home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ad majorem Dei gloriam.

К вящей славе Господней

«Нужны коллегии. Нужны школы, коллегии, университеты. Они будут создавать воспитанных, образованных, умных и талантливых людей во всей Европе, во всем мире. Лайнес и Сальмерон на Тридентском соборе – там создается новая доктрина и новая церковная политика. Это очень важно. Но коллегии важны не меньше.

Будет два курса, средний, коллегиальный и университетский, философско-богословский.

Первыми станут три грамматических класса. Ученики будут изучать чтение, письмо, начала греческого языка и катехизиса. Затем – основные правила латинского синтаксиса на основе писем Цицерона, самых легких. Потом – изучение латинской грамматики на основе Цицерона, Овидия, Катулла, Вергилия, изучение греческой грамматики по Эзопу и Иоанну Златоусту.

В четвертом, филологическом классе будут учить, изучать иностранные языки, правила риторики, греческий синтаксис по Цицерону, Цезарю, Саллюстию, Титу Ливию, Квинту Курцию, Вергилию, Горацию, Платону, Плутарху.

В пятом риторическом классе будут преподавать историю, красноречие, ораторское искусство, законы риторики и христианскую религию. Будут изучать Аристотеля, Цицерона, Демосфена, Платона, Фукидида, Гомера.

Университетский курс надо рассчитать на семь лет. Три года в высшем философском классе студенты будут изучать философию Аристотеля, логику, физику и метафизику, нравственную философию по «Этике» Аристотеля, метафизику по Эвклиду. Обязательно нужна география. В высшем богословском четырехлетнем классе студенты обязательно станут учить Святое Писание, древнееврейский язык, схоластическое богословие по Фоме Аквинскому, казуистику, греческий, халдейский, сирийский, арабский, индийский языки. Самые талантливые пусть учат богословие еще два года. Только тогда им будет разрешено преподавать самим. Все лекции университетского курса должны читаться на латинском языке.

Весь персонал высшей школы Общества Иисуса будет состоять из ректоров, префектов низших и высших курсов, профессоров факультетов, преподавателей, учителей и их помощников, классных руководителей. Профессора и учителя будут обязаны одинаково общаться с бедными и богатыми. Каждый год ученики и студенты будут сдавать экзамены, и переходить в следующий класс.

В коллегиях Общества Иисуса будут бесплатно учиться дети всех сословий – дворян, горожан, крестьян. Это – обязательное условие!

Ученики, готовящиеся к вступлению в орден, будут жить в коллегиях, дети богатых и аристократов за умеренную плату могут жить в пансионах, ученики могут просто приходить на уроки и лекции.

В Алькальском, Саламанском и Парижском университетах мы слушали лекции по три часа. Это очень много. Два часа с двадцатиминутным перерывом. Учиться будет можно сто девяносто дней в году. Все коллегии, пансионы и летние лагеря ордена мы построим в красивых местах, у реки и леса. В них будет безукоризненная чистота и достойная еда. Никаких игр в кости и тем более в карты. Верховая езда, фехтование, плавание, музыка, катание на коньках и санях. Ты любишь играть в биллиард. Пусть будет биллиард.

Воспитание и образование должно стать доступным для всех. Учиться должны все, кто захочет. Даром! И пусть иезуитская школа распространится по всему миру. Знания даются людям для того, чтобы научить их любви к Творцу и Спасителю».


Общество Иисуса атаковало лютеранство и кальвинизм, четверть века распространявшие свои идеи по всей Европе. Теперь ни один диспут, ни один конгресс, ни один собор не обходился без участия иезуитов, наиболее подготовленных для этого. Теперь католики и протестанты спорили на равных. 15 марта 1545 года в Южном Тироле папа Павел первый созвал Собор. С 1545 года по 1563 год Всемирный собор Католической церкви определял доктрину и церковную политику в Триесте и Болонье. Четыре иезуита – богослова постоянно участвовали в дискуссиях Тридентского собора, прославившего знаменитого иезуита Петра Канизия, создателя католического катехизиса и учителя церкви. Его, боровшегося с протестантизмом и основавшего целый ряд католических школ по праву назвали апостолом Германии.

