home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

- Президент Чжан! Простите, что прерываю ваши размышления - но чрезвычайное событие!

- В чём дело, майор Бохай? - президент строго взглянул поверх очков на ворвавшегося в кабинет адьютанта - надеюсь это событие стоило того, чтобы отвлекать меня от дела?

- Председатель Чжань! Над Пекином завис космический корабль! Прямо над нами! Такая здоровенная штуковина, похожая на половинку диска! Двести метров в длину!

- Вы что, решили пошутить, майор Бохай? - растерянно спросил Председатель, снимая очки и вглядываясь в лицо отдающего честь адьютанта - ранее за вами такого вроде не замечалось...

- Председатель Чжань - включите телевизор - там идёт трансляция! Передают все каналы! Космический корабль завис над Чжуннаньхай! В воздух подняли эскадрилью истребителей! Все ждут вашего решения!

Отстранив адьютанта в кабинет Председателя КПК Китая вошли несколько высокопоставленных генералов. Ранее невидимые за портьерами охранники тут же выступили вперёд, держа руку в подмышке и живым щитом прикрыли президента на случай того, что это вторжение и военный переворот.

Председатель лёгким движением руки отогнал телохранителей в сторону и озабоченно спросил:

- Значит правда?

Генерал Канг, министр обороны, вышел вперёд и слегка поклонившись, глухим голосом сказал:

- Да, Председатель Чжань! Над вашей резиденцией завис неизвестный объект, который не может быть идентифицирован никак, кроме как космическим кораблём. Прошу вас пройти в подземный бункер, здесь оставаться опасно.

Председатель встал со своего кресла и быстрыми шагами вышел в длинный коридор. Вся свита генералов, в сопровождении телохранителей и офицера с ядерным чемоданчиком рванулась за ним и через минуту они уже стояли в огромном лифте, уносящем их глубоко в подземелье. Скоро они оказались в подземной резиденции Председателя КПК, точной копии той, что осталась вверху. К этой резиденции вели несколько тоннелей, заканчивающихся далеко за пределами Пекина - в случае блокирования сверху, руководство страны спокойно могло перемещаться в любую сторону, в том числе и к специально подготовленному самолёту, стоящему глубоко под землёй в специальном капонире за толстенными стальными дверями.

Было предусмотрено всё, чтобы господин Чжань, великий Председатель КПК Китая остался жив в любых условиях, при любом раскладе - даже при взрыве в Пекине нескольких термоядерных бомб.

- Сюда, Председатель Чжань, сейчас мы включим трансляцию! Это показывают все телестанции!

Председатель, сухонький мужчина лет шестидесяти с умным, цепким взглядом, легко опустился в кресло перед огромным экраном в зале для совещаний и через мгновение перед ним возникло изображение тележурналистки, быстро и взахлёб вещающей о происшедшем событии. Потом журналистка исчезла, и камера перешла на то, собственно о чём шла речь.

Объект походил на громадный полукруг, половинку от толстого блина, который кто-то разрубил точно посередине. Длина корабля впечатляла - по прикидкам, он был не менее двухсот метров длиной, или скорее шириной, а середине - наполовину меньше. Вокруг него жужжало и вертелось множество боевых вертолётов армии Китая, поднятых по тревоге. Они собрались в круг, как будто стая голодных злых волчат, и только и ждали команды, чтобы наброситься на супостата, осмеливавшегося висеть там, где не то что висеть - парковаться на расстоянии нескольких километров было нельзя!

Высота, на которой завис пришелец, составляла около двухсот метров и полуденное солнце, которое заслонял пришелец, вырисовывало своими лучами причудливую тень на глади древних озёр резиденции. Корабль был чёрного цвета, абсолютно чёрного. На нём не было ни одного светлого пятнышка, и он висел, не обращая внимания суету 'стрекоз', на пролетающих над ним истребителей, на толпы бойцов спецслужб, заполонивших площадки и газоны под ним и целящихся в него из стрелкового оружия.

- Что будем делать, Председатель Чжань? - растерянно спросил министр обороны - может открыть огонь? Эта штука мне совершенно не нравится!

- А кому она нравится, министр Канг - усмешливо спросил Председатель - пока никаких действий предпринимать не будем. Товарищ Мао Цзе-Дун сказал: 'Пусть нас не трогают, и мы не тронем, а если тронут - мы не останемся в долгу!' Посмотрим, во что это выльется. Где у нас премьер министр?

- В своей резиденции, президент Чжань.

- Понятно...кто-то показывался из корабля, или нет? Сколько он так уже висит?

- Около часа. Как только он появился, мы поспешили к вам - министр государственной безопасности слегка поклонился при ответе - наши наблюдатели докладывают, что никакого движения нет!

- А это что такое, как не движение?! - Председателя наклонился вперёд, всматриваясь в изображение на экране: кольцо вертолётов распалось, и они брызнули в разные стороны - одни спеша увернуться, а другие - разваливаясь и полыхая, как факелы - из корабля вылетело с десяток аппаратов, похожих на основной корабль, только размером с земной вертолёт, и начали гоняться за китайскими геликоптерами, выпуская белые лучи из-под крыльев. Вертолёты взрывались и горели. Эффективность этих агрессоров была такова, что вертолёты никак не могли сравниться с ними ни в манёвренности, ни в скорости, ни в боевой мощи. Они сгорали, не успев сделать ни одного выстрела.

Через десять минут вокруг корабля не было видно ни одного вертолёта, кроме тех, что горели далеко внизу, на земле. Присутствующие в просмотровом зале люди с ужасом замерли, глядя, на то, как догорают внизу остатки лучших боевых машин армии Китая.

В зале повисла тишина, затем спокойный голос Председателя сказал:

- Пора и ответить на наглый вызов этих негодяев. Прикажите истребителям открыть огонь. Приготовьте к пуску ракеты земля-воздух. В общем - ударьте по ним со всей яростью коммунистического гнева!

Министр обороны кинул несколько слов в сторону, и тут же, секунд через тридцать, барражирующие в воздухе истребители зашли в боевой разворот. Четыре тройки новейших истребителей пятого поколения, оставляя белые полосы инверсии, понеслись на висящего в воздухе колосса.

