home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



9

Нэнси остановила машину на главной улице Лэдлоу недалеко от единственного в городке бутика. День был на редкость хмурым. Серое небо так низко висело над землей, что, казалось, они вот-вот соприкоснутся. Но Нэнси, светившаяся изнутри от переполнявшего ее счастья, не замечала ненастной погоды. Мое великолепное настроение, уверяла она себя, вызвано чем угодно, но только не вчерашним поцелуем Питера. Один мимолетный поцелуй не мог вызвать у меня целую лавину чувств и эмоций.

— Доброе утро, — приветливо поздоровалась с беспечно улыбающейся клиенткой молоденькая продавщица.

Нэнси прошлась по бутику и с удивлением обнаружила в этом провинциальном магазинчике великолепный выбор модной женской одежды. После недолгих раздумий она сняла с вешалки бледно-голубой костюм — прямая юбка и удлиненный жакет из тяжелого шелка. В таком не стыдно показаться на свадьбе, решила Нэнси.

— Простите, у вас найдется шляпа, которая подошла бы к этому костюму? — спросила она продавщицу.

Только сейчас Нэнси заметила у стойки женщину лет шестидесяти. Леди, очевидно, пришла позже, но Нэнси, увлеченная нарядами, не обратила на нее внимания. Дама была совершенно седой и худенькой, но ее одежда — шляпка огненно-красного цвета, такого же цвета накидка и длинная узкая серая юбка — бросалась в глаза.

— Нэнси Дойл? — спросила леди, и Нэнси кивнула. — Это для свадьбы? — Она указала на костюм, который молодая женщина держала в руках.

— Да, — подтвердила Нэнси, решив, что дама знает Юлу и Чарли.

— Вы не хотите купить длинное белое платье? — В голосе пожилой леди слышалось разочарование.

Нэнси поспешила вывести ее из заблуждения.

— О! Это не моя свадьба!

— Слава Богу, — с явным облегчением сказала леди.

Нэнси это насторожило, и она решила выяснить, с кем разговаривает.

— Я знаю вас?..

— Дебора Розански, — с достоинством представилась леди. — Вы собираетесь выйти замуж за моего племянника.

— Рада познакомиться, — пролепетала Нэнси, готовая провалиться сквозь землю. Питер с ума сойдет, когда узнает, что тетка уже вернулась домой. — Я думала, вы отдыхаете в Европе.

— Отдыхала, — с улыбкой поправила Дебора.

— Но, как только моя подруга Анна Ваккур сообщила мне по телефону такую потрясающую новость, я примчалась первым же самолетом.

Нэнси уже знала от Питера, что в Лэдлоу хорошо работает беспроволочный телеграф, но чтобы новость докатилась до Европы всего за три дня? Поразительно!

— И вы из-за этого прервали поездку! — в шоке воскликнула Нэнси, ругая себя, что из-за ее авантюрной помолвки бедная женщина лишилась полноценного отдыха.

— Пустяки! — Дебора небрежно махнула рукой. — Кроме того, тамошний климат не для меня — мне все время было холодно.

Вскоре появилась продавщица, неся в каждой руке по женскому головному убору. Прелестную шляпку-таблетку небесно-голубого цвета она протянула Нэнси.

— А вашу шляпу, — сказала девушка Деборе, — я положу в коробку.

Это было пикантное творение красного цвета с широкими полями и букетом цветов на тулье.

— Да, упакуй ее. — Пожилая леди лукаво подмигнула Нэнси. — Я отложила ее перед отъездом в Европу на случай, если успею вернуться к свадьбе Юлы. А теперь думаю, не оставить ли мне ее для вашего великого дня, а к субботе подобрать себе что-то другое?

— Вы будете примерять костюм? — обратилась продавщица к Нэнси.

Пока та собиралась с мыслями, вмешалась Дебора:

— Заверни костюм, Мэри. И шляпку тоже. Все запиши на счет Питера.

Девушка кивнула.

— О, пожалуйста, — запротестовала Нэнси, — я хотела бы примерить костюм. Кроме того, за свою покупку я заплачу сама.

