home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА XIII.

Миллион за лошадь

Катя не поняла, сказал это Кирилл всерьез — про дедукцию, или посмеивается над ней, и покраснела.

— Не смущай девочку, — строго сказала Вера Павловна. — Ребята мне так сегодня помогли! И завтра обещали прийти. Придете? — она посмотрела на ребят, и Тимка кивнул — придут.

— А все-таки, — настаивала Тома. — Почему Принц ушел? Да еще всех лошадей увел? И как он смог уйти?

— Денник открыть — пара пустяков, Принц любую задвижку отодвинет, а лошади в них не привязаны, — пожал плечами Сергей. — Ворота сдвинуть — тоже не проблема. Рычаг нажал — и все дела. Другое дело — зачем? Это мы не поняли. И Василий на меня наорал потом — мол, не следим. Это мы за ними не следим!

Сергей возмущенно поднял руки и с силой хлопнул ими по коленям.

— Спокойнее, Сережа, — примирительно сказала Вера Павловна. — Он не прав, но зачем же так переживать? Просто с таким человеком больше не надо разговаривать.

— Я и не собираюсь, — буркнул Сергей.

— А что это за люди? — осторожно поинтересовалась Катя. — Ну, чьи лошади у вас были? Они тоже спортом занимаются?

— Да ну какой там спорт, — махнул рукой Кирилл. — Они и лошадьми-то заниматься не умеют! Привели лошадей, а у них копыта не расчищены, все в грязи.

— А лошади хорошие? — продолжала допрос Катя.

— Обычные. Одна, правда, приличная — похоже, чистопородная буденновка. А вторая — полукровка. Но крепкая, да еще и жеребенка родила.

— Вот именно! — вскипел Сергей. — Какого…

И в довольно крепких словах сообщил, что он думает о тех, кто за лошадьми ухаживать не умеет, и по чьей милости чуть жеребенок не погиб — без нужного присмотра.

— Сережа, — укоризненно произнесла Вера Павловна. — Здесь же дети.

«Дети» хихикнули. Они и не такие выражения слышали в своей жизни.

— Да ладно, — махнул рукой Сергей. — Поймут. А что можно сказать про людей, которые жеребую кобылу с места на место таскают.

— И куда они потом дели лошадей? — спросила Катя.

— Не знаю, — пожал плечами Сергей. — Дернулись с чего-то, и в тот же день, когда лошади сбежали, прямо вечером и ушли. А жеребенку всего несколько дней. Совсем люди с головой не дружат! Мы же только с ветеринаром договорились, на другой день должен был прийти. Нет — сорвались, ушли, куда — неизвестно. Да я и не интересовался, куда ушли. Лошади их, и пусть делают, что хотят.

— Лошадей жалко, — вздохнула Томка.

— Ну, жалко, — угрюмо подтвердил Сергей. — А делать-то что? Я уж хотел лошадей у них купить — а что, они бы недорого и стоили.

— Ты что, с ними о продаже лошадей разговаривал? — повернулся к Сергею Кирилл.

— Ну да, а что? — нахмурился тот.

— Да ничего, — улыбнулся брат. — Просто я тоже предлагал продать.

— Серьезно? — изумился Серега. — И что?

— Сказали — миллион долларов и забирай.

— Ну! А мне сказали, что два…

Братья расхохотались.

— А что, эти лошади и в самом деле так дорого стоят? — удивилась Томка.

— Да где там! — махнул рукой Кирилл. — Ну, та, что рыжая, она тысячи полторы потянет. А вторая… — он задумался надолго.

— А жеребенок? — не выдержала Катя.

— Полукровка? Долларов триста, не больше. Подрастет — чуть дороже будет.

— Значит, они просто не хотели продавать вообще, — сделала вывод Вера Павловна. — Заломили цену, чтобы вы отстали, и все.

— Да нет, — задумался Кирилл. — Он как-то серьезно это сказал, не похоже, чтобы шутил.

— Зато ты у нас веселый, — улыбнулась Вера Павловна и повернулась к Насте. — Ну, как нога? Попробуй встать.

Девочка вздохнула и поставила забинтованную ногу на пол. Встала.

— Ну?

— Болит немного…

— Конечно, недельку поболит, — кивнула Вера Павловна. — Но ходить можно. На ночь разбинтовывай, утром затягивай потуже бинт.

— А купаться?

— Можно и купаться. Только осторожно, далеко не заплывай, связки все-таки растянула. И я вас умоляю: не лазьте вы по старым стройкам! Хорошо — обошлось на этот раз. А если бы внизу арматура была? Или ноги бы поломали, или вовсе… — расстроенная бабушка махнула рукой.

