home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

- Вперёд вон до той горки, выскакивай, и сразу остановись! Заряжай! Есть! Ну, суки желтозадые, держись! Ннна! Ннна! Назад! Задний ход! Быстро назад! - танк рванулся задним ходом, но не успел - несколько очередей из армейского лучемёта средней мощности прожгли в его броне здоровенные дыры, и танк беспомощно застыл на лугу, чадя из башни чёрными клубами дыма.

Китайские бойцы, закованные в чёрную непробиваемую броню, бежали дальше, как огромные чёрные муравьи, уничтожая перед собой всё живое. Каждый из них имел при себе несколько запасных батарей по сто выстрелов на каждую, но они очень экономно расходовали энергию - впереди были тяжёлые бои, так что нужно поберечь боеприпасы.

Маленький городок близ границы, перевалочная база для мешочников. В своё время многие бизнесмены, ныне уважаемые и маститые, начинали с перепродажи дешёвых китайских товаров. Да, они гадкие, да, они низкокачественные, но когда у тебя с трудом хватает денег на молоко и хлеб, ты не задумываешься о том, что из твоего пуховика вылезают перья, как из больной лишаём курицы, а рубашка линяет при первой стирке. Главное - цена копеечная, и наготу прикрывает. Не замёрзнешь. Китайцы же, всегда говорят на упрёки в изготовлении таких отвратительных товаров: 'Вы сами виноваты, вы такое требуете! Вам подесевле надо! А подесевле не бывает хоросо!'

Как всегда по традиции всех агрессоров - нападение проходит под покровом ночи. Весна, снег уже сошёл, на дорогах подсохло, танки и бронетранспортёры могут спокойно пройти, не увязнув в грязи. И они прошли. Раздавив гусеницами и колёсами всех, кто попадался на пути. Следом шла пехота - впереди обученные в кратчайшие сроки солдаты, с наложенной на их мозг матрицей стрелков, с армейскими лучемётами наперевес, в непробиваемой для пуль броне.

Эту броню не брало практически ни одно стрелковоео ружие, кроме тяжёлых снайперских винтовок типа 'Корд' или крупнокалиберных пулемётов. Калашников, даже 7.62 как оказалось, эту броню не брал. Что было очень печально для обороняющихся.

Китайские бойцы под прикрытием этих современных рыцарей буквально задавливали очаги сопротивления и вырезали всех, кого находили с оружием в руках. Что же касается тяжёлых пулемётов, гранатомётов и автоматических пушек - после первых же очередей налетали один-два флайера и выжигали всё место, где завелась такая крупнокалиберная дрянь.

Командование округов, где началось вторжение китайских армий, тут же доложило по инстанции об агрессии, одновременно выдвигая навстречу китайцам все резервы, что имелись на тот момент. То есть всех голодных, хреново обученных пацанов с тонкими шейками, в дурной форме, едва научившихся за год своей службы разбирать и собирать автомат. Многие из них вообще не умели стрелять - и зачем им это искусство, когда завтра на дембель, и армия забудется как дурной сон? Зачем им умение водить танки, или метать гранаты, зачем им искусство оставаться незамеченным врагом и умение убивать противника максимально эффективными способами. Главное - избежать наряда вне очереди, угодить старослужащим и 'дедам', да как-нибудь найти, где пожрать, вот и всё искусство войны, что преподавалось этим паренькам. И они были вынуждены стоять против многомиллионной армии китайских бойцов - обученных, умелых, сильных и жестоких, настроенных пропагандой против проклятых российских милитаристов, ударивших в самое сердце народа Китая, в его столицу, и разрушивших её до основания. Уничтожив десятки миллионов мирных граждан. Что можно сделать с такими подлыми милитаристами? Ну конечно - раздавить их, как ничтожную гадину. И если эта гадина представлена необученными мальчишками восемнадцати-двадцати лет, так это и лучше - милитаристская гадина оказалась, как и предсказывал великий Мао - 'бумажным тигром'. Всё, всё подтверждало слова Великого Кормчего - сама жизнь показывала на своём примере - как Он был прав!

Единственные, кто оказал упорное сопротивление, это были танкисты и артиллеристы - немногочисленные обученные профессионалы, контрактники.

Это были люди войны, прошедшие горячие точки и чудом выжившие в их горниле. Какие бы они не были - полупьяные и слегка тронутые головой от многих лет войны, они стойко держались и горели в танках, стреляли до последнего из орудий, но разве могли они сдержать прилив, именно не наступление, а прилив китайцев, десятками миллионов шедших на Сибирь и уничтожавших перед собой всё, как саранча?

И для этого им не нужен был даже транспорт - они шли звеньями - двое солдат несут третьего, передвигаясь трусцой. Он это время отдыхает, ест, пьёт, потом, отдохнув некоторое время, подменяет одного из несущих. И так по кругу проходят все бойцы звена. Таким образом они проходили десятки километров в сутки.

Все огневые точки впереди подавлялись флайерами - их было придано армии Китая десять штук, и они были для обороняющихся практически неуязвимы - лёгкие ракеты их не брали, бессильные пробить защитное энергетическое поле, а от крупных они просто уворачивались. Ну да, можно было уничтожить эти летающие танки с помощью ядерного взрыва - если посадить их на землю, привязать и дождаться, когда рядом шарахнет термояд.

Самый крупный ущерб армии нападающих нанесла батарея 'Смерчей' - они тайно, под покровом ночи подкрались на пять километров к густой толпе текущих, как орда лягушек, солдат армии Китая, и выпустили каждый по заряду своих установок.

Они уничтожили несколько сотен тысяч человек и тут же были сожжены на месте, не успев даже опустить ракетные направляющие. Больше такой ошибки армии вторжения не допустили. Всё мало-мальски похожее на военные машины сжигалось заранее. Все замаскированные огневые точки выжигались калёным железом, как зараза. Армия шла и шла, захватывая новые и новые населённые пункты.

Следом за армией шли отряды народной полиции. Они выгоняли жителей захваченных территорий из домов, грузили в автомобили и глушили их станнерами, предоставленными космическими друзьями и увозили в неизвестном направлении.

После того, как их вывезли в Китай, в концентрационные лагеря, созданные вокруг рудников по добыче редкоземельных металлов, их места - дома, квартиры, земли, занимали китайские граждане, которых специально собрали для того, чтобы осваивать захваченные территории. Через две недели после начала вторжения, на тысячу километров от китайской границы не осталось ни одного коренного жителя - кроме тех, что как-то спрятался в тайге, или сидел в подвале, наивно рассчитывая, что власть вот-вот разберётся с жёлтым беспределом и надаёт по сусалам врагам отчизны. Не надавала.

Центральная власть как будто застыла в недоумении, не зная, что делать. Пошли бесконечные петиции, с обвинением Китая в немотивированной агрессии, ООН выступило с заявлением сразу же после того, как китайцы вторглись в пределы России.

Но выступления ООН быстро закончились - вместе с ООН. Его просто не стало. Вместе с городом Нью-Йорк. Не стало и Вашингтона. Эти города представляли собой выжженные, оплавленные площадки, с вплавленными в них кое-где, угадываемыми остовами зданий. Для этого не нужно было линкора, достаточно тяжёлого крейсера 'Хеонг', вооружённого двумя мегабластерами и кучей ракет с антиматерией.

По указанию руководства Китая были уничтожены эти очаги империализма, вместе с их содержимым. На второй день после вторжения китайцев в Россию, крейсер прнишельцев прошёл над США, уничтожая всё, что показалось ему подозрительным, от радиорелейных станций до высоковольтных линий. Он уничтожал электростанции, военные объекты невоенные.

Страна, диктовавшая ранее волю большей части планеты, была парализована и не представляла никакой угрозы. Она была занята своими проблемами и ей было совсем не до каких-то там вторжений в Россию. Та же участь постигла и столицы других крупных государств, обладающих ядерным оружием и боеспособными армиями - Англия, Франция, Германия - все, все полегли в считанные дни. Их столицы были уничтожены, армии рассеяны. Израиль держался стойко, до тех пор, пока Иерусалим не был выжжен дотла. На его месте осталась ровная поверхность кипящей магмы, краснеющая в наступающих сумерках. Но и враги Израриля недолго радовались - арабские страны с их марионеточными режимами и архаичными королями были сметены и отброшены в далёкое прошлое, из которого, впрочем, они и не вылезали - лимузин, ещё не означает, что человек, едущий в нём, вылез из средневековья. Горели нефтяные скважины, закрывая небо чёрным дымом. День превратился в ночь.

Брану доставляло удовольствие уничтожать несчастных букашек на своих жалких мётлах с двигателями, использующими энергию сгорания горючих веществ. Они были смешны, как смешны муравьи, бросающиеся на ботинок лесоруба. Ну да, они могут пощекотать его руку, если проберутся повыше, но потом от них всё равно останется только мокрое место.

В крейсере постоянно находились китайские военные советники, которые указывали - куда надо лететь, и на что обратить мощь звёздного дредноута. Чтобы уничтожить сложившуюся цивилизацию Земли понадобилось не так и много времени - всего несколько дней. Надо было лишь уничтожить правительства стран, разрушить энергетическую систему и нанести удары по основным узлам транспортной системы, создавая коллапс, панику и неразбериху. Это им удалось. Армия Китая уверенно шла на запад, в сторону центральной России и до Москвы оставалось не такое уж и большое расстояние.

Китайским правительством было принято решение не уничтожать Москву, а сделать её новой столицей, вместо разрушенного Пекина. Месторасположение этого города создавало выгодные предпосылки для дальнейшего руководства новой цивилизацией - цивилизацией Великого Китая.

Всего со времени начала военных действий против агрессоров и милитаристов погибло около миллиарда людей Земли. Были уничтожены или приведены в полную неразбериху и небоеготовность практически все значимые страны, которые могли оказать сопротивление.

Некоторые страны сдались сразу, после ультиматума, выдвинутого звёздным крейсером - например Индия. Практичные индийцы решили, что скорее всего не переживут ядерной атаки, а справиться с Китаем, если не смогли справиться США, Россия и другие страны - они точно не смогут. Потому к Китаю добавилось ещё несколько провинций, а правительство Индии вошло в состав руководства КНР.

Этот процесс вливания и подчинения стал происходить лавинообразно, и скоро большинство мелких и не очень стран влились в страну, именуемую теперь Великий Китай. Осталось немного - освободить территории, занятые американскими империалистами, и советскими ревизионистами. Но это было лишь дело времени.

Китайская армия упорно, несмотря на растущее сопротивление русских, продвигалась вперёд. Конечно - чем дальше шли войска, тем плотность населения России становилась всё больше, и как следствие - возрастало сопротивление местных жителей, бросавшихся на захватчиков со всем, чем попадалось под руку. Мужчины гибли, прикрывая отход своих семей, но это не останавливало других русских, снова бросавшихся в безнадёжные атаки против агрессоров. Всех, кто встречал китайскую армию с оружием в руках, всех, кто носил форум полиции или военных - в плен не брали. Эти люди были слишком опасны, чтобы концентрировать их в лагерях. Требовались покорные, сильные рабы, и для этого вполне подходили женщины, подростки и дети. Особенно подростки, женщины и дети - их сразу переправляли с отдельные лагеря, сортировали, и самые лучшие экземпляры отправлялись на крейсер пришельцев, в рабские загоны. Остальные использовались по назначению - часть сексуально обслуживала армию, оторванную от своих жён и подруг - солдаты должны сохранять хорошее самочувствие и крепкое здоровье, а для этого важен эмоциональный настрой. Поэтому хороший секс с молоденькой девушкой или подростком был очень желателен для каждого солдата народной армии.

Это служило ещё и фактором укрепляющим дисциплину - те, кто совершал дисциплинарные проступки, лишались права посетить лагеря с рабынями и рабами, и мог только лишь с завистью слушать разговоры товарищей об удачной случке. Конечно, те, кто шли в первым рядах, авангард наступления, были лишены этих невинных радостей, но их время от времени заменяли на свежие подкрепления и оставляли в тылу на отдых, где они в полной мере пользовались благами новой жизни Великого Китая. Те из рабынь что забеременели или были повреждены при неаккуратном использовании, направлялись в специальные лагеря, а потом переправлялись в Китай для размножения рабов и использования их на стройках народного хозяйства.

То же самое и относительно мальчиков-подростков - если повреждения при их эксплуатации были слишком велики, их списывали в рабские лагеря для использования на радиоактивных шахтах, где часто вместе с редкоземельными добывались и радиоактивные элементы. После длительной работы на таких шахтах подростки минимум становились стерильными. А как максимум - через некоторое время заболевали лучевой болезнью и умирали. По этому поводу руководитель одного из больших концентрационных лагерей сказал словами советского полководца Жукова: 'Чего их жалеть, бабы ещё нарожают!'

С китайской трудолюбивостью и основательностью процесс освоения захваченных земель был поставлен на промышленные рельсы. Через короткое время была аннексирована вся Сибирь, и китайская армия победоносно дошла до Урала. Очень помогало в этом то, что можно было использовать местные ресурсы - продукты питания, например.

