home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА X.

Все совсем не так!

— Ну, Тимка, — прошипела Томка в ванной сквозь зубы. — Чуть не завалил всю работу!

— Ладно, ничего страшного, — шепнула Катя. — Ты вовремя его перебила, она ничего и не поняла.

— Будем надеяться…

Помыли руки в абсолютно стерильной раковине. Та после их рук стала черной.

— Ой, — смутилась Томка. — Ну, мы и чумазые…

Вошла Вера Павловна, привела Тимошку и рассмеялась:

— Да, вам бы потом целиком помыться, а? Ну что делать, раз у нас такая грязь накопилась.

— Мы сейчас вымоем, — заторопилась Томка.

— Нет, это я и сама могу. Вы с той комнатой справьтесь, вот это будет помощь. Молодой человек, вот тебе полотенце, потом по коридору направо. Девочки, идемте, поможете на стол накрыть.

По коридору направо была кухня. Тоже сверкающая.

Обед оказался великолепный. Вкусный, горячий, на красивых тарелках и с хрустящими накрахмаленными салфетками. Тимошка ужасно смущался — левша, он никак не мог управиться с ножом и вилкой «как положено».

А Вера Павловна подкладывала ему на тарелку котлеты, приговаривая, что «мальчики должны хорошо кушать. Вот Сережа хорошо кушал в детстве, он большой вырос, а Кирюша до сих пор не ест как надо».

— А они что, братья? — поинтересовался Тимка, не возражая против добавки.

— Двоюродные, — кивнула Вера Павловна. — Матери у них родные сестры. А я им бабушка.

— Бабушка?! — с восторгом уставился на нее Тимка. — Вот это да!

— А что? — удивилась Вера Павловна, а Катя толкнула Тимку под столом ногой — чтобы не болтал лишнего. Это же надо — бабушка бандитов!

— Вы здесь давно живете? — вмешалась Томка.

— Да уж лет сорок, — засмеялась бабушка. — Раньше у меня тут домик стоял маленький. А в прошлом году приехал Кирюша и предложил дом перестроить. Я-то думала, что он веранду мне новую сделает, а он вон что придумал — целые хоромы отгрохал! Но вообще-то хорошо, зато теперь то он, то Сережа, а то оба вместе тут живут. Принцу конюшню сделали, а за ним ухаживать надо — мне-то тяжело. Покормить еще я могу, а вот чистить или выгуливать — это уж никак.

— Принц — это конь? — с замиранием сердца спросила Катя.

— Да. Вот пообедаем, я вас к нему провожу. Покажу красавца нашего. Он знаете, сколько соревнований выиграл!

— На скачках?

— Нет, он у нас по выездке чемпион. Сейчас к международным соревнованиям готовится. Так-то он в другой конюшне стоит, там и уход хороший, и манеж неплохой, да только недавно на тракторе сено привозили, парень с управлением не справился и прямо в стену его денника и въехал, — охотно рассказывала женщина.

— И как? — испугалась за коня Томка.

— Да ничего страшного. Принц в это время как раз в манеже был и не пострадал. А в деннике всю стену разворотили, сейчас ремонтируют, вот пришлось сюда временно поставить. А он, видно, один скучает. Озоровать стал. Недавно денники открыл, чужих кобыл в лес увел, да еще с жеребенком!

Ребята даже есть перестали — слушали, затаив дыхание. А Вера Павловна продолжала:

— Хорошо, далеко уйти не смогли. А то мало ли что могло случиться? Ноги-то у него — золотые. А испугали бы их или покалечили? Народ-то у нас всякий ходит.

— А как их догнали? На машине? — спросила Томка.

— Кирюша на мотоцикле догнал, в лесу к деревьям привязал, чтобы не ушли никуда, — охотно рассказывала старушка. — А потом вернулся и уже на машине вместе со всеми поехал за лошадьми. А как же — там ведь не только наш конь был, еще и знакомые своих кобыл у нас держали. А после этого случая тех кобыл забрали, говорят, конь у вас зловредный, покалечить может. А Принц смирный, умный, что ему в голову взбрело — до сих пор понять не можем.

— Вы сказали — с жеребеночком? — осторожно вставила Томка.

