home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Шестнадцатый день

Долго поспать мне, естественно, не удалось. Можно было сказать, что только уснул, как уже меня кто-то усиленно тряс за плечи.

— А…, какого чёрта…

— Ну наконец-то ты соизволил проснуться…, — передо мной появилась довольная рожа Смита, — я уж думал тебя холодной водой поливать придётся.

— От тебя, подлеца, любую гадость можно ожидать, — я ещё воспринимал окружающую реальность как какой-то кошмарный сон и ужасно не хотел окончательно просыпаться.

— Вставай, вставай, нам уже пора ехать, — он снова хотел меня потрясти, но я вывернулся.

— Джек говорил, что у нас есть два дня на подготовку…, — что-то я промямлил, вспоминая.

— Да, сегодня нам и нужно подготовиться конкретно уже на месте, вечером будет встреча с 'дорогими людьми'.

— Что же вы сразу не сказали, гады, — сон из меня постепенно улетучился, осталась лишь большая вялость во всём теле.

— Думали ты и сам догадаешься. Кстати, неужели работает? — Смит окинул взглядом стол, заставленный радиоаппаратурой.

— Работает, только под утро успел закончить.

— Спасибо тебе, дружище, я на такой подарок от тебя даже и не мог рассчитывать. Джек не зря в тебя верил.

— А если бы я не сделал, что бы было?

— Обошлись как-либо и без всего этого, чай не в первый раз, правда тогда риск существенно возрос бы, всё же не с простыми хулиганами идём силой мерятся.

В этот момент в мастерскую вошел Джек вместе с Мэри. Та выглядела сильно недовольно, но по своему обыкновению молчала. В общем, я её понимаю, сегодня практически предпоследний последний день, когда мы можем быть вместе, послезавтра вечером, если всё пойдёт хорошо, я должен отплыть в сторону русских земель. А тут ещё это наше рисковое дело намечается…

Джек внимательно осмотрел сделанную мной конструкцию, и перекинулся взглядами со Смитом.

— Проверять будете? — спросил я его.

— Давай проверим, что тут у тебя получилось, — Джек всё также задумчиво смотрел на аппаратуру.

Я встал и пошел включать свою конструкцию в сеть, выдав Смиту и Джеку две своих оставшихся военных радиостанции. Усилители большой мощности, естественно, я подключать не стал, да и вместо штатных антенн были подключены короткие проволочные штыри.

— Вот теперь попробуйте связаться друг с другом, — сказал я им, когда, наконец, загрузился ноутбук с программой, — в радиусе около ста метров вся коротковолновая голосовая радиосвязь задавлена. Если можете работать морзянкой — ваше счастье.

Они вышли из комнаты и через десять минут вернулись обратно очень довольные.

— А на каком расстоянии всё это будет работать, если подключить остальное? — Джек смотрел на меня с большим уважением во взгляде.

— В зависимости от места расположения антенн, пять-десять километров покроет. Но только не сильно рассчитывайте на эту штуку впоследствии, она далеко не универсальна. Хорошо подойдёт только под нашу конкретную задачу и имеющуюся у противника технику.

— И то хлеб, сколько мы тебе за всё это хозяйство должны?

— Двадцать одну тысячу, если брать только по цене того, что я купил.

— Хм, — Джек несколько задумался, — я думал, заметно дороже обойдётся. Если брать стоимость подобной техники даже по ценам Старой Земли, просто несравнимо получается.

С этими словами он выдал мне две перевязанных резинками колоды местных денег и ещё отделил половину от третьей.

— Тут даже несколько больше, чем ты потратил, если на месте всё пройдёт хорошо, я тебе ещё добавлю или трофеями рассчитаемся.

— Договорились. Хотя это и неправильно делить шкуру не убитого медведя, может плохо кончится. Правда опять-таки повторюсь, это не универсальная военная система, а грубая любительская поделка под одну задачу.

— Посмотрим, как она себя в деле покажет, тогда и разговор будет.


Пока Смит с Джеком грузили аппаратуру, я собрался в дорогу. Старался брать только то, что может реально пригодиться и не набрать много лишнего. Однако мой груз всё равно оказался весьма тяжел, так как такие сборы тут обычно проходят под девизами — 'мало ли что в жизни случиться может' и 'оружия много не бывает'. Все имеющиеся у меня наличные деньги я отдал Мэри, так что если вдруг со мной что-то случится, ей от них будет хоть какая-то польза, понимаю, живого человека никакие деньги не заменят, но тем не менее. Мэри, естественно, не захотела брать у меня этих денег, но я её уговорил, с основным аргументом, что это такая хорошая русская примета, мол — 'я обязательно вернусь к ней за своими деньгами, что бы там не произошло'. Сильно неуверен, что сумел её убедить, но деньги она всё-таки взяла. Когда сборы были закончены мы все быстро позавтракали, и отправились в дорогу на джипе Джека, Смит свою машину в этот раз не брал. На выезде из города, ведущего в сторону баз Ордена, а совсем не наоборот, в сторону 'западной дороги', как по идее должно было быть, наша колонна увеличилась ещё на две патрульных машины, с полным комплектом людей в салонах, среди которых я узнал француза Виктора за рулём одной из машин. Его приятеля Рея я не наблюдал, не исключено, что он был занят слежкой за бандитами, на встречу с которыми мы сейчас едем.


