home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Семнадцатый день

Проснулся я ещё затемно, утро ещё только обозначилось едва розовеющим горизонтом на востоке. Чувствовал я себя вполне хорошо, если не считать немного болящих мышц от таскания всяких железок и слегка чешущейся раны на руке. Настроение было бодрым, и сильно хотелось чего-либо сожрать. Наскоро зажевав сухой паёк, и запив его остывшем кофе из термоса, я выбрался наружу. Я был далеко не единственной ранней пташкой, скорее я встал одним из последних. Впрочем, не исключено, что кто-то просто до сих пор даже не ложился спать. Бойцы Джека активно сворачивали лагерь, забрасывая свёрнутые палатки в грузовики. Лежащих в разных местах трупов уже не было, их рядком выложили в стороне от лагеря, освободив их от всей приличной одежды, даже ботинки сняли. Облегчившись в сторонке от своего грузовика, я пошел искать себе дело, ибо мой организм требовал активной деятельности. Однако моя помощь никому не требовалась, бойцы мягко послали меня искать Джека на холмы, куда он ушел вместе со Смитом полчаса назад. Не долго думая на тему, что можно просто попробовать связаться с ними по радио, а также о том как я их там буду искать, когда ещё ничего не видно без ноктовизора, я распаковал тепловизионный прицел и закрепил его на свой АЕК. Тяжелая получилась бандура, но ходить без оружия тут крайне не рекомендуется. Немного посмотрев в прицел по сторонам, я отправился на ближайший холм, в сторону которого меня направили. Поднявшись на его вершину, я снова осмотрел окрестности в прицел, выискивая тепловые засветки где-то рядом. Однако помимо тех людей, что были чётко видны в лагере, больше никого не было видно, разве что мелкие засветки от какого-то зверья где-то вдалеке на пределе захвата моего прицела. Я постоял ещё некоторое время, оглядывая окрестности, постепенно обследуя дальние дистанции, медленно перемещая прицел. На вершине соседнего холма я таки заметил двоих человек, которые двигались в сторону лагеря. Это, видимо, как раз и были те двое, кого я искал, вот только послали меня совсем в другую сторону, не иначе как специально, ладно, хоть прогулялся немного. Постояв ещё минут десять, я двинулся обратно в лагерь. Пока я ходил туда-сюда, окончательно рассвело, но было ещё довольно прохладно.

— Как жизнь, дружище? — Смит хлопнул меня рукой по спине, когда я встретил его внизу, после чего мы крепко обнялись.

— Думаю, что буду иногда скучать по всяким приключениям, когда я, наконец, уеду от вас всех куда подальше, — в моём голосе было полно сарказма.

— Неужели мы тебе так сильно не нравимся, а? — Смит решил подколоть меня по своему обычаю, — мы же очень хорошие мальчики…

— Мне, вообще-то дамы нравятся, а не всякие грязные мужики с суточной небритостью, — вернул я ему его подколку.

— Ради такого красавца как ты, Алекс, я прямо сейчас пойду чиститься и бриться, — Смит широко улыбался глядя на меня, как на капризную, но красивую женщину.

— Всё равно я тебя любить не буду, у меня совсем не та ориентация, — отрезал я.

Мы дружно засмеялись над этой совсем не смешной с виду шуткой. Просто настроение у нас было слишком хорошее.

— Ладно, Алекс, там с тобой хотел поговорить Джек, мы скоро уже выдвигаться будем, так что поторопись.


— Ты хотел меня видеть? — я поздоровался с Джеком примерно так же, как только что здоровался со Смитом.

— Да, хотел. Я вчера говорил тебе про возможные проблемы с девочкой, короче, я оказался прав. Машину её родителей, не вовремя оказавшихся вчера на дороге, и ставших ненужными свидетелями, обстреляли бандиты. Отец погиб сразу, а её и мать прихватили для 'развлечений'. Мать попыталась оказать сопротивление, у неё в одежде был спрятан небольшой нож, который не нашли сразу…, итог вполне понятен. И ведь они были совсем не новички, здесь уже пару лет живут, однако оказать сопротивление или погибнуть в бою просто не успели, слишком быстро их повязали. Да и без конвоя шли, что вообще-то тут совсем не рекомендуется, срочное дело у них там какое-то было. Вот и 'успели', однако. Других родственников у девочки здесь нет, так что теперь она будет числиться за тобой, если ты не против. Более того, она сама хочет видеть в качестве опекуна именно тебя, спрашивала, кто пристрелил её мучителя. Я честно рассказал кто, и она даже немного обрадовалась, чем-то ты ей успел понравился за то время, что вы общались, если можно так сказать. Сегодня тебе потребуется оформить все необходимые документы на опекунство, это можно совместить с походом в банк, до вечера надо управиться с делами.

— Хорошо, я уже вчера согласился с таким вариантом, так что с моей стороны проблем не будет. С остальными бандитами, оставшимися у дороги мы что-то делать будем? Я вроде как могу ещё немного пострелять, если очень надо…, — как-то для меня самого такая постановка вопроса казалась вполне естественной, впрочем, сейчас я далеко не полностью отдавал себе отчёт, думая в это время о девочке и о том, что мне дальше с ней делать.

— Без нас с ними расправятся, все кто надо уже в курсе. Другим хорошим людям тоже стоит дать возможность немного подзаработать. Короче, забирай у меня из машины своего 'спасёныша', и готовься к отъезду, через полчаса тронемся в путь.

— Кстати, а где вы на все трофейные машины водителей найдёте?

— Сейчас ещё подъедут наши бойцы, так что водителей хватит. Всё, давай двигай, время не ждёт.


Я забрал девочку у Джека и пошел с ней к своему грузовику. По её лицу не было видно, чтобы она плакала, скорее наоборот. Чувствовалось, что она до сих пор всё пережитое крепко держит в себе. Впрочем, я совсем не детский психолог, чтобы здесь чем-либо ей помочь. Однако надо же как-то устанавливать с ней контакт…

— Я Алекс, — представился ей я. — А тебя как зовут?

— Элизабет, — она посмотрела на меня острым изучающим взглядом, словно выискивая какой-то изъян. Осмотрела перебинтованную кисть левой руки, внимательно изучила взглядом мой автомат, надолго задержавшись на нём.

— Вот что, Лиза, — я решил сразу донести до неё свои планы, — если ты хочешь чтобы я стал твоим опекуном, тебе придётся вскоре уехать со мной в другие места. Здесь, на Новой Земле, я совсем недолго, всего пару недель, и собирался вскорости переселяться в русские земли. Я и сам русский, если для тебя это что-то скажет.

— Меня это устраивает, — она подняла на меня свой взгляд, в котором чувствовалась и боль и решимость одновременно, — там я, возможно, не буду постоянно вспоминать всё, что вчера произошло.

— Знаешь, что девочка, — я взял её за руку, — я сильно сомневаюсь, что ты что-то из произошедшего забудешь. Просто смотри вперёд, а не оглядывайся постоянно назад. Только тогда у тебя будет своя счастливая жизнь, понимаешь?

— Понимаю, — совсем тихо ответила она, потупив свой взор.

— Ладно, я не буду требовать от тебя чего-либо невозможного, но постарайся не всё время грустить и переживать, хорошо?

— Хорошо, — тихо ответила она, хотя по её голосу можно было сказать, что всё совсем не 'хорошо' и хорошо не будет.

— Кстати, ты стрелять умеешь? — у меня вдруг возник весьма актуальный вопрос, если же теперь мне придётся заботиться не только о себе, но и о ком-то ещё, то я бы предпочёл, чтобы этот 'кто-то' мог позаботиться о себе сам хотя бы иногда.

— Умею, но плохо, меня отец немного учил, правда я стреляла только из лёгкого пистолета и из малокалиберной винтовки, её взгляд стал более сосредоточенным, она о чём-то думала, когда говорила. — Отец говорил, у меня руки слишком слабые, и вообще — 'девочка не должна ходить с оружием', а мать его постоянно в этом поддерживала.

