home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ночь с девятых на десятые сутки

Пии-пии, до чего же противный звук, блин, ну только заснул…

Пии-пии, тихо но настойчиво дала о себе знать установленная вечером охранная система. Сам же ведь вчера сделал такой сигнал. Может быть ложное срабатывание, точную настройку-то я не делал, понадеявшись на автоподстройку частоты. Пии-пии, опять подала голос электроника. Так, встаю, встаю, что там у нас на пульте? Ага, горит светодиод, кто-то стоит перед задней дверью. Перекидываю тумблер отключения звука, Мэри спит, лучше её не тревожить, может, обойдётся. Ага, вот загорелся ещё один, и перед передней дверью кто-то есть. Ну ладно, будут пытаться открывать, там ещё контактные датчики стоят. Но это точно не ложное срабатывание, было бы одно, можно было списать на глюк, а вот два — это тенденция. Начинаю медленно одеваться, штаны, ботинки, бронежилет, как раз специально для такого случая на спинке стула висел. Мэри, потеряв подушку в виде моего плеча, заворочалась и открыла глаза.

— Ты куда собрался? — с тревогой в голосе тихо спросила она.

— Похоже у нас гости, — так же тихо ответил я, — лежи тут, я прихвачу твой дробовик, если что в моей сумке заряженный автомат, умеешь пользоваться?

— Умею. Может патруль вызвать?

— Не надо, они ещё в дом не влезли, судя по датчикам, подходы осматривают. Если полезут, будет чем их встретить, а патруль их спугнет раньше срока.


Оба индикатора погасли, видимо, гости не решились заходить через двери. Ну ничего, окна у нас тоже теперь оснащены контактными датчиками, пусть попробуют открыть или разбить. Минут двадцать ничего не происходило, однако я всё ещё находился на стрёме, ожидая изменения ситуации в любой момент. Снаружи где-то сверху послышалось какое-то тихое шуршание и лёгкое скрежетание. Так, неужели через крышу лезут, там-то как раз датчиков и нет, не догадался я о таком необычном способе проникновения в дом. Ну ничего, с крыши и чердака есть только один проход в коридор второго этажа, а там-то как раз всё нужное имеется. Лишь бы не вздумали через потолок на звуки стрелять, кто их знает, что у них на уме, а потолки здесь тонкие. Как бы подтверждая мои мысли, сверху опять послышалось какое-то тихое шуршание, я приложил палец к губам, показывая Мэри, что требуется сохранять тишину. Так, сработал первый ёмкостной датчик в коридоре, расположенный ближе к мастерской и выходу на чердак. По звуку ничего не слышно, ползут они там что ли? Где расположена спальня они могут знать, если наблюдали за домом, самое последнее окно, где погас свет — это либо сортир, либо спальня. В сортире тут окна нет, так что без вариантов. То, что они наблюдали — сомнения не вызывает, видели наверняка, как мы провода вечером монтировали, запросто догадались, что это не просто так. Первый сигнал гаснет, но вскоре зажигается вновь. Вернулся обратно? Нет, вот загорелся другой, уже ближе к спальне. Значит, гостей у нас минимум двое, пора действовать. Жму кнопку активации сюрприза. Тихий хлопок, и в щель под дверью врывается яркий белый световой поток от магниевой вспышки. Считаю про себя четыре секунды и нажимаю следующую кнопку. Предыдущий эффект повторяется вновь. Стремительно рву дверь спальни, выпрыгивая в коридор с дробовиком в руках, держа тактический фонарь под помповой рукояткой. Совсем рядом с дверью пытается повернуться на звук какое-то тело, сильный удар ногой откидывает его назад, там возится ещё одно, пытаясь стянуть с себя ослепший ноктовизор. Когда же это у него получается, первое, что он видит перед собой — яркий свет фонаря, а чуть выше чёрный ствол дробовика. Я бы на его месте запросто обмочился от страха с непривычки, но он, похоже, был достаточно крепок нервами.

— Где третий? — совершенно безапелляционно заявляю я, качая толстым стволом около его лица.

Обалдевший мужчина, в классической бандитской чёрной шапке с прорезями для глаз, мотает головой, показывая, то ли он меня не понял, то ли нет третьего.

— Вас было только двое? — переспрашиваю его я.

В этот раз я получаю утвердительное кивание. Сомневаюсь, что мне врут, в состоянии аффекта это непросто сделать. Второй гость пока не шевелится, хорошо я его приложил.

— На колени спиной ко мне, руки за спину, — командую я, делая шаг назад, но продолжая держать обалдевшего бандита на мушке. Главное не дать ему очухаться, иначе может начать совершать неправильные действия, сопротивляться, к примеру.