После армии на этой земле не оставалось практически ничего съедобного - убивали и съедали даже кошек и собак. Вообще-то в этом не было ничего удивительного - по китайским кулинарным законам можно есть всё, что шевелится. А уж кошки и собаки всегда были деликатесным блюдом...

Небольшой по территории Китай готовился поглотить всю Землю, не только кошек и собак. И весь мир знал - это произойдёт наверняка. Вот только когда - это вопрос. Но не очень актуальный. Когда-то...но - наверняка... мир окрасился жёлтой краской.

- Проходите господа! Господин президент ждёт вас - секретарь, мужчина лет сорока в скромном, но явно сшитом на заказ хорошем костюме, указал на высокие дубовые двери, а стоящий у дверей охранник распахнул створку, пропуская посетителей в святая святых - кабинет Президента России.

Коля почему-то думал, что кабинет Первого будет чем-то эпохальным, громадным, как футбольное поле и немного брутальным - угрюмым и жёстким, каким бывал и сам президент. Отнюдь - кабинет был очень уютным, элегантным, и от какого-нибудь офиса большого бизнесмена его отличало лишь наличие двух флагов за спиной президента, укреплённые на полу. А в остальном - ну да, стол красного дерева, да, кресла, то ли стилизованне под старину, то ли и правда старинные. Стол для совещаний немного поодаль. Дубовые деревянные панели, укрывающие стены...прибор для бумаг и настольная лампа, отделанные малахитом.

Ничего особенного - элегантно, красиво и уютно. Видно было, что человек, обитающий в этом кабинете проводит тут очень большую часть своей жизни, и хочет, чтобы она проходила

в максимально комфортных условиях, но без плюшевой безвкусицы и нарочитого аскетизма.

На письменном столе лежал обычный ноутбук - что там было открыто - Коля увидеть не смог, хотя ему и страшно это хотелось сделать. Просто из любопытства. Не каждый же день тебя приглашает сам Президент, да ещё притом ты знаешь, что в этой встрече ты, а не он, первая спица в колесе! Это-то Коля знал точно. И знал - о чём пойдёт разговор. Он был к нему готов.

Президент, небольшого роста крепенький человек, сохранивший военную выправку и спортивную стать, встал из-за стола и встретил их на середине кабинета. Отмахнувшись от строго официальных приветствий, он протянул им крепкую руку:

- Здравствуйте. Здравствуйте господа! Присаживайтесь вот за этот стол - нам тут будет удобно беседовать. Сейчас подойдут министр обороны и министр федеральной службы безопасности, им тоже следует принять участие в нашей беседе. Вы как, нормально устроились? Гостиница, питание, всё вам обеспечили? Замечательно. Я сам частенько бывал в командировках, и знаю, как важно правильно питаться и хорошо отдохнуть после работы. Впрочем - сейчас нам не до отдыха. Вы знаете, какое положение в стране. Впрочем - вряд ли знаете до конца. Но дождёмся министров, потом и поговорим. Хотел пригласить премьера и министра внутренних дел, но они заняты, не стал их беспокоить. Достаточно будет...ммм...и этих господ. Ага - вот и они. Присаживайтесь, господа. Это вот те господа, о которых вы мне докладывали Николай Семёнович.

Коля покосился на своих спутников - полковника Харламова, на генерала, начальника управления ФСБ города Н. Кирюшина, и спохватившись снова перевёл взгляд на Президента, усталые глаза которого слегка улыбались.

'Первый' внимательно осмотрел своих гостей, видимо делая какие-то свои выводы, потом просто предложил:

- Николай Семёнович, доложите нам последние сводки с фронта.

- Извините, господин Президент, степень допуска....

- Какая степень? - досадливо сморщился Президент - завтра по нам палить будут из бластеров, а у нас всё степени допуска! Военное положение, будем проще. Тем более что это ваши коллеги, ваши подчинённые. Вы не доверяете вашим подчинённым? Тогда вообще - зачем вы занимаете ваше кресло, если набираете в подчинённые тех, кому не доверяете! Докладывайте! И покороче. Я хочу чтобы наши офицеры с мест знали положение дел. Так мне будет легче объяснить им, что предстоит.

- Ну что же, положение на фронте таково: заняты города...

Коля слушал, и волосы на его голове шевелились о ужаса. Война подползала к их городу, и он даже не знал, что она так близка и так страшна. Даже нашествие гитлеровцев не было таким страшным - те занимали территории, оставляя там жителей. Эти - просто уничтожали всех, или же вывозили в неизвестном направлении. Пустели громадные территории, тут же заселяемые привезёнными сюда китайцами и индийцами. Территория России стремительно желтела.

- Итак, мы терпим поражением по всем фронтам. Уничтожается всякая техника, похожая на военную, все склады боеприпасов, все вертолёты и самолёты. Мы беспомощны перед лицом врага. Противопоставить им нечего - кроме ядерных ударов по нашей же территории. А это ничего не даст, кроме - заражения. Впрочем - пробные пуски баллистических ракет по территории Китая ничего не дали - ракеты были сбиты прежде, чем долетели до целей.

- Были запущены ядерные ракеты?! - не удержался Коля.

- Были - поморщился Президент - и с земли, и с океана - все сбиты. Как утки. Запуски по нашей территории тоже не дали эффекта - сбили. Остаются только ядерные фугасы...но это уже последнее средство, средство возмездия. Это тоже рассматривается. (Он слегка покривил душой - этот вопрос был уже рассмотрен. И ядерные фугасы были заложены во всех крупных городах и важных, ключевых точках. Чтобы запустить фугасы было достаточно отправить сигнал с военных спутников, дублирующих друг друга. Но это было не для общего сведения.)

- Теперь вы уяснили серьёзность положения. И мне бы хотелось выяснить два вопроса, для чего я вас и пригласил сегодня в мой кабинет. Не буду ходить вокруг и около, нам бы хотелось знать - помогут ли нам ваша сестра и ваш зять. Судя по рассказам вашего министра, эти две личности неординарные, и глубоко порядочные. Но, кроме того, обладающие мощью, сопоставимой с мощью пришельцев. Скажу честно - это наша последняя надежда. Иллюзорная, но...последняя. Если нам не будет оказана помощь с их стороны, то наша гибель только вопрос времени. Какое-то время мы ещё будем сопротивляться. Но в конце концов - гибель или плен неминуемы. Больше вам скажу - сейчас мы с вами разговариваем тут только потому, что Китаю понадобилась Москва в качестве новой столицы, вместо своей, уничтоженной их же руководством.

- Сами уничтожили свою столицу? - Коля недоверчиво покачал головой - а по всему миру раззвонили, что это Россия и Америка напали.

- Сами, сами...не сомневайтесь - усмехнулся Президент - так вот, второй вопрос, следующий из первого: если они могут нам помочь, вы можете с ними связаться? Если да - как быстро? Через несколько месяцев вместо меня вот на этом самом месте может сидеть Председатель Чжан. Так что нам стоит поторопиться.

Все замолчали, глядя на Колю, а он почувствовал себя таким несчастным, таким ничтожным и убогим, что аж комок в горле встал - столько зависит от него, и он ничего, ничего не может сделать!

- Господин Президент....я вынужден вас разочаровать - откашлявшись сказал Коля, теребя складку на форменных брюках - у меня нет связи с моей сестрой и её мужем. Мне почему-то не поверили мои коллеги, но это именно так. У меня есть номер телефона сестры, но он давно уже молчит. Я отправлял смс - как в пустоту. Их нет на планете, уверен. И я не знаю, что делать, поверьте мне. Я бы никогда не стал скрывать информацию о том, что могу с ними связаться - и без увещеваний меня и рассказов о тяжёлом положении страны. Я и так знаю это положение - пусть не в таких подробностях, но я умею анализировать то, что слышу из СМИ. Я бы руку отдал за то, чтобы с ними связаться, но я ничего не могу поделать. Война подходит к моему родному городу, и я ничего, ничего не могу. Более того - я плохо себе представляю, что делать, когда враги захватят наш город и не будет работать сотовая связь. Или её вообще отключат в нашей стране, как уже поговаривают. Связаться с сестрой будет вообще нельзя. Вот всё, что я могу сказать.

- Это плохо, очень плохо... - президент выложил на стол скованные в замок руки и сгорбившись, упёрся взглядом в крышку стола - у кого есть соображения по тому, как нам сделать так, чтобы 'наши' пришельцы, как только подлетят к Земле сразу получили сигнал связаться со своим братом?

Все молчали, потом Коля сказал:

- Разрешите? Я предлагаю вот что сделать: поставить мощные передатчики, которые будут беспрерывно излучать в космос сигнал: 'Слава и Лера! Срочно свяжитесь со своим братом, случилась беда! Он вас ждёт...' - и указать точку рандеву. Насколько я их знаю, они, если поймают этот сигнал, бросят всё и прилетят. У нас очень доверительные, дружеские отношения, они не бросят меня в беде. И всю нашу семью.

- Ничего другого нам не остаётся - вздохнул, и пожал плечами Президент - сделаем. И вот ещё что - эвакуируйте ваших родителей в Москву, квартира вам будет предоставлена. Как и охрана. Война и правда слишком близко подошла к вашему городу. Боюсь, ваша сестра и вы не простите нам, если мы не предоставим им возможность спастись. Президент встал, показывая, что аудиенция окончена, все вскочили вслед за ним.

Он подошёл к Коле, протянул руку и молча посмотрел в глаза долгим взглядом, не говоря ничего. Впрочем - о чём говорить, когда всё и так было ясно.

- Давно мы тут не были - усмехнулась Лера - эта суета, это бурливое горнило, после Нитуль, с её бескрайним океаном - как в какую-то стиральную машину попали. Всё мелькает, всё кружится...какие планы сейчас? Что будем делать?

- К керкарам. Загружаться редкоземельными. Они за месяц несколько сотен тонн заготовили. И когда успели-то...

- А чего им - копай, да копай. Копать-то они умеют. Кстати сказать - ты в курсе, что на них радиация не действует? Как на тараканов!

- Да ладно! - не поверил Слава

- Точно! Я полазила по сети, узнала - эти изуверы зелёные на них опыты проводили. Так вот, для керкаров радиация, как для нас солнечные лучи - только темнеют. Становятся смуглыми, как мы после Нитуль. Натаха вон как поджарилась - даже облезла!

- Ну не так уж и облезла! Так, плечи немножко поджарились - фыркнула Наташа - на красоту не влияет! Лерк, ну чего ты перед мужиком меня позоришь! Конечно, вам-то хорошо при вашей регенерации - раз - и сразу смуглые. Вам самим-то радиация нипочём, а я девушка простая, нежная, гламурная, мне тяжко приходится!

- Ты-то гламурная? - не выдержал Слава - видала бы ты гламурных тёлок, тогда бы не говорила! Гламурная она!

- Видала - невозмутимо сказала Наташа - у мамаши была гламурная тёлка - Зорька звали. Красивая такая. В пятнышках. Как нас....т, так лопатой кидать замучаешься! Ну весь коровник загадит! Тьфу! Ты считаешь как - все гламурные тёлки такие?

- Ээээ...ээээ...вот она, наша гламурная Наташа! - сплюнул Слава - что ни слово - всё гламурное! Молчала бы лучше! Будешь выглядеть гламурной!

- А я и так выгляжу! - не согласилась Наташа - глянь, ну чем не гламурная?

Девушка встала из-за столика и начала изображать что-то вроде стриптиза, сладострастно, по её мнению, извиваясь, приседая, как на унитаз, а под конец изобразив что-то вроде цыганочки, потрясая высокой, торчащей вперёд грудью.

Выглядело это столько же соблазнительно, сколь и странно - будто её охватил приступ эпилепсии, или пляски святого Витта.

В проходе стали скапливаться туристы, глядя на её ужимки и прыжки, а Слава с Лерой, обнявшись, захихикали, пряча лица за ладонями. Достоинство было в этом 'танце' одно - великолепная фигура 'танцовщицы', не прикрытая ничем - на Наташе не было ни клочка ткани. Лишь краска, изображавшая что-то вроде купальника, но совсем не скрывавшая ничего того, что должны была скрыть. Особенно когда Наташа вставала на мостик или наклонялась до самого пола, 'элегантно' расставив ноги в стороны.

- Натах, прекрати, я сейчас лопну со смеху! - изнемогая от сдерживаемых рыданий сказала Лера - гляди, тебя сейчас в медицинский флайер засунут и увезут в кутузку для психических! Ты народ весь собрала! Даже волколюди заинтересовались, разглядывают! Думают - спятила самка! А у них обычай такой - если кто-то из племени сходит с ума, они ему глотку перегрызают!