— Мы не будем! — поспешно сказала Томка. — Честное слово!

— Вот и хорошо. Сережа, может, ты довезешь ребят? Вам куда надо?

— Ба, ты чего их выпроваживаешь? — засмеялся Кирилл. — Может, они еще не хотят уходить.

— Хотят, — улыбнулась она. — Просто сказать стесняются. Вон Тимоша уже на стуле дырку штанами провертел.

— Я что? Я ничего, — смутился парень.

— Да и что тут им сидеть? — продолжила Вера Павловна. — Погода отличная, раны мы подлечили. А прийти захотите — всегда рада. Может, и на Принце вам доверят покататься немного.

— Ба, это святое, — качнул головой Кирилл. — Принц — не прокатная лошадка. Учиться на ней не дам. Испортят.

— А Андрей умеет, — вмешалась Томка. — Он занимается. И Тимоша тоже.

— Не, я так, по прямой с поворотами, — отказался Тимка. — А вот Андрей…

И началось заинтересованное выяснение — что же именно умеет Андрей. В результате парень получил ошеломляющее предложение:

— Ну что ж, приходи завтра. Посмотрим, что умеешь.

Так что когда вся компания выбралась за ворота, настроение у ребят было потрясенно-восторженное.

— Класс! — сиял Андрей. — Такой конь! Если мне дадут на нем проехать… Да это…

Настя, старательно прихрамывая, остановилась в сторонке — ждала, пока Сергей заведет машину. Хотя она могла и пройтись — чего там, всего-то километра три до поселка, — но отказываться от поездки на машине не собиралась.

А Катя напряженно думала. Сегодня столько произошло всяких событий, столько открытий они сделали…

Сейчас бы сесть спокойно, все разложить по полочкам. Ей казалось, что решение загадки исчезновения лошадей — где-то рядом, только надо связать все в одну цепочку.

— Ну, садитесь, — выехал из ворот Сергей на красном «Жигуленке». Настя охотно захромала к двери машины. Тимка двинулся за ней и оглянулся:

— Катя, идешь?

— Нет, — решительно сказала девочка. — Я пешком пройдусь.

— Я тоже, — подхватила Тома. — Погода хорошая.

Андрей поддержал ее, и в результате Настя уехала вместе с Тимкой — его поджимало время. Мальчик обещал вернуться домой еще час назад, и теперь боялся, что его бабушка будет волноваться.

— У меня есть предложение, — сказала Катя. — Давайте где-нибудь посидим, поговорим…

— А где посидим? У вас, у нас?

— Вообще-то не хочется далеко уходить, — многозначительно сказала Катя.

— Тогда пошли в башенку, — предложил Андрей. — Только больше в дом не полезем!

По дороге Андрей рассказал наконец, как получилось, что они оказались в подвале.

— Настя все место искала, где спрятаться получше. Вот и допряталась. Она в дом полезла, и слышу — кричит. Ну, я все бросил — и к ней. В дом влез, слышу — кричит снизу откуда-то. Я на голос пошел и провалился тоже. Причем упал удачно, на какие-то мешки. То ли мусор, то ли тряпки — не разобрал. И не выбраться никак. Если бы не вы, мы там вообще остались бы.

— А телефон? — удивилась Катя. — Позвонили бы, и к вам хоть кто-то да приехал.

— Ага, я что, дурной — родственникам звонить? — усмехнулся Андрей. — Остаток лета провел бы прикованным наручниками к батарее.

— Даже если бы мы не пришли, все равно бы не позвонил? — не поверила Тома.

— Так вы же пришли!

Вообще-то логично. Конечно, они договаривались, что придут, вот ребята их и ждали. И Катя подумала — хорошо, что во всех своих приключениях этим летом она была не одна. Всегда рядом как минимум Томка. Одна она точно пропала бы!

По винтовой лесенке ребята снова забрались наверх и сначала осмотрелись. В окнах — обычная мирная летняя жизнь. Возятся малыши у речки под бдительным присмотром мам или бабушек — правда, не прямо тут, а чуть правее, там пляжик неплохой. В другой стороне кто-то едет на велосипеде. Копается тетка в огороде — через два дома. Хорошо видно, далеко.

Вот только озера не видать.

Да что толку от озера, если в нем всякая зараза плавает.