Он быстро выполняет мой приказ, я достаю петлю из провода от компьютерной сети, и затягиваю ему руки сзади. Ага, специально вчера несколько штук сделал из оставшихся после монтажа обрезков витой пары, как чувствовал, что пригодятся, но не догадывался, что так скоро. Затем спутываю ему ноги второй петлёй.

— Пикнешь, задницу отстрелю, — предупреждаю его на всякий случай.

Он лишь слабо кивает, типа — 'понял, понял'. Теперь следующий, он вроде как уже начал приходить в себя. Погоди не торопись, сейчас я и тебя упакую. Ещё минута и всё готово. Подбираю и откидываю в сторону спальни оружие гостей.


Так, что-то знакомое, видел где-то похожее в интернете, кажись пистолет-пулемёт НК МР-7 с длинной трубой глушителя и убранным прикладом, собирались стрелять с руки. Тут калибр совсем маленький, это запросто получается. А вот пульки очень злые, не факт, что успей они выстрелить, мне бы сильно помог бронежилет. Так-так, у второго был пистолет тоже с глушителем, классическая 'Беретта', что-то мне на них в последнее время везёт. Теперь пошаримся по кармашкам. Сотовый телефон, в записной книжечке покопаемся обязательно. Четыре полных магазина к автомату, три к пистолету, ножички, тоже давайте сюда, и остальные ценные и просто предметы тоже. Вам они пока не пригодятся. За ноктовизоры отдельное спасибо, AN\PVS-14 вроде бы новые дорогие военные монокуляры, не должны сильно пострадать от вспышек, лишь ослепли ненадолго. В коридор выглядывает одетая в не запахнутый халат Мэри, в котором она бы выглядела совершенно восхитительно, не будь тут посторонних, быстро подхватывает с пола пистолет-пулемёт, раздвигая приклад.

— Я вызываю Патруль? — явно бодрящимся голосам заявляет она, хотя я чувствую, что она боится.

— Успокойся, Мэри, всё уже кончилось, — подбадриваю её я, — их было только двое. Патруль вызывать не надо, я сейчас Смиту позвоню. Лучше организуй пустую комнату, куда эти два тела пока пристроить можно, — носком ботинка я легонько пнул в бок первого товарища, который начал как-то слишком активно ворочаться при моих словах.


— Да, слушаю, — очень сонным голосом ответила телефонная трубка после десятка долгих гудков.

— А почему тебе, Смит, не спится, в эту тёмную ночь? — мене было как-то слишком весело, отходняк, вероятно.

— Алекс, зараза, звонишь среди ночи, я только прилёг, всё твои данные разбирал.

— Сам же говорил звонить в любое время, если что…

— Что у тебя там случилось? — Смит, похоже, наконец, проснулся и голос его стал серьёзным.

— Гости у меня. Двое. Спасибо за вчерашние подарочки, хорошо помогли.

— Живые?

— Да что с ними сделается, так помялись немного.

— Патруль вызвали?

— Нет.

— Правильно сделали. Ждите меня, я скоро буду. Ну не совсем скоро, примерно через полчаса, я без машины приду. Этих двоих спеленайте, поговорим с ними.

— Уже сделано. И ещё, Смит, ты осторожно посмотри в окрестностях дома, может там ещё кто из их сообщников остался. Один утверждает, что никого больше нет, но я ему не особо верю, проверь там, хорошо? И лестницу на крышу потом убери, если до сих пор стоит, они через верх залезли. Я из дома выходить не буду, если вдруг кто снаружи смотрит.

— Всё правильно, жди. Я позвоню тебе, как буду стоять около задней двери, — Смит положил трубку.

Телефон зазвонил только через час, а не через обещанные полчаса.

— Нет там никакой лестницы, — сказал Смит, когда я закрыл за ним дверь.

— Интересно, как же они на крышу забрались, левитация?

— Посмотри на крыше, скорее всего они её просто подняли, чтобы случаем не засветиться. И где они сами, кстати.

— Идём.

Мы вошли в небольшую кладовку на втором этаже, у которой не было окон, и вообще она была практически единственным в доме хорошо защищённым местом с крепкой дверью, так как здесь хранилось самое ценное из торгового ассортимента, и стоял магазинный сейф. Сейчас же всё кроме этого сейфа Мэри вынесла в спальню, чтобы было где разместить наших пленников.

— Так, кто это к нам пожаловал…, — заметил Смит, поочерёдно сдёргивая с гостей чёрные шапочки.

По внешности они были совсем не европейцами, скорее — латиносы.

— Одного я, похоже, знаю, — тут он перешел на испанский язык, которого я совершенно не понимал, и выдал на нём длинную тираду.

Оба бандита после этого заметно напряглись и зашевелились, но пара лёгких тычков ботинками по рёбрам быстро помогли им снова утихомирится. Один из пленников в ответ выдал длинную фразу на том же испанском, но тут даже я практически всё понял, так как она состояла из сплошных ругательств. Смит отвесил говоруну ещё пару оплеух, заставляя его заткнуться.