— Глупости! — невозмутимо бросила Дебора. — Если вам не понравится наряд, вы вернете его. Правда, Мэри?

Пять минут спустя Нэнси, сопровождаемая Деборой, выходила из бутика с покупками. Теперь придется разбираться с Питером по поводу опустошения его счета, сокрушалась она.

Нэнси направилась к своей машине, но не тут-то было. Дебора слушать ничего не желала и чуть ли не силой подвела ее к своему автомобилю, побросала на заднее сиденье покупки — свои и Нэнси — и села за руль.

— Я потом подвезу вас, дорогая, к вашей машине. А сейчас мы с вами попьем чайку, вы расскажите мне о своем головокружительном романе. Вы даже представить не можете, как я обрадовалась, услышав, что Питер обручился! Он, должно быть, влюбился в вас с первого взгляда, если вы так быстро сошлись.

Дебора вела машину ужасно — то резко тормозила, то вдруг до отказа выжимала педаль акселератора. Нэнси успокаивала себя тем, что пристегнута. За время короткого пути Дебора не закрывала рта, и Нэнси, потерявшая надежду вставить хоть слово, молча слушала болтовню пожилой дамы.

— Карен, мы приехали! — крикнула Дебора, входя с гостьей в дом. — Карен помогает мне по хозяйству, — объяснила она Нэнси по дороге в гостиную.

В уютной комнате почетное место занимал камин, около него стояли несколько стульев, обитых полосатым ситцем. Каминная полка, а также журнальные столики были уставлены множеством фотографий в серебряных рамках. Нэнси взяла одну. На ней был изображен стоящий на берегу залива мальчик.

— Это Питер, здесь ему десять лет, — пояснила подошедшая Дебора. — Он выглядит счастливым на этом снимке, — задумчиво проговорила она, — и вы ни за что не догадаетесь, что за несколько месяцев до этого он перенес тяжелую душевную травму. Его бросила мать. Я, конечно, старалась помочь, как могла, но разве тетка может заменить ребенку мать?

Открылась дверь, и в гостиную неслышно вошла служанка с чайным подносом.

— Спасибо, Карен.

Дебора опустилась на стул и взглядом пригласила Нэнси последовать ее примеру.

Нэнси подумала, что практически ничего не знает о Питере. Сидя в уютной гостиной его тетки и разговаривая с этой доброй женщиной, она чувствовала себя мошенницей. Молодая женщина открыла уже рот, намереваясь признаться в обмане, но Дебора опередила ее.

— Я слышала, вы дочка Стивена Причарда?

Нэнси кивнула.

— Мне кажется, я встречалась с вашей мамой на одной из вечеринок.

— И вы помните ее с тех пор?! — поразилась Нэнси, поскольку мать говорила ей, что в доме Стивена была всего один раз.

— Я помню о событиях давно минувших дней гораздо лучше, чем о произошедшем вчера, — со смехом сказала Дебора, наливая чай в чашку из тончайшего китайского фарфора и передавая ее Нэнси. — Но вашу матушку я запомнила, потому что она была не такая, как все. Она выделялась из толпы и была похожа на кинозвезду. Стивен пригласил ее к себе домой на несколько дней во время летних студенческих каникул. Я запомнила ее так хорошо еще и потому, что на той вечеринке мы с ней разговаривали довольно долго, и это не понравилось Стивену. Он не велел ей общаться со мной из-за вражды между нашими семьями, но ваша мама не послушалась. Насколько мне помнится, она имела собственный взгляд на вещи.

— Да, она всегда была независимой в своих поступках, — с улыбкой подтвердила Нэнси и после некоторого колебания осторожно спросила: — А из-за чего, собственно, возникла вражда между вашими семьями?

— Да все началось из-за межи — не поделили землю, а потом пошло-поехало, чем дальше, тем хуже, пока свара не переросла в закоренелую вражду. Но в тот летний вечер мы с вашей мамой послали всех к черту и мило поболтали.

— Вы знаете, мне действительно странно слышать это от вас, — призналась Нэнси.

Глаза пожилой леди весело заискрились.

— Я помню, что, когда увидела ее, подумала: эта красотка слишком хороша для Стивена Причарда.

