home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Тринадцатый день, причём пятница

Как это ни странно, особо переживать по поводу своего участия в чужих играх у меня долго не получилось. Ну да, втянули, вернее — втравили самым наглым способом и что теперь? Застрелиться? Вот только я слишком долго буду думать, из какого пистолета в моей коллекции это лучше всего получится, и так ничего не решу в итоге. Ибо тут требуется ставить натурные эксперименты, а одна-единственная попытка меня совсем не устроит. Короче, ну его нафиг. Моя задача выжать из сложившейся ситуации по максимуму возможных благ для себя, любимого. А что, разве плохо так думать? Ведь если так прикинуть, поди всё по мирному варианту, устройся я где тихо и спокойно работать, что бы у меня к сегодняшнему дню было? Да ничего бы не было. Только то, с чем в мире оказался. И по вещам и по полезным навыкам. А теперь даже какой-никакой боевой опыт появился. Нет, сказать о том, что я стал воином, можно только из чувства очень глубокой лести. Выйди я против того же Смита, я бы не поставил бы и шелухи от семечек на себя самого. Короче, учится мне ещё и учится, как завещал тот самый вождь мирового пролетариата, стоя где-то рядом с революционным броневиком. Вот этой наукой и стоит стрясти с Джека и Смита компенсацию за погибших смертью храбрых нервных клеток моего мозга, пока я ещё не уплыл в дальние края за призрачной новой жизнью. А идея остаться в Порто-Франко как-то совсем не хочет приживаться у меня в голове.


Нынешний день начался как обычно. Хм, и надо же так было сказать — 'обычно', очень ведь даже необычно, Мэри сегодня с утра была в каком-то угаре, и выжала меня практически досуха. Уж не знаю, что у неё такое случилось, может мой вчерашний слишком задумчивый вид так повлиял? Я, естественно, про вчерашние события рассказал ей совершенно 'официальную версию'. Поверила мне она или нет, я так и не понял, умеет она быть скрытной, если захочет. Вечером она ко мне практически не приставала, зато оторвалась утром. Вернее — сначала это я захотел утром к ней пристать, но инициатива оказалась слишком хорошо наказуемой. Спасибо, что хоть ещё часок полежать дала перед завтраком.

После столь бурного утра на меня напала конкретная лень. Вроде бы и надо чем-то заняться, а не хочется. Могу просто лежать и смотреть в потолок, даже телевизор в первый раз в этом мире включить, но лень. Лениться, кстати, тоже быстро надоело, и я спустился в торговый зал, там хоть нескучно будет, поболтаю со своей подругой о жизни.


Наконец-то снова открылись орденские базы, и в городе сразу резко добавилось новых переселенцев. Базы открылись ещё вчера вечером, и сегодня можно было наблюдать, как столько разных людей, с самыми разными выражениями на лицах, разъезжали по Порто-Франко, пытаясь решить свои неожиданно образовавшиеся проблемы. Глядя на новых переселенцев, заходящих в магазин Мэри, я некоторое время думал, неужели почти две недели назад и я был таким? С таким же вот ошалелым взглядом, с такими же суетными действиями в попытке разобраться что к чему в этом Новом Мире. Не могу сказать, что я уже полностью стал похож на здешних долгожителей, и всё же, в последнее время, я уже не выгляжу в глазах местных жителей вот так, как эти новые переселенцы. Да и сам смотрю на них с некоторой долей снисхождения и улыбкой на лице вместе с искренним желанием помочь, как старший брат помогает младшему. Среди этих переселенцев попадаются крепкие мужики, в которых чувствуется серьёзная военная подготовка, и всё равно, несмотря на всю эту подготовку, они пока не чувствуют себя частью этого Нового Мира, а это прекрасно видно со стороны. Они пока не могут понять стиля здешней жизни, где 'цивилизация' и 'дикие земли' часто практически не разделяются друг от друга, даже если между ними стоит забор и серьёзный блокпост. Да и сам я почувствовал всё это, можно сказать, что только вчера.