— Алекс, здесь найдётся в мастерской что-то, что поможет развязать им языки, а то ребята ещё не поняли, куда они попали, — он обратился ко мне по-английски, явно работая на публику.

— Сейчас принесу, — я вышел и отправился в мастерскую, вскоре вернувшись с паяльником в руках.

— И как этим пользоваться, глаза им прижигать что ли? — спросил меня Смит.

— Зачем же глаза, хотя тоже неплохо будет, — ответил я, также продолжая играть на публику, — кладёшь тело на живот, режешь штаны, включаешь паяльник и вставляешь его сам догадайся куда. Только в рот предварительно кляп вставь, иначе орать на весь квартал будет. Как запахнет жареным мясом, можешь задавать любые вопросы, рассчитывая на полную откровенность.

Судя по лицам пленников, такая перспектива им совсем не понравилась, один из них опять разродился обильными словесами на испанском языке, однако теперь в них явно содержалась полезная информация.

— Ладно, Алекс, ты иди, успокой Мэри, я пока с ними сам поговорю. Только паяльник мне оставь на всякий случай.


Пока Смит разговаривал с незваными посетителями, я сходил, успокоил Мэри, а это ей действительно требовалось. Как бы она прежде не храбрилась, но вот тут, столкнувшись с реальной опасностью, её нервы сдали. Я даже подумал поначалу идти искать на кухню какие-либо транквилизаторы, к примеру, то же самое местное вино, которого я сам не пил по вполне понятным причинам, но вроде как обошлось. Женщина успокоилась, стоило мне посидеть с ней рядом. Затем я сходил на крышу и спустил вниз на верёвке раскладную лестницу, по которой гости забрались наверх. Как и говорил Смит, они подняли её, чтобы не светиться, пока будут орудовать в доме.

— Ты знаешь, Алекс, во сколько оценили твою голову? — спросил меня Смит, когда примерно через час нашел меня на кухне.

Мэри заснула после моих лёгких ласк, несмотря на присутствие в доме посторонних, сказалось нервное напряжение вкупе с недосыпанием, а я сидел в одиночестве и пил крепкий кофе. Разбудили некстати, голова начала побаливать, кофе хоть как-то позволяет побороть это гадостное состояние организма.

— И сколько я тут уже стою? — мне было реально интересно, приехал в этот мир чуть больше недели как, считай — вообще голышом, а теперь за мою голову уже деньги платить собираются.

— Сто штук, — ошарашил меня суммой Смит, — правда клиент немножко не тот, мог бы и не заплатить.

— Нифига себе, а что так много, за меньшую сумму эти гады не согласились бы лезть?

— Ты прав, за меньшее не полезли бы. Эти двое совсем непростая парочка, они ни с кем из местных боссов в близких отношениях не состоят, сами по себе работают уже несколько лет. Их раньше четверо было, но двое где-то потерялись, они и сами не знают где, короче. Пока они особо не светились перед Патрулём, хотя далеко не одного из местных криминальных авторитетов латинского квартала умудрились помножить на ноль. То есть пока работали в своей среде, до них никому дела не было. Работали бы и дальше, жили бы спокойно, разве мести от дружков убитых могли опасаться. Но тут недавно они взялись поработать на нового жирного заказчика. Сначала они одного местного крупного торговца выслеживали, чем-то он крепко задолжал кому-то, а сегодня с утра заказчик дал им новое срочное задание, то есть тебя заказал. Короче, тебя самого в расход, а главное найти ноутбук. Если бы ты попался со спущенными штанами, на что и был их расчет, сначала бы долго издевались, прежде чем пристрелили. У них в этом деле большой опыт имеется.

— Да, невесёлая перспективка меня ожидала, однако…, кто же меня заказал, и почему ты говоришь, что он может не заплатить? Это наёмным убийцам-то…

— Кстати, заказчик — твой соотечественник, Аслан Мадоев. Тут уже пару лет живёт недалеко от 'латинского квартала', с приличной группой таких же как он сам. В городе ничем особо криминальным не занимается, а что творится вне города, никого не интересует. То есть к нему у Патруля тоже нет никаких претензий, так стоит на заметке, как источник потенциальной опасности.

— Дай я угадаю, ты сказал мой соотечественник, скорее всего из Чечни, да?

Кстати, на здешних картах была особая территория отмечена с названием 'Ичкерийский Имамат' и столицей в городе Джохар-Юрт, рядом с 'Протекторатом Русской Армии'. Специально они их так тут разместили, интересно?

— Ты прав, из Чечни. Я знаю, что вы их не считаете за своих, но вроде как живёте там в одной стране.