Ну вот, теперь мне всё стало понятно. Даже я, за то короткое время пребывания на Новой Земле, успел почувствовать здешний дух необходимой силы оружия. Если ты проявляешь слабость и неосмотрительность, то слишком быстро можешь расстаться с жизнью. Ты можешь рисковать, но рисковать разумно, выбирая варианты, где именно ты будешь нападать первым, а не надеяться только на счастливое стечение обстоятельств. И тогда у тебя есть реальный шанс не только выжить, но и что-то приобрести, а не просто что-то не потерять в случае чего. Если думать по-другому, то рано или поздно обязательно потеряешь, в том числе и свою жизнь. Родители Элизабет так и остались обычными людьми, жившими мирными принципами Старого Мира, несмотря на прожитые здесь годы, и теперь мне предстоит исправлять их ошибки.

— Придётся нам этот вопрос срочно решать, хоть ты ещё ребёнок, но защитить себя от всяких гадов ты должна уметь, — я очень внимательно посмотрел на девочку, — так что готовься к серьёзным тренировкам, без скидок на малый возраст и женский пол. Подберёшь себе что-то из моего арсенала, и будешь регулярно практиковаться при первой возможности. Правда мелкашки у меня нет и не будет, возьмёшь сразу боевой ствол.

А вот теперь огонёк в её взгляде мне реально понравился. Такой особенный злой огонёк, с каким обычно в прицел на врага смотрят.

— Пойдём в машину, нам уже пора ехать, — я посмотрел на три подъехавшие к нам машины с бойцами Патруля.

Мы запрыгнули в кабину, я завёл мотор и стал аккуратно встраиваться в формирующуюся колонну. Вести грузовик по саванне было легко, если не делать рулём резких движений. Я относительно быстро сориентировался с инерционностью большой машины, и управление ею стало доставлять мне реальное удовольствие. Мощный дизель тянул ровно, большие колёса скрадывали кочки и неровности условной дороги, можно было даже подумать, что мы едем по асфальту. Наша колонна вытянулась на целый километр и постепенно увеличила скорость хода, когда мы выбрались из саванны на основную дорогу. Сильный боковой ветер сносил поднятую колёсами пыль, и можно было ехать быстро, стрелка на спидометре находилась около отметки в девяносто километров в час, что было близко к предельной скорости для моего грузовика. Через час езды наша колонна разделилась, часть машин поехала к городу, а другая большая часть с джипом Джека во главе отправилась на базу 'Северная Америка' по второстепенной дороге через саванну. До Порто-Франко мы добрались всего за три с половиной часа с момента выезда колонны на основную дорогу, я даже не устал, хотя и не сидел за рулём больше года, а грузовиками так вообще управлял лет десять назад. На въезде в город мне пришлось снять тяжелый пулемёт с турели и отнести его в КУНГ, больше никаких проблем не возникло. Немного расслабленные бойцы на въездном блокпосту были уже в курсе произошедших событий, и встречали нас как настоящих героев с шутками и подколками. Ну не верилось им почему-то, что нам не пришлось пару раз менять свои штаны, слёзно просили подарить их им на память, обещали даже не стирать и показывать молодым бойцам, чтобы те прониклись истинным героическим духом. Извращенцы-фетишисты, понимаешь… И ещё они рассказали нам напоследок, что оставшуюся засаду на конвой два часа назад успешно забила рейдовая группа Патруля без потерь со своей стороны. Хорошие новости.


Мэри кинулась мне на шею, едва я выбрался из кабины грузовика и сделал несколько шагов в сторону её магазина. Едва не задушила, я едва сумел оторвать её от себя и поставить на землю.

— Ну зачем же так убиваться, красавица, видишь, я живой, и даже вполне здоровый, — сказал я нежно обнимая её левой рукой за плечи, а правой вытирая с её щёк хлынувшие слёзы радости.

— А это что? — она показала взглядом на мою перебинтованную руку.

— Да так, случайно оцарапался, бывает, — отмахнулся от неё я. — Вот, познакомься лучше с Лизой, — девочка стояла рядом с нами и понуро смотрела себе под ноги.

Мэри оторвалась, наконец, от меня и осмотрела внимательно девочку. Несмотря на то, что та уже переоделась в мой запасной камуфляж, висевший на ней большим мешком, и он полностью скрывал её синяки на ногах и руках, выглядела она явно не очень, по ней сразу можно было сказать, что она недавно пережила.

— Кажется я её знаю, — задумчиво сказала Мэри через минуту, — не говори мне сейчас ничего, Алекс, и быстро иди в ванну, от тебя несёт как от мусорного бака. Только давай быстро, свою одежду брось в стиральную машину, со всем остальным я сама разберусь, — деловым тоном построила она меня.

Вот что значит настоящая женщина Новой Земли, сначала дело, потом всё остальное. Я пожал плечами и отправился наверх мыться. Хоть я уже явно принюхался к себе, но для остальных окружающих я был не самым желанным собеседником в таком состоянии, особенно в закрытом помещении. Перед тем как забраться под душ, я развязал повязку на руке, ещё раз внимательно изучил рану, и найдя её в удовлетворительном состоянии, поменял антисептическую подкладку и залепил широким куском пластыря. Теперь можно спокойно мыться, ничего особо не опасаясь.

Через сорок минут Мэри силком усадила меня за накрытый стол на кухне, а Лизу отправила в освободившуюся ванну.

— Что собираешься делать дальше? — спросила меня она, после того, как поставила передо мной тарелки с аппетитным содержимым в виде тушеного мяса и овощей.

— Сперва надо съездить в порт, возможно сдать билет на сухогруз, если не получится загрузить на борт моё имущество и ещё одну пассажирку. Дальше следует уладить все необходимые формальности с наследством Элизабет, и получить кое-что причитающееся мне в орденском банке.

Неторопливо жуя еду и отвечая на вопрос Мэри, я ворочал в своей голове очень странные мысли. Сложившийся к сегодняшнему дню расклад прямо просит, чтобы я оставался здесь, в Порто-Франко, постепенно врастая в мирную жизнь, занимаясь самыми обыденными делами, иногда путешествуя по ближайшим городкам и выезжая на охоту. У меня теперь есть практически всё, что нужно для этой самой мирной жизни, женщина которой я нравлюсь, девочка, очень похожая на мою дочь, деньги в приличном количестве, хорошее оружие, любимая работа и множество перспектив, казалось бы живи и радуйся. Однако у меня внутри возникло сильное чувство, буквально кричащее, что мне нужно как можно быстрее покинуть этот город. И стоит мне лишь ненадолго задержаться, замешкаться, и я снова попаду в серьёзный переплёт, с очень небольшими шансами выбраться из него. Мой разум, к большому сожалению, не может подсказать, откуда мне грозит опасность, но вот чувства просто кричат о ней. Эта опасность неожиданно возникнет непонятно откуда и будет грозить не только мне одному, но и тем, кто окажется со мной рядом. А вот этого допускать нельзя, если за себя я ещё кое-как постоять могу, то жизни Мэри и Лизы зависят только от моей расторопности и удачливости. Наверное это и неправильно, поддаваться такой вот непонятной панике, но у меня в жизни уже несколько раз подобные чувства возникали, и всегда за ними следовали всякие неприятности. Последний раз так было как раз перед теми событиями, в результате которых я оказался здесь, на Новой Земле. Тогда я к своим чувствам не прислушался, и теперь имею сплошные непрекращающиеся приключения с большим риском для жизни. Может быть мне их уже хватит?

— Тебя что-то сильно тревожит, — Мэри заметила моё состояние, и подсев ко мне поближе и стала ворошить рукой мои волосы, — расскажи, может я помогу тебе.