- Чо, правда, что ли? - настороженно оглянулась через плечо Наташа - я сама им глотку нахрен перегрызу! Я хуже волчицы! Пусть только попробуют! Как-то в клубе - сняла я одного мальчишку. Хорошенький такой...только с ним, как оказалось, ещё три тёлки было. Пошла в сортир - покурить там, хлебнуть - у меня в сумочке было, они, твари, администрация, такие цены лупят в клубе - мама-не горюй! Выпить захочешь - разоришься. А там эти три тёлки. Как они меня прииинялииии...Потом фигнал был у меня под глазом - неделю проходила, как бомжиха. Но я одной ухо оторвала зубами, другой нос сломала, а третьей башку каблуком туфли пробила! Эпическая битва была - как база с линкором! Нет - ещё круче! Я одну из них воду с унитаза заставила хлебать - туда башкой засунула. Парнишечка сразу сбежал, конечно, да и мне пришлось быстренько свалить - так быстро бежала - и охрана не догнала. Я там зеркало покоцала, когда одну фефёлу шибанула. Зеркало - вдребезги! Нос - вдребезги! Там очередь в сортир из баб была - все разбежались, описались! Так-то, а тут какие-то волколюди! А вообще - ничо вы не понимаете в искусстве! Профаны! Вам ещё расти и расти до моего танца! Тьфу на вас!

- Куда уж нам - серьёзно согласился Слава - ботаны бестолковые. Нам до тебя ещё расти и расти.

- А то ж! - покосилась на него Наташа - пошли, лучше потанцуем с тобой. Вон, музычку медляковую врубили.

- Не пойду я с тобой - отмахнулся Слава - ты опять руку мне в шорты засунешь, скажешь что уронила туда карточку. Лер, она мне штаны снимает на людях! Знал бы, что такая маньячка - так бы и оставил в виде корабельного мозга! Это нимфоманка какая-то! Ты хоть о чём-то, кроме траха ещё думаешь? Наташ?

- Думаю - пожала плечами Наташа, отчего её груди приподнялись и вздрогнули, снова заняв горизонтальное положение - вот писать хочу сейчас. Только об этом и думаю. Пойду-ка я найду где пристроиться...тут вообще-то туалеты есть?

- Пойдём, покажу - улыбнулась Лера, и две девушки, похожие, как сёстры, пошли в дальний угол большого зала, в котором выпивали, танцевали, играли в рулетку сотни и тысячи существ различных рас и расцветок.

В углу сидела компания модификаторов с Нитуль - полуосминогов, полулюдей, размахивающих своими руками- щупальцами при разговоре. Рядом с ними десять человек волколюдей, порыкивающих и повизгивающих от смеха, чуть дальше - компания, как две капли похожая на землян - если бы не удлинённые уши и не насечки на щеках и голой груди - даже у женщин.

Насечки выглядели очень странно при строгих европейских чертах лица, как будто европейцы вдруг стали жить по законам африканцев.

Дальше сидела компания 'коала', ещё дальше - зелёные, вперемешку с белыми, за ними пять кентавров топотали ногами, а один, не обращая вниманя на окружающих взгромоздился на свою собеседницу и вошёл в неё, оглашая окрестности бодрым ржанием.

Впрочем - гуманоиды вокруг тоже не теряли времени - Слава заметил ещё минимум четыре парочки, которые занимались тем же - стоя, сидя, лёжа на столике.

На Алусии все занимались тем, чем хотели, лишь бы это не мешало кому-то другому, и чтобы этот другой не оказался настолько силён, что может остановить не понравившиеся ему действия. Больше всего в этом удивляло и напрягало Славу одно обстоятельство - среди проходящих туристов было достаточно много детей - гуманоидных, человекощенков, детёнышей кентавров и разумных осьминогов - в общем - всех детёнышей всех рас, и их родителей не смущало происходящее вокруг. Он задумывался - почему так происходит, но так и не пришёл ни к какому выводу - человеческая мораль была совсем другой, совершенно другой. По крайне мере земная.

Слава повернул голову в ту сторону, и увидел, что девушки уже возвращаются, весёлые, чего-то живо обсуждающие и красивые, как с картинки. Они действительно были похожи, как сёстры, только у одной были платиновые, короткие волосы, почти белые, бросающие в глаза на фоне загоревшего лица, а вторая была жгучей брюнеткой. Обе загорелые, и обе обнажённые, как в момент рождения.

До этого на Лере были короткие шортики, теперь и того не было. Они успели забежать в кабинки для 'переодевания' и смыв старую краску нанесли на тела новую, изображавшую некие брючные костюмы, с галстучками и кружевными рубашками. Девушки шли обнявшись, как близкие друзья, или сёстры близнецы - Слава ещё раз удивился их схожести и пришёл к выводу, что красота вообще-то стандартна и стремится к некому идеалу, то есть штампу. Не зря большинство конкурсов красоты на Земле, год за годом выигрывают девушки, похожие на своих предшественниц как две капли воды. А может Наташа, когда выбирала для себя тело, заказала его именно каким, каким видела - похожим на Леру? Может это был наивный способ, попытка приблизить к себе Славу? 'Вот буду я похожей на Леру, он меня и полюбит!' Впрочем - любви, как к Лере, у Славы к Наташе не было, но дружеские чувства на грани любви он испытывал, это точно. Тем более, что и Лера, и Наташа делали всё, чтобы сблизить его с Натахой. Если он и сопротивлялся, то только по какому-то мужскому упрямству - 'Какого черта эти бабы за меня решают - с кем мне спать?' А возможно - оттягивал неизбежный финал - когда смотришь на лакомый кусок и отодвигаешь удовольствие на дальнее время - чтобы потом слаще его съесть. В любом случае - всё было, как было.

- Заскучал тут без нас? - крикнули девушки в один голос и засмеялись - смотри, какие мы теперь гламурные! Нравится?

- Нравится - честно сказал Слава - только нам уже пора идти. Меня ждёт Учитель. Не забывайте - нам ещё грузиться редкоземельными. Мы одной ходкой закроем кредит. Или не одной - но...много, в общем получим. Надо ещё с Учителем насчёт цен поговорить - почём они нам будут отдавать элементы. Оборудование я им поставил. Кстати - надо 'Урал' тут оставить. Пусть обеспечивает перевозки.

- Может ещё пару кораблей оставить? У нас ещё ведь корабли контрабандистов остались - ты не стал их продавать.

- А кого сажать на них? Народа-то нет. если только Олега на второй посадить. 'Урал'-то и сам сможет летать - с Учителем договориться. Наташ, может ты останешься, порулишь тут бизнесом?

- Ещё чего! Я с вами! Отделаться от меня хочешь?! Так и скажи! - рассердилась Наташа - пренебрегаешь мной, как будто я бомжиха какая-то! И ещё здесь задумал оставить! Вот фиг тебе! - он сложила аккуратную дулю и повертела её перед Славой, потом обиженно отвернулась - Сильмару вон с Олегом оставляйте. Им вдвоём веселее будет. Всё равно целыми днями из постели не вылезают. Она скоро заездит его, а он только рад. Вот какие мужики-то бывают, не то, что некоторые! Мне Сильмара говорила - он восемь раз её за ночь...

- Хватит! Избавь меня от ваших описаний свального греха! - рассердился Слава - пошли, нам ещё к Зенграду зайти надо, и к Учителю слетать. Кстати - чего там у нас на Земле-то делается? Как там Коля, родители? Вам не хочется узнать?

- Я как-то стеснялась тебе сказать - призналась Лера - скучаю я по ним. Тянет на Землю. Душа не на месте. Что там отец, мать...они после того похищения были вообще не в себе, оклемались ли, как у них самочувствие. Всё-таки не очень молодые.

- Вот закончим тут, и слетаем, какие проблемы? А хочешь - отправим 'Урал'. Пусть свяжется с ними, поговорит, пообщается, скажет, что мы скоро прилетим, увидимся. Мы пока тут не можем дела бросить. Да и всё нормально, я думаю, у них - улетали - они были живы, здоровы, веселы. Коля с ними рядом - ну что может случиться? Сейчас же не сорок первый год.

- Всё равно душа не на месте. Вот чего-то сердце щемит, и всё. Давай и правда отправим 'Урал', а? Пусть слетают Олег и Сильмара. Телефон дадим им - свяжутся с Колей, душу мне успокоят. А потом и правда - оставим их тут, будут нашими резидентами на планете. Мы всё время мотаемся - кто-то же должен вести наши дела? Почему - не они. Похоже у них крепко всё сладилось - даже Сильмара стала как-то помягче, что ли...поженственней. Носится с Олегом, как клушка. Нечто среднее между матерью и любовницей. А он на неё глаза таращит так, что ясно - прикажи она ему - он сердце у себя вырвет, и ей отдаст. Даже странно - ну этот-то молокосос восторженный, но она - прожжённая баба, прошла огни и воды, у неё мужиков было больше, чем сидят тут в зале - и вот тебе! Любовь, однако. Так-то они по состоянию тела равны - она выглядит на двадцать пять лет, ну а ему почти двадцать, тем более что стал старше выглядеть - почему бы и нет? Кто знает, что она старше его на шестьдесят или семьдесят лет...и кому это интересно? Только не мне.

- И не мне - усмехнулась Наташа - каждая женщина имеет право на любовь, в каком бы возрасте она не пришла. А ребята хорошие, Олег её чище душой делает, он же восторженный телёнок. Ясный и чистый, как облачко!

- Ну ты даёшь, Натаха - изумлённо протянул Слава - такие эпитеты! И это после фекально-тёлочной темы! Иногда ты открываешься мне с неожиданной стороны.

- Вы, мужики, вообще тупые...вы ничего не видите, не можете разглядеть в женщинах! Вам бы только - дай! Дай! Встань вот так! Встань вот эдак! Помедленнее! Быстрее, быстрее, ааа! Я кончаю! Тьфу!

- Кто бы это вякал-то - запоздало крикнул онемевший от возмущения Слава в спину, вернее в круглую попу повернувшейся в нему спиной Наташе - можно подумать, это я к тебе пристаю! Ну зараза, а? - обратился он к улыбающейся Лере, проводя взглядом удаляющуюся к выходу Наташу - пошли, нам и правда надо дела решать. Конечно, отправим 'Урал' - главное, чтобы сердце у тебя успокоилось. Хочу свою жену видеть всегда весёлой, доброй и нежной. Так что...

- Сколько он будет добираться до Земли?

- Хммм...если я не ошибаюсь - около суток туда. Сутки обратно. Не ближний свет. Сейчас с Зенгаром поговорим и отправим 'Урала'. Пошли, а то Натаха вон уже куда оторвалась. Потом скажет, что мы медлительные, как червяки.

- Или мучные черви! - хихикнула Лера и поднявшись, зашагала вперёд, догонять свою подругу.

Слава в который раз с удовольствием осмотрел её ладную фигурку - упругую попку, стройные ноги, красивые плечи, спину, высокую шею несущую прекрасную голову, и только потом зашагал следом, чувствуя, как кровь приливает к частям тела...ни к кому в мире он ещё не испытывал такой сексуальной тяги, как к Лере - иногда даже думал о том - не околдовала ли она его? Впрочем, скорее всего, это колдовство называлось просто - 'Любовь'.

Зенград как всегда был в офисе, в окружении охранников, одетых в полное боевое снаряжение - скафандры, лучемёты. Только количество телохранителей увеличилось с пяти до десяти.

Они внимательно осмотрели легкомысленно 'одетых' девушек, плечистого молодого мужчину и повели их к хозяину, взяв в коробочку из четырёх бойцов. Зенград усмехнулся и махнув рукой, отпустил охранников:

- Это свои, запомните их! А то окружили, как вражеский крейсер! У них и оружия-то нет - куда его девушки спрячут? Девушки, у вас там нигде оружие не торчит? Не запрятано?

- Только у Славы торчит - такой лучемётищеее! Кааак выстрелит!- тут же встряла Наташа

- Даааа? - тогда его можно только поздравить... - усмехнулся купец - с таким лучемётом и с такими прекрасными жёнами. Слышал я странную новость, Слава, не пояснишь мне? Просто в голове не укладывается..говорят, на орбите болтается живой корабль! Ту все просто на ушах стоят - такой шум поднялся! Живые корабли, говорят, наследие какой-то пропавшей цивилизации - ему вообще то ли сто тысяч лет, то ли сто миллионов лет! Последний раз такой корабль видели очень, очень давно! Так давно - что и в официальных хрониках не сохранилось точной информации. Они ведь практически бессмертны - если у них есть пилот. И не простой пилот, а с псионическими способностями! То что ещё о них рассказывают - слишком фантастично, и я не хочу передавать эти сказки. Если интересно - посмотрите потом в сети. Но интересно вот что - видели, как их него вылетал корабль, удивительно похожий по описанию на некий древний корабль, сильно напоминающий 'Соргам'. Так что - есть какие-то мысли по этому поводу?

- Мыслей нет - усмехнулся Слава, поудобнее усаживаясь в кресле, сделанном системой обеспечения - гляжу, ты тут обустроился! Заработал хорошо?

- Твоими стараниями - тоже усмехнулся Зенград - и рассчитываю на большее! Поток товара всё увеличивается, как и ненависть моих конкурентов! Видал, сколько у меня охраны? На прошлой неделе налёт был - хотели вскрыть дверь и ворваться. Пришлось всех уничтожить на месте. Теперь у меня самый неприступный из офисов. Вообще-то подумываю - может сменить его на другой офис, где-нибудь на Алурине?