Дорогу до места я откровенно проспал, будучи зажат на заднем сидении баулами со снарягой. Смит опять грубо растолкал меня, когда потребовалось моё деятельное участие по монтажу радиооборудования в одну из отрытых позавчера ячеек примерно в километре с небольшим хвостиком от низины на вершине холма. Здесь были сделаны сразу две расположенные рядом ячейки, в одну я установил свою конструкцию, а вторую будет занимать Смит. Когда же нам потребуется активно действовать, он поднимет стойку с антеннами из ячейки и включит усилители сигнала, потянув за верёвку. Вооружен Смит в этот раз был куда серьёзнее, чем обычно, мощной 'антиматериальной' винтовкой фирмы 'Баррет' пятидесятого калибра с большим плоским дульным тормозом. Именно к такой вот внушительной 'штуке' я примерялся в чеченском арсенале, но именно Смит тогда растоптал все мои частнособственнические устремления. Впрочем, я и так еле-еле дотащил всё то, что я там набрал, даже снайперские патроны под такую вот винтовку до кучи оприходовал.

— Чур, если попадётся такая 'игрушка' в трофеях, её мне оставьте пожалуйста.

Я взял в руки тяжелый ствол, примеряясь к его весу. Хотя сам понимаю, что это у меня просто блажь, однако ничего с собой не могу поделать, хочу и всё тут. У самого куча самого разного оружия, а мне всё мало и мало. Это наверное особая форма болезни, 'воспаление жадности' называется. А вот нарваться на хорошее и эффективное лекарство от неё в виде вражеской пули, мне совсем как-то не хочется. И, тем не менее, именно я буду на самом переднем крае, потому я считал для себя возможным сейчас немного понаглеть, пока ещё ничего не началось.

— Если сегодня у нас всё получится так, как мы задумываем, — усмехнулся мне Смит, — я тебе её просто так подарю, благо у меня ещё одна есть. Да и патронов щедро отсыплю для тренировки, чтоб ты себе всё прикладом отбил.

— Запасливый ты, братец-кролик, ловлю тебя на слове, дружище. А за меня не беспокойся, не первый год приклад ласкаю. Короче, принимай работу, у меня всё готово.

Я показал Смиту что надо делать для того, чтобы поднять антенны и включить систему глушения радиосвязи. Затем облачился в свой бронежилет и шлем, водрузил на себя рюкзак и отправился пешком к своей позиции, занимать одну из отрытых нор, какая покажется мне удобнее.


Едва я откинул маскировочную сеть в своё будущее убежище, как на меня оттуда стремительно пригнуло что рыжее. Непроизвольно упав вбок я выхватил из кобуры пистолет, но так и не успел выстрелить, неизвестное мне длинное существо бросилось вниз по склону часто петляя в невысокой жухлой траве. Присмотревшись к нему внимательнее, я определил его как большую многоножку, длиной около полуметра. Никогда раньше таких больших насекомых не видел. Не удивлюсь, что трогать руками эту гадость крайне не рекомендуется, тварь запросто может быть ядовитой. Посветив внутрь норы фонариком, я обнаружил там ещё одну такую же гадость, свёрнутую в мохнатый клубок. Кое-как стволом автомата я подцепил её и выбросил вслед за первой. 'Фуух, ну надо же как успел напугаться', — про себя думал я, залезая и устраиваясь в норе, успокаивая при этом свои трясущиеся руки. Людей с оружием уже не так боюсь, как всяких местных тварей. Обустроившись и хорошо замаскировавшись, я проверил своё оружие и заодно опробовал связь с остальными бойцами нашей группы, промерил дальномером точное расстояние до нескольких ориентиров в низине и опять пристроился немного поспать, несмотря на жару и своё полное обмундирование, которое совсем не добавляло прохлады. Всё же выдохся я за эту ночку геройского трудового порыва.


В этот раз я проснулся сам от едва слышимого шума мотора. Даже не просто шума, а кого-то высокочастотного звона что ли. Не поднимая маскировочной сети, я попробовал оглядеть, что происходит внизу. Пока там никого не было, однако я заметил, как что-то быстро промелькнуло вверху, пройдя практически в нескольких метрах над моей лёжкой с характерным тихим звоном двигателя небольшой авиамодели. Если бы самолётик пролетел немного дальше от меня, то его уже было бы сложно услышать. 'Вот это да, тут оказывается, разведывательные БПЛА уже применяют' — про себя подумал я, забиваясь подальше в нору. Если они что-то заметят, то здесь точно не остановятся, уйдут на запасную позицию, в существовании которой можно не сомневаться, или вовсе отменят свою операцию в этом месте. Тогда и наша операция пойдёт по второму варианту, но в этом случае мне лично ничего интересного не обломится, но и риска тоже не будет, что существенный плюс. Хотя, с другой стороны, с чего-то я тут напрасно разволновался, нормальной оптики у видеокамеры на такой маленькой 'птичке' нет, так что хрен там что-то будет видно на экране оператора. Тут надо знать, что и где искать, чтобы что-то найти, а так, при осмотре сверху ничего не увидишь, трава и трава. Маскировались мы со знанием дела, хотя и не рассчитывали на воздушную разведку, и всё равно пусть смотрят, здесь совсем никого нет, об отсутствии следов мы позаботились изначально, даже на машинах заезжали по чьим-то старым следам. Вскоре звук мотора авиамодели стих, зато появился автомобильный. Вниз в распадок быстро на скорости съехала пулемётная багги с длинной антенной радиостанции сверху, покрутилась там некоторое время и остановилась около большого куста. Затем послышался шум большой колонны автомобилей. Один за другим вниз съезжали разнообразные грузовики, джипы, ещё несколько багги с пулемётами. Я насчитал семнадцать машин, практически все они были вооружены пулемётами на турелях, даже грузовики. Серьёзная команда, пожаловала, аж страшно высовываться. Просто сметут лавиной огня из всех имеющихся у них стволов, имени-фамилии не спросят. Но шанс у нас есть…, если они вдруг ненадолго расслабятся, почувствовав себя в относительной безопасности. Нельзя же постоянно быть на стрёме, ведь никаких нервов не хватит. Однако те ребята своё дело знали хорошо. Недолго постояв внизу, на соседние холмы, где имелись удобные для наблюдения за округой точки, выдвинулись две багги. Мы примерно предполагали, где они будут стоять, так что там их достанут наши люди, когда нам будет нужно. Затем народ внизу стал суетиться, натягивать маскировочные сети над машинами, часть народа таскала различное оружие в два грузовика, с тентованными кузовами, потом в эти же грузовики запрыгнули около двадцати человек, и они поехали в сторону 'западной дороги' под прикрытием одной пулемётной багги. Как мы изначально и предполагали, часть наёмников будут сразу устраиваться на своих огневых позициях, которые они подготовили явно заранее, а часть останется в основном лагере. Я насчитал внизу около тридцати человек из тех, кто остался, впрочем, я мог видеть далеко не всех, может кто-то остался в машинах.

