то изменилась по сравнению с 'Windows 2000', а та, в свою очередь, многое унаследовала от 'Windows NT'. И дополнительным благом было то, что всякие бренды-производители компьютеров ставят на них не голую операционную систему, а пихают в неё кучу своих фирменных программ и утилит. Типа от них пользователю какая особая польза будет. По мне они так только мешают, и я их сразу удаляю. А ещё эти программы несут потенциальную угрозу безопасности компьютера, позволяя грамотному хакеру залезть в него. Эти программы часто оставляют в защищённой шифрованием части пользовательской информации свои внутренние данные, по которым шифр можно расколоть. Если вскрыть голую систему весьма непросто, то вот такую 'фирменную', уже можно давать на экзамене по профессиональной пригодности начинающим хакерам. Где-то час ушел только на общую подготовку и написание плана программы на обычном английском языке. Русского, понятно, тут не было, а так бы на нём написал, как я обычно это у себя дома делал. Затем раздвигая строчки текста, этот текст стал постепенно заполняться кодом программы. Очень удобно так работать, если для маленьких программ можно всё держать в голове, но когда количество строк кода переваливает за пару сотен, то без предварительного плана и комментариев, слишком много времени потратится на ловлю ошибок и отладку. Это те самые азы прикладного программирования, о которых, к сожалению, не подозревают и многие маститые программисты.


Мэри поднялась наверх, когда я уже закончил набирать код и занимался отладкой. Всё же я не идеальный программист, и писать сразу без ошибок не могу. Главное я умею качественно сокращать время на поиск этих самых ошибок, что считаю более важным.

— Хотите, я приготовлю ужин? — сказала она, когда немного ознакомилась с тем, чем я был занят

Не исключаю возможности, что она заглядывала в мастерскую и раньше, но я был настолько погружен в работу, что мог запросто не замечать её появления.

— Не откажусь, — ответил я, если предлагают, то почему бы и не согласиться, — только чуть позже, я почти закончил. Примерно полчаса или час.

— Хорошо, оно как раз через час и приготовится, — она снова оставила меня наедине с железным мозгом.

До приготовления ужина, я успел отладить программу, и загрузивши свой ноутбук с внешнего диска, запустил её в работу. Расшифровка системы может занять несколько суток при неудачном раскладе, и несколько минут при удачном. На сильно большую удачу сразу я не рассчитывал, а потому приготовился терпеливо ждать результата. У меня утром была идея повозиться ещё с КПК и рациями, но накопившаяся усталость совсем не способствовала реализации этих планов. Да и Мэри явно хочется со мной пообщаться, не стоит лишать её этой возможности, так и обидеть можно.

За неспешно протекающим ужином мы даже не говорили друг с другом, просто ели и смотрели друг на друга, однако я чувствовал, что Мэри что-то постоянно хочет сказать мне, и всё никак не решается это сделать. Когда мы уже пили горячий шоколад, женщина как-то с опаской поглядывала на настенные электронные часы, висящие за моей спиной, я решил взять некоторую инициативу в свои руки.

— Мэри, — тихо сказал я, — я чувствую твоё желание что-то рассказать мне, не стесняйся пожалуйста.

Собственно, я уже догадался, чего она хочет, любая женщина, сильно желающая мужчину, так или иначе сигнализирует ему о своём желании, как бы она не сдерживала себя силой воли. Не все мужчины могут видеть эти особые женские сигналы, но я ведь уже совсем не молодой юноша, чтобы их не замечать.

— По-моему, ты, Алекс, уже обо всём догадался, — тихо вздохнула она, — я даже не знаю, чего тебе говорить.

Я ещё заметно внутренне переживал совсем недавнее расставание с Оксаной. Влюбился ли я в неё? Пожалуй что нет. Мне вообще не свойственно так быстро влюбляться. Вот если мы прожили вместе чуть дольше, тогда да, а так я просто хотел снова оказаться с ней рядом, но не настолько, чтобы всё бросить и бежать за ней по первому зову. Да и помня её слова — 'не думай, но помни', и 'не сдерживай себя от отношений с другими женщинами, которых ты встретишь на своём пути, я не хочу вставать между ними и тобой', я не вправе из-за своих чувств к ней отказываться от общения с Мэри, которая этого хочет. Вот только длительных отношений тут я тоже не смогу создать, и об этом сразу надо рассказать, иначе будет нечестно с моей стороны, дарить ей несбыточные надежды.

— У меня меньше чем через две недели отплытие из Порто-Франко, я не смогу долго быть с тобой рядом, — сказал я ждущей моего слова женщине.

— Я догадываюсь, — ещё раз вздохнула она, — но хоть сегодня не уходи от меня пожалуйста…

Так я остался у неё ночевать. Мэри оказалась редкой искусницей в постельных ласках, умевшая отдаваться сама без остатка и способная завести меня так, что я тоже отдавал всё что мог и даже что не мог, а так же то, о чём даже не мог подозревать, что могу. И даже когда на активные действия уже не хватало сил, мы долго лежали обнявшись, лаская руками друг друга, а рядом с кроватью на всякий случай стояло заряженное ружьё и висела моя оружейная сумка со специальным автоматом. На всякий случай. Вдруг нас кто-то захочет случайно потревожить кроме ангелов-покровителей телесной любви?


Ночь с седьмых на восьмые сутки в Новом Мире. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко | Чёрная полоса | Девятый день