— Ладно, забей на эту тему Смит, меня теперь больше волнует, что мне дальше делать. Или нам делать, если тебя это тоже касается. Чечены так просто от своего не отступятся, я их знаю, тут или они тебя или ты их, третьего не дано. Мне нужно или срочно валить из города, или идти в последний и решительный бой. Что бы ты предложил?

— Я бы постарался свалить, их много, а ты один. Да и даже со мной, или если ещё Джека попросить, а он ребят доверенных попросит, всё равно слишком мало. Если что, я попробую похлопотать, до своего отплытия посидишь на дальнем посту Патруля.

— Спасибо за заботу, дружище, но так дело не пойдёт. Я там буду сидеть, а они будут искать ко мне пути-дорожки. Мэри точно пострадает, я даже думать об этом не хочу. Тебя тоже найдут, это с гарантией, если только ты со мной вместе сидеть не будешь. А потому, узнай, пожалуйста у этих идиотов, что сидят в кладовке, подробности места проживания тех чеченцев, я к ним прямо сейчас в гости наведаюсь. Если они послали за мной, то я приду за ними, пока они меня не ждут.

— Ты полный отморозок Алекс, тебе об этом ещё никто не говорил?

— Это лучшая защита от здешней жары, не отговаривай меня, просто сделай, что я прошу.


Смит пожал плечами, а я пошел готовиться к драке. Первым делом проверил работоспособность трофейных ноктовизоров. Удачные модели, я бы такие себе не купил, жаба бы задушила при взгляде на ценник. Теперь оружие. Бог с ним со штрафом, заплачу с радостью, если жив останусь, долой пломбы. Гранаты все сюда, мало их, надо бы ещё, мог ведь и купить, эх…, поздно жалеть, спокойно вкручиваю запалы. Кольт с глушителем, 'Вал' тоже в дело, забиваю патроны во все пять имеющихся к нему магазинов. Что ещё брать? Вроде как всё, остальное будет лишним и скорее помешает. Осталось одеться и можно двигать. Я перетащил всю актуальную снарягу на кухню.

– 'Фортуна улыбается обречённым', — растягивая губы в улыбке сказал Смит, когда зашел ко мне и кинул на стол ворох чёрной одежды, снятой с наших пленников, — придётся тебе срочно переодеваться, дружище.

— Зачем? — я немало удивился такой постановке задачи.

— Ты о последствиях не задумывался? У нас здесь за вооруженное нападение вообще-то виселица полагается, если живым возьмут.

— Не возьмут, не дамся, — я был настроен весьма решительно и действительно так считал.

— Я говорил уже — ты полный отморозок. Ладно, слушай сюда. Основные силы этого Аслана вчера кого-то встречать поехали, будут в городе только завтра утром. В доме осталось человек пять не больше, и сам Аслан, естественно. Наши гости подозревали, что их могут запросто с деньгами кинуть, и разведали подходы к нему на всякий случай, ещё до того, как за тебя взяться, просто из-за профессиональной осторожности при работе с новым заказчиком. Значит так, там есть охрана обычная и камеры стоят. Но монтировали их неграмотно и в паре мест есть небольшие 'мёртвые зоны', где охране ничего не видно. Можно спокойно проникнуть за ограду и подобраться к дому. Это ты их умудрился своим 'самопалом' подловить, не ждали они от тебя такой подлости, у них с собой оборудование для поиска скрытых камер и других типовых технических средств электронной охраны имелось, — Смит подмигнул мне, и продолжил:

— Рядом с домом строит будка охраны, раньше там сидели двое, теперь, скорее всего, только один остался. И все мониторы слежения стоят именно там. Охранника можно попытаться снять через окно из глушенного ствола. В доме на первом этаже есть несколько комнат, там могут быть ещё люди. Сам Аслан обитает на втором этаже, и кроме него никого сейчас нет. Но подобраться к нему непросто, проход на второй этаж перекрыт металлической дверью, и он её всегда закрывает, не особо доверяя своим людям. Ну да это понятно. Однако у нас есть лестница, любезно предоставленная сам знаешь кем. И машина их совсем рядом стоит, ей и воспользуемся.

— А ты уверен, кстати, что они тебе всю правду рассказали, ничего не утаив? Им-то в чём резон помогать нам? Ты, кстати, тоже решил в дело подписаться?

— Ну не оставлять же тебя одного, и потом ты мне жизнь там, в поезде, спас, вот долг и верну при случае. А что касается правды…, я пообещал им сохранить жизнь, если у нас всё получится.

— И ты реально сдержишь обещание, не опасаясь последствий? Хочешь отпустить наёмных убийц?

— А то. Смотри какой расклад. Мы сейчас одеваем их шмотки, надеюсь на нас они кое-как налезут, берём их оружие. И машину тоже, кстати. Делаем дело и возвращаемся. Утром приезжает основной состав банды и что они видят? И на кого они при этом подумают? Понимаешь?