Натянув маскировочные сети, часть оставшихся в лагере людей стали ставить походные палатки. Действительно, ночевать в машине далеко не самое удобное дело. Я бы сейчас с большим удовольствием пристроился бы в подобной палатке, а не сидел бы в своей узкой под землёй. От дневной жары я весь успел обчесаться, вернее стоически мысленно давить зуд, гуляющий по всему моему телу. Ибо если начну чесаться, то потом трудно будет остановиться, отвлекающий рефлекс, однако.

Я старался получше разглядеть суетящихся внизу людей, чтобы выбрать подходящий момент для первого выстрела. Именно я должен подать команду к открытию огня, так как лучше всех видел происходящее в лагере врага. И если я успею быстро поразить хотя бы нескольких человек, до тех пор, пока наёмники и бандиты опомнятся, это будет большой успех. Однако долгое время этот подходящий момент так и не наступал, слишком мало я видел одновременно людей, многие из них были около машин, а там я совсем не уверен, что смогу их достать. Всё же у меня не бронебойные патроны, а обычные. И если кто-то успеет добраться до пулемёта, раньше, чем я его сниму, могут быть потери с нашей стороны, а такого расклада нам не надо. Нас слишком мало, следовательно требуется бить только наверняка и без какой-либо суеты.


Солнце уже заметно склонилось к горизонту, когда я снова услышал шум моторов. Это возвращались в лагерь те машины, что отвозили наёмников на позиции. Оно понятно, если вдруг дорогу перед проходом важного конвоя будут осматривать с воздуха, то ничего подозрительного не заметят. А пара грузовиков недалеко от подходящего для засады места, запросто вызовут подозрение. В том, что воздушный осмотр будет, я нисколько не сомневался, впрочем, бандиты тоже всяко были в курсе, а потому старались лишний не демаскировать себя. Вот когда подтянется по дороге конвой, и наблюдатели в нужный момент подадут сигнал, несколько машин отправятся к засаде для поддержки оставшихся там бойцов, чтобы своевременно вступить в бой.

Грузовики съехали вниз, встав около остальной техники, из кабин попрыгали водители, один из которых сразу полез в кузов своей машины и выволок оттуда сопротивляющуюся девушку в коротком белом платье. Я открыл оптический прицел и рассмотрел её более внимательно не поднимая маскировочной сетки. Совсем ещё детское лицо, длинные светлые волосы, платье местами имеет следы то ли грязи то ли крови, руки стянуты блестящими наручниками спереди. У меня даже защемило сердце, уж очень она похожа на мою дочь, оставшуюся в Старом Мире, только чуть постарше с виду. Бандит пару раз несильно ударил девушку по лицу и поволок в сторону стоящих палаток. Та продолжила сопротивляться и упала на землю, за что получила несколько ударов ногой по бокам и спине. Девушка громко закричала, её крик был хорошо слышен даже мне, в двухстах метрах от места событий. Всё это вызвало оживление в бандитском лагере, люди дружно повылезали из машин и палаток, чтобы посмотреть на происходящее действо. Группа бандитов собралась в большой круг вокруг несчастной жертвы, которую так же периодически пинал ногами всё тот же бандит. Из большого грузовика с несколькими антеннами на крыше кунга, выпрыгнул и пошел в сторону развлекающихся чужими страданиями сволочей ещё один бандит, едва взглянув в прицел на лицо которого, у меня по спине пробежали мурашки. Такая особая смертоносная сила в нём ощущалась, что пробирала меня даже на приличном расстоянии. Не иначе именно этот человек командует всем этим сбродом, и возникшая ситуация ему очень не нравится. Его рука как бы сама собой уже находилась около пистолета в кобуре, а взгляд был направлен не на своих бойцов, а на лежащую девушку. Я, кажется, понял, что сейчас вот-вот произойдёт, и моё сердце сжалось в груди ещё сильнее, чем при первом взгляде на девушку.


— Работаем, — сказал я в эфир одно-единственное слово, запускающее все заранее согласованные действия нашей команды и потянул спусковой крючок.