— Сильно сомневаюсь, что ты мне тут сможешь чем-то помочь, — глубоко вздохнул я, — чувствую, что мне нужно как можно скорее уезжать. И чем дальше уезжать, тем лучше, иначе нам всем будет грозить опасность. Не пытайся меня отговорить от этого, женщина, не получиться, в ближайший день-два я встаю в первый же конвой, идущий из города, если не получится договориться в порту. Разве что помоги собраться, чтобы не терять зря времени.

— Я ведь сразу знала, Алекс, что ты меня обязательно покинешь, однако всё же надеялась на какое-то чудо, но, видимо, не судьба, — Мэри прижалась ко мне своим телом, явно не желая отпускать меня от себя, — делай то, что считаешь нужным, я помогу собраться Лизе, она твёрдо решила ехать с тобой, независимо от того, куда ты собрался. Её семья жила тут в Порто-Франко, у них есть небольшой дом на окраине, я с ней съезжу, заберу необходимые вещи, пока ты будешь разбираться со своими делами. Только вечером ты никуда не уходи, пожалуйста, подари этот вечер мне, хорошо?

— Обещаю, красавица, — ответил ей я, нежно целуя в шею.

Доев завтрак, я отправился в порт на грузовике, ибо идти пешком было далеко, а брать машину Мэри я не стал, так как она сейчас ей самой потребуется, плюс на обратной дороге я хотел заехать в оружейный магазин, продать часть своих вчерашних трофеев и купить кое-что по мелочи.


Около порта царил настоящий бардак, туда-сюда мотались обычные машины и грузовики, суетился народ, даже пришлось пятнадцать минут постоять в образовавшейся пробке на дороге. Диспетчер порта, у которого я ранее брал билет, с кем-то долго ругался по телефону, сильно грохнув в конце разговора трубку на аппарат, прежде чем выслушал мою просьбу.

— Подождите здесь двадцать минут, — сказал он мне постепенно приобретая нормальный цвет лица после своего телефонного разговора, — сейчас подойдёт помощник капитана сухогруза, с ним и договаривайтесь. Если хотите отказаться от билета и получить обратно свои деньги, подходите сюда часа через три-четыре, у нас тут электронная система с самого утра отказала, пока её не починят, ничем не смогу вам помочь.

Диспетчер снова взял трубку подавшего сигнал телефонного аппарата, несколько секунд слушал, что ему говорили, и разразился в ответ очередным потоком отборных ругательств.

Я вышел из кабинета и сел на стул в прихожей, откинув голову назад и закрыв глаза, глубоко окунаясь в свои мысли, пытаясь разобраться, откуда возникло у меня чувство близкой опасности. Казалось бы всё должно быть ровно наоборот, всех имевшихся врагов недавно полностью победили, однако вот. Очнулся я от того, что меня кто-то потряс за плечо.

— Возникли какие-то проблемы, собрат? — неожиданно по-русски спросил меня крепкий жилистый мужчина, примерно сорока пяти лет с местами поседевшей короткой шевелюрой и загорелым дочерна лицом и руками.

— А…, что, — я не сразу пришел в себя, — какие проблемы?

— Я помощник капитана сухогруза 'Викинг', он, — мужчина кивнул в сторону двери диспетчера, — сказал мне, что у тебя есть какие-то проблемы, которые я могу решить.

— Да, действительно, возникли некоторые трудности, и я не знаю, как поступить. У меня имеется заранее купленный пассажирский билет на ваш корабль до Берегового, однако теперь появилось кое-какое дополнительное габаритное имущество и ещё один член семьи, которого я не могу тут оставить.

— Фёдор, — представился мне помощник капитала, протянув мне руку для рукопожатия, — пойдём в бар, там всё и решим, есть варианты.

— Алексей Ветров, — представился я в ответ, пожимая протянутую мне руку, — а как так сразу ты опознал во мне соотечественника?

Мы вышли из административного здания порта и направились к ближайшему бару, который находился рядом с ним через дорогу.

— Как я определил, — заметил через некоторое время помощник капитана, — так это очень просто, я тебя видел семь лет назад ещё на Старой Земле, в Питерском порту. У меня очень хорошая память на людей, ты доставленный нами груз для завода ЛОМО проверял. Что-то тебе в сопроводительной документации тогда не понравилось, пока все контейнеры не перерыл, не успокоился.

— Было такое…, давно правда, да и выглядел я тогда сильно по-другому.

— У меня глаз намётан, так что я тебя быстро вспомнил, — пожал плечами Фёдор.

Мы устроились за небольшим столиком в баре у окна, выходящего на дорогу, я взял большой фужер местного газированного компота, а Фёдор кружку тёмного пива.

— Значит так, — продолжил наш разговор моряк, отхлебнув пару раз из своей кружки и посмотрев на меня, — у тебя какой груз, по объёму в контейнер влезет?

— В контейнер не влезет, это вон тот грузовик — я показал в окно на стоящий невдалеке от бара грузовик.

— Так даже ещё лучше, не придётся арендовать пустой контейнер и меньше погрузочных работ будет, — Фёдор взглядом оценил машину, было заметно, что она ему понравилась, он покачал немного головой и снова посмотрел на меня. — Поставим машину на палубу, закрепим и всё, не первый раз такие грузы берём. Мы всё равно идём в рейс с приличным недогрузом, тут весь график поставок из-за орденцев полетел, так что всего за тысячу экю до Берегового твой грузовик доставим. Оплата наличными лично мне в руки, остальное я возьму на себя. Это сильно дешевле, чем по официальным расценкам, если оформлять груз через порт, но для своего человека не жалко. Коли собираешься пойти своим ходом с конвоем, на топливе совсем немного по деньгам сэкономишь, путь-то совсем не близкий. Да и по времени мы гораздо быстрее на месте будем, чем ты сам доедешь. Что касается твоего члена семьи, если ему не будет нужна отдельная каюта, то и проблем никаких, в каюте две койки, дополнительно платить ничего не надо, я всё улажу, если возникнут лишние вопросы. Если ты согласен, подъезжай завтра с деньгами к одиннадцати часам на погрузку.

А меня, похоже, реально уговаривают отправиться в морское путешествие. Не знаю почему, из чувства помощи соотечественнику или чего-либо ещё, но я не чувствую какого-либо подвоха. Ну что ж, если так всё хорошо получается, значит надо соглашаться.

— Подъеду обязательно, мне так действительно будет лучше, и дело не в деньгах, с ними у меня нет особых проблем, просто конвой долго ждать не хочу. Деньги, если надо, могу дать прямо сейчас.

— Давай, если уже согласен.

Я полез в карман и отсчитал Фёдору тысячу экю наличными. Судя по всему, мой груз пойдёт как неучтённый, а деньги разделят между собой все кому надо, не поделившись с официальными структурами порта и реальным владельцем судна. Мне же всё равно, лишь бы до нужного места доставили. Мы ещё некоторое время посмотрели друг на друга и опустошив свои ёмкости попрощались до завтра. Я забрался в кабину и вырулил в обратную от порта сторону.


— Здравствуй, стрелок, — поприветствовал меня хозяин оружейного магазина, — опять что-то нужно или есть чего предложить?

Сегодня он был немного хмурый, наверное его слишком рано утром кто-то разбудил или торговля плохо идёт, хотя передо мной из магазина вышел человек с оружейной сумкой на плече. Других покупателей кроме меня в магазине не было.

— И то и другое, — ответил ему я, осматривая стенки с оружием в поисках чего-либо новенького, что я раньше тут не видел. — Во-первых, спасибо за шлем, пригодился он мне, а во-вторых, у меня на продажу есть шесть штук М16А3, вот только отдавать их за полцены я не хочу, а на комиссию оставить не могу, завтра уезжаю.

Продавец на несколько секунд задумался, потом посмотрел на меня очень внимательно.

— У меня к тебе есть выгодное предложение, пойдём, покажу кое-что.

Оказавшись на складе, он достал оружейный ящик и открыл его передо мной.

