home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцатая. Разоблачение

— Ты куришь? Не знала — не знала. А ведь казался идеальным.

— Аня? — растерялся Рома, когда услышал мой голос позади, и сигарета выпала из его рук. — Что ты здесь делаешь?

— Хочу задать тебе тот же вопрос. Так что ты здесь делаешь? — поинтересовалась я.

Рому я нашла именно там, где и ожидала. Ведь для заядлого гонщика нет лучшего места, чем автодром. Да и ярко-желтый цвет его автомобиля привлекал к себе взгляд.

После рассказа Карины, я изъявила желание поговорить с Петькой сама. Подруга считала, что это не самая лучшая идея, ведь он до сих пор надеется на мое прощение, хотя эта надежда уже давно должна сдохнуть и покоиться в могиле. Но я могла настоять на своем. Не смотря на мою доверчивость и мягкость характера, иногда я поражаю своим упрямством. И еще парочкой 'замечательных' качеств.

Карина все же не решилась отпускать меня одну и поехала со мной. Она даже заранее позвонила Латухину и предупредила, чтобы через полчаса в его квартире не было его дружков извращенцев, и был полный порядок.

Увидев меня на пороге, молодой человек очень обрадовался. Ладно, хоть с объятиями, да поцелуями не накинулся. Он подтвердил все сказанное Маркиной. Только меня никак не хотел оставлять еще один вопрос: кто такой этот Антон? Но как оказалось, мой бывший был в курсе и этого. Кто бы мог подумать, что у этого болвана столько знакомых. Хотя, зря я его постоянно ругаю — Петька, как человек очень хороший. Если бы не тот случай мы до сих пор бы встречались — я в этом уверена. У него нет больших недостатков, кроме баловства травой и гонок. Последнее не многие считают недостатком, но для меня это так. Или я просто привередливая?

Кажется, я немного отошла от темы. Так вот этот самый Антон оказался родным братом Ромы. Младшеньким. Мне до последнего хотелось надеяться, что гоняет именно он. Ведь так не хочется вновь разочаровываться в человеке, но разочарование это мое нормальное состояние. Тут дело ведь даже не в том, что Рома гоняет (хотя я и опасалась больше всего, что мой парень будет автогонщиком), а в том, что он мне врал. Я ведь спрашивала у него про его же машину, а он соврал! Сказал, что не знает.

По моей… нашей просьбе, Петя нам рассказал, что Рома Костров совсем недавно попал в мир гонщиков, но уже успел занять там достойное место. Сначала я не хотела верить, думая, что Петька меня обманывает, но потом поняла, что если меня кто и обманывает, так это я сама. Правда, меня продолжал мучить вопрос, почему мы с Борюськиным видели за рулем Антона. Ответ на этот вопрос оказался так прост, что я почувствовала себя полной идиоткой. Антоша берет машину брата, чтобы произвести впечатление на девочек. Кажется — братья стоят друг друга.

Латухин пытался узнать, для чего нам нужна эта информация, но на этот вопрос отвечать мы не стали. Главное, я была уверена, что у парня в голове не промелькнула мысль, что я встречаюсь с Костровым, иначе был бы скандал. И к тому же он уверен, что мой парень Артем. Даже спросил про него пару раз. Эту тему с бывшим парнем обсуждать не хотелось. Да и вообще мне не хотелось с ним обсуждать ни одну из тем. Я бы никогда не пришла к нему, если бы у меня был другой выбор. А его у меня, к сожалению, не было — сам Костров мне ничего рассказывать не захотел. Ну ничего я выведу его на чистую воду. Может быть, я излишне наивна и слепа в некоторых вопросах, но постоять за себя могу. Вон Латухин докажет. Интересно, а он помнит историю с горшком? Уверена, что помнит. Ладно, об этом в другой раз.

Если быть до конца честной, то меня это не сильно расстроила правда. Потерять Рому было не страшно. Страшно то, что я вновь ошиблась. Правда, Карина обещала, что у меня все будет 'пучком', а я в это слабо, но верила. У меня все не как у людей и все через заднее место. Обидно!

