home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10

Невеста была очаровательна, когда торжественно шествовала в белом свадебном платье к алтарю. Сквозь полупрозрачную вуаль было видно, как ее глаза блестят от слез счастья.

Когда Юла приблизилась к жениху и встала рядом с ним, Чарли повернулся к ней, его лицо сияло гордостью и счастьем.

Священник начал обряд венчания. Нэнси слушала его, но мыслями унеслась в недавнее прошлое, в день собственной свадьбы. Она мало чем отличалась от сегодняшней — заполненная нарядными людьми церковь, белое длинное платье невесты, красивый жених. Сердца новобрачных наполнены любовью и надеждами на будущее.

Нэнси перевела взгляд на шафера. Питер выглядел очень торжественно в темной тройке. Солнечные лучи, проникавшие через оконные витражи, придавали его темным волосам голубоватый оттенок. Он, очевидно, почувствовал на себе чей-то взгляд и обернулся. Нэнси быстро опустила глаза в молитвенник, который держала в руках.

Я не буду вспоминать о своей свадьбе, сказала себе она. Не буду думать о причинах, разваливших мой брак. Осуждение в глазах Филиппа, ощущение безысходности, душевная боль. Нэнси глубоко вздохнула. Все это уже позади, в прошлом.

Весело зазвонили колокола, когда Чарли и Юла, держась за руки, выходили из церкви уже мужем и женой. В это мгновение собравшиеся у церкви взметнули руки, и на новобрачных посыпался, сопровождаемый радостными возгласами, дождь из конфетти.

— Чудесная церковь, не правда ли? — вкрадчиво спросила Дебора, незаметно оказавшаяся рядом с Нэнси. — Если хочешь, я поговорю с отцом Фулстоном насчет венчания на следующий год.

Нэнси засмеялась и покачала головой.

— Большое спасибо за заботу, Дебора, но мы решили пока повременить с этим.

— Вы с моим племянником два сапога пара, проворчала та.

Питер не выпускал Нэнси из виду. Он видел, как она разговаривала с Деборой, а потом подошла поздравить новобрачных. Нэнси выглядела необыкновенно элегантно в голубом костюме и изысканной шляпке.

Сейчас Нэнси смеялась вместе с Юлой и выглядела совершенно естественно в обществе незнакомых людей. Питер подумал, что она везде ведет себя легко и непринужденно. В данный момент у нее был беззаботный вид, но Питер помнил, что в церкви, когда он случайно взглянул на нее, лицо Нэнси выражало печаль и сожаление.

Питер направился к болтающим женщинам.

— Мы очень рады за вас обоих, — донесся до него голос Юлы. — Питер замечательный человек.

— То-то у меня уши горят! — пошутил он, подойдя к ним.

— Они у тебя должны уже превратиться в пепел оттого, что всю прошлую неделю весь город говорил только о тебе! — со смехом воскликнула Юла. — Но ты хорош! Успел обручиться, а твои друзья даже не знают, что у тебя появилась невеста.

Питер жестом собственника обнял Нэнси за талию и с легкой насмешкой отозвался:

— Я был слишком занят, ухаживая за женщиной моей мечты, чтобы тратить время на разговоры с вами.

Чувствуя, как уверенно лежит сильная рука Питера на ее талии, Нэнси снова вспомнила их последний поцелуй в машине, и сердце ее трепетно забилось. Как легко поддаться ощущению близости, притвориться, что я принадлежу Питеру и являюсь частью всех этих людей, подумалось ей.

Нэнси мягко освободилась из объятий Питера, когда Юла переключилась на одного из гостей.

Питер окинул Нэнси глазами с головы до пят и почти с нежностью проговорил:

— Мне нравится ваш наряд. Вы сегодня такая красивая.

— Спасибо, — ответила она, не поднимая глаз.

Питер протянул руку и поднял лицо Нэнси.

— Вы сердитесь на меня за то?..

Она сразу поняла, что он имеет в виду их последний поцелуй.

— Нет. Конечно нет. Это было… забавно. — Нэнси заставила себя улыбнуться. — Мы, очевидно, немного увлеклись этой шутливой помолвкой.

— Очевидно.