— Вот, смотри, три новеньких АК-103, к ним есть по четыре запасных магазина на ствол, ЗИП и полный комплект для обвеса, прицелы и подствольники. Могу поменять один к одному на тройку твоих американцев. Ремингтоновские патроны, если есть лишние, тоже один к одному на 7,62Х39 поменяю, ещё есть пара цинков гранат для подствольника, отдам по пятнадцать экю за штуку, если возьмёшь сразу все.

— А что ты всё это здесь не выставил на продажу, хороший же товар? — я сильно удивился такому предложению, пока не понимая, к чему тот клонит.

— Товар-то именно что хороший, только за ту цену, что я хочу за него взять, его тут трудно продать будет, — продавец немного помялся и продолжил, — переселенцы не купят, дорого слишком, для большинства местных, если те заинтересуются русским калибром, хватит дешевого АКМ. Такое оружие интересует в основном тех, кто часто на машине вне конвоев ходит, против зверья хорошо, там даже лучше пулемёт РПК будет. Их здесь и берут, но мне с ними не очень выгодно заниматься, их на базах Ордена продают. Русские армейские прицелы и подствольники тоже мало кому интересны, так что я не буду их предлагать отдельно по бросовой цене. А ты, когда окажешься в русских землях, давно догадываюсь, куда ты собираешься, сможешь всё это выгодно продать. Тысячи по три-три с половиной за комплект получится, там это оружие реально востребовано. И мне хорошо и тебе, соглашайся.

— Зачем же ты тогда его тут купил если не рассчитывал выгодно продать? — спросил я его, понимая, что предложение, в общем, неплохое, но сразу соглашаться будет неправильно.

— Да один мой постоянный клиент предложил выгодно поменяться на кое-что из моего ассортимента, вот я и взял. Денег у него вечно не хватает, вот расплачивается со мной своим товаром, если ему что надо. Как ты думаешь, откуда у меня тут новое русское оружие имеется, если я им не занимаюсь?

— Интересно, а ему что тогда от тебя потребовалось, если у него самого хорошее оружие есть? — у меня разыгралось настоящее любопытство, хотя и чувствовал, что оно тут скорее лишнее.

— Извини, — немного смутился продавец, — это тайна сделки. Чтобы тебе лучше думалось, я цену на гранаты к подствольнику ещё на пятёрку скину, если согласишься с моим предложением.

— Ладно, считай, что уговорил, меняемся, — я решил не пытаться вытянуть чужие секреты, и попробовал узнать что-то более важное для себя. — А теперь расскажи, какие калибры и патроны актуальны в русских землях. Только честно, а то ты постоянно норовишь побольше всего мне сразу продать, — я широко улыбнулся, показывая, что вижу все его уловки.

— Ты хочешь знать, что выпускает Демидовск? — пожал плечами хозяин магазина.

— Да, кое-что я уже видел, но хочется знать точнее.

— В Демидовске производят практически все основные автоматные и пулемётные калибры — 5,56 ремингтон, русский 5,45 и 7,62 как русские, так и НАТО. Пистолетные патроны выпускают, но ассортимент мал, только самые ходовые 9Х19 и ещё сорок пятый калибр. Это из того, что я знаю, сюда их никто не везёт, а то бы я сам брал на реализацию. Цены на всё в три-четыре раза ниже, чем здесь. Качество вполне нормальное, правда используемые пороха не очень годятся для распространённых американцев, нагара больше чем у тех, что идут 'из-за ленточки'. Впрочем, для тех, кому не лень лишний раз почистить оружие, это не проблема при такой разнице в цене. Однако в Демидовске не выпускают снайперских и специальных пистолетных патронов, так что бери у меня, дам скидку, если очень нужно, там гарантированно дороже будет.

Я немного задумался над его словами. Вроде бы всё очевидно, я бы на месте здешних промышленников-оружейников именно так бы и делал, то есть выпускал самое распространённое в расчёте на количество, давил бы ценой при вполне умеренном качестве. А выпускать всякую редкую 'экзотику' просто нерентабельно при наличии поставок 'из-за ленточки', несмотря на все торговые накрутки многочисленных посредников.

— Мне могут пригодиться разве что снайперские 7,62Х51, пару сотен в запас возьму, остальное у меня есть. Ещё могу сменять тысячу 5,56 на русские 7,62, — ответил я, подсчитывая в уме расход патронов на тренировки и возможность замены снайперских патронов имеющимися у меня в большом количестве пулемётными. — Нет, давай не две сотни снайперских, а четыре, пусть будут, — решил я, даже не советуясь со своей жабой, ибо денег теперь у меня более чем достаточно, а освоить снайперку надо бы и получше, особенно на дальних дистанциях.

— Бери тогда сразу пять сотен, с дополнительной скидкой чуть дороже четырёх будет, — продавец был в своём привычном амплуа.

— Хорошо, давай, умеешь ты убалтывать.

— Может ещё что нужно? Скидка на всё двадцать процентов, — широко улыбнулся продавец.

— Пожалуй что нет, разве что ещё один такой же шлем, как я брал раньше, мой немного пострадал.

Хотя у меня и был хороший новый шлем в трофеях, я решил иметь ещё один на всякий случай. В крайнем случае Лизу тоже надо будет полностью экипировать как бойца, а значит относительно лёгкий и надёжный шлем будет очень кстати.

— Если хочешь, всего за пару сотен, я его тебе на новый поменяю, — озадачил меня Хозяин магазина, когда мы выбрались из склада в торговый зал с оружейным ящиком в руках.

— Годится, — согласился с этим предложением я.


Я оттащил ящик с оружием в грузовик и принёс в две ходки то, что пошло на обмен. Пару М16А3 я оставил себе на всякий случай, в другом месте продам, ещё один пошел в обмен на патроны, шлем и кое-что по мелочи типа оружейной смазки и наборов инструментов для ремонта и обслуживания оружия. Также на витрине я обнаружил отдельно продающийся кронштейн с ремнями для крепления ноктовизора на шлем, которого мне так сильно не хватало. Едва я закончил грузиться, зазвонил мой сотовый телефон.

— Слушаю, — сказал я в трубку.

— Это Джек, — ответила мне она, — подъезжай сейчас к банку, уладим все необходимые формальности, если ты ещё не забыл про это.

— Не забыл, буду минут через пятнадцать, я здесь рядом, в оружейном магазине.

— Где ж тебя ещё было искать, раз дома нет — значит в оружейном засел, — рассмеялся Джек и прервал связь.

В этот раз формальности заняли неожиданно много времени. Если с премией за убитых бандитов разобрались всего за полчаса, то оформление опекунства над Элизабет отняло у меня почти два часа. Хорошо хоть ехать за ней для подтверждения её личного согласия не потребовалось, хватило моего слова и подтверждения Джека, как представителя Патруля. Я подписал кучу разных бумаг, и ответил на множество вопросов, возникших у служащего Ордена, занимавшегося моим делом. В результате выяснилось, что у погибших родителей девочки был дом, купленный в кредит, и часть кредита была ими уже выплачена. Я не собирался записывать этот дом на себя и продолжать выплаты, впрочем, оставшаяся сумма была относительно небольшой, всего двенадцать тысяч экю, и я мог сразу погасить его, что мне и посоветовал сделать Джек. Ибо этот дом, свободный от закладной орденского банка, можно быстро продать в течение одного дня, если не стараться получить его полную цену, а не ждать, пока банк самостоятельно реализует его на ежемесячном аукционе, положив полученные деньги за вычетом остатка кредита на Лизин счёт. Этим счётом, я как её опекун, практически не смогу пользоваться, разве что потратить деньги на покупку нашего совместного дома где-либо в другом месте, опять же через орденский банк. Мой вариант решения вопроса был не очень корректным, однако вполне законным из-за особенностей местного законодательства, позволяющего опекуну полностью распоряжаться имуществом опекаемого, в отличие от денег. На счёт девочки перешли деньги со счетов её родителей, так что к своему совершеннолетию у неё будет некоторая заметная сумма, которой она сможет распорядиться по своему усмотрению.