И вот сейчас находясь с подругой в буфете, рассказывала ей все в мельчайших подробностях, как скаталась на автодром (она и туда со мной рвалась, но я решила, что должна сделать это одна). Карина фыркала и хмурилась, но не перебивала.

— Я поболеть приехал. Гонка скоро должна начаться, — слегка напугано оправдывался Рома. Он никак не ожидал, что я могу сюда заявиться после того, как я сказала, что недолюбливаю гонки.

— М… ясно. А чья машинка? — Я провела указательным пальцем вдоль капота. — Красавица.

Парни притихли и начали переглядываться. Большинство взглядов доставалось Кострову. Даже, если бы я не узнала, чья она, то сейчас бы точно догадалась. Не зря же они так на друга смотрят. Да и кто может находиться рядом с автомобилем так близко, кроме хозяина?

— Так чья? — Никак не могла получить ответа и решила немного поиздеваться над Ромой. Сейчас это я себе разрешила, потому что мои издевательства будут длиться не так долго, как его. — Неужели ты, Рома, узнал, кто хозяин и жаждешь мне сообщить? Давай говори, я уже сгораю от любопытства.

— Я хозяина жду. Сегодня хотел узнать и рассказать тебе, — правдиво отвечал парень. А быстро он в себя пришел. И глаза у него такие честные-честные. Врать умеет — значит делает это не первый раз. Неужели парни всегда такие врушки? Или только тогда, когда надо завоевать расположение девушки. Хотя… не все парни врут. Некоторые говорят сразу в лоб, что хотят от тебя. Даже не знаю, что лучше…

— Правда? Ты просто прелесть! А вы, парни, знаете, чья эта машина? Или вы не знаете своих соперников в лицо? — невинно поинтересовалась я. Теперь косые взгляды доставались не только Ромке, но и мне. Видимо, они не могли понять в чем дело.

— Так мы тоже болельщики, — выдавил один из парней.

— Дааааааа? — удивилась я. — Наверное, только сегодня увлеклись гонками, правда?

— Почему только сегодня? — не понял какой-то дурак.

— Раз вы не знаете владельца этой тачки, то получается всего три варианта: либо машина первый раз на старте, либо вы пришли в первый раз, либо вы меня за дуру держите. Так какой вариант мы выбираем? — ехидно спросила я, надеясь, что они не выберут последний вариант. Хотя, я уже с гордостью могу носить на груди табличку с надписью 'дура'.

— Аня, что на тебя сегодня нашло? — приобнял меня за плечи Костров. Стало как-то противно, что ли. — Может тебе лучше домой поехать, а то ты какая-то бледная. Отвезти тебя?

— Я хочу остаться и посмотреть на гонку, — запротестовала я. — Ведь можно? Сегодня водитель точно должен выйти на старт. Правда, Рома?

Мой прищуренный, но от этого не менее серьезный взгляд, Рома растолковал правильно и попросил парней отойти. Те беспрекословно подчинились.

В молчании мы простояли всего пару минут, но за это время во мне накопилось столько злости, что я была готова потерять над собой контроль. Вспомнив прошлый раз, я пришла к выводу, что сейчас хочу остаться в себе, поэтому влепила Ромке звонкую пощечину и направилась к выходу.

— Аня, пожалуйста, подожди! — Догнал меня молодой человек. — Давай поговорим. Я все могу объяснить.

— Зачем мне твои объяснения, когда я и так все знаю? Почему ты мне сразу не сказал, что ты гонщик?

— Я хотел, Аня! Я, правда, хотел тебе сказать об этом, но когда узнал, что ты не хочешь с таким связываться — не решился, — пытался оправдаться Рома. — Ты мне очень нравишься и я побоялся, что это может помешать нашим отношениям.

— Поэтому ты решил, что лучше всего будет соврать? Какая бы она не была, но правда лучше. Как ты собирался поступить? Все время мне врать? Или же ты осмелился бы мне рассказать?

— Я рассказал бы, но позже.