В самый последний момент 'командир' что-то успевает почувствовать, он резко падает в сторону, уходя в перекат, и моя пуля, предназначенная его голове, бьёт в землю. Не останавливаясь на нём, я мгновенно переношу огонь на других бандитов, которые изначально показались мне самыми опасными, кто не убирал оружия из своих рук и выглядели наиболее внимательными, начиная с самых дальних стоящих около расставленных палаток, а затем, тех, что были около машин. Стреляю как по мишеням-бутылкам на стрельбище в 'долине скелетов', не видя при этом людей, а видя те самые бутылки на их месте. Тело работает само, я просто смотрю на происходящее внизу одним глазом в прицел, а другим так. Картинка восприятия на мгновение потеряла объём, став плоской и контрастной. Только после моего восьмого выстрела до основного состава банды дошло, что что-то происходит совсем не так, как должно было быть, и это вызвало некоторое движение. В этот самый момент дружно ударили выстрелы со стороны холмов, и я заметил, как ещё двое бандитов были резко отброшены ударами крупнокалиберных пуль. Эти выстрелы вызвали куда более явную реакцию среди бандитов, они стали действовать наиболее правильным способом, быстро перемещаясь рваными движениями в сторону возможных укрытий, чтобы уйти от снайперского огня. Но тем не менее ещё троих я успел насадить на пулю, прежде чем в нашу сторону ударили частые автоматные очереди из-за стоящих машин. Я едва заметил, как в одном грузовике к крупнокалиберному пулемёту встал боец, резко направляя ствол в мою сторону. Первая пуля ушла мимо, отрикошетив со вспышкой искр от щитка пулемёта, зато вторая вошла в его шею, едва не оторвав голову, которая повисла на перебитой шее на лоскутке плоти. Брызнул фонтан крови из разорванных артерий.

Наблюдаю чью-то задницу, торчащую из-за другого грузовика. Бью по ней два раза и меняю магазин на полный, хотя в первом ещё осталось несколько патрон. Ещё один пулемётчик успел выпустить куда-то вверх короткую очередь прежде чем я поймал его голову в свой прицел. Один из стоящих с краю джипов резко рванул с места, сдёргивая маскировочную сеть сразу с кучи остальных машин, но резко встал, едва не перевернувшись в крутом вираже, так и не проехав десяти метров, намотав сеть себе на колесо. Я послал две пули в водителя, которого мельком увидел через боковое стекло. Судя по тому, что этот джип больше не сдвинулся с места, я его таки зацепил. Ещё два бандита укрылись около машин и стреляют куда-то в сторону. Вижу только их ноги, но и это подходящая цель. После того, как я по ним отстрелялся, переношу огонь в сторону палаток, там наблюдаю ещё двоих. Одного убил сразу, попав в голову, второй успел переместиться и получил тяжелую пулю в свою винтовку, которую выбило силой удара из его рук. Он резко прыгнул за палатку, уходя из зоны моей видимости, но я выстрелил ещё четыре раза, примерно прикидывая то место, где он может находиться. 'Что за…', — едва успеваю заметить резкое движение в стороне от основного скопления бандитов, резко перекидывая прицел в сторону и полсекунды вижу лицо того самого 'командира', смотрящего прямо на меня через прицел своей винтовки, её ствол задрался чуть выше… Мы выстрелили практически одновременно, я послал ему пулю в лоб, а он ударил по мне из подствольника. Я даже успел различить мгновение, как граната вылетела из его подствольника, устремившись в мою сторону, прежде чем хлопнул близкий взрыв и последовал удар в голову, после чего я на какое-то время потерял сознание.


Когда я пришел в себя, выстрелы уже стихли, но ещё явно не всё кончилось. Моя левая рука была вся в крови, но боли я практически не чувствовал, разве что с головой было что-то не так, хотя, с другой стороны, жив же и всё понимаю, значит ничего страшного, пройдёт со временем. С большим трудом стянув с руки порванную перчатку, я обнаружил на тыльной стороне кисти длинный кровоточащий порез от осколка. Облизав его языком, кое-как стянул края раны куском пластыря, лежавшего на всякий подобный случай в верхнем кармане разгрузки, после чего поднял свой автомат, вставив полный магазин и снова стал осматривать в прицел низину на предмет проявления вражеской активности. Однако её не было, разве что в различных позах то тут, то там валялись убитые. Я заметил небольшое шевеление и разглядел ту самую девушку, которая так и лежала в том же самом месте, где её бил бандит. Он тоже лежал в паре метрах от неё с дыркой в голове, я его заземлил одним из первых, хотя, по идее, это было и неправильно.

— Я выхожу посмотреть, — сказал я в эфир, — прикройте меня, если кто слышит.

— Не надо этого делать, Алекс, — пробиваясь через отдельные помехи отозвалась рация, — мы уже успели тебя похоронить десять минут назад, не хочется повторить.

— Значит и дальше не судьба вам погулять на моих похоронах, я уже пошел, просто прикройте меня со своих позиций.

Я еле-еле выполз из своей норы и шатаясь при ходьбе побрёл вниз. Приложило в голову меня знатно, не было бы на мне шлема, был бы сейчас трупом. Вовремя же его приобрёл, не поскупился…

— Бросайте оружие и выходите с поднятыми руками, — громко крикнул я по-английски в пустоту, когда спустился вниз, одновременно активируя рацию, чтобы слышали наши люди. — Лагерь простреливается со всех сторон снайперами, если кто-то хочет остаться в живых, быстро поднимайте руки и выходите, чтобы я вас видел.

Пару минут ничего не происходило. Затем из-за одной машины вылетела и упала на землю винтовка и сначала показались две руки, а только потом совсем молодой их обладатель.

— Медленно иди сюда, — сказал я ему, — не доходя до меня пяти метров, поворачивайся ко мне спиной, становись на колени и закладывай руки на затылок.

Молодой парень с полной обречённостью во взгляде выполнил все мои приказы, каждую секунду ожидая выстрела. Но я старался зря не провоцировать его, так же как и кого-то ещё, кто мог за нами наблюдать из своих укрытий. Я внешне расслабленно поглядывал по сторонам, отпустив свой автомат на ремень. Впрочем, моя правая рука была около кобуры с 'Наганом'.