— Что будешь делать дальше? — спросил меня Джек, когда закончив возится с бумагами и формальностями, мы вышли к машинам.

— Завтра вечером отплываю, уже обо всём договорился.

— Значит не хочешь оставаться, так? — переспросил он меня.

— Нет, чувствую, что если останусь, то обязательно случится какая-то беда, такое со мной уже бывало. Так что даже не уговаривай, ни на какие золотые горы я больше не соглашусь.

— Возможно ты правильно делаешь, тут к тебе слишком много лишнего внимания кое-кто проявлять стал, это не очень хорошо, хотя уехать — это и не самый лучший выход для тебя…

— Вы что, так и не решили все свои проблемы, Джек? — немного удивился я некоторым реальным подтверждениям своего плохого предчувствия.

— Все нет, многие — да, — Джек посмотрел мне в глаза и вздохнул. — Тут теперь многое изменится, станет спокойнее, но не всем это пришлось по нраву. Многие потеряли слишком много денег и не только денег, такое не любят прощать. Нам они вряд ли что сделать смогут, руки коротки, а вот тебе попортить жизнь могут и попытаться. Выход для тебя идти на работу в Патруль в мой отдел, иначе рано или поздно достанут, даже если уедешь.

— В русских землях не достанут, — уверенно сказал я.

— Это смотря где, — задумчиво сказал Джек, — если в Протекторате Русской Армии, то не достанут, а вот на счёт Москвы и Одессы, я б не был так уверен. Не всё там чисто, короче. Москва так и вовсе тот ещё рассадник всякой швали, сидящей на шее Ордена, только это между нами, хорошо.

— Хорошо.

— Да, кстати, чуть не забыл, — Джек достал из кармана толстую колоду денег и протянул её мне, — здесь восемнадцать тысяч, это за пленных бандитов и твоя часть за оставшиеся трофеи, помимо грузовика и остального, что ты прибрал сам. Хорошо поработали, хорошо заработали.

— Спасибо, Джек, я даже не ожидал, что мне что-то ещё причитаться будет.

— У нас всё чётко, Алекс, своих мы никогда не обманываем.

— А чужих?

— Это как получится, — усмехнулся он. — Да, вот ещё тебе кое-что Смит просил передать, — Джек полез в свой 'Хамви' и вытащил оттуда длинную и явно тяжелую оружейную сумку и несколько коробок снайперских патронов пятидесятого калибра. — Он тебе что-то пообещал вчера, вот выполняет взятые на себя обязательства.

— А сам он что не приехал? — спросил я, принимая у него сумку с коробками и забрасывая их в кабину грузовика.

— Завтра приедет ненадолго, у него сейчас срочные дела есть.

— Ладно, приезжайте завтра вместе к обеду, прощаться будем.

— Приедем, не волнуйся, хотя времени у нас немного будет.

— Да, вот ещё вопрос, Джек, — тут я вспомнил одну свою старую мысль, — а ты можешь передать на базу 'Россия и Восточная Европа' пару подарков двум тамошним сотрудникам?

— Хочешь кого-то отблагодарить за тёплую встречу? Не вопрос, подготовь всё что надо к завтрашнему дню, передам.

Мы попрощались и я поехал домой к магазину Мэри. Близился вечер и я был готов выполнить то, что ей сегодня обещал.


Я подъехал к заднему выходу в магазин, чтобы грузовик не перекрывал основной вход и не мешал торговле, да и вещи ближе таскать будет. Только открыл дверь кабины, а меня уже встречали Мэри и Элизабет, я даже немного удивился от неожиданности. Впрочем, такую машину, как мой грузовик очень сложно было не заметить, особенно, когда я пытался припарковаться задом поближе к двери в течение десяти минут, не чувствуя габаритов и практически не ориентируясь по зеркалам. К новой машине привыкать надо, а пока приходится компенсировать недостаток опыта осторожностью и чрезмерной неторопливостью. Лиза теперь выглядела существенно лучше, чем утром, когда я уехал по делам, она была одета в лёгкие серые штаны и рубашку песчаной расцветки с длинными рукавами. Волосы были аккуратно зачёсаны в хвост, а на лице была заметна косметика, плохо прикрывавшая пару царапин. В руках она держала большие очки-хамелеоны. Если бы эти очки были на ней, то можно было сказать, что девочка чем-то сильно сосредоточена, а вот так без них, было видно истинное положение дел. Внутри она всё ещё постоянно переживает произошедшее с ней, хотя и не так остро как раньше, тогда её ещё и заметно трясло. Интересно, что бы было со мной, переживи я то, что с ней случилось? Наверняка моя 'крыша' запросто бы прохудилась, а вот она молодец, держится. Впрочем, держится явно с трудом, загоняя всё вглубь себя, а это добром точно не кончится, в лучшем случае замкнётся в себе. Так, с этим опять надо что-то делать, но вот что — совершенно непонятно, ладно, пока буду пытаться реализовать старый план, и может быть что-либо придумаю по ходу дела. Благо мне кое-что в этой области рассказывал один знакомый охотник, работавший в милиции, и в своё время прошедший через 'горячие точки' после распада СССР. Тогда в кровопролитных беспорядках, когда в некоторых бывших национальных республиках убивали людей просто по 'неправильному' национальному признаку, осталось очень много детей, потерявших родителей и прошедших через унижения и издевательства, с которыми требовалось что-то делать. И делали. Как могли и как понимали в меру своих сил и возможностей. Простые мужики справлялись там, где пасовали дипломированные психологи и прочие специалисты. У того самого милиционера двое приёмных сыновей, на момент нашей последней встречи — уже взрослые парни, с нормальной психикой, сильные и целеустремлённые, несмотря на всё то, через что им пришлось пройти. Значит и у меня всё получится с этой бедной девочкой, если я буду делать правильно.

— Лиза, — обратился я к девочке, сразу как перестал обниматься с Мэри, — завтра до нашего вечернего отплытия мы успеем сходить в тир, и я начну тебя учить правильно стрелять. Пистолет я тебе выдам тот, что посчитаю для тебя правильным, а вот винтовку, пойдём, выберешь сама и будешь её сегодня изучать.

Я вышел на улицу, залез в КУНГ грузовика и вскоре вернулся с оружейной сумкой, в которой лежала G36, с которой я снял гранатомёт, и очередная, не доставшаяся торговцу оружием М16 из вчерашних трофеев. Вначале думал взять до комплекта ещё и сто третий 'Калаш', но потом, прикинув силу отдачи по своей памяти и ощущению в плече, решил его оставить. Если для меня самого отдача патрона его калибра была вполне приемлема, то для субтильной Лизы будет уже великовата. Да и поудобнее 'Калаша' эти винтовки будут, если говорить честно, заодно к обязательной чистке оружия приучу девочку. Правильные навыки лучше закреплять сразу, аппелируя очевидной необходимостью.

— Идём наверх, сказал я девочке, передавая ей оружейную сумку, — сейчас покажу, что надо делать с оружием для его обслуживания и чистки. С этого всё начинается и этим всё заканчивается. Каждый раз при первой возможности. Чтобы не возникали проблемы при стрельбе оружие требуется содержать в надлежащем состоянии, это понятно?

Лиза кивнула мне, молча соглашаясь со всем сказанным. Мэри при этом смотрела на меня неодобрительно, однако я подмигнул ей, как бы давая понять — 'я знаю, что делаю, не мешай'. Затем я сходил в кладовку за пистолетом, в качестве которого пошел классический семнадцатый 'Глок', который я оставлял себе для тренировки. Был вариант повторить тренинг с 'Наганом', который прошел я, однако патронов к нему оставалось совсем немного. Плюс я уже привык к нему и его постоянному присутствию со мной, и передавать его кому-либо ещё пока не собираюсь. Пусть сразу тренируется с тем оружием, которое будет постоянно носить. Сомневаюсь, что Лиза выберет себе что-то другое, кроме 'Глока', ибо сочетание малого веса и удобства использования у этого пистолета практически оптимально, да и с патронами к нему проблем нет, они тут самые распространённые.