Они выпустили несколько ракет каждый, и те, как карающий меч партии и народа, ударили в агрессора со всех сторон, ища слабое место. Увы, из попытки не увенчались успехом. На расстоянии нескольких десятков метров от корабля, ракеты встретили невидимую преграду, замерцавшую радужным пламенем и разорвались, осыпавшись стальным дождём на прекрасный парк Чжуннаньхай и на останки догорающих вертолётов.

Реакция корабля последовала незамедлительно: из него вырвалось несколько ослепительных лучей, мгновенно поймавших истребители в свои жаркие объятия. Скоростные машины буквально испарились в воздухе. Через несколько секунд в воздухе остались только два истребителя, чудом уцелевшие потому, что пилоты бросили их в пике и скрылись за зданием правительственного комплекса. Теперь это здание оплывало, как воск на свечке, попав под удар смертоносных лучей.

Откуда-то из-за зданий вылетела стая из нескольких десятков ракет земля-воздух, но они даже не успели приблизиться к звездолёту - несколько вспышек, очередей из фиолетовых сгустков, и в небе расцвели дымные цветки, напоминающие о любимом занятии китайцев - запуске фейерверков.

В зале совещаний все угрюмо молчали, переживая увиденное. Потом министр обороны нерешительно сказал:

- Ядерные боеголовки?

- Не говорите ерунды! - раздражённо кинул Председатель Коммунистической Партии - это же Пекин! Здесь двадцать миллионов человек! Плюс десять миллионов приезжих - в то числе и иностранные бизнесмены! Нам только ядерной бомбы в центр города не хватало! Кстати, почему-то мне кажется, что она тут не поможет... - устало закончил Председатель Чжан - будем ждать развития событий. Мне кажется, это была демонстрация силы. За ней что-то последует - например - предъявление требований, или же новый виток агрессии. Вот тогда уже дойдёт дело и до ядерного оружия.

- Председатель Чжан! Президент США просит переговорить с ним по телефону! - адъютант склонился в полупоклоне, а Председатель легонько кивнул головой:

- Переведите сюда.

Он поднял трубку телефона, стилизованного под старый телефон времён Великого Кормчего - с красным знаменем и звездой на корпусе, и спокойным голосом сказал по английски:

- Привет, Ник. Как дела?

- Наши-то хорошо. А вот что у вас происходит? Мы сильно обеспокоены происходящим в вашей резиденции, потому я поспешил осведомиться о вашем самочувствии. Не нужна ли наша помощь? Как я вижу - первый раунд остался за этим скатом.

- Как вы сказали, Ник? Скат? А что, чем-то похож. Нет, благодарю - китайский народ пока ещё может защитить не только себя, но и своих друзей. Мы просто выжидаем. Конечно, мы очень озабочены, не скрываем этого. Спасибо что спросили о самочувствии.

- Всего вам хорошего. Имейте в виду - в случае необходимости мы всегда вам поможем!

- Благодарю вас, Ник! - сухо закончил Председатель Чжан и спокойно, не теряя лица, сказал присутствующим - это иностранец имеет наглость сказать чуть не впрямую, что если у нас тут возникнут проблемы, они вмешаются в наши дела.

- Президент России звонит! Председатель Чжан - будете разговаривать?

- Конечно! Что нам скажет 'Большой Брат'? Тоже пожелает срочно помочь и ввести войска? Владимир? Добрый день! Как поживает ваша супруга? Замечательно! Да. У нас тут кое-какие проблемы. Пока ждём разрешения ситуации. Готовы помочь? Я не сомневался - президент США тоже выразил готовность принять участие в наших внутренних делах.... Нет, нет, вы не так поняли - я не собираюсь отказываться от вашей помощи! Если понадобится...потом. Потом. Спасибо. Всех вам благ, всего вам хорошего!

Председатель КПК замер с отрешённым, каменным лицом. Как только у них возникли проблемы - тут же вокруг собрались стаи 'братьев', усиленно желающих помочь, чем могут - главное, чтобы можно было просунуть в щель коготок, а там...и вся лапа окажется. Он задумался - если действительно применить ядерное оружие? Тридцать миллионов погибших...этого могут не простить. Даже китайцы, привыкшие к подчинению. Другие страны начнут вопить о нарушении прав, Россия заявит что радиоактивные осадки летят на их территорию, Корея...в общем - нет. Пока нельзя. Ждать. Хоть это и трудно. Но терпение одна из главных добродетелей китайца!

Председатель Чжань сидел молча, смотря на экран, где замерла причудливая фигура пришельца. Великий руководитель молчал, и молчали его соратники, не решаясь потревожить такого важного человека своей бессмысленной болтовнёй.

Так прошло полчаса, и вдруг в небе над землёй возник мерцающий экран, на котором появилась улыбающаяся физиономия человека, напоминающего европейца, только с оливково-зелёным цветом кожи. Он приветственно поднял руку, покачал ей в воздухе и заговорил. Конечно, говорил не он сам - артикуляция губ зелёного не совпадали с произносимыми словами, работал какой-то переводчик. Но голос звучал чисто, звонко и так громко, что его было слышно за километры. Поверхность виртуального экрана составила не менее сотни метров в высоту.

- Привет! Моё имя Бранд. Мне необходимо встретиться с вашим главным руководителем, чтобы передать ему предложения от моего господина. Как вы уже убедились, попытки нанести нам вред не увенчаются успехом, а потому - лучше перейти к переговорам. Для этого вашему руководителю и сопровождающим его лицам необходимо пройти на площадь под кораблём, и мы примем его на наш крейсер. Для размышлений и принятия решения вам даётся три часа. После этого мы начнём уничтожать ваш город, а затем и другие города. Я могу гарантировать неприкосновенность вашего руководителя на всё время, пока он будет находиться на борту нашего корабля. Время пошло!

Экран исчез. Все, кто видел это зрелище, замерли в ступоре, глядя на Председателя Чжана.

- Никто не может диктовать нам условия! Ни иностранцы, ни приблудившийся космический корабль! - лицо Председателя Чжана было жёстким и холодным, как камень Великой Китайской стены - готовьте ядерный удар. Объявите народу об эвакуации. Может кто-то успеет спастись, выехать их города. Остальные - пусть спасаются в метро и подвалах. Сегодня эти негодяи потребуют, чтобы Председатель КПК пришёл к ним на отчёт, а завтра - чтобы им прислуживала всё страна. Мы не можем допустить этого. Мне жаль людей, которые погибнут, но товарищ Мао Цзе-Дун говорил: 'Без разрушения нет созидания. Мы за уничтожение войны, нам война не нужна, но уничтожить её можно только через войну'. Готовьте баллистические ракеты. Запуск через два часа. Объявите всеобщую мобилизацию. Мне жаль...