— Если никто больше не собирается сдаваться, через десять минут сюда подъедет взвод солдат Патруля для проведения полной зачистки под прикрытием наших стрелков, у вас нет никаких шансов. Ещё желающие жить имеются? — снова крикнул я в пустоту.

Вскоре показались ещё двое крепких бандитов с поднятыми руками, которые понуро пошли и встали на колени рядом с первым парнем. Вдруг я что-то замечаю боковым зрением, резко приседая и заваливаясь на землю, рывком выхватываю 'Наган' из кобуры и три раза стреляю на рефлексе в подозрительную сторону. Там падает ещё один бандит, явно собиравшийся подстрелить меня из своей винтовки, успев выпустить короткую очередь в воздух непосредственно над моей головой, прежде чем получить пулю от меня. Лучше бы он из пистолета стрелял, тогда бы точно успел, расстояние чуть больше десяти метров было, сложно промахнуться. Не сообразил вовремя, дурень, за что и поплатился. А может быть он просто пистолетом плохо владел, теперь не и узнать, другое дело, если бы пистолет обронил где, но кобура-то у него совсем не пустая. Опять мне реально повезло. Хотя с другой стороны, я-то в шлеме и бронежилете, обычная пистолетная пуля меня может и не взять…

Стоящие на коленях пленные вжимают головы в плечи, ожидая выстрелов в свои спины, но я совершенно не тороплюсь их убивать, считая, что таким образом даю хороший знак тем, кто ещё только думает о сдаче. Не стреляют и наши снайперы, явно наблюдая в оптику за моими совершенно глупыми и напрасными, по их мнению, действиями. Всё это даёт свои плоды, и вскоре к сдавшимся присоединяются ещё четверо, вылезших из-под машин. Среди них нет ни одного раненного, а если те и остались тут где-то лежать, то это уже не моя забота будет. Постояв ещё минут пять, я снова активировал рацию:

— Можно подъезжать паковать груз, у меня, кажется, всё.

Я сам уже немного расслабился, но продолжал держать своё внимание не только на пленниках, но и посматривать по сторонам, не убирая в кобуру свой раритетный револьвер с длинным стволом. Солнце вот-вот скроется за горизонтом и быстро наступит чернильная темнота юга, вернее солнце уже скрылось за высокими холмами, однако ещё у нас было чуть более получаса слабеющего дневного света. Дальше придётся пользоваться ноктовизорами или фонарями, а это очень сильно сужает возможность обзора и повышает риск нарваться на пулю от спрятавшегося врага.


Через десять минут подъехала машина с четырьмя бойцами под командованием Джека, которые быстро связали руки пленным, а также привязали их друг к другу на всякий случай. Потом разбившись на две пары, бойцы стали быстро прочёсывать бандитский лагерь. Послышалось несколько пистолетных хлопков, похоже просто добивали раненых или производили контроль. Я тем временем пошел осмотреть сидящую и смотрящую на меня во все свои огромные синие глаза девушку. Пошарив по карманам у трупа её мучителя, я разжился ключами к её наручникам и наконец освободил ей руки, положив наручники и ключи от них в карман своей разгрузки. Осмотрев девушку внимательнее, я окончательно уверился в том, что она ещё совсем ребёнок, лет пятнадцати не больше, хотя её женская фигура уже практически сформировалась, даже грудь имеет весьма явные выделяющиеся формы. Спасённая мной девушка уж очень похожа лицом на мою родную дочь, та тоже станет такой же красавицей всего через несколько лет, как жалко, что я её больше никогда не увижу. Сильно сомневаюсь, что нам суждено встретиться здесь, на Новой Земле. Взяв трясущуюся всем телом девушку за руку, я отвёл её к машине Джека и посадил в салон на заднее сидение, закрыв дверь. Говорить с ней мне пока как-то не хотелось, да и вообще на душе было погано. Вроде как всё прошло по нашему плану и я уже не выворачиваюсь наизнанку при виде свежих трупов, как и не испытываю моральных терзаний по поводу убитых мною людей, но всё равно мне плохо. Есть чувство чего-то нереального или неправильного. Чтобы избавится от таких мыслей, я пошел собирать трофеи. Может хоть они как-то обрадуют меня.