Нэнси рассмеялась.

— Ну, наверное, некоторые люди просто не созданы друг для друга.

— Вот именно, — серьезно согласилась Дебора и даже подалась вперед. — Взять, к примеру, Питера и Веронику. Между нами говоря, Нэнси, эта девица — самая настоящая авантюристка. Она согласилась выйти замуж за Питера, польстившись на поместье, которое он унаследовал. Но как только она узнала, что оно убыточное, то сразу бросила моего племянника и сбежала в Новый Орлеан. Питер даже поехал за ней, но Вероника не пожелала вернуться.

Хлопнула входная дверь, через минуту распахнулась дверь в гостиную, и на пороге появился Питер. Он остолбенел, увидев Нэнси, уютно беседующей с его теткой за чайным столом.

— Помяни черта, и он тут же явится, — с любовью проворчала Дебора.

— Я примчался сразу, как только услышал, что ты уже дома, — сказал Питер. Он подошел к тетке и поцеловал в щеку. — Что случилось? Почему ты вернулась раньше срока?

— Разве я могла оставаться за океаном, услышав такую новость? — Дебора с обожанием посмотрела на племянника. — Хочешь чаю?

— Нет, у меня мало времени…

— Глупости, без чая я тебя не отпущу! — решительно заявила Дебора, вставая. — Я велю Карен приготовить свежую заварку. — Она взяла поднос и вышла из гостиной.

Питер занял ее место и раздраженно набросился на Нэнси:

— Что вы ей тут наговорили?!

— Ничего… — растерялась она. — Я не смогла бы этого сделать при всем желании — ваша тетя не дала мне и рта раскрыть.

— Зачем вы явились сюда?! — продолжал кипятиться Питер. — Просили меня соблюдать осторожность, а сами подставляете нас под удар!

— Не надо обвинять меня, — прошипела Нэнси, разозлившись на несправедливый упрек. — Она почти насильно увела меня из бутика. Вы когда-нибудь пытались сказать вашей тетушке «нет»? Вам даже не удалось отвертеться от приглашения на чашку чаю, — ехидно добавила она.

Питер досадливо поморщился.

— Да, попали в историю… — Увидев стоящие на полу пакеты, он спросил: — А это что такое? Надеюсь, это не имеет отношения к нашей липовой свадьбе? Хотя, — он покачал головой, — события, смотрю, развиваются столь стремительно, что я не удивлюсь, если Дебора уже купила себе праздничное платье и заказала время венчания.

— Не волнуйтесь, — с легкой иронией утешила его Нэнси, — пока она приобрела только шляпу.

Питер сурово посмотрел на гостью своей тетки, но, уловив насмешку в ее глазах, смягчился и тоже стал улыбаться.

— Черт знает что, — проворчал он, но голос его звучал уже гораздо мягче.

Взгляд Питера скользнул по молодой женщине. На Нэнси были голубые джинсы и мягкий белый пуловер. Волосы она распустила, и они лежали на ее плечах красивым волнистым веером. Она казалась ему сейчас воплощением женственности, и, глядя в ее голубые зовущие глаза, Питер вспомнил, какими нежными и податливыми были ее губы во время их мимолетного поцелуя. Он почувствовал, как внутри него шевельнулось желание, и, осознав опасность таких мыслей, тут же сурово заглушил их.

— Я думаю, мы должны сказать вашей тете правду, когда она вернется, — мягко начала Нэнси. — Она так радуется нашей выдуманной свадьбе, что мы должны наконец покончить с обманом и больше не морочить ей голову.

— Да, мы обязаны сделать это, — согласился Питер.

Вернулась Дебора со свежим чаем.

— Карен занята, так что мне самой пришлось похлопотать на кухне. Я тут подумала, Питер, что тебе надо заранее позаботиться о службе. Сам знаешь, в нашей церкви все расписано наперед.

— Дебора, мы должны сказать тебе кое-что, — осторожно начал Питер, ожидая, когда тетка сядет.

— Вы не хотите венчаться? — упавшим голосом предположила Дебора, растерянно переводя взгляд с «жениха» на «невесту». Я сразу поняла это, когда увидела, какой наряд выбрала себе Нэнси в бутике.