— Ну да, так он у нас и родился! — оживилась Вера Павловна. — Знакомые эти Сережины, они кобылу привели жеребую, то есть она жеребеночка ожидала. И буквально на второй день жеребенок и родился. Даже ветеринара не успели вызвать — так все неожиданно получилось. Кирюша очень ругался на Василия Николаевича, что тот прямо перед родами кобылу переводить стал, и вообще все так удачно получилось, что Кирюша в тот день как раз здесь ночевал и сам жеребенка принял. Сережа у нас — умница, но больше по финансовой части, а вот Кирюша — что верхом, что с ведром, — улыбнулась бабуля, — одинаково хорошо управляется.

— А Василий… — Томка забыла отчество и замялась, — он кто? Хозяин лошади?

— Ну да. Они с Сережей где-то познакомились. То ли учились вместе, то ли отдыхали, я не поняла. А что ж вы не едите? Не нравится? — огорчилась Вера Павловна.

— Очень нравится, просто мы уже наелись, — за всех ответила Катя.

— Ага, а то работать тяжело будет, — добавил Тимка.

— Да хватит вам работать! Завтра приходите, если сегодня не успеваете. А у меня пирог еще есть, — уговаривала Вера Павловна.

— Мы сейчас еще поработаем, а потом пирог поедим, можно? — спросила Томка.

— Отлично! — расцвела бабушка. Хотя бабушкой называть ее язык не поворачивался — просто интересная женщина в возрасте. Совсем на бабку не похожа. — Тогда через часок чаю попьем, хорошо?

Томка кивнула и попыталась помыть посуду, но Вера Павловна не дала:

— У меня тут машина посудомоечная, Сереженька купил. Так что идите, я позову.

И ребята продолжили приборку. Сначала работали молча — переваривали информацию. Получается, что ситуация не совсем такая, как она рисовалась им раньше. И к этому надо еще привыкнуть.

Тимка совсем забегался, относя стопки книг во двор, а потом вынося коробки в коридор.

Томка яростно вытирала кассеты, торопясь закончить. А Катя вдруг сказала:

— Позвать бы Андрея с Настей — мигом бы все закончили. А то теперь они там сидят, ничего не знают, да еще и голодные.

— Кто ж знал, — вздохнула Томка, — что тут все совсем не так, как мы подумали.

— Ага, бандиты, грабители… — загружала коробку кассетами Катя. — А этот Кирилл лошади жизнь, может быть, спас. И жеребенку…

— А кто про него говорил: «Он так смотрит, я сейчас умру»?

— Ну, ошиблась, подумаешь, — хихикнула Катя. — Я же думала…

— Иногда надо меньше думать, — влез в разговор Тимка, за что получил пыльной тряпкой по спине. Еще хорошо, что увернуться успел, а то вообще-то Катя метила ему по носу.

Ребята, раздосадованные тем, что след оказался ложным, работали изо всех сил, торопясь закончить приборку. Так что когда Вера Павловна пришла звать их к чаю, она всплеснула руками:

— Вы все сделали? Удивительно! Я думала, тут за неделю не управиться!

— Сейчас пол помоем, — ответила запыхавшаяся Томка, — и все. Только стеллаж разбирать пока не стали, но если надо…

— Ничего не надо! Ни пол мыть, ни стеллаж разбирать. Тут ремонт делать будут — видите, полы дощатые. Это еще старый настил. Все остальное ребята сделают, и кассеты сами разберут — у них там есть записи с соревнований. Кирюша раньше еще в конкуре выступал, а теперь только выездкой занимается, вот он все и разберет.

— Конкур! — просияла Томка. — Здорово! А…

И она осеклась, но Вера Павловна догадалась, что хотела сказать девочка:

— Посмотреть? Ну конечно, можно! Через недельку приходите, Кирюша самые интересные кассеты отберет, и посмотрите. А вы что, конным спортом интересуетесь?

— Да, — выпалила Томка. — И еще у нас друг есть, так он этим спортом серьезно занимается.

— Пусть приходит, — разрешила Вера Павловна. — А вы сами откуда? Из Угорья?

— Нет, мы из Данилина, — ответила за всех Томка. Правда, на самом деле они из Москвы, но не объяснять же все этой милой женщине? Зачем? Ведь пока они живут здесь. Может, и через неделю тут жить будут.