В Пекине началась паника. Те, кто мог, и кто успел - бросили свои автомобили и кинулись из столицы пешком. Разнёсся слух, что готовится то ли сожжение пришельцами города, то ли атомная бомбардировка, и город обезумел. Кто-то спускался в метро, кто-то пытался найти убежище в подвалах домов, кто-то садился на велосипеды и мотоциклы, ставшие самым популярным видом транспорта в этот день и прорывались на выезд из города - по мостовым, виляя между замершими в ступоре автомобилями, по тротуарам, мимо бегущих в панике прохожих. Громили магазины, сметая с полок всё, что можно.

Народная полиция пыталась остановить мародёров - в нескольких местах вспыхнули беспорядки, жёстко подавленные полицейскими огнём из табельного оружия. В результате погибло около сотни мародёров и пятеро полицейских были убиты кусками арматуры и забиты камнями. Из армейских казарм вывели военную полицию, которая так и не успела навести порядок как следует - два часа пролетели как одна минута.

Председатель Чжан встал из кресла, где он безмолвно сидел эти два часа и сделал знак офицеру с ядерным чемоданчиком. Набрав код, который знали только ограниченный круг людей, он снова уселся в кресло и застыл, глядя в экран телевизор, где давалась картина охваченного беспорядками и паникой города.

За несколько часов хлопотливый, чистый и размеренный Пекин превратился в муравейник, куда злобный мальчишка сунул палку и как следует её покрутил.

Через несколько минут в нескольких провинциях Китая, там, где на первый взгляд были всего лишь луга, пустые площадки и непонятные хозяйственные строения, земля сдвинулась вместе с этими сарайчиками и фермами, открыв тёмные жерла шахт баллистических ракет средней дальности. Около пятидесяти ракет с разных концов страны показали свои тупые и острые носы из нор, как будто гигантский червь осторожно выбирался из своего убежища.

Ещё двадцать ракет встали на хвосты пламени с передвижных установок, колесящих по всей стране и замаскированных под различные хозяйственные цистерны.

Пятнадцать ракет с разделяющимися боеголовками вылетели из-под воды - китайские ядерные подводные лодки класса 'Ся', 'Цзинь' и 'Танг' нанесли свой удар возмездия.

Случайные зрители с недоумением наблюдали за странными пусками - многие даже не успели узнать, что происходит в Пекине, потому решили, что начинается война с всемирным империализмом и советским ревизионизмом. Впрочем - советского ревизионизма уже давно нет, так что скорее всего - с американским буржуазным строем. Кто-то радовался - наконец-то им зададут как следует, чтобы эти демоны-иностранцы знали своё место! А кто-то печалился, зная, что просто так это дело не закончится и полягут миллионы людей, удобряя своими телами многострадальную Землю...

Ракеты стекались к точке 'Х' как стая коршунов на дракона, готовясь растерзать его своими стальными клювами.

Корабль висел, ничего не предпринимая, до тех пор, пока ракеты не показались в пределах видимости его следящих устройств, и тогда - из него вылетело несколько десятков небольших ракет, молниеносно метнувшихся вперёд и встретивших стаю ядерных посланцев далеко от местонахождения корабля. Часть ракет была сбита в воздухе, не долетев до цели и упала на пригороды Пекина. Это была бОльшая часть. Ракеты с пробитыми осколками баками не представляли никакой опасности, тем более что взрывная магнитная волна от ракет с начинкой из антиматерии уничтожила память боеголовок и они 'забыли', что надо взорваться.

Но около пяти или шести ракет - крылатых ракет - лавируя на малой высоте, прорвались почти к самому центру города и были замечены только тогда, когда до цели оставалось несколько километров. Когда ракеты-перехватчики с корабля ринулись к прорвавшимся крылатым 'акулам', руководство ядерным щитом страны дало указание подорвать их, не дожидаясь, когда их собьют.

Это был шаг отчаяния - военное руководство уже поняло, что их усилия бесполезны, но надеялись, что взрыв пяти ядерных ракет даже на таком удалении сумеет повредить звездолёт. И тогда - в ход пойдут тяжёлые штурмовики.

Над Пекином встали смертоносные 'грибы'. В мгновение ока ударная волна снесла высотные здания, как картонные коробочки, разнесла всё, что было построено за годы, десятилетия, сотни лет трудолюбивым древним народом. Многие из людей даже не поняли, что они умерли. Их просто не стало. Испарённые в огниве ядерной печи, размазанные ударной волной, раздавленные обломками строений и летящими по воздуху автомобилями, они перестали существовать, как будто никогда и рождались на свет. Ядерная война не щадит никого и ничего.

Плотная волна воздуха докатилась и до резиденции Председателя КПК - слегка ослабленная, но её усилий хватило на то, чтобы сравнять с землёй, разбросать по поверхности планеты всё то, что досталось от далёких предков, и то, что настроили последние годы.

В труху превратились древние беседки, как спички сломались деревья и унеслись по воздуху, будто сдунутые могучими лёгкими великана. Но корабль пришельцев остался на месте, непоколебимый, как Великая Китайская стена.

Председатель Чжан наблюдал за происшедшим по трансляции с военного спутника, и когда Пекин превратился в развалины, а корабль так и остался висеть над резиденцией - резко выдохнул и потёр грудь. Он даже не заметил, что сидел затаив дыхание долгих несколько минут.

Украдкой посмотрел на золотой 'ролекс' - Председатель всегда испытывал тягу к хорошим часам. Это был его единственный порок. Времени до конца срока оставалось полчаса. И он принял решение.

Плита, укрывающая запасной выход из подземного бункера под резиденцией медленно отъехала в сторону, сдвигая, как гигантским бульдозером дёрн вместе с травой и обломками зданий. Взрывная волна снесла здания чисто, как будто подмела территорию громадной метлой - взрывы прогремели не так далеко от резиденции - ракеты почти долетели до цели. Мощность ударной волны на таком расстоянии была ужасающей.