В глубине темных глаз Питера что-то полыхнуло, когда он остановил свой взгляд на ее нежных, слегка припухших губах.

Идиллию нарушила Анна Ваккур. Затянутая в нарядный твидовый костюм, в кокетливой шляпке набекрень, она была совсем не похожа на ту дородную хозяйку супермаркета, какой Нэнси привыкла видеть ее.

— Я так рада, дорогая, что вы обручились! — пропела миссис Ваккур. — У вас уже есть кольцо?

— Нет, миссис Ваккур. — Нэнси улыбнулась и помахала у нее перед носом левой рукой. — Как видите, мы еще даже не помолвлены.

— Ну, это лишь формальность, — заметила подошедшая Дебора.

— Разумеется, — поддакнула подруге Анна Ваккур.

Питер посмотрел на Нэнси, но ничего не сказал.

А что тут скажешь? — бесстрастно подумала молодая женщина. Мы на пару обманываем этих людей. Можно только диву даваться, как глубоко мы умудрились увязнуть в своем обмане! Начав с небольшой лжи во спасение, я закончила тем, что меня поздравляет с помолвкой весь город. Мне, вероятно, не стоило приходить на эту свадьбу.

Питера позвали сфотографироваться с молодоженами, и он отошел как раз в тот момент, когда Анна Ваккур принялась разглагольствовать о том, где лучше всего покупать бриллиантовые кольца.

Гости начали двигаться в направлении шатра.

— Вы идете, Дебора? — спросила Нэнси, улучив момент, когда миссис Ваккур замолчала, чтобы перевести дыхание.

Дебора не ответила. Мыслями она находилась где-то далеко, ее брови сошлись на переносице, глаза напряженно прищурились. Нэнси проследила за ее взглядом. Дебора смотрела на племянника, который отвел в сторонку одну из подружек невесты и о чем-то с ней разговаривал.

— Дебора? — повторила Нэнси.

— Да-да, идем, — поспешно отозвалась пожилая леди. — Я только скажу Питеру…

Нэнси снова перевела взгляд на воркующую парочку. Из четырех подружек невесты та, которая стояла сейчас с Питером, была самой привлекательной. На вид ей можно было дать лет двадцать восемь.

— Это Вероника Броуди, — сообщила Анна Ваккур.

— Я почему-то так и подумала, — отозвалась Нэнси, обратив внимание на то, какими глазами смотрит на Питера Вероника.

Белокурая красавица дотронулась до руки

Питера и, слегка приподнявшись на носках, фамильярно поцеловала в щеку, как это обычно делают люди, давно знающие друг друга. Завидев приближающуюся тетку, Питер извиняюще улыбнулся Веронике и вернулся к Нэнси.

— Я отвезу вас на свадьбу на своей машине, а ваша пусть останется здесь на стоянке.

— Я и сама могу туда добраться…

— Знаю, но проще использовать для этой цели одну машину, а вашу мы заберем завтра утром, — настаивал Питер.

Нэнси уступила. Она поискала глазами Дебору и увидела, как та уходит под руку с Анной Ваккур.

— Дебора поедет с лучшей подругой, — бросил Питер. — Говорит, что им многое надо обсудить. — Он усмехнулся. — И не спрашивайте меня, я сам не понимаю, о чем им еще говорить, когда они целыми днями висят на телефоне.

На стоянке Нэнси подошла к своей машине забрать сумку с ночными принадлежностями, затем направилась с Питером к его автомобилю.

— А где ваша машина? — удивленно спросила она, когда он подвел ее к сияющему «шевроле».

— Вот она, — ответил Питер, забрасывая ее сумку на заднее сиденье автомобиля. — Она была на профилактике. Ту развалюху, которую вы реанимировали, я использую для работы, а этот красавец — для удовольствия.

Нэнси старалась не замечать его насмешливого тона. Она заметила, как Питер посмотрел на ее ноги, когда она, забираясь на сиденье, нечаянно задрала юбку.

Питер включил зажигание и вырулил на дорогу.

— О чем вы думали во время венчания? — неожиданно спросил он. — У вас было грустное лицо.

— Ни о чем, — солгала застигнутая врасплох Нэнси.

— Обманщица, — мягко пожурил Питер.