— Ну, идем пить чай.

Чай Вера Павловна заварила отменный — крепкий, душистый, и пирог был потрясающе вкусный. Окна она растворила настежь, и сидели ребята на кухне, как в саду — слушая шелест ветра. Томка, правда, немного нервничала. Катя догадывалась, отчего — потому что Андрей был неподалеку и, скорее всего, переживал. Конечно, надо бы к нему с Настей поторопиться, но Катю очень интересовала история с жеребенком. И она осторожно расспрашивала Веру Павловну.

К сожалению, женщина толком не знала — ни кто этот Василий Николаевич, ни откуда он, ни куда лошадей забрали. Единственное, что она пообещала — расспросить об этом Сергея, когда тот приедет.

— Завтра он обещал быть. Сено у нас высохло, надо сгребать.

— Это сколько же сена для лошади надо? — поинтересовался Тимофей.

— Нет, сено для коня Кирюша покупает, — засмеялась Вера Павловна. — А это — так, скосили лужайку за домом, и траву надо куда-то девать. Вот Принцу и даем — как лакомство.

— Если надо, мы и сено сгребем, — предложил Тимка.

— Не сегодня. Завтра приходите, ладно? Может, Сережа не сможет приехать, вот вы и поможете, — улыбнулась Вера Павловна. — Я пирог снова испеку. А хотите сейчас на Принца посмотреть? Пойдемте, поглядите на нашего красавца!

Конечно, никто не отказался! Они вышли на ярко залитый солнцем двор, повернули налево и прошли по дорожке к длинному кирпичному сараю.

Конюшня была совсем новенькой, дверь распахнута настежь, а под потолком галдели воробьи. Довольно широкий проход посредине, а справа и слева — небольшие загоны с массивными дверями.

— Кирюша хотел еще лошадей приобрести, поэтому большую конюшню и выстроили. Но пока ему этим некогда заниматься. Вот денники пустые и стоят. А это наш красавец, — Вера Павловна подошла к крайней двери.

Все подошли ближе и заглянули в глубину денника. У задней стенки довольно просторного загончика стоял высокий красивый конь. Заметив подошедших людей, он повернулся, сделал круг на месте, повернулся мордой к двери и вдруг скачком бросился вперед. Катя, стоявшая ближе всех, отпрянула и чуть не упала на Тимофея.

А конь резко развернулся, чуть не врезавшись в дверь, и, громыхая копытами по дощатому настилу, снова отвернулся, уткнувшись носом в стенку.

— Не балуй! — строго сказала Вера Павловна и повернулась к девочкам. — Это он сердится. Привык к вольной жизни, а теперь его на поле не пускают. А кто тебе велел чужих лошадей в лес уводить, а? — грозно сказала она Принцу. Тот повел ушами и сделал вид, что ничего не слышит.

— И что, он теперь все время тут стоять будет? — робко спросила Катя.

— Нет, конечно. Вот приедет Кирюша, он с ним поработает.

Принц слегка повернул голову и навострил уши.

— Приедет, приедет, — успокоила его Вера Павловна. Конь переступил ногами и развернулся к двери денника. Потом медленно, аккуратно ставя копыта, подошел к женщине и протяжно фыркнул, вытягивая шею.

— Ах ты, лакомка, — сердито сказала Вера Павловна, но у нее в руке тут же появилась — откуда она ее взяла? — морковка. — На, ешь.

Было видно, что Вера Павловна на него вовсе не сердится, а наоборот, любуется.

— Красивый какой… А можно его погладить? — несмело спросила Томка.

— Лучше не надо: не заслужил. Вон как вас напугал, — ласково ворчала Вера Павловна, расправляя ему гриву. А Принц хрустел морковкой и кивал головой. — Ну, не балуй, — повторила женщина и повернулась к детям. — Приходите еще. Может, Кирюша разрешит и верхом на нем прокатиться. Но обещать не могу — не знаю.

Ребята попрощались, и Вера Павловна проводила их до ворот. А когда те уходили, дала Кате цветную бумажку:

— Вот для вас Кирюша оставил. За работу.

Девочка машинально кивнула, взяла бумажку и перешагнула порог. И только когда они отошли на приличное расстояние от дома, посмотрела на эту бумажку внимательнее. И остановилась…

— Ни фига себе! — вырвалось у нее.

