home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестнадцатая. Клуб веселых и находчивых

Первой моей мыслью было: 'Меня нашли!'

Я честно пыталась скрыться от всевидящего ока нашего декана — Ларисы Сергеевны. Жила себе спокойно и никого не трогала. И чего ей от меня надо? Неужели весь год эта сумасшедшая тетенька будет меня эксплуатировать, как и прошлый?

Мы с девчонками, как обычно это бывает на переменке сидели кучной и болтали о делах насущих, когда дверь аудитории открылась и перед нашим взором предстала она.

— Аня! Аня Каренина, можно тебя на минутку?

У меня сердце в пятки провалилось, когда я увидела воодушевленное лицо декана. Значит точно ей от меня что-то надо!

Я поднялась со своего места под тихие смешки одногруппников. Смешно им! Посмотрела бы я, если их постоянно заставляли что-то делать.

— Вы что-то хотели, Лариса Сергеевна? — безжизненно поинтересовалась я и опустила голову.

— Хотела, Анечка. — Она принялась рыться в своей бездонной сумке. Через несколько мгновений она вытащила кипу бумаг и начала их просматривать. — У нас через месяц будет конкурс чтецов. Ты ведь любишь читать? Любишь, я знаю. Мне бы хотелось, чтобы ты представляла наш факультет. Вот тут у меня темы. Правда, придется тебе немного позабыть о личных делах, но ведь это ничего страшного. Да? Ведь это намного важнее.

Важнее? Конечно, важнее! Только не для меня. Я что единственная в этом гребенном университете? Студентов больше нет? Почему всегда я? Почему?

— Я тоже думаю, что моя личная жизнь не так важна, как проблемы университета, — ехидно заметила я, но Лариса Сергеевна моего ехидства не заметила и продолжала впихивать мне различные бумажки.

— На подготовку конкурса уйдет месяца два — так что ты все успеешь. У тебя ведь нет никаких дел важнее? Знаю, что нет, можешь не отвечать, — улыбнулась эта чокнутая и потянула меня за щеку.

Спасите меня кто-нибудь! Пожалуйста, не оставляйте рядом с этой тетенькой. Я не хочу ни в каких конкурсах участвовать. Пошлите мне спасителя — я его расцелую с головы до пят и обратно.

Оглянувшись в поисках спасителя, я увидела, как из разных концов коридора ко мне направляются Шмелев и Костров. Сейчас Рома меня спасет! Его-то я огромным удовольствием расцелую. Правда-правда! Только моим мечтам сбыться не суждено, потому что у парня зазвонил телефон, отвлекая от меня внимание. Нет! Рома, спаси меня!

— Аня? Здравствуйте, Лариса Сергеевна, — послышалось у меня из-за спины. — Вы прекрасно выглядите. С каждым днем все хорошеете и хорошеете.

— Ой, да скажешь тоже, Артем, — засмущалась женщина и, кажется, даже покраснела.

— Серьезно, некоторых женщин можно сравнить с хорошим коллекционным вином — с годами они становятся только лучше.

Вот это да! Знатный ловелас — к женщине любого возраста подход сможет найти. И врет так хорошо, что не знай я этого принца, то поверила бы.

— Умеешь ты, Артемка, льстить, — продолжала улыбаться декан. Чего она на парня так смотрит? Есть планы на его счет? А вам, дамочка, не кажется, что вы староваты для него? Я-то уж точно знаю, что вы никакое не коллекционное вино, а обычный портвейн.

— Чистая правда, — продолжал лебезить Шмелев. — А что вы обсуждаете?

— Хочу Анечку на конкурс чтецов отправить, — с готовность ответила Лариса Сергеевна, купившись на красивые слова.

— Жаль, — наигранно расстроился этот Буратино. — Анечка обещала нам помочь с декорациями. Правда, милая? Нам ее помощь очень нужна — без нее не справиться. Лариса Сергеевна, не лишайте нас Анечки.

Фу, что ж как противно звучит-то! Особенно из уст Шмелева.

Сделав еще парочку комплементов декану, Артем каким-то неведомым мне способом смог отмазать меня от сомнительных конкурсов, приготовленных заботливыми руками нашего декана.