Она пожала плечами, но сердце ее болезненно сжалось.

— Вспомнила свою свадьбу, — неохотно призналась Нэнси. — Чужие бракосочетания, как правило, навевают мысли о собственной личной жизни.

— Это верно. Вы тоже венчались?

— Да. Это было грандиозное событие. — Нэнси немного помолчала. — Я думала, что мы проживем вместе всю жизнь. Но оказалось, всего четыре года. — Она посмотрела на Питера. — А вам в церкви не приходила в голову мысль, как могла бы сложиться ваша жизнь с вашей бывшей невестой?

— Вы уходите от темы, — с улыбкой заметил он.

— А вы не хотите ответить на мой вопрос, — парировала Нэнси. — Вероника очень интересная женщина. Она не вышла замуж?

— Нет. Она не скучает в Новом Орлеане.

— Дебора выглядела очень обеспокоенной, когда увидела вас вместе во дворе церкви, — заметила Нэнси.

— Возможно потому, что вы, кажется, очень понравились ей.

— Правда?

— Она считает, что вы… я цитирую: «восхитительная, добрая, красивая молодая женщина». — Питер покосился на Нэнси и серьезно добавил: — И я склонен согласиться с тетей.

Нэнси смутилась и в то же время почувствовала себя польщенной. В ее глазах появился радостный блеск.

— Ваша тетушка плохо меня знает. Временами я бываю очень злой.

— Не может быть, — поддразнил ее Питер.

— Еще как может! Особенно по утрам.

— Ну, здесь я не могу с вами спорить. Утром после сна я вас еще не видел… к сожалению. Но мы могли бы исправить это упущение. Давайте откажемся от номера, который я забронировал для вас, и вы переночуете в моем.

Лицо Нэнси покрылось красными пятнами. Она мысленно проклинала свою чувствительную кожу. Питер, конечно, шутит. Однако, украдкой взглянула на него, молодая женщина вдруг усомнилась в этом.

Питер въехал на стоянку отеля «Людовик XIV», заглушил двигатель и повернулся к спутнице.

— Вы это не всерьез, я надеюсь? — услышала Нэнси собственный дрожащий голос.

Питер наклонился к ней. Нэнси ощутила запах его одеколона, увидела искрящиеся в темноте глаза. Питер нежно провел губами по ее губам. Нэнси, не в силах сдержаться, порывисто ответила на поцелуй. Когда Питер поднял голову, его рот растянулся в улыбке. Нэнси растерялась.

— Я сделал это снова, чтобы проверить, было ли это действительно так потрясающе, как мне показалось в прошлый раз, — хрипло прошептал Питер.

Нэнси боялась сделать лишнее движение, понимая, что ей трудно устоять перед таким красивым мужчиной.

— Я, конечно, польщена, но…

Он коснулся указательным пальцем ее губ, заставляя замолчать.

— Не надо ничего говорить. Я не знаю, что на меня нашло. — Питер криво усмехнулся. — Нет, я, разумеется, знаю, что со мной происходит. Давайте просто забудем об этом, хорошо?

Нэнси в знак согласия улыбнулась.

Но забыть, избавиться от желания, которое он разбудил в ней, было не так то просто. Даже легкое прикосновение его пальца к ее губам, вызвало у нее жар. А когда Питер предложил ей — в шутку или всерьез, неважно — провести эту ночь в его номере, Нэнси и вовсе потеряла голову. Она пыталась убедить себя, что так чувственно реагирует на малейшие знаки внимания со стороны Питера только потому, что у нее давно не было мужчины.

Последний раз она занималась любовью два года назад со своим мужем. После развода Нэнси решительно пресекала любые попытки приударить за ней. Но она была здоровой молодой женщиной с нормальными инстинктами, и то, что ее потянуло к привлекательному мужчине, было вполне естественно. И, тем не менее, Нэнси похвалила себя за то, что сумела проявить выдержку. Интрижка ее тоже не устраивала.

Громко сигналя, прибыла машина с новобрачными. Следом подкатил автомобиль с подружками невесты.

— Я думаю, нам пора, — сказал Питер.

— Да.