- Вероятно - придётся - усмехнулся Слава - дело-то вот в чём - я собираюсь начать поставки редкоземельных элементов. И щелочных металлов. Там лантан, церий, празеодим и другие - всего понемногу. И хочу, чтобы ты занялся их продажей. За свой процент, разумеется. Сейчас в наличии имеется партия в двести тонн. В основном это цезий и другие, но есть и довольно редкий - рубидий. Его три тонны. Я ещё не смотрел - какова рыночная стоимость того же рубидия?

- Сейчас посмотрим... - купец достал коммуникатор и нажал на панель. В воздухе развернулся виртуальный экран, а купец ловко засновал пальцами, перебирая страницы.

- Так...так...рубидий... пятьсот кредитов за грамм! Килограмм - пятьсот тысяч. А тонна - пятьсот миллионов! Да ты богач! Ничего себе...две тонны - миллиард! А три?! Ой-ёй! Эдак ты скоро сравнишься по богатству с самыми влиятельными людьми Алусии! - купец схватился за голову, и глядя на Слав хитрыми глазами, добавил - сколько процентов мои? Десять?

- Не наглей, Зенград! - усмехнулся землянин - я сам посредник. Проценты свои имею (он соврал). Достаточно двух процентов. И в них входят все расходы по рекламе, маркетингу, обслуживанию офиса и всё, всё. Получаешь свои чистые два процента, и всё. Остальное моё. Не забывай - это не последняя партия, это будут постоянные поставки.

- Главное - чтобы тебя не притормозили ТАМ - купец нравоучительно поднял палец - если им не понравится твои действия - ты и килограмма не продашь. Впрочем - первые партии пройдут на-ура. Я сколько смогу затемню, откуда товар, так что если кто и проболтается - это только вы. Ваша задача доставить товар мне на склад, дальше мои проблемы. Кто будет со мной контактировать? Ты сам? Или ещё кто-то?

- Нет, я скоро улечу по своим делам. Останутся Сильмара и Олег - ты его пока не знаешь. Вот их портреты, внеси в базу данных и доведи до сведения своих охранников, чтобы не было заглядываний в вагину в поисках оружия, как сегодня. Корабль, который будет использован - 'Урал'. Он лёгкий крейсер, вместительный и вооружённый как следует. Флайерами его не взять. Базу тебе действительно лучше переместить куда-то в более защищённое место, под прикрытие орудийных батарей. Этот город не то место, где можно вести серьёзный бизнес. Слишком опасно. Вот ещё какой вопрос: мне нужен хороший оптовый продавец вооружения. Лучше нового вооружения, или бывшего в употреблении, но почти нового. Не хочу всякое старьё брать.

- Хммм...а что ты хочешь купить? - глаза купца затуманились, как будто он увидел что-то интересное, сладкое.

- Армейские лучемёты, игловики, станнеры, запасные батареи, зарядные блоки, броню средней защиты. Полевые лучемёты средней мощности. Батареи к ним. Ну что ещё...пару флайеров легкого бронирования с генераторами защитных полей. Ещё - я дам перечень. Мне нужны блоки для сборки тяжёлых бластеров, и так, чтобы нельзя было догадаться, что их соберут в целый бластер. Типа - для ремонта берём. Ракеты с антиматерией. Перечень тоже дам. Тяжёлые ракеты для 'Соргама' и 'Урала'. Пять беспилотников с полным вооружением для 'Урала'. В общем-то - всё.

- Ничего себе! - выдохнул купец - вот это заказ! Есть у меня такие оптовики, и сделают мне скидку. Я хоть и не торгую оружием...но, почему нет? Когда тебе всё это нужно?

- Вчера. Прими перечень вооружения и оборудования, я тебе скину на коммуникатор. Завтра я хочу уже загрузиться. И завтра у тебя будет двести тонн редкоземельных. Кстати - в перечне оборудования и сепараторы для автоматического разделения редкоземельных - это приоритетный заказ, как и автоматические станки-роботы. Впрочем - всё приоритетно. Так что поднимай зад и давай, крутись с поставщиками. Твой процент будет учтён. И это не последний заказ, как ты понимаешь. Так что не рви деньги. Хватит тебе денег. Узнаю, что ты меня слишком уж обманываешь - сменю контрагента.

- Да знаю, знаю я - досадливо отмахнулся купец - мог бы это и не говорить! Ясное дело, что хочется заработать - я же не благотворительностью занимаюсь, я деньги зарабатываю! Но и тебе палки в колёса вставлять не хочу, не сомневайся. Свою выгоду я имею, но обманывать не собираюсь. Кстати сказать - чего это ты так вооружаешься? Небольшую локальную войну, что ли, собрался сделать?

- Вроде того - улыбнулся Слава и про себя подумал о том, что если бы купец знал, что это он так вооружает керкаров - стал бы он так ему помогать? И тут же отбросил эти мысли - зачем тому об этом знать? Даже если и догадывается - жадность пересилит. И, кроме того - он не сможет взять себе в голову то - как может Слава, стремительно богатея, подрубить под собой сук - уничтожить цивилизацию, в которой он скоро займёт одно из самых выгодных высоких мест?

- Я сейчас же займусь твоим заказом - купец сосредоточенно рассматривал список вооружения и оборудования - думаю - к завтрашнему дню всё будет. Если понадобится предоплата - я тебе сообщу. Но скорее всего - оплачивать будешь по факту. Принимать будешь в 'Соргам', да? Объём потому что приличный, нужно большой корабль. И флайеры есть. Могу даже три - хорошие, ресурс ещё половинный, не меньше. Недорого. Ага, значит вписываю.

- Вот ещё что забыл - лови ещё перечень кое-чего. Это металлы в слитках.

- Есть. Принял. Чего-то строить задумал? Кстати - ты так и не сказал мне ничего по живому кораблю! А ведь это твой, твой корабль! Говори - твой? Не оскорбляй мой разум обманом! - купец радостно заухал, а Слава, пожав плечами, ответил:

- Ну, мой. И что?

- И ничего! - купец ещё громче заухал и откинулся в кресле, с восхищением глядя на своего партнёра - ты меня удивляешь всё больше и больше! Ну где, где ты выкопал эту штуку, и КАК ты сумел с ним договориться! Они подчиняются, согласно легендам, только одному человеку, псионику, такому мощному, что он чуть ли не раз в поколение такой рождается. Хммм...парень, ты?! Вот это да...молчу, молчу...интересно получается всё. И куда меня с тобой вместе судьба затащит, уму непостижимо.

- Скажи, Зенград, а что рассказывали о способностях таких кораблей? Что он вообще может?

- А ты не знаешь? - неподдельно удивился купец - зависит от того, для чего этот корабль сделан. Если это база - одно. Если боевой корабль - другое. Одно у них едино для всех - его невозможно убить. Почти невозможно. Умирают они сами и от непонятных причин - говорят, что если они долго не общаются со своим Посланником, то вроде как мозг у них отмирает, и они разрушаются. То есть он должен поддерживать связь со своим пилотом. Он сам восстанавливается, питается чистой энергией. Говорят - может качать энергию откуда угодно. И ещё - они могут перемещаться через вселенную за считанные минуты! Вот их главное свойство! Он как-то прокалывает реальность и ныряет в подпространство, где нет времени и расстояний. Потом опять выныривает - определяется и снова ныряет. Как он это делает - на знаю. Оборудование на него древние ставили разное - сейчас уже никто и не помнит какое. В принципе на него можно поставить что угодно - хоть мегабластеры. Он сам их встроит в себя. Как я мечтал в детстве найти такой корабль! Так и представлял себе, что я скачу на нём меж звёзд, великий открыватель мира! И вот чем закончилось - сижу в вонючем офисе и разбираюсь с какими-то там заказами генераторов и металлических чушек...

- И не такой уж вонючий - хмыкнула Наташа - вполне так ничего халупа - и вообще, думаешь, великое удовольствие скакать между звёзд? Да всех тошнит при этом, как беременных! Радуйся - сидишь себе, кнопочки перебираешь. Потом девку притащишь, тут на столике разложишь. А может и не одну - чего ещё мужику-то надо! И не скакать между дурацких звёзд, непонятно куда и зачем, давясь своей желчью!

- Хммм...слушай, а ты не хочешь стать моей женой? Я твоему мужу откупного дам - сто миллионов! Двести! Мне нужна вот такая разумная, и притом красивая жена! Слава, отпусти её! Я сходу на ней женюсь! - купец рассмеялся, но глаза его были серьёзны и грустны.

- Нет уж...- ухмыльнулас Наташа - мой...муж лучше всех. А меня не продаст и за миллиард!

- Миллиард? Кто-то предложил за тебя миллиард? Ты зачем так сразу отказала! Надо было взять время подумать! - нарочито озабоченно сказал Слава - вот так сразу - ррраз! - и отказалась от моего миллиарда!

- Тьфу на тебя! - махнула рукой Наташа - всё, что ли, поговорили? А то мне уже тут наскучило тут торчать.

- Да вроде всё - ухмыльнулся 'муж' - мы ушли, Зенград. Завтра, в это время будь готов к погрузке. Надеюсь, осечек не будет.

- Не будет! - заверил купец и остался на месте, провожая глазами двух красивых женщин и мужчину. Он грустно вздохнул - погоня за прибылью, беспрерывная борьба, разборки с конкурентами - и завтра всё то же самое, что и сегодня...надоело. Ни семьи, ни жены - одноразовые проститутки, да рабыни, с покорным обожанием исполняющие твои прихоти. И вот - две красивейшие женщины, совершенно точно влюблённые в молодого, здорового, красивого мужика! Ну как тут не позавидовать? Нет, не со зла - мужик-то и вправду хороший, не подлый, справедливый. Но всё-таки досадно - почему не мне? Особенно вот эта шустрая красотка - эх, и шустра в постели, это точно! И мужика своего любит и не бросит, видно за километр. Ну почему так всё получается? А живой корабль! Это же легенда, этого не может быть! Где он только его взял?!

С трудом отогнав посторонние мысли, Зенград встряхнулся, и начал соединяться со торговцами оборудованием и оружием - благо, что за десятки лет работы он приобрёл множество различных контактов и контрагентов.

- Вот тебе телефон - не забыл ещё как им пользоваться? Позвонишь, спросишь Колю, скажешь - от нас с Лерой. Расспросишь, как там у них дела, как её отец-мать. Ну и сразу назад. Сильмара, полетишь с ним. Как прилетите назад - останетесь на Алусии, будете перевозить редкоземельные, работать с Зенградом. Ну и вообще рулить тут по нашим делам. Сильмара - на тебе весь наш бизнес. Охраняешь, следишь за поступлением денег. Кстати - насчёт денег - считай, что твой долг мне выплачен. Теперь ты работаешь за жалование. Пока миллион в месяц, устроит? Надеюсь, что ты нас не покинешь.

- Устроит! - фыркнула Сильмара - ещё бы не устроил! Да и куда я вот от него денусь - Сильмара прижала к себе разрумянившегося, счастливого Олега - люблю я этого недомерка, однако! Так что - можете рассчитывать на меня. Ну и миллион - это тоже замечательно. И задницу под бластеры за него подставлять не надо. Кстати, насчёт прикрытой задницы - хорошо бы 'Урал' модифицировать. Броню на него поставить помощнее, бластеры. Да и двигатели бы неплохо форсировать. Как ты, не против? И систему обеспечения бы неплохо там поставить... нам в этом корабле жить.

- Насчёт вооружения - да, в первую очередь. По системе обеспечения - попозже, просто времени пока нет ставить корабль на прикол - там надо будет несколько дней стоять, а у нас нет на это времени. Давайте на флайер, и летите на Шаргион - улетайте побыстрее и возвращайтесь. А мы полетели к Учителю загружаться.

Флайер с Сильмарой и Олегом вылетел из трюма 'Соргама', и Слава со своими спутницами пошёл в рубку корабля.

- Ну что, Семён, полетели? - предложил Слава, надевая на голову шлем управления - я тебе сейчас нарисую место, куда нам сесть, а ты уже сам рули.

- Конечно. Ловлю! Есть, засёк! Летим.

Семён появился в рубке, одетый в шорты и рубаху, завязанную узлом на животе:

- Привет, девчонки! Здорово вы выглядите! И - правда - на кой чёрт одежда - вот если не присматриваться в упор, даже не увидишь, что вы голышом! Классно смотритесь! Ничего, дождись меня Натуська! Вот получу тело - не отвертишься ты от меня!

- Семён! - серьёзно сказала Наташа - ты хороший мужик, просто отличный. Но ты в самом деле думаешь, что я буду ждать тебя десять лет и ни с кем...ты думаешь, я дура?

- Совсем даже не думаю ничего такого! - усмехнулся Семён - я знаю, что ты командира любишь. Но может, когда-нибудь и разлюбишь! Я буду ждать. А вы не стесняйтесь меня, друзья, и не ждите пакостей - я человек верный. Никогда, запомните - никогда я не пойду против друзей, с которыми ел, пил, сражался, которые меня спасли. Я же не свинья неблагодарная! Мне уже много лет, и прожил я их честь по чести. Стыдиться мне нечего. Ну да, я люблю Наташу - ну и что? Я не увожу подруг у друзей. И не строю козни из ревности. Думаете, я не знаю, что у вас возникали такие мысли? Только не врите мне - знаю, что думали такое. Так вот - напрасно. Я не хочу возвращаться к этому разговору больше - просто знайте, что всегда можете рассчитывать на меня.