— Посчитают, что Аслан, как обычно, не заплатил киллерам, а те вместо того, чтобы просто тихо умереть, грохнули его самого, так?

— Именно. А так как у них кровная месть и всё такое, то я сильно не завидую этим ребятам. Придётся им рвать когти из Порто-Франко, так что мне их бояться не стоит. Про тебя кроме Аслана никто особо ничего не знает, это его личные дела с кем-то ещё.

— А если чехи их потом возьмут, да придирчиво расспросят перед смертью?

— К тому моменту поздно будет, их информация станет неактуальной. А вот когда они быстро рванут из города, то за ними увяжется погоня и твоим чеченцам станет надолго не до нас в принципе. А ребятки, хоть ты их и умудрился сцапать, совсем не дураки, быстро чеченцам не попадутся, если вообще когда попадутся. Ну как тебе такой план?

— Замечательный план, но трещит по всем швам.

— Ты вообще собирался без подготовки голышом в берлогу к медведю залезть, да ещё себе задницу мёдом предварительно помазать, а так есть хоть какой-то шанс.

— Уговорил, языкастый, ладно, давай собираться, ночь не бесконечная.

— Ничего ещё шесть часов темноты у нас есть, можно не торопиться.

Кое-как я напялил на себя чужую одежду, Смиту повезло больше, ему один комплект как раз подошел, несколько коротковат, но это мелочи, а вот я долго влезал в чужие ботинки. Ботинки, вернее что-то типа кроссовок, с мягкой эластичной подошвой, чтобы перемещаться бесшумно и не скользить при этом, они растягивались, но делали это небыстро. Через полчаса я уже мог ходить не морщась от боли при каждом шаге. Затем мы проверили чужое оружие по разу выстрелив в пол на первом этаже магазина, чтобы оценить эффективность глушителей. Самым тихим оказался МР-7, не исключено, что там были заряжены ослабленные патроны. Но и глушенная 'Беретта' тоже оказалась на высоте. Из своего оружия я взял только четыре гранаты, просто на всякий случай, если всё пойдёт не так, как мы планируем. Я разбудил Мэри и рассказал ей о том, что мы задумали. Женщина сначала пришла в ужас, и попыталась меня отговорить, но после того, как я ей рассказал, про то, кто такие чеченцы и что они сделают с ней, если всё пойдёт по-другому, она меня благословила со словами — 'вас, мужчин, не переделать, иди'.


К особняку Аслана мы подъехали заглушив мотор, с горочки и по инерции. Фары нам тоже были не нужны. Только тихо скрипели покрышки колёс по засохшей до состояния твёрдого бетона глине улицы. Достаточно быстро мы нашли по имевшемуся описанию ту часть забора, которая с той стороны не просматривается камерами. Наружный периметр вообще не охранялся, просто за ненадобностью. Ну кто, спрашивается, полезет через забор, когда с другой стороны его сразу встретят множество хорошо вооруженных злых мужиков? Дураков нет, кроме меня и Смита, конечно. Машину немножко пришлось подтолкнуть к нужной позиции. Смит быстро разложил лестницу и я, стараясь не шуметь, перебрался через забор, спрыгивая с той стороны.

— Чисто, — шепотом сказал я в гарнитуру рации, когда простоял на месте без движения минут десять, водя глушенным стволом пистолета-пулемёта по сторонам, — иду дальше, — отключился я от связи.

Я легко проскочил к особняку по траве между нескольких плодовых деревьев, которые росли с этой стороны забора. Прижавшись спиной к стене простоял так ещё пять минут. Смит будет заходить только после того, как я сниму охрану, а сейчас он пребывает с той стороны на стрёме, рассчитывая прикрыть меня, если меня самого случайно обнаружат, и я буду отходить. Он потенциально сможет перекинуть мне лестницу, чтобы я смог быстро взобраться по ней на забор. План хлипкий, но лучше, чем ничего.


Так, вот я уже около пункта охраны. Охранник, большой бородатый мужик в камуфляже и с 'Калашом' на спине не спит, а сидя боком что-то выглядывает в монитор. Действительно, тут их должно быть двое, судя по месту и количеству стульев, но сейчас дежурит только один. Окно наполовину приоткрыто, ловлю голову охранника в прицел. Буп-буп, две пули бьют его в затылок и он практически бесшумно заваливается со стула, звякает только стукнувшееся об стену оружие. Мои гильзы не вылетают и со звоном падают на камни, у меня гильзоуловитель имеется. Спасибо вам, наёмные убийцы, хорошо позаботились о ночной тишине. Жду ещё пять минут, всё тихо.

— Охрана спит, — я снова подаю голос в эфир.