— Когда? Через десять лет? — злилась я. Обман для меня всегда болезнен. Особенно больно, когда обманывают близкие люди — ведь только на них можно положиться. Если ты не веришь друзьям, своему парню, то, как поверить окружающему миру?

— Раньше, — чуть улыбнулся Рома. — Намного раньше.

Почему-то эта фраза мне не понравилась. По коже прошли мурашки. Как-то зловеще это прозвучала.

— Это уже не важно, — махнула я рукой. Мне хотелось поскорее уйти отсюда. Это место мне неприятно и рождает кучу ненужных воспоминаний, о которых мне бы хотелось забыть. Жаль, что этого сделать нельзя.

— Ты простишь меня? — обрадовался Костров.

— Прощу.

— Спасибо, милая! — раскрыл для меня объятия молодой человек, приглашая. — Я рад, что ты не злишься. Ну же, обними меня.

— Простила, но быть с тобой не хочу.

— Но почему? — растерялся парень.

И сейчас смотря на этого человека, я начала понимать, о чем так долго твердила Маркина. Рома до безумия похож на Петю! Тот же разрез глаз, только цвет разный: у Ромы карие, а у Петьки зеленые. У обоих черные волосы, носы с горбинкой. Правда, у Латухина черты лица немного помягче, поэтому он и кажется более красивым. Но дело не в этом. У парней одинаковая энергетика, которая, кстати, меня отталкивает.

Я поняла, что Кариша оказалась права в своих догадках — я пыталась удержать потерянную любовь. Простить Петьку я не могла, поэтому и цеплялась руками и ногами за парня, так похожего на него и даже сама этого не осознавала. Но ведь так иногда хочется надеяться. И я надеялась. Но оказалась, что два раза подряд я наступила на те же самые грабли. Ладно, хоть глаза мне открыли вовремя. Ведь неизвестно, чем мог закончиться очередной роман с гонщиком.

— Ты напоминаешь мне одного человека… — честно призналась я.

— Какого еще человека? — не понял Костров.

— Моего бывшего, а меня от него тошнит. И от тебя начинает.

— Аня! — Рома все-таки обнял меня, и сколько бы я не пыталась вырваться, у меня ничего не получилось. Спасение пришло неожиданно и не от того человека, от которого бы хотелось.

— Так вот почему вы с Кариной интересовались этим типом! — раздался позади меня знакомый голос. Петька! — Что ты здесь делаешь, Аня?

— Пытаюсь домой уйти, — фыркнула я, высвобождаясь из объятий. — Но я не обязана перед тобой отчитываться, Петя.

— Вы знакомы? — удивился Костров.

Ох, а как он удивится, когда узнает, что Петька мой бывший. Как я понимаю — они друг друга терпеть не могут.

— Знакомы, к несчастью, — буркнула я.

— Аня, моя бывшая девушка, — одновременно со мной ответил Латухин и посмотрел на меня. — У тебя с ним что-то есть? Ты же с Артемом встречалась!

— Тебя моя личная жизнь уже давно не касается! — возмутилась я. — Ты давно потерял право что-то мне говорить.

— Вы встречались? — никак не мог поверить Рома. Видимо его задевал тот факт, что противник обставил его не только в гонках, но и в отношениях с девушкой.

Блин, как же мне противна вся эта ситуация! Кто бы только знал.

Стою рядом с двумя бывшими парнями. Один оказался хуже другого. Только я еще пока не знаю, кто из них хуже. Возможный, каждый из них хорош по-своему, но не в ситуации со мной. Оба нагадили в душу. Что ж я такая неудачница? В монастырь, что ли уйти и больше не мучиться?

— Не приближайся к ней! — начал возбухать Латухин.

— Она не твоя собственность!

— Вообще-то она стоит здесь и все слышит, — возмутилась я. — И не надо говорить о ней в третьем лице понятно? И знаете… — я резко замолчала, понимая, что отчитываться перед ними не должна. Пусть хоть поубивают друг друга. — Разбирайтесь сами, но на глаза мне больше не попадайтесь.

Позади послышались громкие выкрики и резкие слова.