Мы втроём оккупировали мастерскую, я выложил на стол набор приспособлений для чистки и быстро раскидал по столу американку, показывая что и как делать дальше. Лиза сидела рядом со мной, а Мэри внимательно смотрела на нас со стороны из своего любимого кресла.

— Сложное оружие требуется надлежащим образом чистить после использования и всегда поддерживать его в надлежащей чистоте, — начал я читать свою короткую лекцию двум слушательницам, — для этого нельзя жалеть ни сил ни времени. Ибо накопившийся пороховой нагар или попавшая внутрь механизма грязь может привести к отказу вашей винтовки в самое неподходящее время, и тогда ценой лени будет ваша жизнь.

Понятное дело, что я несколько преувеличивал возможную опасность, всё же конструкция Юджина Стоунера (конструктор-разработчик М16) не такая уж и ненадёжная и уже давно избавленная от всех известных 'детских болезней'. Тем не менее, я продолжил:

— А потому вы всегда должны помнить о том, в каком состоянии находится ваше оружие и вовремя вспоминать о необходимости его своевременного обслуживания. Итак, Лиза, вот теперь внимательно смотри что надо делать…

Я показал детали затворной группы, на которых было некоторое количество нагара, и передал дальнейшую инициативу девочке, лишь изредка вмешиваясь советами и указаниями в её действия. Несмотря на своё состояние, Лиза точно выполняла мои указания и вскоре правильно почистила и собрала винтовку. Я попросил её самостоятельно её ещё раз разобрать и собрать. Это не заняло у неё много времени и особых усилий, нужные действия она запомнила с первого раза. Очень хорошо. Следом пришла очередь немки. Её конструкция была несколько похожа на американку, хотя и отличалась большей продуманностью, в виде наличия газового поршня, так что искать мануал, как к моей снайперке от этого же производителя, не пришлось. В конце чистки оружия я выдал Лизе пистолет с кобурой, и тут меня осенила очередная идея-воспоминание из рассказов моего знакомого. Девочка вроде как втянулась в процесс активной деятельности и перестала выглядеть убитой горем, но теперь требуется её ещё подстегнуть к правильному восприятию всего произошедшего с ней.

— Так, с оружием пока заканчиваем заниматься до завтра. Сейчас, Элизабет, бери бумагу, ручку и пиши очень подробный отчёт о том, что вчера произошло с тобой и твоими родителями во время пути и последующих событий. Подробно вспоминай все мелочи, даже если тебе они неприятны.

Видя её недоумённый взгляд и такой же взгляд Мэри я продолжил:

— Из любых произошедших событий, независимо от того, как они воспринимаются чувствами, надо извлекать уроки на будущее. К примеру, Лиза, будь у тебя и у твоей матери нормальное оружие, а главное — навыки его использования, то всё могло обернуться иначе. Или не могло, но сказать об этом можно будет только после подробной проработки произошедшей ситуации. А для этого нужно всё внимательно вспомнить, выделить основные и второстепенные ошибки, которые вы совершили, и после подумать о том, как могли бы развиваться события в других возможных вариантах. И твой подробный письменный отчёт поможет нам это сделать. Когда будешь писать, если будет сложно, попробуй взглянуть на ситуацию со стороны, к примеру, со стороны твоего личного ангела-хранителя, бывшего радом с вами и который ничего не смог сделать для твоих родителей, но сумел спасти тебя.

Лиза посмотрела на меня внимательно, ничего не сказав кивнула мне головой в знак согласия. Главное, что я заметил в её взгляде — было некоторое понимание задачи, поставленной мной, говорить про какую-либо решительность я бы не стал. Ну да ладно, по рассказам того самого моего знакомого охотника, написание подробных отчётов после всяких острых ситуаций, когда дело доходило до применения табельного оружия, нередко заменяет бутылку водки, как действенное средство борьбы со стрессами, не говоря про всяких там психологов. И что именно подобная практика помогла поставить на место мозги очень многим детям и взрослым, пережившим боль утраты близких. Такой отчёт заставляет включать разум, отодвигая эмоции на дальние планы. А разум своими активными действиями уже позволяет восстановить разрушенную болью и горем защиту психики. Может и здесь это сработает, всё равно я больше ничего толкового не могу придумать. И писать Лизе придётся не один отчёт и даже не два. Я всё равно не приму первый вариант и потребую его несколько раз переделывать. Это поможет ей перевести ситуацию из категории личного горя в разряд не очень приятных, но вполне рабочих материалов. А ведь сию интересную идею стоит распространить и на себя самого, так будет проще копить осознанный опыт и выявлять ошибки, которые я раз за разом умудряюсь совершать. Жалко я раньше обо всём этом не подумал, теперь как только появится свободное время, попробую вести что-то в виде дневника, записывая туда свою версию произошедших событий и раскладывая всё это на полочки с разными названиями. Возможно когда-либо из этого дневника получатся неплохие мемуары, если случайно доживу до старости, в чём у меня сейчас есть некоторые сомнения.


Вдвоём с Мэри мы закрылись на кухне, я сидел в кресле и смотрел, как она быстро режет овощи на разделочной доске, сбрасывая нарезанные порции в кастрюлю. Большой кухонный нож в её руках мелькал так быстро, что залюбовавшись её работой, я выпал из реальности, уйдя в глубокий транс. Наверное в это время меня можно было запросто запрограммировать, сознанием я бы абсолютно ничего не понял, но выполнил бы всё не задумываясь и ещё с большим удовольствием. Скажи кто мне сейчас — 'брось всё и останься тут навсегда', ведь бросил бы и остался, наплевав на почти завершенные сборы в дальнюю дорогу и чувство близкой опасности, толкающее меня в этот путь. Мэри же вместо того, чтобы пользоваться столь удачным моментом, была слишком сосредоточена на своём деле, лишь изредка посматривая на меня. Обычно она не пускала меня на кухню, занимаясь готовкой, но сейчас она хотела оставаться со мной как можно дольше перед скорым расставанием. Свалив очередную порцию резаной зелени в кастрюлю, Мэри поставила её на плиту и посмотрела на меня внимательно, явно оценивая глубину моего гипнотического транса. Обнаружив моё временное отсутствие в этом мире, и помахав своим ножом в воздухе, тем самым развеивая наведённое на меня сумрачное состояние, спросила о том, что её больше всего интересовало:

— И куда ты теперь, блудный муж, отправишься, как жить будешь, чем займёшься? Вижу, что обыкновенная жизнь тебя не устраивает, ты не можешь долго обойтись без приключений.

Я глубоко вздохнул и немного задумался, прикидывая, что же я реально хочу, и как думаю жить. Добраться до русских земель, купить домик, хорошо обустроится, найти интересную работу и спокойно жить как все нормальные люди — вполне доступная возможность для меня и Лизы. Деньги есть, здоровье тоже, можно строить большие планы на будущее. Однако планы — планами, но Мэри права, не смогу я долго обходиться без приключений, и если буду сознательно держаться от них подальше, то рано или поздно они найдут меня сами. Значит, стоит работать на опережение по возможности. Ещё раз вздохнув, я устроился поудобнее в кресле, положив ногу на ногу и честно как на духу ответил что думаю:

— Как только я оказался тут, я искал различные варианты устроиться где-то на работу и жить так, как жил там, на Старой Земле. Работа, дом, опять работа, в выходные дни иногда на охоту можно сходить и так жить год за годом. Прикидывал как постепенно за несколько лет скоплю денег на собственный дом, куплю машину и прочее необходимое для спокойной жизни. Личную жизнь опять же собирался устроить на новом месте и чтобы всё как у других людей было. А получилось так, что мне теперь не о чём мечтать, из того, о чём я мечтал раньше, всё получилось совсем не так, как я рассчитывал. Такое ощущение, что если и есть на небе Бог, то он просто пошутил надо мной, сразу выдав мне всё то, о чём я мечтал ранее и даже добавки кинул, а потом, ухмыляясь, спросил меня — 'ну как ты, горе-человек, доволен?'. Вот только в процессе выдачи мне всех этих благ, со мной что-то произошло. Я сильно изменился за две с половиной недели, прожитые тут, и стал совсем другим человеком. То ли обстоятельства так сложились, то ли мои собственные таланты, о которых я ранее не подозревал, раскрылись. Не смогу я теперь долго усидеть на одном месте, просто не захочу, ты полностью права, женщина. Мне новому потребуется регулярно видеть новые земли узнавать новых людей, не задерживаясь где-либо надолго. Может быть, через некоторое время, я устану от такой жизни, и захочу уютной стабильности и тёплого семейного счастья, но когда это ещё будет…, — я развёл руки широко в стороны, показывая, всю глубину и ширину своего неведения по этому вопросу.