Кстати, пока я слушала все эти комплементы, Ромка скрылся из поля моего зрения. Куда пропал? Ему так не понравился его враг рядом со мной? Так ведь и я от этого не в восторге. Слишком уж сладкий этот Артем, даже на нормального человека не похож, скорее уж на Кена, дружка Барби. Только вот на себя роль этой куклы я взять не могу, а вот Марина может. Блин, даже самой обидно стало! Что за невезуха такая? Я, конечно, могла бы помечтать, что я в принципе и делала много раз, но каждый раз мой мираж, где я и Артем вместе разбивался на маленькие кристаллики. Наверное, это значит, что я ему не пара. Такие, как он с такими, как я никогда встречаться не будут. Ох, права Кариша — моя самооценка упала ниже плинтуса. После пар спущусь в подвал и поищу ее там. Хотя, она еще ниже шлепнулась. Обидно.

— Я тебя спас и жду благодарности! — Шмелев светился, словно лампочка Ильича.

— Спасибо, — буркнула я. Не то, чтобы я была недовольна, просто, как-то неуютно мне рядом с этим парнем. Лучше бы меня Ромочка спас.

— Лучше поцелуй — я ведь тебя спас.

— Не собираюсь я тебя целовать! — Я даже отпрыгнула от парня, мало ли.

— Может, мне догнать ее и сказать, что тебе больше по вкусу конкурс, чем помощь нашим КВНщикам, — ангельским голоском предложил Шмелев. Его тон не вязался с взглядом — уж слишком он был уверен в себе и знал, что я не могу сопротивляться.

— Перестать меня шантажировать — это нечестно! Ты каждый раз будешь мне напоминать о том, как помог мне? Не по-мужски это. Да и заставлять девушку делать то, чего она не хочет тоже некрасиво.

— Я хочу тебя поцеловать, а это совершенно нормально.

— Нормально — это когда по обоюдному согласию, а не по принуждению. Ты ведь и помог мне не от чистого сердца, а за награду.

— Не хочешь меня целовать? — поинтересовался молодой человек почти равнодушно, засовывая руки в карманы. Мне показалось или в его глазах блеснула обида?

— Если бы хотела, поцеловала бы, а не спорила. К тому же это низко — целоваться вот так.

— Как так? — разозлился парень. — Я тебе помог. Неужели после всего этого я не заслуживаю одного гребанного поцелуя?

— Целуются не из-за чего-то, а для удовольствия.

— Я могу доставить тебе удовольствие — в этом я профи.

— Кто о чем, а вшивый о бане! — покачала я головой, мечтая его тюкнуть чем-нибудь по голове и одновременно поцеловать. — Это принуждение, а я от него удовольствия не получаю!

— Детский сад, честное слово! Ладно, пошли в актовый зал — у нас много работы.

— Зачем нам туда?

— Как зачем? — удивился Артем. — Ребятам помогать.

— Я думала, что ты пошутил, — совсем растерялась я.

— Сначала я не хотел тебя туда вести, но так как ты отказалась меня благодарить — тебе придется помогать.

Недобро посмотрев на парня и наградив его про себя тысячью различных обзывательств, я последовала за Артемом в актовый зал. Это помещение я что-то не сильно жалую, возможно из-за того, что никогда не любила общественную деятельность, хотя часто приходилось ездить от школы на различные олимпиады по литературе.

Мы спустились на второй этаж и пошли по длинному коридору. Голоса были слышны даже из-за закрытых дверей. О чем-то спорят.

Артем открыл тяжелые двери и галантно пропустил меня вперед. Я с любопытством осмотрелась. Множество мягких кресел красного цвета, желтоватый свет, такие же занавески, облезлая сцена, которую уже давно пора покрасить (экономные все, хотя деньги на благоустройство университета получают с завидной регулярностью).

— Поставьте колонки по краям, — командовал высокий темноволосый молодой человек, отодвигая какой-то ящик вглубь сцены. Видимо он тут самый главный. — Нам нужно больше места для репетиций.

— Вешать сейчас будем или перед выступлением? — поинтересовалась какая-то девушка, показывая на клубок изрисованной белой ткани.