Платформа лифта доставила Председателя КПК наверх, и он твёрдым шагом проследовал к своему неясному будущему, выходя на открытую площадку, ранее служившую посадочной площадкой для вертолётов. Его сопровождали министр обороны, премьер-министр и два адьютанта - один из них с ядерным чемоданчиком.

Пройдя на воздух, Председатель Чжан успокоил дыхание, постаравшись дышать как можно реже - существовала реальная опасность схватить дозу облучения, вдохнув радиоактивные осадки.

Выйдя из бункера, группа руководителей Китая, от которых зависела жизнь миллиардов людей, остановилась, и один из адьютантов по команде своего начальника помахал кораблю рукой. Некоторое время ничего не происходило, и вдруг, люди на площадке стали подыматься вверх, утягиваемые в корабль невидимым лучом.

Через несколько секунд Председатель КПК и его спутники стояли в большом помещении, с бежевыми пружинящими полами и стенами, освещёнными светом из потолочных панелей. Внезапно на полу перед ними вспыхнула жёлтая полоска с моргающей на ней чёрной стрелкой. Им недвусмысленно показывали, куда они должны двигаться и группа начала движение к бессмертию.

Однако, как только они сделали два шага, на них обрушился удар станнера, поваливший всех наповал. Из коридора появились несколько бойцов в чёрных бронескафандрах, один из них подхватил чемоданчик и переправил его в открывшееся отверстие шлюза. Затем отверстие снова закрылось, а чемоданчик, ударившись о землю разбился, покатившись по площадке и разбрасывая содержимое по замусоренной мостовой.

- Вот видишь, Хартан - засмеялся Бранд - теперь ты должен мне десять тысяч кредитов! Я говорил тебе, что они попытаются устроить какую-то пакость - а ты - у них не хватит духу, не хватит соображения! Это же так просто - протащить в корабль термоядерное устройство и взорвать его здесь! И все злые захватчики погибли, а герои обессмертили свои имена! Интересные эти соргамовцы. Посадите им мкаров, пусть понимают язык хозяев. Я не намерен курлыкать на их птичьем языке! Сколько они будут валяться в отключке? Мне с ними поговорить надо, и я наконец-то займусь своими развлечениями. Меня свеженькие рабыни с этой планеты дожидаются, а я тут на этих придурков гляжу! Сделайте им укол какой-нибудь, что ли...пусть очухаются быстрее!

Один из зелёных, одетый в синий комбинезон модификатора наклонился над лежащими на полу китайцами и с помощью вакуумного пистолета впрыснул каждому из них порцию лекарства. Через минуту те зашевелились и стали медленно вставать на ноги, оглядываясь по сторонам.

Перед ними сидел тот человек, или, скорее всего - то существо, что они видели на экране. Существо насмешливо улыбнулось, и сказало:

- Ну что, идиоты - наигрались? У кого был чемоданчик? Вот - у него, да? Дай мне вибромеч.

Стоящий рядом боец в чёрном скафандре вложил в руку командира вибромеч и через секунду над кулаком того зашелестел, завибрировал призрачный столб воздуха. Быстрое движение! - разрубленное на уровне пояса тело адьютанта падает на пол, дёргаясь в куче вывалившихся кишок и в луже крови.

- Не бойтесь - я вас не трону - усмехнулся зелёный - этот человек угрожал моей жизни, осмелился напасть на своего хозяина, а потому подлежит уничтожению. Плохой раб должен быть уничтожен. Вы ещё не поняли, что вы все рабы? Что эта планета принадлежит нам? Что ваши усилия бесполезны? Так вот - сообщаю вам, грязные дикари - вы - рабы! Мои, наши рабы. И мы сделаем с вами то, что захотим. Но сообщу вам и приятное известие - у меня есть к вам предложение, которое вас заинтересует. Кто же у вас главный? Дайте-ка, я догадаюсь...ага - вот этот маленький прыщ в сооружении со стёклами. Ты главный, да? Вижу как на тебя почтительно поглядывают твои подчинённые. Итак, ещё раз - ТЫ старший или НЕ ты? Давай шустрее отвечай, а то я уже теряю терпение, а когда я теряю терпение - люди теряют головы.

- Я Председатель Коммунистической Партии Китайской Народной Республики Чжань. С кем я разговариваю?

- С твои хозяином, господином. Ты мой раб. Как и вы все. Как и вся эта планета. Это наш рабский загон, из которого мы будем брать столько рабов, сколько надо. НО! У вас есть шанс сделать свою жизнь приятной и необременительной. Более того - долгой и счастливой! Вы сможете жить тысячи лет. Сможете править всегда и везде - над всей вашей планетой.

- Что взамен? - сухо спросил Председатель Чжан, глядя на врага рыбьими неподвижными глазами.

- Само собой, что-то придётся отдать! - усмехнулся Бранд - первое, что нас интересует - редкоземельные металлы. Рабы - это уже вторично. Мы обеспечим вашу армию, самую большую в мире - наилучшим оружием, по уровню превосходящим всё, что имеется в арсенале ваших противников. Мы поддержим вас в завоевании всей планеты - всеми доступными нам средствами. Ваша задача будет - поставлять нам редкоземельные металлы - о размерах выплат мы договоримся - а также - рабов, в тех количествах, какие мы сочтём необходимыми. Думаю - в рабах у вас недостатка не будет, после того, как вся планета окажется под вашей властью. Вы правите планетой, а мы правим вами - что может быть проще? Если вы откажетесь, мы вас убьём, и перелетим к руководителям другой страны. С тем же предложением. И так будет до тех пор, пока кто-то из них не возьмёт на себя почётную обязанность стать нашими представителями на этой планете. Вы нас заинтересовали только потому, что у вас самая большая армия в мире, а главное - на вашей территории сосредоточены почти все запасы разведанных месторождений редкоземельных металлов. Мы поставим вам оборудование - и добывайте, сколько вам и нам нужно. Я ясно изложил вам наше предложение?

Председатель Чжан молчал, потрясённый нарисованными перспективами. Открыть рот он смог только после минутного молчания...

Председатель Чжан! - робко спросил министр внутренних дело у молчаливого руководителя Партии, обдумывающего будущее страны - как же так - мы заключили союз с врагом, нас поработившим! Как это согласуется с линией партии?