Первым я осмотрел 'командира', угостившего меня гранатой. Ведь наверняка, гад, не видел меня, иначе бы просто очередью продырявил, бил-то практически наугад. Вот бы и мне иметь такое же чутьё как было у него, чтобы так чувствовать смертельную опасность и точно определять спрятавшегося врага. Он же меня едва не ухлопал, пройди граната чуть ниже, влетела бы она мне прямо в лицо, тогда бы вообще ничего не помогло, ни шлем ни бронежилет ни какое особое везенье. Я подобрал его оружие, которое оказалось красивой немецкой винтовкой G-36 с подствольным гранатомётом. В его разгрузке нашлись четыре гранаты для него, а так же пять полных прозрачных магазинов. Также он одарил меня двумя пистолетами, один классический М1911 Кольт и ещё один совсем маленький пистолетик для скрытого ношения в наплечной кобуре, который я не особо разглядел сразу. Рацию хорошо знакомого мне типа и гарнитуру к ней, естественно, сразу прибрал к рукам, если уж обирать труп, то стоит брать всё более-менее ценное. Выкладывая все добытые ценности на землю, я задумался, куда я всё это буду складывать. Нужен какой-либо мешок или сумка. С собой я, естественно, ничего такого не взял. Ладно, пойду немного пошарюсь по машинам, благо мне как раз надо себе что- то выбрать, раз кое-кто обещал. Так, откуда этот 'командир' вылез, начинаю вспоминать самое начало боя, так, вон тот здоровый грузовик с КУНГом, кажется. (КУНГ — кузов универсальный нулевого габарита) Подхожу ближе, осматриваю машину. Немного смахивает на короткую грузовую фуру, шесть колёс, высокая подвеска, большой бак для топлива, мерседесовский значок на капоте. Я таких грузовиков раньше не видел, что-то явно нестандартное, по конструкции шасси он немного похож на наш 'Урал', однако кабина высокая как у 'КАМАЗ-а'. По кабине можно сказать, что это мерседесовский 'Актрос' в какой-то специальной модификации. Двери достаточно лёгкие, обычные, внутреннего бронирования нет. Хоть машина явно военная, однако не предназначенная для того, чтобы попадать на ней под обстрел. Залезаю в кабину. Да, это действительно совсем не наш 'Урал' или 'КАМАЗ' по уровню комфорта для водителя и пассажиров, хотя машина и сделана для армии. Вот за что я уважаю немцев, так это за продуманность всей конструкции и искренней заботе о тех, кто будет пользоваться их техникой. Здесь даже кондиционер имеется. Сверху кабины есть открытый люк и установлен пулемёт М2 на подвижной турели, правда добираться пулемётчику до него из кабины не очень удобно. Судя по всему, эта доработка не была изначально предусмотрена при проектировании машины, а добавлена уже в готовый проект по требованию заказчика — 'что б было'. Но, несмотря ни на что, пулемёт — это очень хорошо, особенно такой хороший американский крупнокалиберный пулемёт, неважно что старый и тяжелый, всё равно на машине едет, жалко они запрещены для использования гражданскими лицами, для этого надо приобретать конвойную лицензию охраны, платить приличные взносы и заниматься прочей бюрократией. Попробую узнать у Джека, с моим статусом 'внештатного сотрудника патруля' можно ли иметь такое оружие. Ещё раз внимательно осмотрев кабину, выбираюсь наружу, иду смотреть что хорошего есть в кузове.

Оп-па, всё, я серьёзно попал. Это же ремонтная машина для поддержки техники, в КУНГе размещена настоящая небольшая мастерская. Даже малогабаритный универсальный металлообрабатывающий станок от 'Сименса' стоит. Он специально для таких вот 'передвижных мастерских' предназначен, слишком большие детали на нём не обработаешь, но этого и не требуется. Компоновка КУНГа сделана весьма качественно, станок не занимает много места, в наличии длинный складывающийся рабочий стол, имеются несколько больших инструментальных шкафов, висящих на стенах, две откидывающиеся кушетки, стойка с радиоаппаратурой, состоящей из двух различных радиостанций уже известной мне фирмы 'Харрис' на разные диапазоны и пары усилителей мощности сигнала. В стойке оставалось свободное место и можно вписать что-то ещё при желании и необходимости. Короче, о таком варианте автомобиля для себя я даже и подумать не мог, думая прежде о всяких там 'Хамви', как пределе моих мечтаний в самом лучшем случае. Впрочем, я даже не могу подумать, сколько здесь такая машина должна стоить, кирпичный дом всяко дешевле получится, но дом с места не сдвинешь. Тут ведь можно ещё поставить всю необходимую аппаратуру для ремонта компьютеров и электроники, и кататься по большим и малым городам Новой Земли в виде передвижной мастерской. Серьёзный бизнес получится, и сидеть на одном месте не потребуется. Именно то, что мне надо, однако. Пойду, озадачу Джека своим выбором, пока он меня чем-то ещё не запряг.

Вытащив из ближнего к выходной двери шкафа, плотно занятого военной амуницией и оружием большую сумку, я выпрыгнул наружу. Потом вернусь, внимательно переберу всё то, что там находится, больно много всего интересного. Моё настроение стремительно улучшалось.


— Я погляжу, ты уже подобрал себе транспорт, раз такой довольный? — Джек внимательно осмотрел меня со всех сторон, явно что-то выискивая.

— Да, ответил я ему, у меня тут, похоже, случилась 'любовь с первого взгляда', не просто машина, а передвижная мастерская. Кстати, что ты меня так пристально разглядываешь?

— Ты бы на себя, Алекс, в зеркало бы посмотрел, много чего интересного увидел бы.

— Вот ещё, я не женщина, чтобы в зеркала на себя любоваться, — недовольно фыркнул я.

— Ты хоть шлем свой сними, посмотри на него сверху.

Я снял шлем и чуть было не сел на землю после взгляда на него. Вся верхняя поверхность была хорошо покоцана мелкими осколками гранаты, обтягивающая маскировочная ткань была конкретно разлохмачена.

— На спине у тебя тоже пара рваных дыр имеется, — заметил Джек, — скажи спасибо тому, кто тебе этот шлем посоветовал, у него очень хорошая система гашения удара, иначе бы ты шею сломал при ударе осколков гранаты. И вообще, ты полный идиот, Алекс, понимаешь? Зачем зря раньше времени подставился, не мог совсем немного подождать с началом веселухи? Мы бы первые ударили сверху, тебя бы вообще не заметили после этого.

— Не мог я так поступить, извини. Та девушка на мою дочку сильно похожа, а её бы, скорее всего, пристрелили, если бы я чуть-чуть задержался, — я отмахнулся от отповеди Джека, — не мог я иначе, понимаешь?

— Не хочу тебя расстраивать, Алекс, но у тебя с ней могут возникнуть некоторые проблемы… — Джек несколько замялся, глядя в сторону от меня.

— Какие такие проблемы, если не секрет? Жива, руки ноги на месте, синяки и ссадины быстро заживут. Разве что небольшая психологическая реабилитация потребуется. Брать её замуж я не собираюсь, слишком молодая ещё.