— Потом. Время еще есть, так что пока освобождаем сцену. Нам нужно еще декорации сделать. Кто этим займется?

— Шмель обещал помочь. — Выскочил лысый паренек.

— А где он? — Начал вертеть головой самый главный.

Ужас какой! Никогда не думала, что буду помогать этим веселым и находчивым. Я даже ни разу не видела, как они выступают. Может сбежать под шумок? Меня все равно никто не хватится — я ведь этих ребят вообще не знаю. Правда, рука Шмелева на моем плече говорила о том, что сбежать не получится. Значит, будем терпеть.

'Или ждать пока Артемка отвлечется'- подсказал внутренний голос, за что и был похвален.

— Я здесь! Привет, ребятки. Как дела продвигаются дела?

— О, Артем, наконец-то! Мы тебя давно ждем. Мы разгребаем завалы после первого сентября. Тут такой бардак был, — начал жаловаться высокий молодой человек, а потом заметил меня. — А это кто?

— Аня, она нам поможет. Правда, ведь принцесса? Это Алексей — капитан команды 'Атаманы',- представил нас Шмелев.

— Очень приятно, мисс.

— Взаимно, — улыбнулась я.

— Твоя девушка? — поинтересовался Леша у Артема тихо, думая, что я не слышу и подмигнул мне, типа ничего интересного не происходит и он интересуется у Шмелева прогнозом погоды на следующую неделю.

— Еще нет. — Самоуверенности у этого наглого блондинчика не занимать. — Я ее отмазал от конкурса, а она в знак благодарности согласилась помочь.

— Какого конкурса?

— Чтецов. Еле отбил ее у Ларисы Сергеевны. — Заявил Шмелев и мимолетом погладил меня по щеке.

— Так это ты Каренина? — удивил меня капитан команды КВН. Меня тут знают? Вот уж не ожидала.

— Ну я, а что такое?

Вот Алексей и поведал мне, как наш любимый декан, придя к ним на пару вместо того, чтобы вести лекцию, сидела и рассказывала, какая есть 'замечательная' девочка, на которую можно всегда понадеяться, и она не подведет. Лариса Сергеевна долго распиналась о том, как пошлет Анечку Каренину на конкурс и та обязательно получит первый приз.

Чем дольше я слушала молодого человека, тем сильнее во мне росла уверенность, что нашего декана пора сдавать на лечение в психиатрическую больницу. А чего она про меня всем рассказывает? Быть местной знаменитостью мне совершенно не хочется, лучше уж сидеть тихонечко в уголке, где тебя никто не видит и не слышит. Не люблю быть в центре внимания, а вот Кариша наоборот любит.

— Мы всей группой тебя искренне полюбили, — продолжал Леша. — Ведь не каждый день она забывает про обещанный опрос и так увлеченно о чем-то рассказывает. Так что я, Аня, безумно рад с тобой познакомиться.

— Я тоже, — ответила вежливостью на вежливость, не забыв немного покраснеть.

Леша даже губами к моей руке приложился, на что Артем скривился и попросил товарища не лапать чужих девушек.

Ребята в команде оказались милыми и приветливыми. В большинстве нас с Артемом благодарили за помощь, но иногда слышались смешки, вперемешку с благодарностями. Как и говорил капитан команды — за спасение от опроса все были благодарны. Жаль, что от подколов это не спасало.

Нам дали в руки краски и кисти — мы с Артемом будем разукрашивать ширму. На плотной белой бумаге уже были аккуратно выведены линии карандашом, показывая границы наших работ.

Работа шла быстро и непринужденно. Через час наших разукрашиваний шутки в мою сторону исчерпали себя и все стали одной слаженной командой. Кто-то рассказывал смешные шутки из жизни, а кто-то записывал, думая, что из этих рассказов можно взять отдельные шутки для выступления.

Когда я с ног до головы измазалась краской то отошла от общей массы к своим вещам (в сумке зазвонил телефон), за мной пошла высокая темноволосая и смуглая девушка. Когда мы знакомились, она представилась, как Инна. Рядом с ней я чувствовала себя коротышкой, поэтому близко к ней и не подходила, чтобы не развить у себя еще один комплекс, но уже насчет роста.