— А ты про девочку подумал, как ей с таким гулящим 'отцом' жить? Её ещё ведь в школе учиться надо, — Мэри глядела на меня с некоторой укоризной, но в её голосе совсем не чувствовалось упрёка, хотя по смыслу сказанного он, несомненно, был.

— Она уже совсем не маленький ребёнок, сможет найти чем заняться. Я многому её могу научить сам, особенно тому, что ни в какой школе не преподают, было бы у неё самой желание учиться. Если ей не понравится со мной жить в постоянном движении, пристрою её где-либо при первой возможности, деньги пока есть, остальное решаемо, — с нотками лёгкого металла в голосе ответил я на её упрёк.

— Как-то всё слишком просто у тебя получается, Алекс, — женщина снова была задумчива, — допустим, сейчас ты заработал много денег и приобрёл столько имущества, что я тут и за пять лет торговли магазина не накоплю, одна машина, пожалуй, дороже дома будет, но чем ты дальше жить будешь при твоих планах? Здесь, в этом мире зарабатывать деньги честным трудом не сложно, но для этого требуется иметь некоторую позитивную репутацию, чтобы люди тебя хорошо знали. Иначе они не захотят иметь с тобой никаких дел, а на новых переселенцах сильно много не заработаешь даже тут, в Порто-Франко. И если ты собираешься постоянно ездить с места на место, то ты просто не сумеешь заработать себе достойную репутацию ни на одном месте. Опять за автомат возьмёшься, значит? — Мэри покачала головой, выражая своё недовольство моими планами, вернее тем, как она их видела.

— Нет, за автомат не возьмусь, ну разве что если заставит кто, есть у меня парочка хороших идей… — так же покачав головой ответил ей я, — к примеру, идея с передвижной мастерской. Электрика, электроника, компьютеры, системы видеонаблюдения и электронной защиты, автомобили, холодильники, стиральные машины, и прочая бытовая техника, всё это я могу делать и чинить. Приеду в очередной город, встану на главной улице, повешу большую вывеску на машину и буду ждать клиентов. Сработаю все образовавшиеся заказы в течение месяца, и поеду дальше с ближайшим конвоем. Сомневаюсь, что в каждом местном городке есть свой мастер широкого профиля со всем необходимым инструментом. А техника ломается всегда и у всех. И в любом городке для меня найдётся какое-либо дело. Так что без денег точно не останусь, независимо от отсутствия репутации и знакомств на местах.

Мэри выглядела немного озадачено, даже посматривая на меня с некоторой опаской. Мне стало сильно интересно, о чём она в этот момент думала, но по её лицу я не смог этого прочитать.

— Богатым будешь, совсем зазнаешься, — ответила она через некоторое время, довольно улыбнувшись, — такой бизнес хорошо пойдёт, конкурентов-то совсем нет, разве что по машинам, да и то не везде. Даже здесь, в Порто-Франко можешь иногда задерживаться на месяц — два, а где можно вкусно поесть и не очень спокойно переночевать, ты, наверное, знаешь…

— Знаю, — улыбнулся в ответ я.

— Я тебя всегда буду рада видеть, — сказала Мэри, подошла ко мне сзади, обняла опустив руки вниз, положив голову мне на плечо.

Я стал нежно гладить её по голове, забираясь пальцами в густые волосы, и открытым рукам, потом посадил её к себе на колени и продолжил распускать свои руки, иногда забираясь ими под платье в интересных местах. Мы практически забылись друг с другом на какое-то время, пока от плиты не потянуло чем-то подгоревшим. Почувствовав запах, Мэри отпустила меня и стремительно бросилась к плите, спасая наш будущий ужин.

— Это ты во всём виноват, — сказала она мне шутливым тоном, когда прекратила активно мешать варево и подливать воду в кастрюлю, — у меня ещё никогда ничего не подгорало. Теперь придётся добавить перца и специй, чтобы никто кроме тебя не узнал о моей оплошности.

Я лишь недоумённо пожал плечами, мол — 'если тебе надо — добавляй, я всё съем'.

— Кстати, ты говорил о парочке идей, а рассказал мне только об одной, — озадачила меня она, когда закончив суету у плиты снова приземлилась на мои колени, взяв мои руки и направив их к себе под платье, чтобы я зря не терял времени.

— Вторая идея немного похожа на первую, — ответил ей я, при этом не особо усердствуя своими руками, догадываясь о возможной печальной судьбе ужина в противном случае, — хочу исследовать этот мир, его диких обитателей там, куда ещё никто не совался. Тут такие охотничьи перспективы открываются…

— А ты не подумал, что если куда-то тут ещё никто не совался, то это просто слишком опасно для жизни? — Мэри немного отстранилась от меня и внимательно посмотрела мне в глаза. — Гиену ты уже видел? А здесь встречаются и другие 'очень милые' зверюшки. Ты им всем, несомненно, очень понравишься, к примеру, на вкус.

Мэри смотрела на меня как на маленького глупого мальчика, не понимающего того, что он хочет. Про инцидент с гиеной на охоте я ей всё же рассказал, но сильно подкорректированную версию произошедших событий. Не очень я люблю рассказывать другим людям о ситуациях, в которых я был далеко не на высоте. Про свои мокрые штаны тем более, вернее лишь часть о случайном купании в ручье. Но тут у меня предполагается несколько иной расклад, о котором я собирался рассказать ей сейчас.

— Сам знаю, не учи учёного, — легко отмахнулся от её менторского тона я, — я не собираюсь совать во все дыры свою голову, и кормить собой здешних зверушек тем более, для исследований специальная техника имеется. Я тут ко всему прочему разжился маленькими самолётиками-разведчиками, у тебя внизу продаются радиоуправляемые машинки для детей, на которые можно поставить видеокамеру, всё это при грамотном использовании может сильно помочь в моём деле.

— Это тоже непросто будет, — Мэри опять ненадолго задумалась, — ты далеко не первый собираешься опробовать эту идею, и до тебя тут хватало умников, но у них, похоже, ничего не получилось.

— Я настырный, у меня обязательно будет толк, — уверенно ответил я, — лучше подскажи, где здесь можно купить портативную аппаратуру для видеонаблюдения, я у тебя её не видел, да и в других магазинах тоже ничего подобного нет, как будто это никому и не нужно.

— Если ты не видел, то это совсем не значит, что совсем ничего нет, — женщина слезла с моих коленей вернувшись к плите. — В прошлом году один здешний чудик-профессор, после охоты с небезызвестным тебе Гансом, пробудился идеей великих научных открытий, заказал мне кое-что по каталогу 'из-за ленточки'. И даже оплатил часть заказа. Но с тех пор он связался с Орденом, ища его поддержки в своих начинаниях и куда-то пропал, хотя должен был давно объявиться, а его заказ пылится на складе. Можешь посмотреть что там есть, в дальнем углу лежит большая синяя коробка, и если тебе что-то там надо будет — бери по себестоимости и даже без обязательной страховки.