- Мы знаем, Семён - подала голос Лера - и всегда знали. Ну а сердцу не прикажешь, ты же сам знаешь. Всё так, как оно есть.

- Я знаю - грустно сказал Семён - прилетели мы, ребята. Так что займёмся делом.

- Да. Займёмся делом - подтвердил Слава и зашагал к выходу из рубки - девчонки - вы здесь останетесь, или со мной?

- Мы по каютам пойдём - крикнула Наташа на ходу - чего мы там не видали? Многоножек что ли, или дырки в земле? Чего-то притомилась я сегодня, пойду вздремну - она зевнула и почёсывая левую грудь заковыляла в свою каюту.

Погрузка двухсот тонн металла заняла несколько часов - Слава не засёк сколько именно. Главное было не перепутать металлы и он попросил Учителя на будущее маркировать слитки специальными штампами. Но всё кончается, и погрузка закончилась.

Скоро 'Соргам' снова летел в свою летающую гавань - корабль Шаргион.

Глава 3

- Всё, что ты заказывал, всё есть! Вот, посмотри маркировки. Та сумма, что я тебе представил к оплате - это очень немного за такой качественный товар. Тут есть и три мегабластера, самые мощные, последней модели, даже на линкорах таких нет. Вернее есть - на одном, только строящемся, но он ещё не скоро сойдёт со стапелей - года через два. Не раньше. Хочешь своего монстра оснастить? И металл есть - сталь, алюминий, медь, олово. Всё есть! Всё по списку. Брони четыре тысячи комплектов, двадцать тысяч лучемётов....игловики....батареи НТ-895...РТ-789...ёмкость...дальность...беспилотники....полевые бластеры....

Купец шёл вдоль штабелей с оружием и снаряжением и отмечал каждую позицию, вместе со Славой пересчитывая всё вручную. Погрузка ещё шла и Слава уже задолбался считать все эти ящики и коробки. Но считать было нужно - другой раз купец, глядя на то, как заказчик небрежно считает товар, может решить, что клиент идиот и попытаться его надуть. Зачем устраивать человеку проверку соблазном? Все люди, все человеки...когда касается денег, все могут повести себя неправильно. Они же всего лишь люди...

Металлы, принятые от керкаров были выгружены ещё утром, и Славе пришлось некоторое время ждать, когда доставят всё, что он заказал из оружия и снаряжения. Запаздывали полевые бластеры и блоки к мегабластерам, потому ничего не оставалось, как сидеть, и слушать болтовню Зенгара.

Девчонки отказались помогать ему в этом деле - они занимались более важным делом - а именно: перемыванием ему костей и сплетнями из прошлой жизни. Так что Славе пришлось отдуваться самому, за неимением Сильмары на которую можно было бы сбросить это нудное дело. В конце концов и блоки прибыли.

Чем хороши были сложные технические системы этого мира для потребителя - они не требовали сложной настройки. Соединил блоки, подсоединил их к энергоносителям - и вот мегабластер заработал. Конечно, сказать легче, чем сделать - кольцо мегабластера собиралось из нескольких десятков, или даже сотен блоков, и в конечном состоянии выглядело как некая чаша ста метров в диаметре. Три таких набора 'запчастей' заняли очень даже приличную часть трюма 'Соргама'. Но что поделать? Не оставлять же живой корабль беззащитным.

Конечно, напасть на него было проблематично, вернее не проблематично, а бесполезно - с нынешними системами вооружения, но кто знает, что там впереди? Оружие нападения тоже нужно было иметь.

В общем - 'Соргам' был загружен под завязку, до самого верха. Пришлос часть вооружения даже растаскивать по каютам, благо неиспользуемых кают было много.

Закончили погрузку уже глубокой ночью, когда все, включая купца и Славу устали до-чёртиков и только лишь мечтали о том, чтобы скорее всё это завершилось.

Наскоро распрощавшись с купцом, Слава с облегчением уселся в кресло капитана и приказал:

- Давай, Семён - на Шаргион! Думал - никогда эта хрень не кончится! Как хорошо, что скоро Сильмара будет этой ерундой заниматься! Я пока ящики пересчитал, чуть не стошнил! Нет, не работать мне кладовщиком, это точно! Наташка, зараза такая, отказалась пересчитывать - говорит - ничего не понимает в этих ружьях! Вот хитрозадая негодяйка!

- Точно - усмехнулся Семён - что есть, то есть. Может, перекусишь пока? Целый день ведь бродил не пожрав, как следует!

- И правда - вроде и не хотел есть - а как ты сказал, я чуть не помер с голода! Сейчас, сейчас... - Слава соорудил себе огромный бутерброд с чёрной икрой, другой с копчёной колбасой, соорудил какую-то немыслимую похлёбку из морепродуктов и принялся с наслаждением поглощать то, что создала система обеспечения по его мысленному приказу.

Через полчаса сосредоточенного жевания, он уже был готов к новым трудовым свершениям. И Шаргион был уже близок. Слава мысленно попросил его открыть приёмный шлюз, и огромная мембрана раскрылась, принимая в громадный тоннель звёздный крейсер.

Слава счастливо вздохнул - дома! Каждое возвращение на живой корабль он воспринимал, как радость, как воссоединение с любимым существом. Это было не так, как с Лерой, конечно, не любовь между мужчиной и женщиной, нет. Это было сродни воссоединению с семьёй, с близкими - как будто - они только что были далеко, а теперь - рядом, обнимают тебя, целуют, радуются! Корабль был рад прибытию Славы, и от его гигантского мозга-тела исходила радость и удовольствие. Он как будто погладил Славу по голове, приветствуя своего пилота, своего Посланника.

Слава быстренько прошёлся по системам Шаргиона - он был здоров, сыт, и если сравнивать его с чем-то из мира животных - это был огромный, лоснящийся от здоровья, силы и мощи бык, готовый снести все препятствия, вставшие на его пути.

Слава удовлетворённо вздохнул, и представил, что в теле Шаргиона образуются шахты, в которых будут помещены мегабластеры. Корабль, вначале, недоумённо затих, не понимая, что это и зачем, но Слава представил, как это должно выглядеть и Шаргион удовлетворённо принял посыл - толпы гранов бросились к указанным места и начали производить работу, освобождая место под будущую установку блоков оружия. Слава вздохнул, и не заходя в свою каюту на Базе, поплёлся в казармы керкаров, так и живших на Шаргионе.

Те, как обычно, занимались боевыми упражнениями, несмотря на ночное время. Впрочем - Слава давно подозревал, что ночью они как раз чувствуют себя наиболее комфортно, как и все многоножки. Это после контакта с цивилизацией зелёных они стали жить в дневное время. Прежде они днём просто засыпали в своих подземных укрытиях.

Увидев его, керкары остановили тренировку. Старшие групп, так называемые десятники и сотники, вышли вперёд, и поприветствовали командира дружным стрёкотом жвал. За ними следом и остальные керкары застрекотали приветствие. Слава тоже постарался изобразить приветствие на языке многоножек, а потом перешёл на язык зелёных - почти все керкары его знали. Впрочем - как и русский язык, который они стали изучать после того, как попали на корабль к Славе. Но тут их успехи были слабоваты, что объяснялось, как пояснили их старшие, сложным устройством языка родины командира.

Слава подозвал к себе сотников и сообщил:

- Мне сегодня нужны все воины. Необходимо выгрузить из корабля блоки мегабластера - этим бластером мы будем бить зелёных двуногих. Задействуйте гравиплатформы. Место, куда сложить блоки - я вам покажу.

- Будет сделано, командир! - странными, как граммофонными голосами ответили сотники и скомандовали трелью пощёлкиваний и фырчаний:

- Все построиться! Тренировочное и любое другое оружие - оставить! Все организованно идёт за командиром десятка за десяткой! Пошли!

Слава удовлетворённо кивнул головой и зашагал к 'Соргаму'.

Через несколько минут он уже показывал керкарам, что надо вынести, а через мозг базы нарисовал в воздухе виртуальную картинку, куда надо доставить блоки. Работа была тяжёлая, муторная, но керкары с удовольствием за неё взялись - они не боялись тяжёлого физического труда, кроме того, во-первых это было хоть какое-то развлечение, а во-вторых - это было орудие убийства, которое применят к зелёным - чем не радость?

Работа закипела, всё задвигалось, зашумело. Многоножки весело цепляли блоки орудия убийства сильными лапами и стаскивали их на гравиплатформы.

Слава указал керкарам и на штабеля со слитками металла - их тоже нужно было перебросить в определённый отсек.

Дело в том, что ничего не появляется из ничего. Шаргиону необходимо было строить своё тело, укреплять его, и металлы занимали в этом очень важное место. Конечно, он использовал любой подручный материал - весь мусор, что попадался ему в полёте, всё, что он мог поглотить. Но металла там было не так много, поэтому - приходилось восполнять его 'металлический' голод,

Удостоверившись, что работа кипит, Слава побрёл в свою каюту.

Лера уже спала, раскинувшись на постели, тёплая и нежная, как бутончик розы. Слава провёл по её бедру рукой, она чего-то пробормотала сквозь сон, попыталась притянуть его к себе, но он увернулся, и вздохнув пошёл в комнату для душа - после сегодняшней беготни и суеты он был потный, грязный, и сама мысль чтобы прикоснуться к чистой и благоухающей Лере была ему отвратительна.

Через десять минут истязания мощными струями воды, то горячими, то ледяными, его состояние вполне улучшилось. Кожа горела, раскрасневшись от процедур, и к тому времени, как он запустил обдув-сушку, Слава вполне пришёл в норму и когда перед его глазами снова появилась Лера, лежащая в полумраке комнаты, сопящая своим маленьким носиком, его сексуальное желание зашкалило за все возможные границы.

Он осторожно прилёг к ней, стянул с девушки тонкое одеяло - Лера лишь почмокала губами и закинула руку за голову, раскрывшись, как бутон цветка. Он приблизил губы к её груди, и вдохнул приятный запах - почему-то от неё всегда пахло чем-то терпким - то ли орехами, то ли апельсинами, то ли...в общем, это было похоже на тонкий запах дорогого крема. Впрочем - она всегда протестовала, и говорила, что не применяет никаких кремов и ароматических масел. Он не вдавался в подробности - возможно оно именно так и было. А может и нет. Часто женщины скрывают, чем они добиваются своей красоты и привлекательности. Можно простить им маленькие слабости и наивную ложь. По крайней мере, Слава так считал.

Он наклонился над ней, и взял губами затвердевший от движения воздуха сосок. Немного подержал, потом лизнул, ощущая языком упругую сморщенную плоть. Лера слегка вздрогнула, задышала, и забросив руки ему на шею, притянула к себе.

Он вошёл в неё, горячую, желанную и сладкую с такой силой, что она застонала и задвигалась ему навстречу, как будто желая вобрать в себя его без остатка...

Через полчаса они оба уже спали, и только следы на постели говорили об их обильных сладострастных упражнениях.

Посреди ночи Слава почувствовал, как Лера поглаживает его бедро, низ живота, переходя всё к более и более откровенным ласкам. Он, не открывая глаз улыбнулся, заложил руки за спину и предоставил подруге заниматься тем, чем она уже занималась в эту минуту.

Через пару минут интенсивной подготовки, Лера перешла к более радикальным методам, уже скакала на нём, как лихая наездница на горячем аргамаке.

Слава, почувствовав через некоторое время подход времени 'Ч', сгрёб её, подмял под себя и вжимаясь в ей тело, излился в неё, содрогаясь в остром наслаждении.

Затем открыл глаза, и опешил: это была не Лера!

Наташа лежала под ним, слабо улыбаясь, закатив глаза от наслаждения и содрогаясь в длительном, затяжном оргазме, вжимая в себя бёдра своего партнёра.

Слава ошеломлённо вытаращился на Наташку, и не нашёл ничего лучшего, как тупо спросить:

- Это...ты чего! Ты как?! Щас Лерка увидит, и чего?

- И ничего! - послышался сбоку голос Леры.

Слава повернул голову и увидел Леру, лежащую на боку и с интересом наблюдавшую за слившимися в любовной судороге партнёрами. Лера наклонилась к лицу Наташи, с затуманенными от наслаждения глазами смотрящую на Славу, и с чувством поцеловала ту в губы:

- Поздравляю! С первым сексом тебя после многолетнего перерыва! Слав, ну чего ты удивляешься? Я не против Наташи в нашей постели. Она хорошая девчонка, и тебя любит. И я тебя люблю. Пусть она будет с нами. Тебе же было с ней хорошо? Ведь правда же? От тебя не убыло, от меня тоже. А ей нужно мужчину, настоящего мужчину, такого, как ты. А там...что судьба даст. Прости - мы с ней договорились, что она сегодня к нам придёт. Она и пришла.