— Что случилось? — нетерпеливо оглянулась на нее Томка. Она уже торопилась скорее найти Андрея и не хотела задерживаться.

— Пятьсот…

— Чего пятьсот? — подошел Тимофей.

— Рублей… Вера Павловна дала деньги. Я думала — рублей пятьдесят, а она — пятьсот… — растерянно говорила Катя.

— Надо вернуть! — решительно сказала Томка. — Это слишком много! За день работы — пятьсот рублей. С ума сойти!

— Она сказала — Кирилл для нас оставил…

— Тогда нормально, — пожал плечами Тимка. — Чего вы переживаете? Мы, между прочим, целый день втроем пахали. Подели пятьсот на три — не так много и получается.

— Она нас еще и кормила, — с укором повернулась к нему Томка.

— Ну и что? Ты бы тоже ее покормила, если бы она к тебе пришла, так?

— Так…

— Тогда расслабься. Хочешь — завтра купи на эти деньги торт и в гости приди.

— А что — идея! — развеселилась Томка и помчалась вперед, перестав расстраиваться по такому поводу, как большая зарплата за уборку комнаты. Она спешила найти Андрея. Тимка грустно посмотрел ей вслед и вздохнул.

А Катя шла и думала — получается, вчера она приняла хороших людей за бандитов. Почему так вышло? Может, потому, что заранее решила — они бандиты? А когда не смотришь на людей внимательно, очень легко ошибиться.

Да, но коня тот тип, что его вел — бил! Хоть и далеко это было, но Катя ясно видела — замахивался рукой, и конь приседал и отходил в сторону. Значит — бил.

А может, это был не Кирилл или Сергей, а наоборот, один из настоящих бандитов, тех, кто поставил к ним в конюшню двух лошадей? Или все же Кирилл не доверил бы никому вести своего Принца?

Вот проблема на Катину голову… Впрочем — что стоит им прийти завтра и обо всем спросить Сергея? Теперь, когда стало ясно, что бояться их не надо, можно будет обо всем узнать у них.

И спросить — кого это сопровождал тогда Принц на прогулку в лес? И где теперь эти лошади.

Кстати, с чего они взяли, что это именно те лошади, что пропали в Архангельском? Подумаешь — масть похожа, и жеребенок родился. Мало ли лошадей на свете!

И еще — как узнать, если увидишь, те ли это лошади? Понятно, что паспорт у нее не спросишь, и как ее зовут, лошадь не скажет. Но ведь как-то отличают их друг от друга — например, на больших соревнованиях. Ведь если соревнования серьезные, то и деньги там за победу выплачивают серьезные, ведь так? А еще есть такая штука, как тотализатор. Катя всегда хотела побывать на настоящем ипподроме, но как-то не получалось. То некогда, то не с кем. Хотя в Москве ипподром есть, причем совсем недалеко от ее дома, всего-то несколько остановок на метро.

Так вот, как известно по фильмам и детективам, вокруг лошадиных скачек крутятся огромные деньги. Люди ставят на победителя, выигрывают, проигрывают, посредники получают какие-то проценты. И если вдруг придет первой — совершенно случайно — та лошадь, на которую никто не ставил, то проиграют все, а выиграет тот, кто поставил на нее деньги.

Поэтому должны как-то отличать лошадей друг от друга, чтобы вместо явного фаворита не выпустили в забег негодную по скорости лошадь.

Или наоборот — вместо тихохода не появилась бы похожая на нее, но очень резвая лошадка.

Девочка теперь понимала — если они найдут тех лошадей, которых видели тогда на берегу реки, то надо будет везти сюда хоть кого-то, кто знает, как выглядят лошади из Архангельского. Получается, им понадобится помощь Настиной знакомой.

Может, сегодня съездить, с ней переговорить? Но тут же Катя отбросила эту мысль — сначала лошадей найти надо! А то скажешь, народ разволнуется, кинется сам искать, и всю слежку им накроет.

Нет уж, лучше самим всех найти и все узнать! А уж потом… И Катя решительно пошла за Томкой.


ГЛАВА IX. Страшная комната | Лошадиная компания | ГЛАВА XI. Катастрофа