Но оба продолжали сидеть неподвижно. Наконец Питер коснулся ладонью щеки Нэнси и мягко спросил:

— Итак, от двуспальной кровати мы отказались, но поцеловать-то вас еще раз я могу?

Нэнси радостно улыбнулась и порывисто приникла к его губам, наивно надеясь коротким поцелуем удовлетворить свой сексуальный голод. Ответный поцелуй Питера был настойчивым и страстным. У Нэнси возникло ощущение, что она стоит на палубе корабля, попавшего в шторм. Когда Питер прервал этот казавшийся бесконечным поцелуй, Нэнси стала жадно хватать ртом воздух.

— Нам надо бежать, — напомнил он, — а то они начнут произносить тосты без меня.

У Нэнси подгибались ноги, когда она вышла из автомобиля. Она все-таки оступилась, и Питер привычным жестом обнял ее за талию, вызвав у нее очередной взрыв эмоций.

Что было бы со мной, если бы мы лежали в одной постели и его руки скользили по моему обнаженному телу, повторяя все его изгибы и впадины? — гадала Нэнси. Интересно, любовью он занимается также искусно, как и целуется? Она постаралась избавиться от этих мыслей, потому что они портили ей настроение и причиняли головную боль.

Они препоручили свои сумки заботам портье отеля «Людовик XIV», обещавшим доставить их в номера, а сами направились в установленный на задней лужайке гостиницы шатер, в котором гостей ждал фуршет.

После того, как были произнесены поздравительные речи и разрезан традиционный свадебный торт, у Нэнси появилось ощущение, что она знает этих людей всю жизнь. Питер неотлучно находился рядом, представляя ее своим друзьям. Он был обходителен и учтив.

Нэнси пыталась убедить себя, что чувства, которые он вызывает у нее, явление преходящее и что ее тяга к Питеру не такая уж непреодолимая и сильная, какой кажется. Но вот Питер повернулся, и его рука случайно коснулась ее руки, и Нэнси почувствовала, как ее мгновенно затопила волна желания. Она поняла, что в присутствии этого мужчины не может управлять своими чувствами, и это уже не в первый раз испугало ее.

Подошла Вероника, и Питер представил женщин друг другу. Его бывшая невеста была еще красивее, чем Нэнси показалось вначале: великолепная кожа, пушистые длиннющие ресницы, миндалевидные темно-зеленые глаза. И очаровательная улыбка.

— Я, кажется, должна вас поздравить, — мягко проговорила Вероника.

Нэнси вдруг стало не по себе. Она почувствовала нечто похожее на тупую, тянущую боль. Нэнси попробовала избавиться от этого ощущения, но оно не исчезло.

— Официальной помолвки еще не было, — сказала она, заметив, что Вероника смотрит на ее левую руку.

— Но вы уже назначили дату?

— Да нет, — легко вступил в разговор Питер. — Мы не торопимся.

К ним присоединилась Оливия, владелица отеля. Услышав последнюю фразу Питера, она заметила:

— А Дебора утверждает, что следующим большим событием в Лэдлоу будет ваша свадьба.

— Это у тебя будет большое событие, — отшутился Питер.

Оливия погладила свой большой живот.

— Может быть, но у меня такое ощущение, что эта беременность никогда не кончится. Нэнси, послушай опытного человека, не торопись стать матерью, как бы Питер ни умолял. Состояние ужасное.

— Это же всего несколько месяцев! — Питер рассмеялся. — Я посмотрю на тебя, когда ты будешь держать на руках своего младенца. Одно это стоит всех неудобств, которые беременность причиняет женщине.

— Вот это настоящий мужчина! — шутливо восхитилась Оливия. — Нэнси, я уверена, что Питер уже взял на себя обязательство завести не менее четырех детей, наверняка мальчиков, чтобы было кому передать ферму по наследству.

— Я подумываю о шести, — подыграл ей Питер.

Оливия в притворном ужасе закатила глаза.

— Нэнси, беги от него, пока не поздно!

Нэнси вежливо улыбалась, слушая шутливую пикировку. Она обрадовалась, что наконец заиграл оркестр и болезненная для нее тема была закрыта. Танцы открыли новобрачные, вслед за ними по традиции на круг вышел шафер с первой подружкой невесты.