- Линия партии? А ничего не противоречит линии партии! Товарищ Мао Цзе-Дун говорил: 'Чтобы иметь уверенность, что мы не поведем революцию по неправильному пути и непременно добьемся успеха, мы должны заботиться о сплочении вокруг себя наших подлинных друзей для нанесения удара нашим подлинным врагам!' Кто наши подлинные враги? Американский империализм и советский реваншизм - пусть он даже теперь и рядится в другие одежды - он так и остался советским реваншизмом. На этом этапе нам выгодно объединиться с прежними врагами и провести путь к светлому будущему всего человечества! Пронести свет коммунизма в эти страны, стонущие под пятой империалистов и реваншистов, что может быть важнее? Поэтому те, кто нам помогает в этой благородной задаче - наши подлинные друзья. Подготовьте заявление для прессы и телевидения:

'Американские империалисты, при поддержке российских реваншистов и японских милитаристов нанесли подлый удар в спину трудового народа Китая! Они попытались уничтожить руководство Коммунистической Партии Китая, узнав о том, что ведутся переговоры с нашими друзьями из космоса, прилетевшими, чтобы помочь нашей стране нести свет коммунизма по Вселенной! В результате действий этих милитаристов, погибли десятки миллионов простых китайцев в столице Китая Пекине! Руководство Коммунистической партии Китая, правительство Китая соболезнует родственникам погибших и объявляет трёхдневный траур. Мы дадим адекватный ответ милитаристам! Эти ястребы войны, эти подлые негодяи, не уйдут от справедливого возмездия!

Председатель Чжан встал, довольный собой и пристально посмотрел в лица своих приближённых.

Они были спокойны и уверенны. Он ещё раз порадовался, что верно подобрал своих ставленников. Их рука не дрогнет в бою.

Слава повернулся на бок и уставился в чьи-то ноги. Поднял голову:

- И чего ты развлекаешься? И вообще - свали от солнца, тенью всё мне перекрыла! Сейчас попрошу Леру, пусть она тебя задницу-то надерёт!

- Ой, какие мы нежные! - Наташа возмущённо фыркнула и отбросила бокал с морской водой - я может тебя просто хотела слегка охладить - перегреешься, чего потом делать? Лишимся командира! Ладно, ладно! Рядом хоть можно полежать?

- Ложись. Только не нужно, как прошлый раз, невзначай хватать меня за разные места!

- Да я вообще спросонок, не сообразила просто, что сплю, вот и уцепилась! Вот ты мне нужен! - Наташа ещё раз фыркнула, и нарочито виляя голым загорелым задом, пошла к краю платформы. Спустившись к морю, она радостно взвизгнула и бросилась в воду, разбрасывая мириады радужных брызг и с головой окунаясь в тёплую, практически температуры человеческого тела, прозрачную субстанцию. По её смуглой груди с крупными, торчащими вперёд коричневыми сосками скатывались сияющие капли, когда она в очередной раз выскакивала в воздух, плескаясь, как тюлень.

Слава усмехнулся - её тело стоило тех денег, что он отдал. По крайней мере, оно было не хуже, чем тело Леры. Ладненькое, гладкое, как нейлоновое - это не тело, а идеал женской красоты. Лицо сделали Наташкино, только облагороженное - даже непонятно как, но они сделали из неё просто фотомодель - точёные черты лица, как у потомственной аристократки в надцатом поколении. Вот только мозг остался её - бесшабашный, с сумасшедшинкой и авантюрной душой.

Всю неделю после того, как она обрела своё тело, Слава отбивался от её домогательств, она просто лелеяла мечту затащить его в свою постель. Или влезть в его постель. Лера только посмеивалась на Славины жалобы - мол, от тебя не убудет, а девчонка настрадалась - какого чёрта ты её как следует не...в общем - его жена была не против беспорядочных половых связей со своей подругой. Казалось бы - и что? Да каждый мужик будет счастлив, когда к нему в постель прыгает красотка, достойная блистать на обложках лучших глянцевых журналов! А Славе было как-то не по себе - Семён, которого они всё-таки успели довезти до модификаторов и который теперь был мозгом звёздного крейсера 'Соргам', по-настоящему любил Наташу. А она...она не раз повторяла - 'Вот когда получит тело, тогда и поговорим о любви. А пока что - мне чего, засыхать? Эдак всё зарастёт, рожать неоткуда будет!'.

Так что Славу всё время останавливала мысль - Семён-то всё видит! От ока корабля никуда не скроешься, не спрячешься...неудобно как-то.

- Натаху рассматриваешь? - услышал он насмешливый голос рядом с собой, и горячее, гладкое тело прижалось к его боку. Он чуть-чуть отодвинулся, повернулся на бок и уставился в насмешливые глаза жены.

- Рассматриваю. Думаю - зря или не зря отдал сто миллионов.

- Ну и как? К какому выводу пришёл? - усмехнулась Лера и провела рукой по твёрдому заду мужа, почерневшему от солнца. В быстрой регенерации модифицированного тела бойца были свои маленькие фишки - например - они никогда не сгорали - как скоро выяснилось. Ни Лера, ни Слава не сгорали. Стоило им полежать под лучами звезды, как их тела тут же покрывались ровным, густым загаром, выглядевшим очень сексуально и соблазнительно.

- Ну что сказать - высший сорт! Лер, ну не могу я её трахать под пристальным взглядом влюблённого Семёна! Ну как ты себе это представляешь? Я вообще иногда задумываюсь - а на что способен ревнивый живой мозг, вставленный в боевой звёздный крейсер?

- Ты и правда считаешь, что Семён способен? - да нееет...ну ты чего. Он умный мужик, видал виды! Фронтовик, лётчик, герой! И ты думаешь, что он из-за женщины будет строить какие-то козни? Этого не может быть.

- Да кто знает - пожал широкими плечами Слава - всё бывает. А он - человек старой закалки. Вдруг решит, что я посягнул на его любовь? Кто знает, что будет.

- Нет, нет...перестань об этом. Не узнаю тебя - какие-то упаднические мысли. Похоже - пора нам отсюда сваливать - засиделись! Хотя - так хорошо тут...никаких проблем, забот..купайся в море, загорай...занимайся сексом с любимым мужчиной - что может быть лучше?