Залезаю в охранную будку и бегло обыскиваю мёртвого охранника. У него ничего нет, кроме пачки каких-то местных сигарет, зажигалки, запасного магазина к автомату и пистолета в кобуре. Но мне ничего из этого не надо, а ожидаемых ключей от входной двери нет. Она или открыта, или открывается изнутри.

Через пять минут появляется Смит, перед самым появлением щёлкнув в эфир опознавательный сигнал. Мы подходим к особняку. Можно попытаться проникнуть в него через дверь, но она может быть заперта или шуметь при открывании. Правее двери есть открытое окно, из которого доносится бодрый храп. Смит подсаживает меня и я бесшумно запрыгиваю на подоконник. Так, большая комната с рядами коек. Кто-то храпит у дальней стенки, но ещё три кровати не пустуют. Буп…, Буп…, Буп…, три одиночных выстрела, всё, трое спят вечным сном. Храпуна я пока не трогаю, он создаёт нужный шумовой фон. Если заворочается, или не дай бог — проснётся, получит свою пулю. Впрочем, он её и так получит, только чуть позже.

Втягиваю за руки в комнату Смита, пусть присмотрит за спящим. Включаю активную инфракрасную подсветку ноктовизора, здесь уже мало естественного света даже для него, выглядываю в коридор, приоткрыв дверь. Ага, есть ещё один в дальнем от меня конце, спит, сидя на стуле. Буп…, тело дёрнулось, но практически не изменило позы…, спи дальше, бравый дневальный. Не торопясь проверяю остальные двери на этаже вдоль коридора. Ни одной закрытой, практически все помещения пусты. Ещё одна казарма…, Буп…, минус один. Всё, живых больше не наблюдается. Снова смотрю в коридор. В самой дальней стороне, которую я ещё не проверил, медленно открывается дверь, откуда натягивая штаны выходит ещё один бородач. Буп-Буп, приятного тебе было облегчения. Пробираюсь к той двери и внимательно осматриваю небольшой сортир на четыре кабинки, мало ли там кто спрятался. Этаж чист, можно двигаться дальше. Захожу в казарму, киваю головой Смиту. Бап, дёрнулся пистолет в его руке, храп сразу прекратился.


Вылезаем на улицу, идём за лестницей. Проход на второй этаж действительно закрыт, можно попробовать воспользоваться гранатой, но этого нам не надо. В темпе раскладываем лестницу и тихо, придерживая на верёвке, прислоняем её к открытому чердачному окну. Первым забирается Смит, я его страхую снизу. Интересно, у меня также тихо получится? Вроде как получилось, я осматриваю в ноктовизор длинный чердак с каким-то сваленным в кучи хламом. Особняк типовой, немного похож на магазин Мэри, только побольше размером. Стараясь не шуршать, мы проходим к лестнице, ведущий в коридор второго этажа. Смит идёт впереди, я крадусь за ним. Где находится спальня Аслана, мы знаем от наёмных убийц, как и примерное расположение остальных помещений в особняке. Они видели далеко не всё, но всё что видели, рассказали Смиту. Вот мы уже и у нужной двери, Смит показывает мне рукой, что он будет открывать дверь, а мне, соответственно, заходить внутрь. Хотелось бы взять хозяина живьём, и порасспросить его немножко на тему того, кто меня заказал и вообще, к чему весь этот цирк. При планировании я хотел закатить в спальню светошоковую гранату, нашлась ещё одна, последняя. Но Смит отговорил меня, ибо яркую вспышку могут заметить соседи, которые тут хоть и не особо близко располагаются, и тоже заборами отгородились, квартал, знаете ли такой, но тем не менее лучше не рисковать. Резко открывается дверь, я возникаю в приседании на одно колено в дверном проёме, направляя ствол пистолета-пулемёта внутрь комнаты. Успеваю глазом засечь, как быстро дёргается с места лежащий на большой кровати мужчина с пистолетом в руке, направляя его в мою сторону. Буп-Буп-Буп-Буп-Буп, длинная очередь бьёт его в шею и голову, он так и не успевает выстрелить, сваливаясь с кровати. Смит врывается в спальню, а я замечаю, как на кровати под одеялом что-то шевелится. Неужели баба? Смит резко сдёргивает одеяло и я действительно наблюдаю голое женское тело, в ужасе сжавшееся в комок. Мой напарник разрождается длинной фразой на испанском, девушка вроде как перестаёт судорожно жать голову в колени. Нас она может видеть, но очень плохо, в спальне светится тусклый неоновый ночник. Две чёрные тени, только что быстро и бесшумно убившие её мужчину. Какую ей ожидать от нас судьбу?