- Слав, тебе не понравилось со мной? - грустно спросила Наташа, с надеждой ловя его взгляд.

- Да нет...понравилось...только как-то непривычно...я к таким штукам никогда не был склонен. Впрочем - и не пробовал никогда - вот так, жить с двумя женщинами.

- Всё когда-то в первый раз - усмехнулась Лера - жаль, что мы тебе не девственницами достались. Так бы хотелось подарить тебе эту радость...первый мужчина. Я этого урода до сих пор помню - её глаза стали жёсткими, и колючими, как стальной клинок - всё равно когда-нибудь с ним встречусь. Убью - обязательно.

- Давайте не будем о плохом, а? - попросила Наташа - мне так сейчас хорошо!

Она задвигала бёдрами, сжимая партнёра в себе, и Слава почувствовал, как он снова приходит в боевую готовность.

- Давайте продолжим теперь вместе? - улыбнулась Наташа и притянула к себе Леру - Слав, как со мной закончишь, не забудь и Леру приласкать...

Утром Слава проснулся от того, что у него онемели обе руки - на одной сопела прижавшаяся Наташа, на другой - Лера. Они закинули на него свои стройные ноги, обвившись вокруг бёдер, как лианы вокруг дерева-великана. У обоих девушек припухли зацелованные, натруженные губы, постель вся была скомкана и смята, покрыта пятнами. Засохшие следы ночных безумств виднелись на бёдрах подруг, и на их груди.

Слава осмотрел всю эту картину, улыбнувшись, подумал: 'Ни хрена себе покуролесили! И не знал, что я столько раз за ночь могу! А всё девчонки - такой изобретательности и в порнушке не увидишь! И откуда научились-то? Ох уж эти симуляторы...повыкидывать надо эти штуки! Впрочем - было нереально хорошо! Ни разу такого не испытывал!'

Он осторожно вынул руки из-под голов девушек, сполз с постели и отправился в душ. Через пару минут он уже стоял, уперевшись в стену вытянутыми руками и чувствовал, как струи смывают пот и любовные соки.

Но и тут ему не удалось избежать нападения - женские руки обхватили его сзади за бёдра, и соединившись в замок захватили его, лаская и массируя. Другие, не менее шаловливые ручки гладили по спине...

- Удрать хотел от утреннего секса?! Как не стыдно! Ну-ка, иди сюда! Дай-ка его мне!- Лера присела на корточки, лаская его, а Наташа поцеловала в губы, горячим язычком проникая в рот.

В общем - закончилось всё так, как и начиналось. Слава потом удивлённо сказал, что не иначе как Наташке тоже ввели какой-нибудь 'вирус шлюхи', когда делали тело. Ну не может быть женщина такой сладострастной и неутомимой! На что Наташка резонно ему ответила, что он дундук, не знающий женщин. И если её партнёр заслуживает того - она будет и неутомимой, и ненасытной, и изобретательной. И сделает всё, что он захочет и что придумает. И исполнит больше того он придумает, потому что её, женская фантазия, гораздо изощрённее продукта закомплексованного мужского мозга.

Он не стал с ней спорить...

Весь следующий день проходил под знаком прошедшей ночи - девушки шептались, чего-то обсуждали, поглядывали на своего мужчину, а Слава усмехался под нос и делал то, что было нужно - следил за тем, как строятся шахты для бластеров, как граны растаскивают слитки металла, унося его в неизвестном для всех, кроме Славы и Шаргиона направлении.

Он проверил небольшие флайеры, что ему продал купец - те были вполне работоспособны, и не просто работоспособны, а очень даже хороши - Слава опробовал их, вылетая в космос и облетая на них громадную тушу корабля.

Он даже выпустил по Шаргиону несколько залпов из бластера, чем привёл того в благодушное настроение - вот, типа, и позавтракал! Все узлы флайеров работали нормально, Слава остался очень доволен. Проверив скафандры-броню, тоже не нашёл никаких претензий - новое оборудование, всё прекрасно.

Набрал по коммуникатору купца:

- Привет, Зенгар! Как твои успехи? Как с металлом? Я твоим оборудованием доволен. Надеюсь, с металлом ты решил всё как следует.

- Сегодня переведу деньги. Этот товар расходится слёту! Сюда возили металл с дальних звёздных систем, всегда есть голод на редкоземельные и и щелочные. Платформы-то нужно строить, гравидвигатели нужно делать - сходу рвут! Давай ещё привози! У меня уже предварительных заказов на тысячу тонн! Богатеть будем!

- Это отлично - с удовольствием отметил Слава - будет тебе металл. Не тысячу тонн...но...впрочем - может и тысячу. Ты там держи оборону, не сдавайся конкурентам!

- Да ты чего - усмехнулся купец - тут шум такой стоит! - Зенгар, мол, совсем зажрался! Богатеет не по дням, а по часам! Ищут источник поступлений! Пока никто не знает, что и как. Смотри там не разболтай - а то наживём проблем.

- А мне и некому болтать-то, я в космосе. Так что если кто и сболтнёт, то только ты. Держись. Ну, всё, удачи!

Слава отключил коммуникатор, посидел немного, подумал - сегодня должны были прилететь Сильмара с Олегом, ночью, вроде как. Осталось разгрузиться у керкаров, а потом...потом постоять, укрепляя шахты Шаргиона. Впрочем - это можно сделать и на орбите Земли.

Он посидел ещё, обдумывая будущие дела и с удивлением услышал голос Базы:

- Приближается звездолёт 'Урал'. Запрашивает посадку. Разрешить?

- Конечно разреши...а какого чёрта они сами не связались? - запоздало спросил Слава - чего они тебя спрашивают? Почему на визор не выходят?

- Корабль повреждён. Средства связи вышли из строя, за исключением слабого передатчика.

- Информация - кто повредил - имеется?

- Информации нет.

Слава через Шаргиона увидел, как 'Урал', работая одним из планетарных двигателей, осторожно подходит к шлюзу и втягивается в открывшееся отверстие, потом встал с места, и быстрым шагом пошёл на площадку для приёма кораблей. Подумал, скомандовал, откуда-то выскочила гравиплатформа и он, запрыгнув на неё, понёсся вперёд с максимально возможной скоростью. Его сердце чуяло беду, но он запрещал себе делать предположения, потому что они заводили его в такие дебри, что волосы вставали дыбом от страха..

Урал стоял обожжённый, на месте одной дюзы планетарного двигателя зияла пробоина, вернее даже не пробоина - её просто не было, этой дюзы. Снесено было чисто, как ножом. Или срезано громадным резаком. Местами корпус был повреждён - вмятины, царапины (и это на сверхпрочном металле брони!).

Из корабля несколько минут никто не выходил, потом шлюз открылся и показались две фигуры - высокая, чёрная, и ниже её ростом - белая. Сильмара полунесла Олега на руках, потом подхватила его, как ребёнка и быстрым шагом подошла к гравиплощадке, на которой сидел онемевший от изумления Слава:

- Его скорее надо в систему обеспечения, на 'Соргам'! Медицинские роботы не справляются, он умирает!

Слава молча кивнул головой, указывая Сильмаре на площадке, и через три секунды они уже сорвались с места, уносясь к стоявшему в отдалении 'Соргаму'.

- Силя, я ещё не отдохнул...ты полежи пока, а? - Олег смущённо улыбнулася, глядя на Сильмару, стоящую на коленях в позе кошки и смотрящую на него, как чёрная пантера.

- Нечего увиливать! Ты мужчина, или нет?! Ну-ка, соберись! Сейчас приступим, сейчас, сейчас...попался! - Сильмара с рыком бросилась на Олега, схватила его за руки, распластав на постели и склонившись к его лицу стала целовать, спускаясь всё ниже и ниже...

Через полчаса они лежали рядом, глядя в потолок, и Сильмара мурдыкающим голосом сказала:

- Ну вот, а говорил - не сможешь больше! Тут главное - не настраивать себя на проигрыш, и всё будет хорошо! И чего я в тебе такое нашла? Сама не знаю...но как дотронусь до тебя, прямо-таки трясусь вся, хочу трахнуть! Ты может псионик? А что - ты же видишь корабли, скрытые защитными полями - вот и смог мне внушить, что я тебя всегда хочу! И теперь я тебя всегда хочу! - она тихонько засмеялась, глядя в улыбающееся лицо своего любовника, котрый был моложе её на несколько десятков лет.

Олег потянулся, мечтательно закинул руки за голову, и сказал:

- Хочу с тобой пройтись по набережной! И чтобы ты надела коротенькие шорты, топик такой, что сиськи наружу, а я бы тебя обнял за талию...и пусть все смотрят, и завидуют! Вот они бы все охренели, глядя на нас! Ты такая красотка! И ещё - чёрная! А потом бы поехали на нудистский пляж - там бы все шеи посворачивали, глядя на нас! А мы бы на них - ноль внимания! А что, может и правда слетаем, а? Вот поговорим с Лериным Колей, и слетаем! Ну чего нам стоит? Пётр нас высадит где-нибудь потихоньку, потом заберёт. А мы денёк побродим по городу, я тебе покажу, где я жил, вырос, а?

- Хммм...да почему и нет? - усмехнулась женщина - вот, выполним задание, и слетаем. Денёк побродим. Я во многих местах была, а вот на Земле ещё нет. Конечно, сходим. Скоро уже на месте будем, пора вставать. Пошли, или ещё разок, а?

- Нет, нет - чуть позже! - заторопился Олег, соскочил с постели и стал натягивать на себя рабочий комбинезон, искоса поглядывая на свернувшуюся, как кошка, обнажённую подругу. Он как будто опасался, что та сейчас прыгнет, повалит его на постель, и...впрочем - так не раз уже и было.

Сильмара проводила глазами его крепкую юношескую задницу, заметила, что он косится на неё, и сделала этак зубами:

- Ам! - белые зубы щёлкнули, Олег вздрогнул, и заливаясь смехом выскочил из каюты. Сильмара тоже усмехнулась, провела по бёдрам ладонями, ещё раз потянулась, сладко выгнувшись, так, что её крепкие небольшие груди выставились вверх, как стволы пушек, и легко соскочила с кровати.

Пройдя в душ, она мимоходом подумала, что никак не приучит засранца почаще мыться - после секса, и сразу в штаны заскочил! Непорядок! Потом хихикнула, вспомнив, как он улепётывал и мурлыча про себя какую-то мелодию, затесавшуюся в голову, принялась мыться.

Освежившись, не утруждая себя излишними одеяниями, она натянула шорты и пошлёпала босыми ногами по длинному коридору крейсера в командную рубку. По дороге прикидывала - что надо сделать, какие изменения внести в корабль для будущей работы - надо поставить систему обеспечения, надо расширить трюм, убрав лишние перегородки, каюты - они же не собираются возить тут полк десантников! Вполне хватит нескольких кают. Флайер один - этот, что сейчас в трюме, оставить. Он вполне неплохой боевой аппарат, и в нормальном состоянии. Только вмятины остались после того, как Слава на нём слетал, в ту встречу, с контрабандистами. А так - вполне приличный аппарат. И полетать, и пострелять можно.

Сильмара вошла в рубку, где уже был Олег и виртуальная фигура Петра, такого, каким он был в двадцать пять лет - не очень высокий, сухощавый парень с живыми, чёрными глазами. Они не обратили на приход Сильмары никакого внимания, рассматривая что-то на экране визора. Сильмара хотела сказать что-то уничижительное, весёлое, и вдруг осеклась - лицо Олега было напряжено, бледно и руки его слегка дрожали. Виртуальный Пётр был предельно серьёзен.

Сильмара подняла глаза на экран, который они рассматривали, и тихо охнула: на нём Земля была покрыта пожарищами, дым тянулся до небес, покрывая чёрным саваном обширные территории. Там, где на Земле была ночь - не было видно ни малейших признаков электричества - ни огонька не светилось в кромешной тьме, как будто вернулось средневековье. Только в одном месте светились огни, сияли города, и Сильмара с удивлением спросила:

- Что это значит? Что там происходит?

Пётр повернулся к ней и мрачно сказал:

- Война. Вся планета в войне. Я поймал передачи телевидения - судя по всему, это Китай виноват. Каким-то образом он сумел выплеснуться из своих берегов и захватить почти весь мир.

- Я попытался позвонить Коле - связь не работает - растерянно сказал Олег - я не знаю, что делать, и у кого спросить, что происходит. Похоже, нет электричества - Россия вся тёмная. Ни передач, ни сотовой связи. Что делать будем, Силя?

- Стойте! Я поймал! ЕСТЬ! Включаю запись!

- Для Леры и Славы! Срочно свяжитесь с Николаем! Он вас ждёт на Красной площади у мавзолея Ленину! Лера и Слава! Срочно свяжитесь с Николаем!

- Что за мавзолей такой? - не поняла Сильмара - что за красная площадь? Олег, Пётр, вы в курсе?

- В курсе, конечно! Силя, полетели скорее, узнаем, в чём дело! Пётр - давай туда, зависнешь километрах в двадцати вверху, а мы слетаем на флайере!