Кстати, насчет роста — Артем уже успел пройтись по этой теме во время работы. Пытаясь дотянуться до верхнего края ширмы, я потерпела фиаско. Шмелев это заметил.

— Ань, может тебе стремянку с собой носить? — рассмеялся наглый блондинчик. Другие ребята его поддержали — еще бы я здесь самая маленькая.

— Мал золотник, да дорог, — моментально отозвалась я. — Велика фигура, да дура!

— Хорошего человека должно быть много! — крикнул Лешка, веселясь. Как он сказал ранее — мы с Артемом его забавляем.

— Мал клоп, да вонюч, — не мог смолчать Шмелев.

— Детский сад на выезде, — буркнула я, усиленно разукрашивая холст. Про верх пришлось забыть — пусть хорошие люди и разукрашивают.

Инна все приближалась, и выражения лица ее было не самым доброжелательным. Еще одна поклонница Артема Шмелева? Идет на разборки? Можешь забирать — он мне не нужен. Или все же нужен? Я скосила глаза на блондина и в груди потеплело. Не смотря на свое поведение и отвратительный характер, Артем мне нравится. И даже больше, чем положено. Кем положено я не знаю, но это не важно. Главное, что сейчас важно — это то, что, не смотря на все мои симпатии к нему, я понимаю, что мы как небо и земля: совершенно не подходим друг другу. Да и Рома у меня есть. Вроде… Но знаете, как иногда приятно помечтать. Просто представить на одно короткое мгновенье, что я действительно могу понравиться Артему, что у нас может все сложиться. Но сколько я об этом думала, столько раз перед глазами всплывала картина брошенной мамы с двумя детьми на руках, работа по ночам в больнице, чтобы хоть как-то нас прокормить. А ведь наши ситуации чем-то похожи, хотя бы тем, что я тоже начинаю интересоваться знаменитостью института и просто красивым и богатым молодым человеком. Я не хочу жить, как она. Не хочу!

— Ань, можно с тобой поговорить? — немного замялась девушка, а с виду такая грозная была.

— Конечно, можно, — кивнула я и в уме приготовила речь, чтобы она забирала Шмелева со всеми потрохами. Только я ошиблась. Ее интересовал молодой человек, но только другой.

— У вас что-то есть с Ромой?

— А? — растеряла всю свою решимость. Рома? Что ей от него нужно? Он мой! Не отдам!

— Что у вас с Костровым? Вы встречаетесь?

— Да, — не моргнув глазом, соврала я, потому что отдавать без боя парня, который мне нравится — я не собираюсь. Пусть мы пока не встречаемся, но у меня уже есть план, как затащить этого симпатичного брюнетика в свои сети. — А что?

— А почему ты тогда со Шмелевым общаешься? — обвинительным тоном, словно была прокурором в суде, спросила девушка. Голубые глаза ярко сияли на узком смуглом лице, а руки нервно теребили косичку.

Я что-то совсем запуталась! Ей кто нравится: Рома или Артем?

— Это же не преступление. Мы просто друзья.

Девушка звонко и чисто рассмеялась. Интересно, что ее в моих словах так рассмешило? Ответ пришел буквально через мгновение, когда Инна отсмеялась.

— Артем не тот человек с кем девушке можно водить дружбу.

— Почему? — поинтересовалась я и тут же себя отругала, потому что догадывалась, какой будет ответ. В принципе я угадала.

— Девушки, входящие в круг его общения делятся всего лишь на три категории.

Я внимательно смотрела на девушку, которую мне хотелось назвать Смуглянкой, ожидая продолжения, но его так и не последовало. Пришлось выспрашивать самой. Вот не понимаю, зачем начинать и на самом интересном месте умалчивать.

— В первую категорию входят девушки друзей — они неприкосновенны. Во вторую: бывшие любовницы, ну а в третью — потенциальные. Так в какой ты? Явно не в первой, ведь Костров и Шмелев старые враги.

— Ты на что намекаешь? — разозлилась я. Только на мою злость эта дура не обращала внимания и продолжала, как ни в чем не бывало.