— Нет, Дебора…

— О, Питер! — умоляюще вскричала пожилая леди, заламывая руки. — Прошу вас, обвенчайтесь в нашей церкви! Совсем необязательно устраивать пышную церемонию.

— Дебора, ты дашь мне хотя бы слово вставить? — теряя терпение, прорычал Питер.

Дебора с укором посмотрела на племянника.

— Хорошо, что твой отец не дожил до этого дня. Ты, видно, хочешь разбить мне сердце.

— Успокойся, тетя. — Питер взял стул и сел рядом с Нэнси. Вся его злость почти испарилась.

— Ты даже еще не купил Нэнси обручальное кольцо, — продолжала стыдить племянника Дебора. — Нельзя же быть таким забывчивым, дорогой мой!

Питер ничего не ответил. Нэнси едва удержалась от улыбки. Она готова была поспорить на последний цент, что эта добрейшая хрупкая леди единственный в мире человек, который может безнаказанно вить из Питера веревки.

— Хочешь, я позвоню своему другу-ювелиру? И ты съездишь к нему с Нэнси?

— Не надо! — решительно воспротивился он.

— О, какой ты противный, Питер Розански, — проворчала Дебора и обратилась за помощью к гостье: — Нэнси, ты должна топнуть ножкой и потребовать от него кольцо с большим бриллиантом и венчание в церкви. Скажи ему об этом.

Нэнси, которая, расслабившись на минуту, с веселой улыбкой слушала пожилую леди, вдруг почувствовала укол совести — ведь виновницей этой трагикомедии была она.

— Знаете, Дебора… — неуверенно начала Нэнси.

— Дебора, — вмешался Питер, взяв инициативу в свои руки, — мы считаем, что все происходит очень уж быстро. Мы даже не были готовы к тому, чтобы объявить о помолвке. Эта новость каким-то образом просочилась без нашего участия. Сама знаешь, как быстро распространяются слухи в городке.

— Да-а… — растерянно протянула пожилая дама.

— Мы хотим, чтобы события развивались естественным путем. О свадьбе мы еще вообще не думали. Всему свое время.

Дебора пожала худенькими плечиками и, как бы размышляя, сказала:

— Это разумно с вашей стороны. Вам надо получше узнать друг друга.

— Вот и я об этом! — оживился Питер. — Куда торопиться? У нас вся жизнь впереди. — Он залпом допил чай и поставил чашку на стол. — Теперь мне действительно надо бежать. Нэнси, если хочешь, я могу подбросить тебя куда-нибудь.

— Да, я оставила машину недалеко от бутика.

Вначале Дебора порывалась удержать их хотя бы ненадолго, но потом оставила эту затею.

— Может, поужинаете у меня на следующей неделе? — предложила она молодым людям. — Нэнси так и не рассказала мне, как вы познакомились.

— Нет? — Питер будто бы удивился этому факту. — Давайте встретимся после свадьбы Чарли и Юлы.

— Я тоже приглашена, — объявила Дебора. — Нэнси, я могу заехать за тобой, и мы вместе поедем в церковь. Питер как шафер будет сопровождать Чарли.

— У меня предложение лучше, — поспешно возразила Нэнси, — давайте я заеду за вами на своей машине.

— Ну хорошо, — неуверенно согласилась Дебора. — А после свадьбы вы с Питером можете переночевать у меня. Я приготовлю двуспальную кровать в верхней спальне.

— В этом нет необходимости! — Нэнси вспыхнула и не смела поднять глаза на Питера.

— Я уже забронировал себе номер в «Людовике», — сообщил Питер. — Для Нэнси тоже заказал комнату. Так что мы уже устроены, Дебора, но, тем не менее, большое спасибо за предложение.

Пожилая леди осталась этим явно недовольна.

— Как видишь, мы очень предусмотрительны и разумны, тетя, — ухмыльнувшись, заметил Питер.

— Не совсем, — упрямо возразила Дебора, — если отказываетесь от роскошной двуспальной кровати.

Питер наклонился поцеловать ее в щеку.