Нэнси наблюдала за танцующими Питером и Вероникой и думала о том, что они очень подходят друг другу. Высокий, красивый мужчина и гибкая, стройная молодая женщина. Вероника влюбленно смотрела Питеру в глаза.

Нэнси, почувствовав укол ревности, попыталась сосредоточиться на том, что ей говорила Оливия.

— Значит, Дебора ошиблась? Вы еще не назначили день свадьбы?

Нэнси молча покачала головой. У противоположной стены сидела Дебора в окружении нескольких пожилых дам, включая Анну Ваккур. Они что-то обсуждали, лица у них были серьезные и сосредоточенные. Не исключено, что они составляют список гостей для нашей свадьбы, виновато подумала Нэнси.

Она снова перевела взгляд на танцующего Питера. Его руки спокойно лежали на талии партнерши. Несмотря на негативное отношение Деборы к Веронике, эта зеленоокая блондинка, возможно, идеально подходит ее племяннику, подумала Нэнси.

— Каждая незамужняя женщина в нашем городке страшно тебе завидует. Все хотели бы быть на твоем месте, — доверительно сказала Оливия. — В течение многих лет Питер пытался всех убедить, что он неисправимый холостяк, но мы-то всегда знали, что в душе он человек семейный.

— Я думаю, вы правы, — тихо проговорила Нэнси, а про себя добавила: и Вероника, возможно, подарит ему тех шестерых младенцев, о которых он мечтает.

Господи, почему мне в голову лезут такие мысли?! — раздраженно спросила себя Нэнси. Мне-то какое дело, на ком женится Питер? А все из-за «помолвки», с которой у меня начались все эти сердечные переживания! Надо во всеуслышание объявить, что это шутка, и тогда все встанет на свои места.

— Да, кстати, твой бывший муж сегодня приехал, — продолжала Оливия, снова завладев вниманием Нэнси. — Он привез с собой целую команду, так что мой отель забит до отказу. Юла уже пригласила всех на свадьбу.

Оркестр заиграл вальс, и танцевальный круг заполнился парами. Питер оставил Веронику и вернулся к Нэнси.

— Мне показалось, что я только что видел твоего бывшего мужа, — сказал он.

Нэнси и сама увидела Филиппа, который пробирался через толпу гостей.

— Юла пригласила его и его сотрудников.

— Какого черта она сделала это? — недовольно пробурчал Питер.

— В нашем городке не каждый день появляется съемочная группа, — со смехом ответила Оливия. — Мы все в восторге! Наконец-то и мы прославимся.

— Привет, лапочка, как ты? — Подошедший Филипп поцеловал Нэнси в щеку.

— Не ожидала увидеть тебя вновь так скоро.

— Я говорил тебе, что, возможно, приеду раньше понедельника. — Филипп улыбнулся Питеру. — Вы еще не знакомы с моей помощницей Дениз?

Питер пожал руку привлекательной брюнетке.

— Привет, — промурлыкала Дениз, проникновенно глядя Питеру в глаза.

Филипп познакомил Питера с остальными членами съемочной группы.

Нэнси окинула взглядом группу мужчин, приехавших с Филиппом. Многих она знала. На мгновение у нее возникло ощущение, что она вернулась в прошлое, когда посещала с Филиппом бесконечные вечеринки и приемы. Странно было видеть здесь всех этих людей.

— Питер, вы когда-нибудь пробовали сниматься в кино? — кокетливо хлопая ресницами, спросила Дениз.

Она даже положила ладонь на его руку, словно предъявляя свои права. Нэнси была готова за волосы оттащить нахалку от Питера.

— Мне такое не снилось даже в самых фантастических снах, — сухо ответил он и, бесцеремонно освободившись от цепких пальчиков Дениз, обратился к Нэнси: — Не хотите потанцевать?

Она встрепенулась и радостно посмотрела в темные колодцы его глаз.

— Спасибо, — шепнула Нэнси, когда Питер вел ее к танцевальному пятачку.

— За что?

— За то, что избавили меня от телевизионщиков. Я словно вернулась в прошлое, когда увидела старых друзей Филиппа.

— А я подумал, что это вы выручили меня. Помощница Филиппа привлекательная особа, но, клянусь, она могла бы съесть меня на десерт и у нее осталось бы место еще для одного блюда.