Лера огляделась вокруг, усевшись в позе лотоса. Вокруг, насколько было видно, расстилался простор зелёного кембрийского моря, сверкающий под жёлтыми лучами звезды Нитуль. Она была аналогом Солнца по размерам и температуре, потому люди иногда забывали, что находятся на платформе, плавающей по бескрайнему простору чужого, инопланетного моря. Стоило только закрыть глаза, и тебе уже представлялось, что ты где-то на побережье Чёрного моря, а не в далёких мирах.

Земляне и их спутники находились тут уже больше месяца - процесс укоренения Наташиного мозга в её новом теле шёл медленно, нужно было, чтобы все нервы, все сосуды, соединяющие мозг с телом, проросли, укрепились, и стали ей родными.

Тело, выращенное из её же клетки, было прекрасно, и обошлось Славе на двадцать процентов дороже - за скорость. Модификаторы не собирались просто так, без дополнительной платы, ускорять процесс выращивания тела - обычно оно росло год, не меньше. В этот раз они уложились всего в несколько недель.

Что же касается Семёна - с его мозгом не возникло никаких проблем. Он в считанные часы был вынут из тела, помещён в специальный бокс и скоро водрузился вместо мозга Наташи в корабль 'Соргам'. Семён был очень доволен переменами, а особенно тем, что всё-таки не помер, как ни норовил это сделать. А ещё больше рад был тому, что Натаха обрела тело. Она так и осталась пилотом на 'Соргаме', будучи чем-то вроде дублирующего мозга, второго пилота, так что у них теперь было достаточно времени, чтобы общаться. Наташе он нравился - тем более что теперь он принял облик того, кем был во время войны - высокого, плечистого парня, чем-то напоминающего Славу.

- А где у нас Сильмара с Олегом? Ты когда их видала последний раз?

- Ну где они могут быть...плещутся где-нибудь, занимаются физическими, так сказать, упражнениями. Наслаждаются жизнью.

- Всё когда-то кончается - вздохнул Слава - не пора ли нам снова заняться делом? И вообще - давай подумаем - а что в ближайшее время делать? Ведь фактически мы пока топчемся на прежнем месте. Не пора ли нас вернуться на Алусию? Давай-ка мы сделаем заброд на Землю, попробуем переловить уродов, что там вьются. И тогда уже вернёмся на Алусию, делать свой бизнес. Не нужно забывать - мы же всё-таки не на курорт приехали - отдохнули, вылечились - если можно так сказать - и вперёд, на войну.

- Вперёд, на войну! - эхом повторила Лера и грустно улыбнулась - как не хочется туда возвращаться. На войну-то эту... Кстати - а ты думал над тем - как воспримут твой корабль зелёные? Как ты объяснишь, что у тебя появился вот такой корабль? Тебе не кажется, что можно огрести большие неприятности, если кто-то узнает, что ты обладаешь таким сокровищем?

- Думал - сознался Слава - и ничего не придумал. Кроме как тупо прилететь, оставить корабль на орбите и...всё. Делать свои дела. Разбираться будем по мере поступления проблем. Сейчас чего думать? Ну да, такой корабль неизбежно привлечёт внимание. Ну да - будут проблемы. Но - а что предлагаешь? Оставить его на орбите Земли? А самому улететь на 'Соргаме'? И такая мысль была. Только, увы - это невозможно. Я не могу надолго оставить его без контакта. Это нельзя. Почему? Не знаю. Чувствую - нельзя. Это на генетическом уровне ощущается. А на таком расстоянии, как от Земли до Алусии, я не смогу поддерживать с кораблём контакт. Это без вариантов.

- Ясно. Ну тогда - пошли искупаемся? Напоследок...чувствую, тебя уже тяготит отдых. А потом - кое-чем с тобой займёмся. Впрочем - это можно и в воде - Лера хитро подмигнула - пойдём?

- Пойдём - усмехнулся Слава, и они, обнявшись с Лерой, с разбегу прыгнули в ласковые объятия моря. Нанырявшись, наплававшись, Слава потом ещё долго лежал на поверхности, вглядываясь в синее небо, отбросив все мысли и сомнения.

Делай что должно, и будь что будет - так, вроде бы, говорится?

- Господин Председатель Совета! Корабль к вылету готов - лицо, висящее в воздухе, выражало полную готовность сделать всё, что ему скажет Советник. Да и как могло быть иначе? Он ведь говорил с одним из самых могущественных существ в обозримом секторе Галактики.

Боран был очень, очень могущественным человеком, а после того, как неожиданно исчез его главный конкурент - Харман - противостоять ему не решился бы никто. Поговаривали, что убрал Хармана сам Боран - не зря же его флагман, линкор 'Храсс' недавно был замечен вблизи системы Саруга - по информации, растёкшейся от торговцев рабами, там был кем-то уничтожен линкор 'Эффар'. Кто это сделал и как - вот вопрос, который долго занимал умы многих жителей Алусии и планет, входящих в зону влияния цивилизации зелёных. Ведь тот, кто бросил вызов Советникам Алусии, должен был бы быть по-настоящему влиятельным человеком. И могучим. Уничтожить один из линкоров, отличающихся невероятным запасом выживаемости и мощью, сравнимой с мощью целых планет - было практически нереально. И тем удивительнее было то, что, можно было увидеть горящие в термоядерной топке обломки 'Эффара' на сателлите Саруга. Снимки и съёмка погибшего 'Эффара' обошли все экраны визоров - количество просмотров этой информации было уникальным. С тех пор, как транслировался взрыв сверхновой, уничтоживший цивилизацию гангов, это был самый популярный ролик.

В Совете не особо горели желанием расследовать гибель Хармана. Официальная версия - он погиб врезавшись в сателлит Саруга, в своём безумии направив линкор прямо на планетоид. Почему он так сделал, откуда такое безумие - всем было наплевать, тем более что половина состояния Хармана была поделена между членами совета. Остальное ушло в казну Совета.

Наследников у погибшего, как некогда и у Агарлока, не оказалось. Кстати сказать - это было распространённой практикой. Члены совета и очень богатые люди Алусии не утруждали себя размножением - заняться сексом, получить удовольствие - это одно. А заниматься воспитанием детей, устраивать чью-то личную жизнь - зачем? Когда он сам мог жить практически бесконечно, меняя тела и оздоровляясь. Зачем лишние хлопоты? Семейные ценности? Любовь? Дети? Смешно. Главное - это сладкая, желанная, великая власть, которую могут дать деньги. Что может быть слаще власти? Только Большая Власть! И она у них была.