— Обычно, с бывшими любовницами не носятся так, как с тобой носится Артем — отсюда вывод, что ты или потенциальная любовница. Или нынешняя.

От такой наглости я просто оторопела. Нормально мы поговорили, ничего не скажешь! Несколько секунд простояла в ступоре, а потом ожила и резко спросила:

— А ты за кого больше переживаешь: за Ромочку или Артемку? Если хочешь я могу поделиться. Не жадная.

— Ромке будет интересно узнать, что он встречается с подстилкой Шмелева, — ехидно сказала эта мерзавка, выбешивая обычно спокойную Аню. Значит, ей Рома нравится.

Еще одна ехидная усмешка Инны, и я не сдержалась и влепила девушке пощечину, звук которой привлек к себе внимание практически всех находящихся в актовом зале.

Мне в принципе было все равно, о чем они подумают, мне было просто обидно. До слез. Мне таких вещей еще ни разу не говорили.

— Правда глаза режет? — Инна совершенно не обратила внимания на оплеуху, ее глаза пылали ненавистью. Почему она меня так невзлюбила? Дорогу я ей вроде не переходила. Я уже говорила, что предпочитаю отсиживаться в уголочке и всеобщее внимание не люблю. И вот на тебе! Врага уже нажила. Самое главное — не понятно чем.

— В чем дело? — подоспели к нам парни. Лысый подскочил к Инне и посмотрел ей в глаза. Рядом со мной встали Леша и Артем, заинтересовавшись происходящим.

— Да так во мнениях разошлись, — буркнула девушка.

— Я спрашиваю еще раз! В чем дело? — поинтересовался лысый. Чуть позже я узнала, что он родной брат этой смуглой стропилины. — Инна, что вы не поделили.

— Парня, — подсказала я, и чтобы добить ее добавила:- Моего парня.

— Какого парня? — в один голос спросили капитан команды КВН и брат Инны. С ними в один голос, но намного громче Артем заявил, что Костров мне еще не парень. А если в скором времени тот им станет, то он будь на моем месте лучше бы повесился, чем встречаться с этим придурком.

— Я думал Анюта твоя девушка, — толи растерялся, толи смутился Алексей.

— Она его подстилка, — оповестила всех Инна.

— Заткнись-ка! — Встряхнул ее за плечи брат. — Ты хоть иногда думай, прежде, чем рот открывать. Аня, прости, пожалуйста.

Я лишь кивнула головой. Прощать эту нахалку я не собираюсь, ведь она даже не раскаивается.

Брат и сестра отошли, а я, схватив сумку, направилась на выход — тут мне делать больше не чего. Около самого выхода меня догнал Артем и схватил за руку, разворачивая к себе лицом. Сначала он долго всматривался в мои глаза (уж не знаю, что он там пытался найти и нашел ли) и спросил:

— Почему ты убегаешь?

— Моя миссия здесь выполнена: ты меня спас, а я вместе с тобой помогла ребятам, — пытаясь говорить равнодушно, я пыталась не заплакать — ведь в голове до сих пор звучали слова сказанные Инной. С одной стороны-то ее можно понять — я ведь общаюсь с двумя врагами на равных. Наверное, Ромке очень обидно, что я предаю его, находясь рядом с Артемом.

— Ты ведь из-за Инны убегаешь, — проявил чудеса наблюдательности Шмелев. — Не обращай на нее внимания. Инна очень конфликтный человек, а обидеть она тебя не хотела, я просто уверен.

— Не хотела обидеть? — возмутилась я. Нормально, да? Человек говорит мне, что я подстилка, при этом не желает меня обидеть. Миленько. — Поэтому сказала, что я для тебя всего лишь подстилка? Знаешь, Тем, я ведь не рассчитываю от тебя что-то поиметь — мне и так вполне комфортно. Простого общения для меня достаточно. Я даже на дружбу не рассчитываю, потому что знаю про дружбу между мужчиной и женщиной, а очередной девочкой для тебя я быть не хочу.

— А я хочу общаться немного по-другому, — жарко зашептал мне на ухо Артем тоном Змея-Искусителя. — Понимаешь о чем я?

— Ты когда-нибудь задумывался о том, как чувствуют себя девушки брошенные тобой? — зло спросила. Артему ведь нужно только одно, а это еще обиднее слов Инны.