- Уже лечу - сказал Пётр, и добавил - предлагаю вам надеть бронекостюмы. Мало ли что там происходит...если что - коммуникатор не выключайте, я вас огнём поддержу. Вдвоём сразу не выходите, на всякий случай!

- Разберёмся, ничего...проворчала Сильмара - пошли, нацепим скафандры. Вот чуяло у меня сердце - так просто всё не будет...эххх...не дали нам с тобой по набережной прогуляться, Олег.

Флайер медленно спускался с неба, когда его приняла эскадрилья истребителей. Десятка два ракет, оставляя за собой белые следы, врезалась во флайер, рассыпавшись стальным дождём осколков. Тут же заговорили скрытые вокруг Красной площади зенитные орудия, и густые пунктиры очередей исчеркали весеннее небо. Защитные поля флайера стойко приняли удар, взвыв генераторами и рассыпая искры после соприкосновения с летающими смертоносными объектами. Флайер ускорил движение и почти что плюхнулся на брусчатку перед мавзолеем, где и замер, как вкопанный.

Минуты две ничего не происходило, потом дверь сзади открылась, как будто исчезнув в глубине корабля, и в дверях показалась чёрная фигура, с наглухо закрытым шлемом. Из оружия на ней был только игольный лучемёт, пристёгнутый к предплечью.

Инопланетянин легко спрыгнул на площадь, и встал перед замершими в напряжённом ожидании спецназовцами. Те прижимали к плечам короткие автоматы и ждали сигнала, не зная - стрелять, или же пока подождать.

Инопланетянин приветственно помахал рукой, как когда-то делал старый генсек, и грудным женским голосом сказал:

- Лера, Слава! Видеть Коля! - Олег так и не научил её как следует говорить по-русски. В основном они всё-таки общались на языке зелёных.

Спецназовцы вначале не поняли, чего хочет это существо, потом старший группы быстрого реагирования скомандовал:

- Отставить! Свои!

Он вышел вперёд, и сняв тяжёлую непробиваемую каску, сказал:

- Ты Лера? Сейчас сюда доставят Николая.

Сильмара нажала панель в подмышке, после чего её голова освободилась от шлема, и помотав ей, сказала:

- Нет. Я не Лера. Меня послать Лера. Видеть Коля. Не стрелять. Друзья.

Спецназовцы ошеломлённо смотрели на чёрное, как уголь, лицо женщины и опустив оружие, стояли вокруг, внимательно озираясь по сторонам - видимо опасаясь воздушного налёта. Сильмара тоже оглянулась - людей на улицах не было, площадь была пуста, даже неясно стало - откуда выскочили эти несколько десятков человек. Может - прятались в этом странном каменном заведении? Мавзолее?

Коля появился через пятнадцать минут - взвизгнули шины, и джип, выкрашенный почему-то в яркий, жёлтый цвет, остановился перед флайером. Коля выпрыгнул из машины, и подойдя к Сильмаре, озабоченно сказал:

- Я Коля! Вы от Леры? С ней, со Славой, всё в порядке? Беда у нас! Нужна помощь! С кем я могу всё обсудить?

- Пройти во флайер. Там говорить. Плохо говорить русский - сказала Сильмара и повернувшись пошла вовнутрь корабля. Коля заскочил за ней, и флайер тут же взвился вверх, под удивлёнными взглядами солдат спецназа. Олег решил не рисковать и уйти под защиту полей 'Урала', скрывающего его от недобрых глаз.

Рассказ занял минут двадцать - Коля постарался вкратце изложить всё, что было важным и первоочередным. И основным из этого было то, что китайская армия уже находилась в нескольких сотнях километров от Москвы. Судьба страны была практически предрешена. Не помогали ни акты героизма, ни самоотверженность людей, ни новейшее, на взгляд современников, вооружение, которого и осталось-то не так много. Стоило вытащить что-то на открытое место, тут же прилетали флайеры врага и всё уничтожали. Батареи, расположенные в скрытых огневых точках, успевали сделать по два-три выстрела, пока их не уничтожали полностью. Как и танки, горевшие, как спичечные коробки. На захваченных территориях россиян больше не осталось. Коля рассказал и о плане правительства взорвать ядерные фугасы - после чего превратятся в радиоактивные пустыни громадные территории бывшей великой страны.

Олег долго молчал, слушая Колю, затем коротко спросил:

- Чем мы можем помочь?

- Нужны Слава и Лера, с их кораблём. Нужно оружие, способное противостоять пришельцам. Вот и всё.

- Действительно - всё! - хмыкнула Сильмара - я так и знала, что эта поездка будет непростой! Вот чуяло сердце у меня, и всё тут! Слишком всё было хорошо.

- Да ничего ты не чуяла - не выдержал Олег - кто знал, что такое дерьмо начнётся! Помогать надо им!

Коля смотрел на пришельцев, разговаривающих на непонятном языке и до боли сжимал руки в кулаки - ему было понятно без переводчика, что сейчас решается судьба его страны, а может и всей Земли.

- Болван! - резко сказала Сильмара - если мы сейчас быстро не свалим, и не сообщим Славе о происходящем - им совсем конец придёт! Ты представляешь, если мы сейчас ринемся на помощь, и нас прихлопнут, как насекомых? Кто тогда сообщит нашим о беде? Пока это они ещё прочухают, что нас что-то слишком давно нет - не проверить ли, куда они делись?! Они решат, что мы загуляли по набережным, и неделю будут ждать, пока мы не объявимся. И только потом полетят нас искать. Я против нашего участия в боевых действиях на этом корабле.

- Ну почему? Он же довольно быстрый, у него мощные бластеры - собьём несколько уродов! Всё нашим полегче будет!

- Олег, заткнись! - рассердилась Сильмара - нам нужно передать информацию. Всё! Дальше будет работать средний крейсер, а не эта жестянка! Судя по рассказу Коли, тут болтается тяжёлый крейсер класса 'Гриэль', это послабее линкора, но сравним с ним по мощи! Да он от этого кораблика мокрого места не оставит, только щёлкнем!

Коля не выдержал, и напряжённо спросил у Олега:

- Так что вы решили? Поможете нам? Или полетите за Славой? Что она говорит?

- Она говорит, что я болван.

- И верно говорит! - сказал виртуальный Пётр, появившись у плеча вздрогнувшего от неожиданности Коли - если нас сейчас завалят - кто передаст информацию? Коля, этот корабль по сравнению с мощью врага, просто как кукурузник, в сравнении с боевым истребителем, понимаешь? Мы можем посшибать часть флайеров, но дальше нас просто раздавят. Если придёт Слава - там другое дело. Там крейсер среднего класса, пусть не такой мощный, как тяжёлый крейсер, который сюда прилетел, но он хоть что-то может сделать. Притом у нас есть ещё Шаргион...а вот этого они не ожидают.

- А что такое Шаргион? - жадно спросил Коля - ещё корабль?

- Ещё. Живой корабль десяти километров в диаметре. Только вот у него нет никаких средств нападения - нахмурился Пётр - как бы и его не подставить под удар! В любом случае - наш 'Урал', плюс 'Соргам', плюс ещё два истребителя, плюс флайеры, и плюс Шаргион - это уже сила, и мы как следует потреплем чужих. А может и разнесём их. Я считаю, надо улетать, и как можно скорее, не теряя времени.

- Живой корабль? - удивился Коля - это как так может быть?

- Да какая разница? - досадливо сказал Пётр - не до того сейчас. Потом расскажем - время будет. Сейчас мы тебя спустим обратно, и сами уходим на Алусию. Верно, Сильмара?

- Верно, Пётр! - Сильмара сурово посмотрела на Колю и сказала по русски:

- Верить - мы прийти. Скоро. Надрать зад!

- Хорошо бы... - усмехнулся Коля - вы на этом корабле спуститесь, или на флайере отвезёте? Я должен сообщить нашим о вашем решении. И ещё - о каких сроках идёт речь? Сколько нам ждать прибытия Славы?

- Сутки мы летим до Алусии - я постараюсь выжать из двигателей всё, что можно. Может и быстрее получится. Шаргион тут будет за минуты, но вопрос в том, готов ли Слава - что там у них делается - мы не знаем. Он загружался товаром для керкаров, его может не быть на месте. В общем - сутки с небольшим, я думаю. Продержитесь это время как можете. Мы прилетим! Обязательно - прилетим! - Пётр кивнул головой Коле и исчез.

- Олег - давай во флайер - отвезёшь Колю. Пётр - готовься к старту. Как только вернётся Олег - жми по-полной! Олег - броню нацепи, зачем снял?

- Да душно в ней - я быстро - рраз, и обратно!

- Нацепи, зараза! Я чего тебе сказала! Ну что за парень - вернётся - выпорю палкой! - Сильмара досадливо махнула рукой и углубилось в рассматривание телезаписей сожжённой Земли.

Флайер начал снижение. Двадцать километров высоты для аппарата, превышающего скорость звука в несколько раз - это не расстояние.

Колю ждали - группа спецназа, автомобили. Его тут же увлекли в стоящий рядом джип, и тот сорвался с места, увозя своих пассажиров под укрытие бомбоубежищ.

Олег проводил их взглядом, и закрыл дверь флайера. Потом мягко поднял его с площади, задрал нос, нацеливая в нужную точку неба. Перед тем как рвануть почти вертикально вверх, он обвёл взглядом пространство вокруг, и внезапно увидел три тёмные точки, стремительно приближающиеся к отъезжающим с площади машинам. Вначале он принял их за истребители ВВС России, но через несколько мгновений стало ясно, что перед ним боевые флайеры, похожие на тот, на котором он летал - только поновее, без вмятин и царапин. Новые, как с иголочки. Само собой ясно, что если эти флайеры не принадлежат Славе - значит это враги. Других флайеров тут не было.

Два из них отделились от группы и помчались к нему, а один резко свернул и открыл огонь по петлявшим из стороны в сторону машинам.

Олег перевернул флайер на спину, так, что Красная площадь с её строениями оказалась у него внизу, накренив аппарат, по сложной траектории ринулся к одиночному флайеру, охотившимуся за джипом с Колей.

- Нападение! Машину с Колей атакует флайер! Два атакуют меня! Принимаю бой, присоединяйтесь!

Кровь в жилах Олега пела, бурлила, кипела - атака! Вот оно и пришло - бой!

Флайер сходу ударил по вражескому летательному аппарату всей мощью - бластер, две ракеты с антиматерией. Вернее так - две ракеты, потом бластер. Основная тактика была такова - ракетами с антиматерией напрячь генераторы защитного поля так, чтобы они не успели закрыть образовавшуюся от взрывов дыру, и в эту дыру засадить луч бластера.

Это ему виртуозно удалось - Олег вообще, от природы, был довольно ловким и быстрым парнем, а наложенная на его мозг матрица одного из лучших пилотов вселенной (обошлось в большую копеечку!), помогала ему мгновенно и адекватно реагировать на любые происки врага. Флайер стал продолжением его рук, ног, головы и тела - он вертелся в воздухе так же естественно, как если бы бегал, прыгал.

Луч бластера, ударившись в незащищённую полем корму флайера, в самую его 'нежную' точку, испарил броню вместе с обшивкой, проделав в ней небольшую дырочку, сантиметр в диаметре, прошедшую вглубь флайера метра на три. Олег стрелял максимально сконцентрированным лучём - так было больше шансов промахнуться, но и нагрузка на броню в точке соприкосновения была, конечно, во много раз больше, чем если бы он применял широкий луч. Вся мощь бластера, мощь флайера, сконцентрировалась в этом точном уколе шпагой.

И вражеский флайер умер. Луч попал точно в батареи, где хранился запас энергии для серийных выстрелов бластера, и они, освобождённые от защитной оболочки и энергетических полей, удерживающих эту энергию в блестящих блоках, выплеснули эту мощь в пространство.

Корму флайера просто вырвало, как если бы кто-то аккуратно, гигантским топором вырубил её из аппарата. Тот беспомощно замер в воздухе, а затем, беспорядочно кувыркаясь, полетел к земле. Через считанные секунды возле собора Василия Блаженного горели и взрывались обломки чуда техники цивилизации зелёных.

- Есть! Один есть! - возбуждённо крикнул Олег, и тут же получил пять ракет в бок корабля. Флайер вздрогнул от чудовищного удара и окутался пламенем. Защита была сорвана, как перчатка с мужской руки. Генераторы защитного поля завизжали, завыли, как будто жалуясь на судьбу, но не успели прикрыть своего хозяина - ещё две ракеты врезались в том же месте, образовав рваную дыру в корпусе.

Двигатели флайера работали через раз, толкая корабли вперёд - Олег, получивший удар обломком обшивки в голову, с трудом удерживал его в воздухе.

Перед его глазами вспыхивали красные буквы:

- Системы не стабильны! Угроза взрыва! Угроза взрыва! Рекомендуется покинуть корабль!

Олег осмотрелся и увидел, как два флайера врага разворачиваются в нескольких сотнях метров от него. Они не спешили его добить, видимо решив вначале завершить задумку первого флайера - перестрелять машины, вылезшие на площадь. Но благодаря Олегу машины уже улизнули, и теперь враги возвращались, чтобы довершить начатое.