Джек опять немного помялся и посмотрел на меня прямо.

— Тут такое дело…, она явно несовершеннолетняя, и если у неё не найдётся здесь живых родственников, что вполне вероятно, то ты, как её непосредственный спаситель, станешь её опекуном, типа приёмного отца. Традиция такая. Можешь, конечно, отказаться, особенно, если она сама откажется от тебя, но это будет очень неприличным поступком с твоей стороны.

— Ерунда, справлюсь, — я отмахнулся от этого вопроса, — деньги у меня есть, остальное решаемо. Ты мне вот что скажи, могу ли я со своим нынешним статусом официально владеть крупнокалиберными пулемётами?

— Владеть — сколько угодно, — Джек немного усмехнулся, — а вот пользоваться открыто…, с этим уже сложнее. Ладно, сделаю я тебе специальное разрешение, правда действовать оно будет далеко не везде, только на территориях Ордена и в здешней Америке, с ними у нас есть договор, ты это потом обязательно учти, чтобы не нарваться на неприятности.

— Ну и то хорошо, — я облегчённо вздохнул, — хоть что-то просто решить можно.

— Да, завтра ещё нам надо будет заехать в банк, оформить премии за убитых бандитов, они хоть и не у дороги были нами взяты, но на них имеются материалы, доказывающие их участие в дорожном разбое и нападении на поезд. Плюс на тебя ещё один особенный скальп записать надо.

— Спасибо за заботу, Джек, что б я без тебя делал, — сказал я с лёгкой ухмылкой, — деньги лишними не бывают.

— Это ещё не всё, — он одобрительно хлопнул меня по плечу, — тебе ещё за пленных кое-что причитаться будет. Я даже не думал, что ты такую дурость отмочишь — бандитов в плен брать.

— А что разве не надо было, — я был серьёзно удивлён такому раскладу, — типа вам лишняя информация стала совсем не нужна, и допрашивать уже никого не надо?

— Тебе в очередной раз сильно повезло. Обычно таких как они стреляют сразу, так безопаснее. И потом, у нас тут тюрем нет, но раз уж взяли живьём, то попробуем извлечь пользу, ты прав. Возможно, их в Американскую Конфедерацию продадут после краткого разбирательства, будут там строить дороги и плотины, правда сильно долго не протянут, жизнь у них совсем не сахарная будет, гуманнее было сразу пристрелить. Но если кто из них полезную информацию нам может дать, то даже отпустить пообещаем, если ты не возражаешь, конечно.

— Это уже ваше дело, я как-то не хочу во все это лезть, — нутром чувствую, что меня опять в какое дело затащить хотят, блин, сколько можно…

— Правильно делаешь, кстати, — Джек хмыкнул, глядя на моё скривившееся лицо. — Хоть у меня есть желание опять повязать тебя своими проблемами, но ты так старательно отпихиваешься от них, что больше не буду. Было бы у нас в Патруле побольше таких 'героев' как ты, мы бы давно здесь порядок навели. Правда боец из тебя пока неважный, ни ума ни дисциплины, уж извини меня за такие слова.

— Я сам всё прекрасно понимаю, да и не горю особым желанием посвятить себя войне с кем бы то ни было, — я вроде как даже успокоился, такому признанию своих намерений от Джека. — С радиосвязью как поступишь, моя 'глушилка' больше не нужна? — я перевёл разговор на другую тему, не желая слышать об очередной необходимости Джека с кем-то повоевать, причём прямо сейчас.

— С одной стороны вроде как не нужна, — Джек опять немного задумался, глядя куда-то в сторону машин, — мы тут целый грузовик специальной радиоаппаратуры взяли, но и твою конструкцию я себе оставлю, кое-кому отправлю её на изучение, пусть поломают голову, что ты там такое наворотил, ибо очень не хочется с чем-либо подобным по службе случайно столкнуться. Ты, видимо, из своей норы просто не успел заметить, как кое-кто несколько раз пытался организовать управление отражением нашей атаки. И нихрена у него не получилось, пока ты его не положил. Если бы не твоя самопальная 'глушилка', то мы бы так легко не отделались. И свою засаду у дороги они бы предупредить смогли, а так, те пока ни сном ни духом. Извини, если ты что-то хотел что-то дальше делать в этом направлении.

— Хрен с ним, дело ваше, ты со мной уже рассчитался деньгами. Будет очень нужно — куплю всё необходимое ещё раз, хотя пока не вижу в этом смысла.

— Если хочешь, можешь ещё с парочки трофейных машин себе понравившиеся радиостанции скрутить для окончательной компенсации. Ну и стволы бери какие понравятся, хоть мы и работали командой, но тебе десять комплектов с трупов всяко причитаются как за добытую информацию, так и за непосредственное участие. Рисковал ты чуть ли не больше всех, даже если не учитывать твою последнюю выходку.

— Спасибо, Джек, пойду собирать трофеи, — я попрощался, пожав его за руку.