— Я никогда никого не обманывал! — оскорбился молодой человек, отходя от меня на пару шагов. Лицо его стало серьезным и непроницаемым. Кажется, мой вопрос его задел за больное.

— Да? — вырвалось у меня скептически.

— Я сразу говорю, что мне нужно от определенной девушки. Я им не вру! Ань, ты сопротивляешься, но зачем? Ведь в итоге придется принять капитуляцию.

— Могу сказать только одно: в гроб я лягу раньше, чем окажусь в твоей кровати, — свои слова я подтвердила кивком и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, направилась к двери. В спину Шмелев мне крикнул, что с меня еще два свидания, но эти слова я пропустила мимо ушей.

В коридорах университета было слишком тихо и пусто, только это меня совсем не волновало, потому что нужный человек нашелся быстро. После общения с Инной и Артемом, мне стало не по себе — столько гадостей за один день услышала. Да и сбежать от самой себя захотелось. Рома оказался по близости очень кстати.

Молодой человек сидел на подоконнике, что-то увлеченно печатая. Лицо его выражало какую-то мрачную радость. От такого выражения, мне в который раз за сегодня стало не комфортно.

— Рома, привет, — поздоровалась я, подходя ближе. Он злится из-за того, что видел нас вместе с Артемом?

— Привет. Где пропадала? — Молодой человек быстро свернул переписку и выжидающе посмотрел на меня.

— В актовом зале, — пришлось признаться мне. — Артем сегодня спас меня от декана с ее конкурсом, а взамен я пообещала помощь ребятам.

— Я видел вас сегодня, — кивнул он и замолчал. Тишина меня тяготила. Хотелось с ним поговорить и все объяснить, но я не знала с чего начать.

— Почему не подошел?

— Ты разве забыла, что мы со Шмелем не совсем в хороших отношениях. Рядом даже с ним стоять не хочется, а тебе видимо нравится. — Эти слова больно задели. Значит, Ромка точно злится, и я его прекрасно понимала.

Что ответить на его слова я не знала, поэтому решилась на отчаянный шаг — приблизила свое лицо к лицу молодого человека и поцеловала. Он уверенно ответил, хотя сначала было ясно: Рома немного шокирован моим поведением. Впрочем, поцелуй длинным не вышел, и было в нем что-то знакомое, едва уловимое…

— Это означает, что я нравлюсь тебе больше, чем он? — тихо и с нотками победы в голосе поинтересовался Рома, спрыгивая с подоконника.

— Ты мне нравишься намного больше, — правдиво призналась я, но совесть почему-то возмутилась этим словам.

— Я очень рад этому! — Молодой человек приложил ладонь к моей щеке, а я подалась на ласку словно кошка, чтобы в следующую минуту настороженно отойти от него. — Ты не заслуживаешь того, что приготовил тебе Артем.

— Что он мне приготовил? — насторожилась я.

— А что он может приготовить для хорошенькой девушки, кроме разочарования? — вопросом на вопрос ответил Рома, слегка напуганный моей реакцией. — Прости, если расстроил тебя.

— Не расстроил, просто… — я замолчала.

— Просто что?

— Ром, мне ты нравишься, а не Артем — это главное.

— Ты мне тоже нравишься, Аня, очень! Может, попробуем начать встречаться? Я покажу тебе любимые места, надеюсь, что ты сможешь разделить мои увлечения. Что ты на это скажешь?

Я от счастья чуть с ума не сошла и не расплылась у ног Кострова лужицей восторга. Я с ним встречаться? Он еще спрашивает? Конечно, ДА!!!

Видимо, по моему глупому (от счастью глупеет) выражению лица, Рома понял, что я согласна и счастливо улыбнувшись легко коснулся моих губ своими, заставив меня радоваться еще больше. Только счастье не длится слишком долго, но я не думала, что настолько не долго!

— Ань, только у меня к тебе небольшая просьба, — смущенно сказал Рома.

— Какая просьба? — заподозрила я неладное.

— Давай, пока наши отношения оставим в тайне?


* * * | Нищенка и Король | Глава семнадцатая. Ссора