На решения Тридентского собора определяющее влияние оказали участвовавшие в нем как папские легаты Иаков Лайнес и Альфонс Сальмерон. Католическая церковь была реформирована Тридентским собором и приняла совершенно другой вид. Современники заговорили, что для нее началась новая эпоха. Постановления Тридентсткого собора, Decreta и Canones подтвердили все традиционные догматы католической церкви. Была реализована идея Игнатия Лойолы, противопоставившего принципу протестантизма, заключавшемуся в личной свободе человека, принцип универсального авторитета, и это стало событием в католическом мире. Игнатий Лойола вернул в церковь дух религии, энтузиазма, беспредельный романтической преданности, высокой нравственности, твердой уверенности в торжестве своего дела. Знамя победы взметнулось над Ватиканом.

Реформация была подавлена в Италии и остановлена в Германии, что современники называли делом невозможным. Исследователь ордена иезуитов писал через триста лет после Лойолы:

«Мир с удивлением увидел, как много может сделать небольшое общество, если им руководит железная воля, ни перед чем не отступающая для достижения своей цели. Всюду, где был бой, где Католичество боролось с Реформацией, являлись послы Лойолы и своим умом, красноречием и энергией всегда приносили победу защищаемому делу. Братство иезуитов не только совершенно затмило все прежние монашеские общества, но и совершило в одно столетие гораздо больше, чем все они за все время своего существования. Весь мир дивился новому обществу, и все, как друзья, так и враги, соглашались, что относительно могущества, влияния, распространения богатства и власти иезуиты далеко превзошли все, о чем можно было мечтать».

Знаменитый европейский историк Ф. Маколей писал: «Когда иезуиты явились на помощь папству, они застали его совершенно ослабевшим, но с минуты их появления ход борьбы изменился. Протестантизм, имевший непреодолимое обаяние вначале, был задержан в своем победоносном шествии и отброшен с неимоверной быстротой от подножия Альп до Балтийского побережья. В первое же столетие своего существования орден наполнил весь свет памятниками своих мучеников и славой своих подвигов в борьбе за веру».


25 октября 1546 года была создана первая Португальская провинция Общества Иисуса – трудами Симона Родригеса. В том же году он первый в Европе основал иезуитскую коллегию для воспитания юношества, которая быстро получила все права университета. 1 сентября 1548 года Антонио Араос возглавил Испанскую провинцию ордена иезуитов. 4 ноября папа подписал буллу о создании в Испании Гандийского иезуитского университета. Сам Игнатий Лойола редко выезжал из Рима. Он наконец закончил свою многолетнюю работу. 31 июля буллой «Approbatio exercitiorum» римский папа одобрил «Духовные упражнения» генерала ордена иезуитов и рекомендовал их всем верующим людям. В том же году Павел III в булле «Pastoralis oficii cura» писал об Обществе Иисуса: «Мы глубоко ценим богатые результаты деятельности Игнатия и основанной им общины, деятельности, постоянно направленной на благо церкви Господней во всех странах». Булла нового папы Юлия III от 18 октября 1549 года «Licet debitum» объявляла Общество Иисуса под особым покровительством Святого Престола.