Смит показывает мне рукой, чтобы я вышел из спальни, выхожу в коридор, осторожно начинаю проверять остальные двери. Слышу, как он о чём-то быстро говорит с девушкой по-испански, я ничего не понимаю. Здесь многие двери оказываются закрытыми, в помещениях, куда я заглядывал, не нашлось ничего интересного. Большая комната отдыха с мягкими диванами и огромной плазменной панелью на стене. Колонки мощной стереосистемы, длинная полка с музыкальными и видеодисками. Кухня, два здоровых холодильника, забитых разными продуктами. Ещё одна большая комната, похожа на зал для совещаний, по центру большой овальный стол и многочисленные кресла вокруг него. На стенах висят чьи-то портреты, одни бородатые мужики. В следующей комнате, дверь в которую вела из зала совещаний, обнаружился кабинет, с открытым шикарным ноутбуком 'SONY' на небольшом столе и сейфом у стены. Пошарив в ящиках стола, обнаруживаю кучу каких-то бумаг, и большой револьвер с коротким стволом. Этого добра мне не надо. Включаю ноутбук, он загружается сразу, не требуя никаких паролей. Что у нас тут интересного на винте имеется…, так, куча игр, музыка, какие-то фильмы, явно Голливуд. Документов, карт и прочих полезных пользовательских данных нет. Ну да, этот компьютер по саванне не таскают, зачем его паролить, а вот все ценные данные на флешку и в сейф. Лично я бы именно так и поступал на месте Аслана. Снова выхожу в коридор, встречая там Смита.

— Нашел что интересного? — не понижая голоса спрашивает он меня.

— Разве что сейф в кабинете, ключей нет. Бук там ещё неплохой есть, можно взять, но он больно приметный будет, редкая дорогая модель.

— Ключи вот, — он достал из кармана большую связку ключей, — пока есть немного времени, можно тут покопаться, вдруг найдём что-то полезное для наших скорбных дел.

— Что с девкой, убил?

— Ты что, зачем? Только сонную артерию пережал, и связал на всякий случай, поваляется в отключке пару часов и будет жива — здорова. Она в нас твоих гостей сама опознала, так что это нам только на руку. Я даже сказал, что Аслан нам денег не заплатил за работу и убить хотел, что для неё явно не стало большим сюрпризом, а мы вот к нему за этими деньгами и пришли. Деньги есть в сейфе, совсем немного правда, всё на какой-то товар ушло, за которым завтра заказчик придёт, но ключей для сейфа недостаточно, нужен ещё код, а его она не знает, так что здесь облом.

Мы стали открывать закрытые двери. В одной обнаружился небольшой арсенал. Преимущественно там были хорошие знакомцы АКМ, но были автоматы и новых серий, несколько укороченные по сравнению с обычными 'калашами' АК-104. Была пара винтовок СВД и несколько пулемётов ПКМ, а так же американских крупняков М2. Также здесь были и американские стволы М4 и М16. Само собой и различных пистолетов изрядное количество, но ничего необычного. Несколько труб гранатомётов РПГ-7 и ящики с гранатами к ним. Большие залежи разнообразных патронов. Пока я рассматривал оружие, Смит заглянул в несколько соседних комнат и позвал меня за собой смотреть то, что он там нашел.

— Что это? — я смотрел в свете тактического фонаря на большую сумку, доверху наполненную полиэтиленовыми пакетами с белым порошком. Здесь же рядом лежали ещё четыре таких сумки.

— Это героин, — как бы между делом заметил Смит, — и его здесь почти двести кило. Что делать будем?

— Ого, и куда же его тут столько, всем жителям Порто-Франко на всю жизнь хватит, если они каждый день потреблять будут, и их внукам ещё останется. Планируешь оставить, нам-то он к чему?

— Оставлять нельзя ни при каких обстоятельствах, — Смит стал как-то слишком серьёзен, — в другое время можно было бы вызвать Патруль и разнести здесь всё по кирпичикам, но это не в наших интересах. И вообще сомневаюсь, что они сюда сейчас сунуться, это ведь получится борьба за справедливость, а не охрана правопорядка. За справедливость у нас тут Патрулю денег не заплатят, оклада, типа, достаточно, а вот получить пулю за лишнюю инициативу можно запросто. Я могу только догадываться, кому столько порошка здесь понадобилось, лучше бы я его и не видел вовсе.

— Давай с собой заберём, — как-то не уверенно предложил я…

— Хватай сумки, потащили в ванну, есть идея, — Смит застегнул сумку, с трудом взвалив её на плечо, по моим прикидкам там было не менее сорока килограмм.

Я потащил за ним следующую сумку, а потом подтаскивал и остальные. Смит аккуратно складывал пакеты с наркотиками в ванну, разрезая их ножом посередине с двух сторон и тонкой струйкой пускал воду, смывающую белый порошок в канализацию.

— Нам главное не надышаться самим этой гадости, а то тут сами и ляжем, — предупредил он меня, принимая очередную сумку.