— Не смущай мою невесту, пожалуйста, — сказал он со смехом. — На что ты нас толкаешь?

— Скажешь тоже — два отдельных номера в гостинице! Кого вы пытаетесь обмануть?! Не морочьте мне голову!


— Вы правда заказали мне номер в отеле? — спросила Нэнси, когда они уже ехали в машине.

— Правда. Свадьба наверняка продлится до утра. Я собирался позвонить вам сегодня и сказать об этом. Но если вы не хотите ночевать в отеле, я аннулирую заказ.

— Да нет, я, пожалуй, останусь. — Нэнси помолчала немного. — Я думаю о вашей тете. Она была очень добра ко мне, и мне неприятно, что я обманываю ее.

— Понимаю. Но вы видели, как она сама заводит себя? Если бы Дебора узнала, что мы даже не помолвлены, она бы тут же пустила слезу. Она и так была на грани, когда услышала, что мы не собираемся венчаться.

— Господи, как это все ужасно! — с тяжелым вздохом сказала Нэнси.

— А вы взгляните на это с другой стороны, — посоветовал Питер. — Дебора бесконечно радуется этому событию. Мы дадим ей время успокоиться, свыкнуться с мыслью, что никакой свадьбы в ближайшем будущем не будет, а потом скажем, что разошлись. Ошиблись, мол, друг в друге, и все такое прочее.

— Она чудесная женщина.

— Да. Но на машине ездить не умеет, — с улыбкой заметил Питер. — Вы правильно сделали, что предложили заехать за ней в субботу, а не наоборот.

— Да уж, пока мы ехали от бутика, я читала про себя молитву, чтобы добраться до ее дома целой и невредимой.

На улице начинало смеркаться.

— Дебора рассказала мне, что ей пришлось заменить вам мать после развода ваших родителей, — проговорила Нэнси, задумчиво глядя на дорогу.

— Она была молодчиной. Родная мать не заботилась обо мне так, как Дебора. Что бы со мной ни случалось, она всегда была рядом, поддерживала, как могла. Даже ходила на мои школьные спектакли. — Питер задумчиво усмехнулся. — И, уж поверьте мне, делала она все это с большой любовью и самопожертвованием.

— Ваша мать жива?

— Да. Она снова вышла замуж и живет теперь в Бостоне. — Питер пожал плечами. — Я долго злился на нее, не мог простить, что она бросила меня. Но, став взрослее, я стал понимать ее. Здесь мать чувствовала себя несчастной. Ей не подходил южный климат, она не выносила провинциальной скуки. У человека только одна жизнь, и он не должен тратить ее на то, что ему не нравится.

— Наверное…

Нэнси, отчаянно хотевшей ребенка, трудно было представить, что могло заставить женщину бросить собственное дитя. А у матери Питера, судя по всему, не было по-настоящему серьезных причин для этого.

— В общем, я пережил тот трудный период своей жизни. Дети, как известно, легче приспосабливаются ко всяким переменам. Ну и, конечно, Дебора всегда была рядом. Жаль только, что она ни в чем не знает меры. Одно дело, когда она опекала меня в десять лет, но мне уже тридцать два, а она по-прежнему квохчет надо мной, как наседка.

Нэнси рассмеялась.

— Она призналась мне, что пытается женить вас.

— Еще как пытается! Моя тетушка — неисправимый романтик, и ничего не может с этим поделать.

— Я думаю, дело не только в этом, — тихо сказала Нэнси. — Она знает, что ваша бывшая невеста приглашена на свадьбу Чарли и Юлы, и очень беспокоится, как вы будете чувствовать себя, когда снова увидите ее.

— Вы с ней, как я вижу, о многом успели переговорить, — сухо заметил Питер.

Они подъехали к машине Нэнси.

— Мне кажется, если вы убедите тетю в том, что больше не питаете никаких чувств к Веронике, она, возможно, оставит вас в покое с женитьбой.

— Вы так полагаете? — Питер засмеялся и покачал головой. — Лично я очень сомневаюсь.

— А вы попробуйте.

— Нэнси, — нетерпеливо сказал Питер, — может, оставим эту тему? Я в состоянии самостоятельно разобраться со своей жизнью, которая, кстати, еще не разбита.