Уйдя с автодрома, я смогла вздохнуть с облегчением. Воздух там какой-то спертый. Ненавижу автодром и всех гонщиков. Может быть не все они такие плохие, как эти двое, но все равно ненавижу!

Разобравшись со своими проблемами, я решила поехать домой. Во-первых, потому что больше не куда. Во- вторых, Карина ждет не дождется моего приезда и сидит либо у нас, либо у Макса.

Старый автобус, натужно кашляя, затормозил на остановке, стоило мне только присесть на лавочку. Заняв сидение на задней площадке, я уставилась в окно. Небо застилали серые тучи, грозящие в скором времени привести за собой сильный дождь. Я люблю дождь, но только не осенью. Я люблю бегать босиком под дождем летом. Когда я была маленькая, Мы с Иркой часто выходили на улицу во время дождя. Сколько мама бы нас не ругала, но домой затащить нас не могла. Потом мы приходили все чумазые, но до ужаса довольные. Стоило маме посмотреть на наши счастливые улыбки, как вся ее злость проходила. Она закутывала нас в одеяла и поила горячим чаем с медом.

Вспоминать детство, конечно, замечательно, но нужно подумать и о настоящем. И об одной пропущенной из-за дум остановки.

Придя домой, подруги я там не обнаружила. Не было ее так же и у Макса. Чуть позже я узнала, что ее родители заставили пойти с ними в гости к старым знакомым.

Рассказывая все это Карине, я словно вновь была на автодроме и испытывала те же негативные чувства. Надеюсь, жизнь меня с этими людьми больше никогда не столкнет. Конечно, с Ромой я буду видеться, мы же в одном университете учимся, но думаю, что Боженька сжалиться и сведет наши встречи к минимуму.

— А ты меня не слушала! — возмущалась Маркина, делая глоток остывшего кофе. — Я говорила тебе, что эти двое из одного теста сделаны.

— Перестать! Все имеют право на ошибку — я не исключение. Главное все вовремя понять и не втянуться. Нас больше ничего не связывает.

— В следующий раз слушай меня. Я плохого не посоветую.

— Ты знаешь, — призадумалась я. — Что-то мне не хочется с парнями пока связываться. Лучше быть одной, чем с кем попало.

— А ты найди себе ни кого попало. Парней нормальных, что ли нет. Хотя, если судить по твоим отношениям — тебя окружают сплошные придурки.

— Ты очень добра, милая. Знаешь об этом?

— Конечно, знаю, — не без гордости отозвалась подруга, обводя взглядом буфет. Парня мне решила найти? — Но нельзя из-за парочки промахов забивать на личную жизнь.

— Личная жизнь? Три раза ха! У меня ее никогда и не было. Вся моя жизнь сводится к книжкам и общению с тобой.

— А что плохого в общении со мной? — наиграно, возмутилась девушка, и мы рассмеялись.

Хорошо иметь вот такую подругу, как Кариша. Мы с ней даже над неудачами посмеяться можем. И она всегда поможет и подскажет. Удивительно, что я не пропала до встречи с ней. Ведь раньше у меня не была рядом такого человека. Хорошо, что я тогда одумалась и помирилась с ней, а не выбрала Кострова. Кстати, не видно его что-то…


Даже самая большая перемена имеет нехорошее свойство — она быстро заканчивается. Мы с Каришей пошли на пару, прихватив еще парочку одногруппников, которые звонка, судя по всему, не слышали.

В аудитории нас уже ждал недовольный Дмитрий Николаевич. Ему, как нашему куратору влетело из-за нас от начальства. Видите ли, им не нравится, что наша группа ни в чем участвовать не хочет. В КВНе наших нет, в профком никто не записался, и даже Анна Каренина, то есть я, отказалась участвовать в литературном конкурсе. И вообще у нас не группа, а сплошное безобразие.

— Аня, ты почему отказалась? — интересовался подробностями отказа от конкурса куратор.

— Я что единственная в институте, кого послать можно? — возмутилась я. — Как что, так сразу Каренина. Будто у меня других дел нет! Я и так весь прошлый год от просьб декана мучилась. Я сюда учиться пришла, а не выполнять ее требования.