Всё, что может позволить себе существо, любые прихоти, любые капризы - всё было им доступно. Уничтожить мятежную планету с миллионами, миллиардами людей - а почему нет? Если это нужно. Если он этого ХОЧЕТ! Это 'хочет' давно уже было главным фактором, влияющим на действия всех членов Совета. Ограничением тут служило только одно правило: по мере возможности не затрагивать интересы более сильных членов совета, а если всё-таки пришлось - сделать так, что бы не смогли ответить. Или не узнали об агрессии. Для этого применялись любые средства - например - уничтожить всех свидетелей, всю планету. А почему и нет? Что стоят жизни каких-то дикарей, в сравнении с ЕГО интересами?

Боран ценил Саруг. Он давно присматривался к этой планете. Ценные рабы, применимые в любых отраслях промышленности - от автоматических заводов и космолётов, до рабов-гладиаторов и шлюх в борделях - всё это было выгодно и хорошо. Но главное - залежи редкоземельных металлов, без которых цивилизация не может развиваться. Редкоземельные встречались в мире не так уж часто - все планеты, на которых они добывались, были наперечёт. Много их было на Алусии, но воинственный и очень живучий народ керкаров, разумных многоножек, пронизавших Алусию своими ходами, не позволял добывать эти драгоценные металлы. Уничтожить керкаров можно было только вместе с планетой, но тогда какой смысл в уничтожении? Тем более, что цивилизация Алусии парила над поверхностью планеты на гравиплатформах - как-то не хочется рубить под собой сук. Почему на гравиплатформах? Потому, что даже спуститься на поверхность планеты было нельзя - проклятые керкары уничтожали всех двуногих, которые без их разрешения посещали их мир. Исключение составляли только контрабандисты, поставляющие керкарам товары, которых у тех не было - всякую бытовую технику, визоры и коммуникаторы. Поставлять многоножкам товары военного назначения, и то, что может служить для изготовления подобных приспособлений, было строжайше запрещено - и официально, и негласным кодексом контрабандистов. Опять же по той же причине - зачем рубить под собой сук? Как только керкары получат тяжёлое вооружение, так сразу же попытаются сбить платформы с небес, в которых те спокойно летали. Ходили слухи, что в последнее время керкары как-то активизировались, и вроде как вооружились армейскими лучемётами, но пока всё было на уровне слухов.

После того, как Боран уничтожил своего главного конкурента, своего недруга, метящего на должность Председателя, он закономерно считал, что Саруг принадлежит ему. И методы, которые Харман применял при освоении Саруга, нужно пересмотреть. Например - почему надо стесняться показывать дикарям, кто хозяин мира? Почему надо вести свои дела тихо, тайно и незаметно? Не лучше ли просто захватить какое-то из правительств дикарей, поставить им свои условия, и поддержать их всей мощью системы? Например - какому-то государству принадлежат большие запасы редкоземельных. К нему направляются посланцы, с предложением сотрудничества. Главная задача этого государства - обеспечить поставку редкоземельных металлов. А за то - им главенствующая роль в мире, поддержка боевыми звездолётами, передача технологий и лёгкого вооружения. Они же будут отбирать нужное количество рабов для Борана. Зачем выдумывать вилку и нож, когда они давно придуманы? Марионеточное правительство, пляшущее под дудку захватчиков - это было всегда. Если они не будут выполнять условия - погибнут. Будут выполнять - их никто не сможет сместить и победить. Легко. Просто. Элегантно.

После того, как корабль 'Храсс' вдребезги разнёс Хармана и его приспешников, прошло более месяца. Всё это время Боран ждал, пока шум после гибели советника утихнет, и можно будет нормально заняться освоением Саруга. Так-то его мало беспокоили мнения других советников, но всё-таки...не стоило дразнить соратников. Он сильнее всех, но если эти твари сумеют договориться - они станут опасны, а зачем ему лишние проблемы?

Всё это время по его указанию распускались слухи о том, что Харман был безумен (что так и было), что он сам покончил с собой, таким вот экзотическим методом. Боран даже дал интервью одному из телеканалов, рассказывая, как они с Харманом уважали друг друга, и как ему жаль что тот погиб, не завершив свой проект по освоению одной из ценных планет, и теперь он должен выполнить завещание своего друга. Этим он добивался двух целей - сбрасывал с себя подозрения в организации убийства своего соратника по Совету, а кроме того - заявлял права на Саруг. Кто хочет - увидит, услышит это предупреждение: 'Не лезьте на мой Саруг! Это чревато!' Услышали, увидели. Конечно, браконьеры так и будут лезть на планету и вылавливать рабов - но это всё ерунда, всё равно как птичка склевала одно зёрнышко с поля злаков. Главное - не будут лезть могущественные работорговцы и члены совета - связываться с Бораном не будет никто. Тем более, что по боевой мощи с ним не сравнится ни одни человек. Только два члена совета - Борун и Харман владели линкорами. Остальные десять сверхмощных кораблей принадлежали планетам или планетным системам. Частных лиц, равных по силе этим двум зелёным - не было. И скорее всего - не будет. Теперь Боран был самым могущественным существом в мире.

- Пригласи ко мне моего сына. Я жду его в своём кабинете.

- Будет сделано, господин советник! - лицо исчезло - советник выключил коммуникатор.

Боран встал со своего места и подошёл к прозрачной силовой стене, отгораживающей кабинет от пропасти, уходящей далеко вниз, туда, где мелькали полосы тротуаров, где проносились флайеры, провозя своих пассажиров по своим квартирам и рабочим офисам.

Он был выше всех, выше всего мира - на своём небоскрёбе, стоявшем на одной из платформ, в городе, являющемся средоточием финансового могущества и военной силы Алусии - Алурине. Здесь была резиденция Банка Алусии, председателем которого он являлся. Боран жил давно, очень давно. Он даже потерял счёт годам и сотням лет своей жизни. За это время у него не было семьи, и лишь в последние годы он решил разнообразить свою жизнь, заведя себе детей. Не от того, что он вдруг пожелал иметь семью, нет. За то время, что Боран был на вершине власти, он не раз видел гибель своих соратников по Совету и участвовал в делёжке капиталов, полученных после их смерти, и ему ужасно не хотелось, чтобы эти вот твари, с которыми он 'дружил' все эти годы, радостно ухая делили его наследство. Пусть лучше достанется сыну. Вот только сын у него был не совсем сын. Это был он сам.