Стоп! Где-то она еще слышала про заразу. Причем просто, а не в связи с озером. Кто-то говорил…

И тут Катя вспомнила — она сидит, чуть живая от страха, под пластиковым пакетом в куче мусора — здесь, в башне, только внизу, а двое парней совсем рядом рассуждают о…

— Томка, ты, когда наверху была, а те двое приходили, все слышала, что они говорили? — взволнованно спросила Катя.

— Все, — уверенно сказала Томка.

— Ну да, — подтвердил Андрей. — Слышимость тут нормальная. Все до слова. А что?

— А помните, как они про заразу говорили — что хорошо придумали, и теперь никто не сунется?

— Не помню, — нахмурилась Томка. — Про тещу с погребом — это я слышала.

— Нет, и про заразу говорили, что летом никому неохота в больнице лежать, — припомнил мальчик. — Ну и что?

— Мне Варькина бабушка сказала, что у них в пруду этим летом зараза какая-то объявилась — то ли утиные блохи, то ли конский волос.

— Ну и что?

— И дезинфекцию приедут делать, а до этого чтобы никто на пруд не ходил.

— Ну и что? — повторила Томка.

— А то, что не про эту ли заразу говорили типы? То есть — не они ли ее придумали?!

— Как это? — не поняла Тома. — Что значит — «придумали»?

— Ну, распустили слух, что в пруду зараза, чтобы никто туда не ходил. Потому что они не хотят, чтобы туда ходили и что-то увидели!

— Ты думаешь… — медленно начала Томка.

— Ну да! — ликовала Катя. — Все просто — они говорят, что в пруду купаться нельзя, никто туда не ходит — зачем зря рисковать здоровьем? А значит, они могут возле него обтяпывать свои дела сколько захотят.

— Да ну, — не поверил Андрей. — Так рисковать… Мало ли кто забредет? Да просто за ягодами мимо пойдут и увидят. А кстати, что они увидят?

— Лошадей, — ответила за подругу Тома. Она уже все поняла. — Точно, и про ветеринара разговор был, и про избушку, и тот тип все нервничал, что посторонние увидят. А ветеринар — это точно лошадям. Только… Ой, ребята, — испугалась она. — Они про шрамы говорили, которые должны зажить. Это что же они с ними делать собираются?!

— Погодите, — перебил ее Андрей. — Я, когда за подзорной трубой ходил, опять их видел.

— Где?!

— Они сюда заходили.

И Андрей подробно пересказал разговор подозрительных личностей. А потом добавил:

— Один, тот, который Вася, работу мне предлагал.

— Какую? — изумилась Катя.

— Да в том-то и дело, что не сказал — какую. Второй тип занервничал, задергался, отговаривать стал. А потом и тот вдруг передумал.

— Значит, они тебя видели? — взволнованно спросила Тома.

— Да, стояли метрах в трех, и я их разглядел, и они меня. Они не поняли, что я разговор слышал. Потом уже на меня наткнулись, когда я выходил. Хорошо еще, не сразу — я отойти успел метров на десять, так что вряд ли они поняли, откуда и куда я шел.

— Ну, тогда нормально. — У Кати отлегло от сердца. Подумаешь — увидели. На улице много народу ходит. Зато теперь и Андрей их в лицо знает, не только она.

— И все-таки, — тихо сказала Томка. — Я не понимаю, зачем им лошади? Они же не бесценные какие-то, обычные прокатные. Их воровать — себе дороже.

— А помнишь, сколько они за них просили у Сергея? — спросил Андрей.

— Миллион долларов? — засмеялась Катя.

— Нет, миллион — это они Кириллу сказали. А Сергею — два миллиона! Причем всерьез, — тоже серьезно сказала Томка. Она сидела задумчивая, сосредоточенная на какой-то мысли.

— Они что, больные — столько за лошадей просить? Им самим ветеринар нужен, наверное, — улыбнулся Андрей. — Хотя…

— Что? — насторожилась Катя.

— На самом деле такие цены на лошадей есть. Только не на прокатных. Я такую лошадь на выставке видел, — мечтательно сказал он.

— На какой выставке?!

— Лошадиной. Представь — кобыла арабской породы, чистокровная. Красивая — слов нет. И главное — ее по кругу водили, так парень, что лошадь под уздцы держал, весь мокрый был, мчался изо всех сил, а кобыла — словно еле-еле ноги переставляет. Бежит — как идет. Буквально плывет по воздуху! Так вот, эта кобыла знаете, сколько стоит?

Девочки отрицательно покачали головами.

— Пять миллионов долларов!


ГЛАВА ХII. Лошадиные истории | Лошадиная компания | ГЛАВА XIV. Вот они!