Между этими раздумьями я активно работал продавцом-консультантом, стоя за прилавком. Большим спросом в магазине пользовались компьютерные диски с подготовленными местными специалистами картами и фотографиями местной флоры и фауны. Такие хорошие интерактивные справочники-энциклопедии, их бы на орденских базах продавать, вместо той самой 'Памятки переселенцу', которую я утратил ещё в поезде, так с ней и не ознакомившись. Активно раскупали и радиостанции, начиная от простейших уоки-токи, кончая навороченными автомобильными агрегатами. Наплыв покупателей был так велик, что Мэри одна не справлялась и мне пришлось постоянно помогать ей. Так что моя идея просто так поговорить за жизнь оказалась грубо разрушена силой обстоятельств.

Только ближе к вечеру мы решили сделать часовой перерыв и поднялись наверх, где нас ожидал достаточно неприятный сюрприз. Пока мы были в торговом зале, жилую часть и мастерскую кто-то посетил. Сразу стало понятно что там искали, бук наёмников я спрятал в сейфе, вместе с оружием и всем остальным самым ценным имуществом, докуда как раз эти 'посетители' и не добрались. Им бы тогда пришлось ломать крепкую металлическую дверь с хорошим замком, а шуметь они явно не собирались. Пропал только один нерабочий КПК, который лежал в разобранном состоянии в мастерской. В других же вещах же просто покопались, но ничего не взяли. Я быстро спрятал Мэри в кладовку, облачился в бронежилет и полчаса обыскивал весь дом с дробовиком в руках. Увы, 'посетители' прятаться и задерживаться не стали. Я разве что выяснил, как они проникли в дом. Задняя дверь была вскрыта отмычкой, и, видимо, пока нас активно отвлекали в торговом зале, кто-то спокойно поднялся по лестнице и так же вернулся обратно. Хорошо сработали, вот только на душе теперь сильно неспокойно. Что бы я теперь предпринял на их месте, не найдя искомого? Да всё просто и понятно, взял бы меня самого да хорошенько спросил. И вообще не понимаю, почему просто не предложить мне продать столь ценную вещь, раз она им так нужна? Неужели думают, что я сразу миллион запрошу или у них с деньгами напряг, но в это я просто не поверю. Вдруг я возьму и сразу соглашусь, заодно избавившись от лишних неприятностей? Пару раз ведь уже пытались меня убить… Так, хоть и не хочу этого делать, но придётся опять звонить Смиту.

— Это я, — весёлым голосом ответила телефонная трубка после десяти долгих гудков, — что у тебя опять случилось?

— Да так, опять гости заходили, — ответил я, ожидая услышать нотки удивлёния в его голосе.

— Знаю, — спокойно ответил Смит.

Я внутренне закипел, но сразу успокоил себя, решив, что ни к чему показывать свои чувства.

— И давно ты это знаешь? — ехидно переспросил его я.

— Часа три как. Ну, в общем, как ребята доложили, так и знаю.

— Что ж ты мне сразу не позвонил-то, гад, а?

— А зачем? Начал бы ты суетиться раньше срока, спугнул бы их наблюдателей ненароком. А так пока они смотрят за тобой, мы смотрим за ними, всем хорошо.

— И что мне теперь делать?

— Ничего не делать. В этот раз попробуем разобраться и без твоей помощи. Занимайтесь там своими делами как будто ничего не произошло. Завтра или я или Джек с тобой свяжемся, там тебе за вчерашнее кое-что причитается, да и просто поговорить надо, ты же сам этого вроде как хотел.

— Хотел, — я даже сразу мысленно успокоился, но на уровне чувств тревога никуда не исчезала, — может тебе есть что мне ещё сказать?

— Завтра скажу. А сейчас…, на всякий случай не прячь далеко пушку и никуда не ходи, ребята тебя прикрывают. Всё, отбой, — Смит выключил связь.


Двенадцатый день | Чёрная полоса | Четырнадцатый день