Этот молодой человек, был выращен из клетки, которую Боран сдал модификаторам, и из которой они получили существо, идентичное заказчику. В общем-то это делалось уже не раз и не два - откуда у Борана брались новые тела? Так их и делали.Но в этот раз он заказал себе полноценное тело, и когда из клетки был выращен мальчик - его воспитали так, как пристойно сыну такого могущественного человека. Никто не знал, что это был клон Борана - все, кто знал об этом факте тайно были убиты. Обществу он был представлен как плод слияния Боруна и одной из первых красавиц Алусии, погибшей в катастрофе флайера (он же и устроил эту катастрофу, понятное дело).

Почему он не захотел сделать сына так, как все? Слив сперматозоид с яйцеклеткой своей партнёрши? Ему это казалось банальным и достойным лишь дикарей. В сексе он видел средство достижения некого удовлетворения, как еда, отправление естественных надобностей. Такой великий человек не мог размножаться банальным способом. Да и не доверял Борун никому - кроме себя самого, любимого, великого. Вот так и получился Бранд.

- Приветствую отец! - Бранд наклонил голову в полупоклоне, а Борун с удовольствием посмотрел на его макушку. Всё-таки в этом есть что-то утончённое - сын-он кланяется ему-самому. Знали бы кто-нибудь! Но лучше не надо, чтобы знали...

- Привет. Тебе сообщили, куда ты отправляешься?

- На Саруг? С какой целью? Призвать дикарей к порядку? Чтобы знали своё место? Прошлый раз я неплохо поработал, не правда ли? - Бранд усмехнулся, и перед его глазами проплыли картины расплавленной, застывшей потоками скалы и беспрерывный дождь, образовавшийся из воды испарённого океана.

- Неплохо - сухо сказал его отец - но в этот раз нужно будет действовать тоньше. Ни к чему уничтожать ценных рабов. Они должны работать на добыче редкоземельных. А также - пополнить ряды наших рабов. Хватит уже выжженной планеты. Научись действовать более умело.

- Ну - ты же сам сказал, что надо было наказать жителей этой планетки? Что они вообще живут только потому, что мы им разрешаем? Их царёк сказал, чтобы ты шёл в зад, вместе со мной! Мне что оставалось делать?

- Надеюсь, он умер последним? - хмыкнул Боран

- Ты сомневаешься? - усмехнулся сын - вначале я собрал всех его жён и детей - с ними предварительно хорошо позабавились наши десантники, оттрахав как следует. После этого я выпустил родне царька кишки и он на всё это смотрел. Ну а потом мы уже прошлись огнём по всей планете - и это было зрелище, я тебе скажу! Кстати - я всё записал, хочешь посмотреть на досуге?

- Не откажусь, хотя досуга как такового у меня нет. Перекинь мне на коммуникатор. Заодно - лови информацию по тому, что тебе предстоит сделать. И в путь!

- Ты мне снова дашь 'Храсс'? - оживился сын.

- Нет. Тебе достаточно тяжёлого крейсера 'Хеонг'. 'Храсс' таскать по таким мелким поводам слишком накладно.

- Даже для тебя?

- Даже для меня! - отрезал Боран - научись ценить деньги, беречь их, и тогда, возможно, ты достигнешь такого богатства и могущества, как и я. Место Советника твоими стараниями освободилось - если выполнишь эту операцию как следует - я попробую протолкнуть тебя в Совет. Вдвоём с тобой мы будем непобедимы.

- Отец! Выяснилось, кто противостоял Харману? Кто бы на той, уничтоженной мной базе луны?

Председатель Совета поморщился, помолчал, потом нехотя выдал:

- Нет. Есть предположения, что это люди кого-то из Совета, пытавшихся воевать с Харманом. Ты очень удачно провёл эту операцию. Все, кто видел уничтожение 'Эффара' - уничтожены?

- Конечно, как ты и сказал. Капитан. Старший помощник. Все, кто мог что-то видеть. Двадцать человек - все попали в катастрофы или убиты неизвестными. Всё прикрыто. Новый капитан ничего не знает. Для всех - мы случайно оказались у Саруга и наблюдали за безумным поступком Хармана. Знать всё это могли только те, кто был в рубке, а они уничтожены.

- Хорошая работа! - Боран удовлетворённо кивнул головой - я тобой доволен. Файл с указаниями и описанием ситуации на Саруге я тебе скинул. Ты сам пойдёшь к правителям Саруга, или пошлёшь кого-нибудь? Лучше сам. Не доверяю я никому кроме себя и тебя (себя и себя! - усмехнулся Боран)

- Я могу идти? - с готовностью сказал Бран, и Борану стало ясно, что тот торопится к какому-то из своих развлечений.

Как доносили Председателю информаторы, любимым развлечением его 'сына' были гладиаторские бои, в которых участвовали неподготовленные к бою мужчины и женщины. Эти бои обычно заканчивались смертью всех участников, что очень возбуждало зрителей. Способы убийства этих рабов были разнообразными и экзотичными - например затравливание их дикими зверями, выдержанными без еды недельки по две. Перед убийством рабов телами их конечно пользовалась по-полной - если было желание.

Боран тоже испытывал наслаждение от созерцания крови и убийств, но не позволял себе расслабляться, да и основной страстью для него была Власть.

- Иди. Тебя ждёт корабль. Капитан недавно доложил о готовности.

Бран коротко поклонился и вышел из кабинета. Его лицо, ровное и красивое, выражало неудовольствие тем, что приходится отказаться от развлечения, которое он предвкушал. В апартаментах его ожидали десять свежих рабынь различных рас, с которыми он был намерен хорошенько развлечься - и сексом, и кровавыми играми. А теперь приходится всё бросить и лететь на какой-то поганый Саруг!

Впрочем - рабы с Саруга отличались приятными формами и завидной выносливостью, так что он там сможет развлечься как следует. И кроме того - кто ему мешает взять рабынь с собой?! Эти рассуждения привели его в хорошее настроение, и Бран вприпрыжку побежал к флайеру, стоящему на площадке личной парковки Председателя.


Пролог | Звездный посланник | Глава 2