— Интересно, куда вытекает здесь эта канализация? — задал я возникший у меня вопрос.

— Как куда, в море, естественно, тут очистных сооружений ещё не построили, несколько километров трубы по морскому дну и вся недолга. Море пока как-то справляется с потоком нечистот. Но близко к городу лучше не купаться, даже если захочешь рискнуть, по вполне понятным причинам. А вот рыбы тут от этого только больше стало.

— Представляю, что будет с этой рыбой, когда она весь этот героин схавает, она же на берег гулять пойдёт.

Не отрываясь от своего медитативного занятия, Смит громко рассмеялся.

— Вот завтра и посмотрим, что будет и кто куда пойдёт. Хотя на здешних рыб-то героин скорее всего вообще не подействует, они и без наркотиков все как одна больны на голову. А вот на тех, кто этого добра завтра не дождётся, подействует ещё как.


Целый час ушел на скармливание порошка канализации и последующую отмывку ванны горячей водой. Даже большую пачку стирального порошка засыпали, чтобы отбить запах наркотиков и прочистить стоки. Теперь будет сложно сказать, что здесь кто-то что-то такое делал. Затем Смит собрал пустые пакеты и уложил их в одну сумку. А эту сумку вместе с остальными запихнул в другую сумку, мол потом это с собой заберём. Пора было уходить, но я опять заглянул в арсенал, и найдя там ещё одну большую сумку набил её сколько мог патронами. Преимущественно 7,62Х39, явно из-за ленточки, включая бронебойные и трассеры, но и остальных калибров хватало, брал всё что может пригодиться так или иначе. Были бы ручные гранаты, их бы тоже прихватил, но тут их не нашлось, даже странно, наверняка здесь это не единственный арсенал, но нам некогда искать. И всё же уйти с пустыми руками я никак не могу. Да, я теперь реальный хомяк, во всём, что касается оружия и патронов, а что? Здесь даже нашлись аж пять сотен СП-5 к моему 'Валу', в виде запечатанного цинка, хотя оружия под такой калибр я тут не обнаружил. Смит сильно огорчил меня, сказав не брать стволы, мол приметными могут оказаться, хотя я и примерялся к одиноко стоящему 'Баррету' пятидесятого калибра. Не знаю, зачем он мне, но просто очень соблазнительно выглядел. Однако какой-то большой американский ночной прицел в коробке с причиндалами я всё же ухватил, не удержался. Зачем он чеченам? Обойдутся. А вот мне может и пригодится. Никому здесь не буду показывать, уберу пока у себя куда подальше. Смит тоже прихватил себе изрядное количество патронов, не оставлять же хорошее добро врагу. Ещё раз разочарованно вздохнув тому, что нельзя утащить ничего из оружия, несколько неплохих игрушек я себе бы взял, мы закрыли арсенал. Как будто тут нас и не было. Молчать, жаба ненасытная! Умом всё понимаю, что будь я сам на месте чеченцев, на всё своё оружие по номерам базу бы вёл. Ну и потому, за кем какой ствол записан тоже. Пропадёт где их человек, а ствол его вдруг всплывёт в оружейном магазине, вот и ниточки-зацепки появились. Потенциальная кровная месть от большой сплочённой группы — великая сила в здешних местах. Ох неспроста здешний оружейник русское оружие на витрину не кладёт, а трофеи так вообще в последнюю очередь достал, ох неспроста…


Мы выбрались из особняка тем же путём, как зашли в него, пригибаясь под тяжестью сумок с патронами. Я набрал не менее шестидесяти кило и еле-еле взобрался по шаткой лестнице на забор с большой сумкой на спине. Перед уходом мы постарались замести все возможные следы, которые так или иначе могут привести потенциальных сыщиков к нам двоим. Затем долго петляли на машине по кварталам, стараясь не пересекаться с маршрутами патрулей, которые Смит хорошо знал. После чего мы подъехали к задней двери магазина Мэри и перекинули награбленное добро в дом. Скинув с себя опостылевшую чужую одежду и протерев использованное оружие, его предполагалось вернуть тем, у кого взяли, мы загрузили в машину обоих связанных наёмных убийц, которым распутали только ноги. После чего Смит попросил меня пару суток не высовываться на улицу и держать включённым сотовый телефон. Затем мы крепко обнялись и он куда-то повёз наших пленников. Как он пообещал им и мне — выпускать пташек на свободу, предварительно поведав им, какую хорошую боевую операцию они провели сегодня ночью и что им за это будет, если они не успеют вовремя сбежать из города. Не уверен до конца, что он их реально отпустит, ну да не моё это теперь дело.

Я глубоко вздохнул ночной воздух полной грудью, и пошел отмываться в ванну. На востоке уже начало розоветь небо, оставалось чуть меньше часа темноты.


Девятый день | Чёрная полоса | Десятый день