Нэнси весело рассмеялась. Питер пробежал глазами по ее длинным волосам, по нежной коже лица, и она вдруг почувствовала, что он смотрит на нее каким-то особенным взглядом.

— Мне очень нравятся ваши друзья, Питер. С ними я чувствую себя как дома. Думаю… мне кажется… мы должны сказать им правду… — неуверенно пролепетала Нэнси.

— Какую правду?

— О помолвке, конечно. — Она подняла на него свои большие, серьезные глаза. — Вы были великодушны, согласившись помочь мне, а я впутала вас в нелепую историю.

— Вы так считаете? Мне, например, кажется, что я начинаю извлекать для себя пользу из этой ситуации.

Нэнси была ошарашена этим признанием.

— Каким образом?

— Ну, взять, к примеру, Дебору. Я давно не видел ее такой счастливой…

— Тем больнее будет вашей тетушке, когда обман раскроется.

— Ничего, она переживет это и снова примется устраивать мою личную жизнь. Она дама настойчивая. Но, — добавил Питер, — кроме довольной тетушки я получаю еще землю.

— Да… — Нэнси удивило, что он вспомнил об этом сейчас. Хотя все естественно: Питер бизнесмен до мозга костей. Он и помочь-то согласился в первую очередь из деловых соображений. — Я вчера звонила своему адвокату по этому поводу, но он в отъезде, так что придется подождать.

Питер нахмурился.

— А разве мы не можем договориться между собой, не прибегая к помощи адвоката?

— Я хочу, чтобы мы оформили аренду земли по закону.

— Как знаете, — бросил Питер, пожав плечами.

Кто-то из танцующих случайно толкнул Нэнси, и он нежно, но повелительно прижал ее к себе. Они продолжали танцевать молча. Затем Питер наклонился к Нэнси, собираясь сказать что-то, и его губы скользнули по ее лицу. По телу молодой женщины пробежала приятная дрожь.

— В любом случае, как я уже сказал, эта ситуация оказалась для меня не такой уж плохой,

— прошептал Питер ей на ухо. — Вдобавок ко всему мне удалось монополизировать самую красивую женщину в этом зале. Я считаю это пока моим наиболее удачным выигрышем от нашего уговора.

— С самой красивой женщиной вы танцевали несколько минут назад и, возможно, говорили ей такие же лестные слова, — прошептала Нэнси в ответ. — Вы просто дамский угодник, мистер Розански.

Он рассмеялся.

— В этом меня еще никто не обвинял.

— Я не верю вам.

— Верите или нет, но это правда.

Нэнси все же была вынуждена мысленно согласиться с ним. Этот человек мог соблазнить женщину одним взглядом своих завораживающих глаз.

— А что касается Вероники, — продолжал Питер, — то мы говорили с ней о погоде, о том, где Чарли и Юла проведут медовый месяц, как ей живется в Новом Орлеане. Примерно в таком порядке.

Почему мне вдруг стало легко дышать? — удивилась Нэнси. Их отношения не моего ума дело. Она блаженно закрыла глаза и положила голову на плечо Питера. Они танцевали под медленную мелодию, и ей хотелось, чтобы этот вечер никогда не кончался.

Однако оркестранты решили передохнуть, и Нэнси с сожалением остановилась.

— Посидим немного?

— С удовольствием. — Питер улыбнулся. — Я принесу нам чего-нибудь выпить.

К Нэнси немедленно подошел Филипп, словно дожидался момента, когда она останется одна.

— Кто это? — спросил он, кивком указав на женщину, которая перехватила Питера.

— Вероника Броуди, его бывшая невеста. — Нэнси не знала, зачем сделала это уточнение.

— Красивая, — одобрительно заметил Филипп.

Нэнси поморщилась, но вынуждена была

признать его правоту. Вероника действительно выглядела очень эффектно. Она переоделась в красное платье, которое подчеркивало достоинства ее великолепной фигуры, а волосы распустила, и они струились по спине почти до талии. Многие мужчины в зале бросали на Веронику восхищенные взгляды.