— Аня, ну зачем ты так? Лариса Сергеевна, между прочим, о тебе очень хорошо отзывается, — пожурил Дмитрий Николаевич.

— Еще бы она меня ругала. Весь год меня гоняла со своими глупостями. 'Аня, нарисуй плакат', 'Аня, оформи стенгазету', 'Аня, напиши стихотворение', 'Аня то, Аня се'. У нас столько студентов в институте, а она меня одну все делать заставляет. А времени мне для личной жизни не надо? — я выговорилась, и мне стало намного легче. Давно надо было высказаться — я мечтала это сделать. Желательно декану в глаза.

— У тебя же нет личной жизни, — ехидно подметила Кариша, за что и получила от меня подзатыльник. Девушка недовольно засопела и замолчала.

— Ладно, Анют, успокойся, — Дмитрий Николаевич выставил ладони вперед, останавливая мой словесный фонтан. — Кстати, Лариса Сергеевна сказала, что ты нашим веселым и находчивым помогаешь?

— Немного, — покраснела я, вспоминая, как Шмелев отмазал меня от конкурса и заставил пойти с ним к ребятам. Давненько я его что-то не видела. Даже успела соскучи… Так о чем это я? Ничего я не успела.

— Она там Артему Шмелеву глазки строила, — выкрикнула староста и получила от меня уничтожающий взгляд. Не группа, а кучка сплетников. Чтобы отбиться от расспросов девчонок, я подсела к Олежке, забывая, что парни еще большие сплетники.

Правда, Олег мне ничего не сказал, а просто усмехнулся в кулак.

Весь мир против меня! Вот же привязались с Артемом. Кстати, давненько что-то я его не видела. Куда пропал? Может он нагулялся и сошелся с Мариной? Из них вышла бы хорошая пара. Король и Королева. Возможно, у меня действительно низкая самооценка, но в сказку о Золушке я уже не верю — вышла из этого возраста.

— Угомонитесь и перестаньте смущать одногруппницу. Кстати, вам, ребята, не мешало бы тоже чем-нибудь заняться, а то, правда, группа вообще в общественных работах не участвует.

После такого заявление студенты загалдели. Лично мне все равно — я уже участвую в общественно жизни университета. КВНщики обещали еще раз пригласить к себе. Надеюсь, что Инна не будет против, ведь Рома теперь свободен. Или ей все же Артем нравился?

Дмитрий Николаевич начал лекцию, попутно напоминая про курсовую работу. Мы с Кариной переглянулись. У нас-то работы были почти готовы. Лично мне осталось совсем немного допечатать. Работа идет хорошо, когда знаешь, что делать, а мы с подругой прекрасно знали. Спасибо за это нашему куратору.

Лекция проходила весело. Обычно те, кто недавно закончил аспирантуру стараются быть строгими, но наш преподаватель был с нами на короткой ноге, за что его все и любили. Он не относился к нам, как к нерадивым студентам, как это делают большинство преподавателей, которые считают, что мы 'ужас какие дураки и бестолочи'. Дмитрий Николаевич находил подход ко всем, поэтому его предмет всегда проходил на ура, а домашнее задание всегда выполнено.

Жаль, что время бежит слишком быстро и нас ждет очередная пара — физкультура. Я, конечно, спорт люблю, но немного в другом виде. Сейчас я бы с удовольствием залезла на бревно или взяла в руки булавы, обруч или скакалку. Я соскучилась по гимнастике, а носиться каждое занятие кругами, сдавая нормативы — не для меня.

Когда мы пришли на стадион, я немного огорчилась, потому что в расписание поставили две группы. И все бы ничего, но эта была группа будущих математиков. Именно в ней учится Костров.

Хоть мы и расстались, но я все равно пробегала взглядом по студентам, ища его. Но сколько бы я не выискивала Кострова — найти не смогла. Неужели не пришел? Может, случилось что? Хотя это меня не должно волновать.

— Карин, а ты Рому видела?

— На хрена он тебе? Соскучилась?