Прежде чем отправится на поиски всяческих полезных ништяков, я ещё раз посмотрел на спасённую девушку, она уже спала, свернувшись калачиком на заднем сиденье автомобиля. 'Значит, всё будет хорошо', — про себя подумал я, прикрепляя налобный фонарь, так как уже стемнело, после чего отправился лазать по машинам, ибо обобрать трупы я ещё успею. Уже во втором осмотренном мной грузовике, сильно похожим на тот, что я уже облюбовал для себя, разве что с четырёхколёсной базой, я нашел чем заинтересоваться. Помимо обнаруженных нескольких ящиков американских ручных гранат, чему я несказанно обрадовался, вспоминая их стоимость в магазине, здесь располагался центр управления малыми БПЛА и висели пять самолётиков над потолком и на стенах КУНГа. Комплектов управления, состоящих из ноутбука и относительно небольшого блока связи было два, поэтому я с чистой совестью прихватил один себе вместе с парой самолётиков. Также пригрел комплект запчастей к ним в виде большого ящика с двумя ручками для переноски, из которого при желании можно было собрать ещё два самолётика. Опять же не знаю, зачем всё это мне нужно, но пусть будет, коли можно взять нахаляву. Можно приспособить для разведки местности и охоты, хотя я сомневаюсь, что дальность действия этих самолётиков будет достаточно большой, чтобы на них можно было серьёзно полагаться, проще просто продать, хороших денег должно стоить. Больше ничего особо выдающегося не нашлось, разве что заинтересовавшие меня многодиапазонные радиостанции 'Харрис' RF-5800M-MP, ещё пару штук я, естественно, скрутил с машины вместе со всей причитающейся к ним обвязкой. Тоже пойдёт на продажу или обмен при случае, весьма дорогие военные игрушки. Заодно я хотел позже более серьёзно разобраться в военной связи, так как чувствовал сильную нехватку практических знаний в этой области, вот и собирал всё, что к ней так или иначе может относиться. Кстати, портативных 'Харрисов' нашлось очень мало, я обнаружил всего три штуки, зато присутствовали модели других производителей, очень симпатичные с виду радиостанции 'Vertex' VX-180, куда как более лёгкие и удобные, нежели военные 'Харрисы', а также 'Моторолы' нескольких видов. Явно всё это должно быть так или иначе совместимо между собой, если эта команда головорезов всем этим активно пользовалась. Странно, что в трофеях, выданных мне бойцами Патруля после боя у поезда, таких не было. Или были, но мне почему-то отдали именно военные 'Харрисы'? Ладно, со всем этим я потом разберусь, если получится, конечно.


В следующей обшаренной мной машине я отыскал новенький американский армейский бронежилет, оказавшийся существенно лучше, чем тот, что был на мне, и шлем, сильно смахивающий на мой, правда чуть более тяжелый. Ещё нашлись несколько комплектов маскировочных костюмов разной расцветки, в том числе что-то явно для джунглей, которых я в здешних местах пока не наблюдал. Из оружия практически ничего особенного и интересного так и не попалось, основной состав банды был вооружен американскими карабинами М4, и винтовками М16, только у их 'командира' была немецкая винтовка, которую я отнёс в теперь уже свой грузовик. Пистолетов было много, я взял себе ещё одни двадцать второй 'Глок' сорокового калибра, который нашел в бардачке одной из машин, и подобрал несколько других пистолетов разных типов. Потренируюсь стрелять из разного оружия, чтобы закрепить уже имеющиеся навыки. А может быть когда-либо коллекцию собирать буду, кто меня знает.

Нашлись здесь и единые пулемёты М240 в большом ассортименте на автомобильных турелях. Я прихватил себе один на случай того, что не будет возможности использовать крупнокалиберный М2. Да и отдельно от автомобиля его использовать можно, несмотря на его совсем немалый вес. Я бы больше обрадовался знакомому ПКМ, но тут было, что было, практически то же самое, зато бесплатно и в комплекте с большой кучей патронов. Памятуя про имеющиеся запреты на использование тяжелого оружия, я не стал брать гранатомёты, хотя их нашлось очень приличное количество вместе с боеприпасами к ним, однако прихватил пару ящиков взрывчатки и запас детонаторов. Действительно, ну куда мне столько всего? Ладно, большую часть лишнего оружия продам или сменяю на что-то реально нужное, а вот кому гранатомёты я тут продавать буду? Пользоваться я ими всё равно не умею, надо где-то тренироваться, а оно мне надо? Как оружие обороны на открытой местности гранатомёт всё равно уступает крупнокалиберному пулемёту, а штурмовать конвои с бронетехникой из засады и блокпосты я как-то не собираюсь. Взрывчатка — это дело особое, вдруг что-то взорвать потребуется? К примеру, больше дерево быстро свалить, или яму вырыть. Я не то, чтобы сапёр какой, но умею кое-что. В общем, половину ночи я перебирал добытые трофеи, стараясь даже не думать, куда я всё это дену и не дай бог что-то реально пригодится. Не для мирной жизни всё это 'богатство'. Я теперь здесь могу маленькую войну организовать, столько у меня всего нужного и не очень образовалось. Даже моя внутренняя жаба заткнулась, видимо пребывая в перманентном шоке от обилия свалившейся на меня халявы. А ведь всю эту кучу оружия ещё перебирать и чистить надо. Как только появится время и возможности буду избавляться от излишков. Даже патроны лишние продам, столько я их успел натаскать.

Я сходил к своей лёжке и притащил оттуда рюкзак, обратно в город поеду на своей машине, пусть всё сразу при мне будет, после чего отогнал грузовик в сторону от остальной техники, заодно проверяя, насколько сложно им управлять. Да, сразу можно сказать, совсем не легковушка, но и не как технические 'чудеса' отечественного автопрома с которым я имел знакомство. Ничего не имею против советских и российских автомобилей, особенно в плане их ремонта, но немцы реально лучше машины делают. Перекинувшись парой слов с Джеком, залез в кабину сильно с непривычки захлопнув дверь. Сняв с раны на руке пластырь и обработав её дезинфицирующим раствором, я наложил на неё антисептическую прокладку, а затем правильно перевязав бинтом, я завалился спать, в ночное дежурство меня не включили.


Пятнадцатый день | Чёрная полоса | Семнадцатый день