— А я вчера наконец получил бумаги о разводе, — тоскливо сообщил Филипп, отворачиваясь от Вероники. — Так что я снова свободен.

— И как ты себя чувствуешь после этого?

Филипп криво усмехнулся.

— Как человек, у которого вырвали сердце, водрузили его на кол и выставили на всеобщее обозрение. Луиза продала свою семейную историю, вчера она появилась во всех газетах. Этот развод доконает меня.

— Ничего, переживешь.

— Мне было бы легче, если бы ты была рядом со мной. Каким же я был идиотом, что потерял тебя! Ты же знаешь, как ты дорога мне…

— Перестань, Филипп! — рассердилась Нэнси. — Я даже слушать не хочу! Советую тебе ради твоего маленького сына наладить отношения не со мной, а с Луизой. Извини, мне надо выйти.

Она действительно вдруг ощутила острую необходимость выбраться отсюда, уйти от толпы гостей, шума и музыки.

Ночь была ясной и звездной, воздух — бодрящим. Нэнси побрела прочь от отеля и остановилась у небольшой речушки, по которой проходила граница парковой территории.

Молодая женщина глубоко вдохнула и попробовала освободиться от обуревавших ее эмоций. Питер шутил с Оливией по поводу шестерых детей, которых хотел бы иметь. Филипп жаловался, что Луиза препятствует его встречам с сыном. Она снова тяжело вздохнула.

— Нэнси.

Она резко обернулась.

— Что вы здесь делаете одна? — мягко спросил Питер.

— Дышу свежим воздухом, — слегка дрожащим голосом ответила она.

— Не самое подходящее время для прогулок. Юла только что бросала свой букет. Дебора искала вас — ей хотелось, чтобы вы поймали его.

— В таком случае, я рада, что ушла! — резко сказала Нэнси. — О нас с вами и так сегодня слишком много говорили.

— Да уж, хватит на всю оставшуюся жизнь, — весело подтвердил Питер. — Между прочим, мистер Ваккур вовсю заключает пари, что мы поженимся до конца этого года. Если бы вы поймали букет новобрачной, думаю, этот срок значительно сократился бы.

Нэнси рассмеялась.

— Хорошая шутка!

— Да. И мне приятно видеть вас смеющейся. Вы вернетесь к гостям? Букет уже брошен, моя тетушка уехала. Ваккуры везут ее сейчас домой.

— Я ушла не от Деборы или от букета…

— От Филиппа? — бесстрастно высказал догадку Питер. — Я видел, как он подошел к вам. Что он говорил?

Нэнси не ответила.

— Значит, он еще способен расстроить вас.

— Нет…

Питер явно не поверил. Что бы он сказал, если бы узнал, что я больше расстроилась оттого, что он любезничал со своей бывшей невестой? — подумала вдруг Нэнси. Как бы отреагировал на то, что я, человек не ревнивый, буквально сгорала от ревности, когда он смотрел на Веронику? Нэнси сознавала, что не имеет никакого права на подобное чувство, и от этого ей было во сто крат хуже.

Она передернула плечами от холода. Питер снял с себя пиджак и накинул ей на плечи.

— Вы уже во второй раз одалживаете мне свой пиджак. Вы настоящий джентльмен, мистер Розански.

— Нет, я делаю это с определенной целью.

Нэнси неожиданно привстала на носки и потянулась к Питеру для поцелуя. Питер обнял ее за талию, прижал к своему крепкому мускулистому телу и жадно впился в ее губы. Пиджак упал на землю, но Нэнси уже не чувствовала холода. Ее обожгло прикосновение его теплых губ и рук. Она чувствовала, как руки Питера сжимают ее все крепче, и хотела бы никогда не покидать его объятий.

Он провел ладонью по ее грудям с отвердевшими сосками, его губы скользнули к мочке ее уха.

— Я хочу тебя, Нэнси. Прямо сейчас.

— Я тоже хочу тебя. — Признание само собой слетело с ее языка.

У Нэнси было ощущение нереальности происходящего, будто она медленно опускалась в какую-то глубокую пропасть, и спасти ее мог лишь один человек — мужчина, к которому она прижималась сейчас с абсолютно реальным, нестерпимым желанием.


предыдущая глава | Вместе или врозь? | cледующая глава