Олег с трудом дышал, кровь заливала его глаза, двигать рукой было трудно. Он посмотреть вниз, и с недоумением увидел под левой ключицей точащий из груди зазубренный кусок металла, похожий на неровный клинок экзотического ножа. Олегу стало плохо, и его чуть не вырвало. Он достал из ящичка рядом с креслом пилота двух слизняков, и приспособил на себя. Они тут же заползали, запустили в него нити, и ему стало немного легче.

Флайер с трудом удерживался в воздухе, но Олег всё-таки его посадил, пробороздив по площади метров сто, выбивая из булыжников фонтаны искр. Салон корабля наполнился дымом. Олег, попробовав подняться, чуть не потерял сознание - в бедре торчал ещё один осколок металла. Система наблюдения действовала, и он удивлённо посмотрел вокруг - почему ещё жив? Его противники снижались, не стреляя по врагу, и он понял - хотят захватить в плен. Видимо - решили узнать, кто тут появился и почему он вступил в бой.

Олег хрипло крикнул в эфир:

- 'Урал', я сбит. Ранен. Сам выбраться наверное не смогу. Силя, прости... - и потерял сознание.

Вражеские флайеры снизились на высоту метра над площадью, и из них выскочили несколько бойцов в бронескафандрах с закрытыми забралами. Они были уже метрах в десяти от подбитого флайера, когда внезапно в воздухе раздались гулкие выстрелы, такие, как будто кто-то вдалеке палил из охотничьих ружей по уткам.

Двое бегущих впереди бойцов в бронескафандрах упали, разбрызгав мозги и кровь по булыжникам - винтовка корд это вам не шутка! Остальные дружно бросились под прикрытие брони флайеров, но добежали только трое из семерых - остальные получили по пуле в спину и голову, так и оставшись лежать площади, прозванной Красной.

Один из флайеров видимо засёк, откуда велась стрельба, и беззвучно поднявшись метнулся к кремлёвской стене, на ходу выпуская огненные стрелы и ракеты.

Один из зубцов осыпался, стена покрылась щербинами и опалинами, но устояла. Из второго, стоящего на месте флайера снова вышел экипаж, но теперь они были в зеркальным скафандрах высшей защиты. Пули антиснайперских винтовок бессильно рикошетили от их безликих фигур, не причиняя никакого вреда.

До подбитого флайера оставалось уже с десяток шагов, когда из пустоты с шумом и треском жвакнула река пламени, слизнувшая эти две фигура, как корова языком. На их месте осталась только воронка глубиной с метр и шириной пять метров, сияющая оплывающими краями. Следующий удар пришёлся в стоящий на месте флайер - через секунду он превратился в спёкшийся кусок металла, пригодный лишь на переплавку.

Пусть и лёгкий крейсер - он всё-таки крейсер, и какая-то шлюпка с ним не сравнится, даже если на ней поставить пулемёт.

Второй флайер заметил происшедшее и заметался, пытаясь, вращаясь в воздухе и меняя направление, уйти от удара возмездия - но не успел. Выстрел старого вояки-афганца был неотразим - через секунду в воздухе летел уже не быстрый и вёрткий кораблик, а комета, оставляющая за собой огненный хвост. Эта комета с грохотом врезалась в парапет, закрывающий набережную Москва-реки и с шипением ушла под воду. Вода в этом месте забурлила, зашипела, и через секунду оттуда вырвался столп пара, как будто работала огромная скороварка.

Пространство на площади раскрылось, обнажая шлюз 'Урала', и оттуда высочила высокая фигура в чёрной броне со снятым шлемом. Она бросилась к поверженному флайеру Олега, заскочила вовнутрь и через несколько секунд Сильмара уже тащила Олега на руках, унося под защиту брони крейсера. Он был жив, но не реагировал ни на какие раздражители - похоже, что впал в кому. Сильмара бегом заскочила в крейсер, шлюз закрылся и корабль снова исчез под защитными полями невидимости.

Ненадолго.

'Урал' успел подняться только на триста метров, когда в небе вспыхнула целая река пламени, белого, как свет звёзд. Река вскользь задела 'Урал', уничтожив один из планетарных двигателей - похоже враг хотел не уничтожить корабль, а взять его на абордаж, или посадить на землю.

Сильмара крикнула Петру:

- Это тяжёлый крейсер! Стартуй на маршевых, иначе нам конец!

- Можем сгореть об воздух!

- Стартуй, говорю тебе, иначе нам сейчас точно конец! А там ещё неясно - может и выдержим!

Генераторы маршевых двигателей выдали поле сверхпроницаемости, окутав корабль плёнкой и отбросили от себя пространство, швырнув его назад.

Всё что было вокруг - воздух, птицы, облака, были захвачены полями маршевых двигателем и с невероятной скоростью бросились в сторону, противоположную той, куда намеревался двигаться звездолёт. Удар этой струи был такой силы, что в мгновение ока сдул с площади разбитый флайер, сорвал настил из брусчатки и выбил в площади кратер глубиной около десяти метров и шириной около двухсот. Мавзолей Ленина выдержал удар, но все газоны, всё, что было плохо приделано, всё унесло страшным вихрем.

После этого можно поверить рассказам о том, что запуск маршевых двигателей линкора вблизи планеты может вызвать такой апокалипсис, что цивилизация будет уничтожена вызванными им стихийными явлениями. Поговаривали даже, что он может сорвать атмосферу с планеты... Даже старт такого относительно слабого маршевого двигателя, что стоял на лёгком крейсере, вызвал что-то подобное урагану высшего класса.

Вокруг набережной сорвало и сломало деревья, рекламные щиты, сдуло брошенные автомобили и свернуло линии электропередач. Куполы собора снесло, и кресты разбросало по всей территории вокруг площади, как символ апокалипсиса.

Олег тяжело, с хрипом дышал, на его губах пузырилась кровь. Сильмара, напряжённая, как струна, сидела рядом с ним на постели, там, где ещё недавно они свивались в сладострастных любовных судорогах, и держала его за руку. На парне копошились уже штук пять медицинских роботов, но они не справлялись с тяжёлой задачей.

Сильмара вырвала из него кусок железа, застрявший в бедре, роботы зашили глубокий разрез на лбу, обнажающий белую кость, но трогать металл, застрявший рядом с сердцем она побоялась. Роботы могли не успеть залатать дыру, прежде чем он истечёт кровью. Системы обеспечения в 'Урале' не было, потому оставалось только ждать, когда он прибудет на базу Шаргиона.

Время от времени Олег приходил в себя, пытался что-то сказать, виновато хлопая глазами, но Сильмара останавливала его:

- Лежи, лежи, не разговаривай! Береги силы! Скоро будем дома - всё будет хорошо! Он снова закрывал глаза со слабой улыбкой на лице и проваливался в состояние близкое к коме. Олег был под воздействием успокаивающих препаратов и анальгетиков, потому не чувствовал боли и лишь задыхался. Иногда он сильно кашлял и выдавая при этом фонтан крови, быстро блокируемый слизняками.

Сильмара при этом бледнела, становясь серой, как стена. Она знала - ещё три-четыре таких фонтана и Олега уже не спасти. Жизнь из него утекала, как вода из дырявого ведра. Она в который раз подумала, что обязательно настоит перед Славой, чтобы в 'Урал' поставили систему обеспечения с максимальной функцией лечения! Как на 'Соргаме'. Больше она такой штуки как в этот раз не допустит.

Рядом появился виртуальный образ Петра - Сильмара даже не успела удивиться, что он может видеть всё, что происходит в их каюте и может спокойно сюда проникать (значит он видел все их кувырки в постели?).

- До базы осталось несколько часов. Я максимально форсировал двигатели - идём с превышением масимума на двадцать пять процентов. Эта лошадка оказалась не такой уж и плохой - если её оборудовать как следует - мы ещё повоюем! Всё вижу. Держись. Мне кажется - мы успеем. Держись, Силя.

Он снова исчез, а Сильмара осталась наедине со своими мыслями. Уже сколько раз в её жизни было так, когда, казалось - всё замечательно, всё хорошо и лучше и быть не может - тут бах! По башке, как осколком ракеты! - мол, не задирай нос, не ты управляешь обстоятельствам

Сейчас ей было очень плохо. Так плохо, как давно не было - с тех пор, как на одной заштатной планетке подорвалась на мине её подруга Гиана, с которой они вместе служили в десанте. Они просто вышли в лесок, на котором не было обозначено никаких минных полей - и через минуту Гиана умирала у неё на руках с оторванными ногами и распоротым животом. Системы обеспечения рядом не было, а биороботы с такими ранениями не справляются. После этого Сильмара озверела, и её на месяц закрыли в тюрьму, за то, что она изрубила на куски тридцать захваченных в плен сепаратистов. Её зверства даже описали в одном из выпусков визора, и вся цивилизованная вселенная была потрясена жестокостью военщины. После этого она и уволилась из армии. И потом пошла в наёмницы.

Шаргион показался через пять часов, когда Олег уже почти не приходил в сознание. Последний раз он очнулся, когда Сильмара пыталась его тащить по пандусу 'Урала', на глазах у Славы.

- Всё нормально, не волнуйся! - Лера порывисто обняла Сильмару за плечи, и та прикрыла глаза, как будто в них попал едкий дым от сгоревших флайеров.

Олег лежал в коконе из белых нитей, опутавших его, как паук опутывает свою жертву. Осколок из груди у него вырвали, и теперь ничего не мешало восстановлению.

Оставив Олега на попечение медицинской системы, Лера и Сильмара пошли в рубку, где сидел Слава. Он молчал, но было видно, что сидит он не просто так - выйдя в псионическое пространство, он связался с керкарами, которым несколько дней готовил то, что сейчас было загружено в трюм.

- Привет, Учитель! Приветствую, Великая мать! Мне нужно с вами срочно обсудить проблему!

- Конечно, сын мой! Что случилось? - псионический голос Матери Роя был, как всегда ласков, и Слава почувствовал, будто его погладили огромной, тёплой ладонью.

- На мою планету напали зелёные. Уничтожают людей, захватывают в рабство. Мой корабль только что вернулся оттуда - одного моего человека ранили, корабль подбит. Мне нужно срочно лететь на Землю. В связи с этим я хотел просить две вещи: первое - тот груз, что сейчас на корабле - я хочу передать своим однопланетникам, чтобы они могли защищаться от врага. И второе - мне нужны боевые роботы - штуки три. Те, что я оставил вам для защиты Роя.

- Сын мой - мы ждали тысячи лет - подождём ещё немного. Что такое время? Главное, чтобы твой родной Рой выжил - это важнее всего. Потом прилетишь и завезёшь нам оружие, это не срочно. Что касается роботов - они все твои! Можешь забрать сколько угодно. Ещё раз - главное, чтобы выжил твой Рой - ты правильно мыслишь. Выживание Роя прежде всего. Прилетай, забирай роботов.

- Слава! - вмешался Учитель - может тебе дать ещё воинов? В помощь? Без проблем - сколько надо! Скажи - и они будут у тебя на корабле!

Слава немного подумал, и отказался:

- Нет. Спасибо. Хватит и этих. Будем вооружать моих соплеменников - основная война пойдёт против своих же инопланетников, вооружённых зелёными. Лучше, чтобы воевали свои. Я пришлю к вам 'Соргам' за роботами.

- Ну что же - удачи тебе, сын мой! - Мать Роя снова коснулась сознания Славы и отключилась.

Шаргион вырвался в открытый космос, совершая сумасшедшие скачки, выныривая и снова прячась в подпространство. Слава не понимал этого процесса, но и не задавался целью - узнать, как всё это происходит. Ну, происходит и происходит - и всё тут. Хозяйка пользуется посудомоечной машиной, не стремясь узнать, как всё в ней крутится, какие 'шестерёнки' приводят её в действие. Так и Слава с живым кораблём. И это нормально. Самое главное - он знал, что все узлы работают, всё функционирует, и будет работать ещё долго - так долго, что он себе этого даже не мог представить. Разве может человек представить себе срок в миллион лет? Это только сказать легко, а вот представить - год за годом, год за годом...миллион лет! Невозможно.

До Земли они долетели за двадцать минут. Вернее не до Земли, а до Луны, за которой и спрятались в непроницаемой тени.

Слава оставил Шаргиона висеть в этой дыре - чем тот был не очень доволен - его напрягло то, что нельзя было нежиться под солнечными лучами и впитывать энергию. Она всё-таки потихоньку тратилась - на работу узлов корабля, на передвижение в космосе. Да и на ремонт 'Урала' требовались силы. Но Слава быстро его успокоил, передав картинку нежащегося в солнечной короне кораблика, весело подмигивающего вселенной.

Шаргион передал ощущение довольства и застыл в полудрёме, в которой он, как сытый кот, пребывал большее время своей жизни.

Слава со своим экипажем, оставив Шаргиона спать на тёмной стороны Луны, вылетел к Земле на 'Соргаме'.


Глава 1 | Звездный посланник | Глава 4