— А как же заказчик, вдруг объявится? — мне как-то совсем не хотелось портить бизнес и репутацию магазина Мэри.

— Этот вопрос я без тебя решу, — уверенно сказала она, — вот если бы он оплатил всё сразу — тогда можно было бы мне претензии предъявлять, а так вовремя нужно появляться, чтобы не морозить мои деньги. Совсем немаленькие деньги, кстати. И договор у нас с ним был всего на неделю хранения заказа после его доставки, а он уже полгода лежит. Так что если ему очень будет надо — подождёт ещё раз.

— Хм, — тут я вспомнил о своей первой идее, — а быстро твои заказы из Старого Мира Орден доставляет?

— Это смотря что заказывать, — пожала плечами она, — обычный промышленный товар для магазина за неделю привезут, если, конечно, не в сезон дождей, да ещё банк удобный кредит под него даёт, а вот что-либо нестандартное могут полгода и больше тянуть несмотря на полную предоплату. Мой бывший муж оборудование для своей мастерской почти год ждал, да и то получил не всё, что хотел.

А вот тут, похоже, полный облом. Именно о заказе приборов и инструментов для своей передвижной мастерской я сейчас думал. И некоторые ходовые запчасти заказать хорошо бы было. К примеру, наборы разных электронных компонентов, резисторы и конденсаторы разных номиналов, ходовые транзисторы и микросхемы. Не всё же время убитую радиоаппаратуру разбирать. Однако, если ждать такого заказа по полгода и больше, эта затея не пройдёт, придётся выкручиваться исключительно подручными средствами, скупая за бесценок ту же битую аппаратуру, если нет возможности её починить. Это, конечно, какой-никакой выход, если не учитывать того, что половину машины этим барахлом запросто можно захламить. В Старом Мире для этой цели у меня был целый гараж, а тут его даже и не предвидится. Ладно, с этим дело всяко терпит, а вот инструменты и приборы мне будут нужны прямо сейчас. Что-то досталось мне в качестве трофеев с машиной, к примеру, хороший портативный сварочный аппарат и качественный слесарный инструмент, станок опять же, что-то можно купить здесь, но этого мало, для ремонта электроники практически ничего в продаже нет, кроме пары типов самых простых китайских мультиметров и паяльников, которыми удобно разве что большие медные тазы лудить. Для обычного электрика они кое-как подойдут, а вот мне хотелось чего-либо лучшего. Благо я знаю, где это всё есть.

— Мэри, слушай, продай мне сейчас мастерскую, вернее часть того, что там имеется. Себе же всё необходимое закажешь 'из-за ленточки', если надо. А то когда ещё я своего заказа дождусь, чем мне работать, опять в людей стрелять? Вот оружия у меня теперь хватает, могу даже с тобой поделиться…

Не очень хорошо пользоваться тёплыми отношениями с женщиной для достижения меркантильных целей, да ещё прикрываясь угрозой безопасности того, кто ей нравится, а что делать? Однако в ответ на мой последний пассаж Мэри только звонко рассмеялась и заметила:

— Я тебе сама хотела именно этот вариант предложить, прекрасно представляя, чем ты так хорошо в последнее время себе на жизнь зарабатываешь. Только мне ничего заказывать не надо, я не мастер, в приборах этих ничего не понимаю. И денег с тебя мне тоже не надо, пусть это будет моим подарком тебе за всё то, что у нас с тобой было.

— Спасибо тебе, красавица, — я встал с кресла, подошел к ней и поцеловал в щёку, стараясь особо не отвлекать её от кухонных забот в которые она погрузилась в разговоре со мной, — вот только деньги и тебе лишними не будут.

— Отстань ты от меня с этими деньгами, Алекс, у тебя теперь есть на кого их потратить, бери всё что тебе надо, и ни о чём не переживай. И вообще, иди, займись пока своими делами, я сейчас буду готовить мясо, с тобой рядом оно плохо получится, — нежно но уверенно Мэри вытолкала меня из кухни, плотно закрыв за собой дверь.


Постояв минуту за закрытой дверью, я отправился в мастерскую. Раз мне дарят её содержимое, стоит озаботиться переноской его в машину, чтобы не заниматься этим завтра с утра пораньше. Элизабет уже исписала несколько листов бумаги, разложив их по рабочему столу, и выглядела, надо отметить, вполне нормально, по крайней мере следов слёз на её лице я не заметил. Пара листов были сильно перечерканы ручкой, с полностью замазанными отдельными предложениями, что-то Лиза явно не хотела никому показывать, даже самой себе. Ну что же, похоже, предложенный мной вариант психотерапии даёт свои результаты, а на счёт замазанного текста я с ней потом поговорю, сейчас пусть работает дальше, займусь своим делом.

Я стал собирать инструмент, разложил для начала его по столу, прикидывая, куда бы его сложить, чтобы потом удобно доставать было. Сходил в спальню, достал свой пустой чемоданчик, который прибыл со мной из Старого Мира. Вот он мне и пригодился, хорошо что не бросил его ещё на базе Ордена. Собственно, инструмента в мастерской было не так много, три набора разнообразных отвёрток, монтажные пассатижи нескольких видов и размеров, кусачки, инструмент для зачистки проводов, клещи для обжимки сетевого кабеля, несколько паяльников разной мощности и по мелочи кучка всего ещё, что может пригодиться при монтаже и демонтаже мелких элементов. Главная же ценность — это термо-воздушная паяльная станция, припой и набор флюсов для пайки. Если остальной инструмент худо-бедно, но можно тут купить, то паяльную станцию и расходные материалы для пайки, только заказывать и ждать. А без такой станции в современной электронной технике мало чего обычным паяльником наковыряешь. И ещё ко всему этому был промышленный монтажный микроскоп. То что надо для осмотра мелкого монтажа всяких портативных устройств и работы с ним, ибо даже имея идеальное зрение там всё что нужно не разглядишь, а пользоваться обычным увеличительным стеклом просто неудобно.

Из приборов имелся портативный осциллограф фирмы 'Fluke', универсальный мультиметр от этой же фирмы и высокочастотный двухлучевой аналоговый осциллограф с дополнительным функционалом анализатора спектра. Аппарат не очень новый, но весьма солидный. Ещё был регулируемый источник напряжений и широкополосный генератор сигналов. Без всего этого оборудования серьёзно разбираться с теми же радиостанциями практически невозможно, или же на уровне технического шаманства — 'паяльником взмахну как волшебной палочкой, чую, всё обязательно заработает как надо!'. Но, к сожалению, так что-то получается далеко не всегда…

Пока Мэри готовила ужин, всё необходимое я отнёс в грузовик, и даже закрепил над рабочим столом, благо там имелись удобные для крепления оборудования кронштейны. Позже придётся сделать дополнительную электрическую проводку и доделать освещение, ибо имеющееся штатно меня не устраивало. Хоть немецкие конструкторы и грамотно сделали компоновку КУНГа, но с нормальным освещением явно не справились. Помянув всё это, прихватил со склада магазина несколько бухт различного кабеля, чтобы не пришлось искать его где-либо в дороге. Я почти закончил свои дела, когда Мэри позвала меня и Лизу ужинать.


Во время ужина мы все молчали, периодически поглядывая друг на друга. У меня куда-то напрочь подевался аппетит, но тем не менее я отдал должное кулинарному искусству Мэри, положив себе всего по чуть-чуть и медленно поглощая еду. А вот Лиза ела много и даже с некоторой спешкой, немного замедлившись только когда ей положили добавки. Буду надеяться, хороший аппетит — признак того, что психологический кризис потихонечку рассасывается.

После еды мы отправили девочку спать в отдельную маленькую комнату, а сами закрылись в спальне, скинув с себя одежду и заключив друг друга в горячие объятья.


Шестнадцатый день | Чёрная полоса | Восемнадцатый день. Последний день в городе \Порто-Франко\