— А я и не утверждала этого. — Нэнси слегка обиделась.

— Вот и хорошо. И не надо смотреть на меня такими глазами.

— Какими?

— Словно я обидел вас или сделал что-то подобное.

— Вам показалось. Вы попросили меня не вмешиваться в вашу жизнь, так вы имеете на это полное право.

— Прекрасно! — бросил Питер.

— Прекрасно, — повторила она.

Они обменялись сердитыми взглядами. Нэнси потянулась за пакетами из бутика.

— Да, кстати! Я должна вам за костюм, шляпку и сумочку. Счет отправлен на ваш адрес.

— Какая прелесть! — весело восхитился Питер.

— Это была не моя идея, а вашей тети, — буркнула Нэнси.

— Охотно верю.

— Как только вы получите счет, я сразу же верну вам деньги, — холодно произнесла она.

— Нэнси, — тихо позвал Питер, и потянувшаяся к ручке дверцы молодая женщина замерла. — Почему мы ссоримся?

Нэнси обернулась и посмотрела на него. Что-то, светившееся в глубине его темных глаз, заставило ее сердце сжаться от волнения и боли.

— Не знаю…

Нэнси подумала, что ее злость, возможно, вызвана ревностью к той не знакомой ей женщине, на которой Питер когда-то хотел жениться. Эта мысль потрясла Нэнси.

Я не могу ревновать его — он друг, и не более того, я не имею права претендовать на него!

— И я не знаю. — Питер нежно провел ладонью по ее щеке.

Прикосновение было мимолетным, но Нэнси вдруг почувствовала, как узкая полоска воздуха, разделявшая их, стала густой и горячей, а ее сердце застучало вдвое быстрее.

Неожиданно Питер наклонился и прильнул к ее губам горячим страстным поцелуем. Нэнси опешила на мгновение, но затем подалась к Питеру всем телом, запустила пальцы в его волосы и ответила на поцелуй.

Они крепко прижимались друг к другу, и это опаляло их тела и чувства, возбуждая еще большее желание, так быстро возникшее в тесном салоне машины. Рука Питера, лежавшая на талии Нэнси, медленно поднялась по мягкому ворсу пуловера, соблазнительно скользя по изгибам женского тела и горяча кровь. Поцелуй стал более настойчивым, жадным и ненасытным.

Питер отстранился первым. В молчании они ошеломленно смотрели друг на друга. Нэнси дышала тяжело, в мыслях царил сумбур. Этот поцелуй подобно взрыву разбудил в ней неистовую, всепоглощающую страсть. До Питера так ее еще никто не целовал.

— Извините, Нэнси. Мне не следовало этого делать, — тихо сказал он, откидываясь на спинку сиденья.

— Нет. — Нэнси не знала, что еще сказать в этой ситуации.

Она открыла дверь и вышла на пустую улицу. Ее окутала темнота, а леденящий воздух пощипывал разгоряченную ласками кожу.

Как и в прошлый раз, Питер остался в машине и смотрел, как Нэнси садится в свой автомобиль. Затем он медленно тронулся с места и скоро исчез в ночи.

Почему он извинился за свой поцелуй? — гадала Нэнси, крепко вцепившись в руль. Мы же оба свободные люди и можем вести себя, как заблагорассудится.

Может, он испугался, что я действительно захочу женить его на себе? Еще чего не хватало! Я больше никогда не пойду на серьезные отношения ни с одним мужчиной. Но в то же время меня не устроит человек, который воспринимает свои отношения с женщиной слишком легко.

Так что Питер, наверное, правильно извинился за свой сентиментальный порыв. Чувства, возникшие между нами подобно вспышке пламени, слишком сильны, чтобы можно было бы играть с этим огнем и дальше.

Впервые в жизни Нэнси поняла значение выражения «сексуально совместимые».

Да, Питер абсолютно прав, загасив этот огонь на корню, убежденно сказала она себе.

Но трезвые рассуждения не могли, к сожалению, притупить острое желание, терзавшее Нэнси после поцелуя Питера.


предыдущая глава | Вместе или врозь? | cледующая глава