— Нет, не соскучилась, — проворчала я, как старая бабка. — Просто не вижу его.

— Аня, я чего-то не поняла, — нахмурилась подруга. — Он тебе все еще нравится?

— Да не нравится он мне! Мне просто интересно, где он. — Это, правда, был чистый интерес. И не потому что он мне нравился. А вдруг он вчера с Петькой подрался. Ну или на машине разбился. О, Боги, ну и 'радужные' же мысли у меня! — Спроси у его одногруппников.

— Аня…

— Просто спроси, где он и все!

— Ладно-ладно, сейчас все узнаю! — пожала плечами девушка и отправилась к группе тихо беседующих парней и мило им улыбнулась.

Вернулась она буквально через пару минут довольная. Видимо, он была права, когда говорила, что улыбнувшись пару раз парню можно выведать все стратегические планы.

— Ну? — я от нетерпения подпрыгивала на месте.

— Нет его. Он был на первых двух парах, а потом смотался, — поведала Кариша. — Довольна.

Я просто кивнула и перестала об этом думать. Значит, он в порядке и моей вины нет.

Преподаватель физкультуры худющая и злая женщина заставила нас бегать десять кругов по стадиону на время. Эту тетку не любили из-за ее противного характера. Возможно, это потому, что она сидит на вечной диете — поэтому и злая. Вот муж у нее классный мужик. Наверное, потому что он очень большой…

Уже на седьмом круге я почувствовала, что бегать больше не смогу. Отвыкла я, однако. Нога начала побаливать и чтобы не искушать судьбу я сообщила об этом физручке.

О том, что с ногой у меня возникают проблемы — она была осведомлена, поэтому и не стала заставлять меня добегать еще три круга. И вообще она была так добра, что отпустила меня с урока. Правда, условие поставила, чтобы я к врачу обратилась и не запускала себя.

Знала бы она, что у меня мама врач. Но маме говорить про ногу не хочется, а то она волноваться начнет, а у нее так забот полно. Частную клинику, в которой она работает, хотят перекупить, и мама опасается за свое рабочее место. Как известно — новая метла метет по-новому.

До университета я дошла не спеша, у меня много времени в запасе.

Первым местом, которое я решила посетить стала столовая. Пить хотелось ужасно. Во время занятий тут всегда мало народа — обычно тут тусуются прогульщики. Из всех столиков занято было только три.

Купив бутылку холодной минеральной воды, я бросила взгляд в самый дальний угол столовой и невольно улыбнулась. Артем сидел на стуле, положа ноги на соседний. На столе лекала какая-то книжка с потрепанными страницами — видно, что читали ее не раз. У меня практически все книжки такие: с загнутыми углами и потрепанными корочками. А ведь к книгам я отношусь бережно.

Меня удивило, что Артем, вообще читает книги. Я-то думала, что он только картинки в мужских журналах разглядывает. Только его лицо было таким серьезным. Мне казалось, что он увлечен книгой. Чего он там читает? Как интересно!

Я постаралась подкрасться к нему незаметно, чтобы просто взглянуть и желательно остаться незамеченной. Словно в замедленной съемке я продвигалась к дальнему столику. Можно было так не стараться — Артем не заметил бы сейчас и стадо слонов, танцующих у него перед носом. Парень продолжал перелистывать страницы одну за другой.

Что его так заинтересовало? И вообще какие книжки читает наш красавчик? Про бандитские разборки 90-х? Или детективы, типа Дарьи Донцовой?

Шмелев изменил положение: убрал ноги со стула и откинулся на спинку. Книжку же он взял в руки, и я увидела ее корочку.

Моему возмущению не было предела! Если честно, то такой наглости от Шмелева я не ожидала. Насколько я знаю — Артем любит говорить всегда правду, даже не смотря на то какая она. Но этот его поступок меня просто разозлил! Ладно эта была бы другая книга, но это же моя любимая. И чтобы выпустить весь накопившийся пар, я крикнула практически на всю столовую:

— Так это ты спер мою книгу, зараза!


* * * | Нищенка и Король | Глава двадцать первая. Гордость и предубеждение