Маленькая книга отца Игнатия за половину тысячелетия переиздавалась сотни раз и вызвала сотни комментариев. Игнатий Лойола писал ее двадцать лет. Он хотел научить читателей сделать правильный выбор, принять правильное решение, которое определит всю их дальнейшую жизнь. Эта работа генерала ордена стала главной книгой иезуитов, которую они не просто читали, а переживали. Это были упражнения не для развития тела, а для воспитания души. Сделаешь упражнение и можешь стать господином своего «я», а твое поведение станет под полный контроль твоего разума, – так говорил Лойола. Достичь эту цель чрезвычайно трудно. Стремящийся должен определить – каково призвание человека и его место в мироздании. Игнатий Лойола говорил, что ответ на этот вопрос только один: человек существует на земле, чтобы восхвалять Бога, почитать бога, служить Богу. Так он спасет свою душу: «Будь спокоен и бесстрастен. Пусть земные блага никогда не будут для тебя целью своих желаний. Пусть они будут лишь средством для достижения истинной цели твоей жизни. Пусть они никогда не будут для тебя предметом страстного вожделения, а просто предметом холодной оценки, которая заставит тебя искать их только в том случае, если разум признает их полезными для осуществления высшей цели и прикажет тебе достать их для этого». Размышления над «Духовными упражнениям» должны были освобождать и возвышать душу, одновременно задуматься над тяжестью своих грехов: «Что такое я, земляной червь, среди миллионов других смертных? Что представляю из себя я, несчастный, в сравнении с ангелами?» Стремящийся который должен был ежедневно слушать мессу, молить Бога о милосердии, исповедоваться, причащаться. В видениях он ощущал, что хаосу мира противостояла Троица, принявшая решение о искуплении человечества. Он слышал слова Господа: «Помогайте всем. Внушайте всем склонность к бедности. Пробуждайте их посвятить свою душу и тело бедности. Зажгите в них горячее стремление терпеть оскорбления и презрение. Потому что бедность, оскорбления и презрение составляют три ступени совершенства». Человек должен был отложить всякую заботу о своих земных делах и сделать выбор жизненного пути. Если это удавалось сделать, цель Духовных упражнений была достигнута. Основой для принятия решения было ощущение высокого призвания человека служить Богу. Стремящийся должен был слепо повиноваться церкви, отказаться от самостоятельных суждений, исповедоваться, причащаться, посещать мессу, совершать посты, почитать мощи святых, совершать паломничества, уважать священников и монахов, защищать постановления папы, церковные предания и богословие.

В догматической области он должен был быть готовым следовать за церковью даже в том случае, если она объявляла белым то, что казалось ему черным. За месяц упражнений стремящийся переживал драму искупления мира, от падения ангелов до вознесения Христа в соответствии с католическими догматами, переживал собственную жизнь со всеми прегрешениями, недостатками и пороками, рвал со своим прошлым и мог начать новую жизнь. Целью Духовных упражнений был выбор человеком своего будущего. Человек точно знал, что он должен, может и хочет делать, становился строгим католиком, хозяином своей воли и воображения, если вообще мог этого добиться. Занятия проходили под тщательным контролем и руководством наставника – иезуита:

«Под именем Духовных упражнений понимается любой способ испытания совести, размышления, созерцания, словесной и мысленной молитвы и других духовных действий. Как телесными упражнениями являются гуляние, хождение, бегание, так и те способы, которыми душа приготавливается для своего освобождения от всех неупорядоченных влечений, а после их уничтожения, для поиска и обретения воли Божьей относительно устройства своей жизни и для спасения своей души, – называются Духовными упражнениями.

Тот, кто преподает другому способ и порядок для размышления и созерцания, должен верно передать содержание этого размышления и созерцания и выдвинуть его главные пункты, сопроводив их краткими и необходимыми объяснениями. Созерцающий, получив основу для размышления, сам рассуждает и делает заключения. Это доставит ему больше духовного наслаждения и пользы, чем если бы преподающий Упражнения объяснил бы много и расширил бы смысл повествования. Ибо не обильное познание питает душу и ее удовлетворяет, но внутреннее прочувствование вещи и наслаждение ее содержанием.

В действиях воли, когда мы словесно или мысленно беседуем с Господом, Богом нашим, или с его святыми, с нашей стороны требуется большее благоговение, чем когда действуем разумом, рассуждая.

Упражнения распределяются на четыре недели, сообразно четырем частям, на которые они разделяются. Первая из этих частей есть растворенное созерцанием рассуждение о грехах. Вторая – жизнь Господа нашего Иисуса Христа, Спасителя нашего, до дня Вербного воскресенья. Третья – страдания Иисуса Христа. Четвертая – Воскресение и Вознесение, с прибавлением трех образов совершения молитвы. Три необходимости можно и нужно сокращать или увеличивать каждую неделю. Однако все Упражнения следует закончить в течение тридцати дней.

Созерцающим очень полезно приступить к Упражнениям с великодушием и щедростью по отношению к Творцу и Господу своему, принося Ему в жертву всю свою волю и свободу, чтобы Его Божественное Величие располагало по Своей святейшей воле как самим, там и всем, что он имеет».

Когда руководитель заметит, что упражняющийся не испытывает никаких духовных движений, Буль то утешения или скорби, и не подвергается влиянию различных духов, то он должен требовать у упражняющегося отчета, прилежно ли совершаются Упражнения.

Когда руководитель заметит, что упражняющийся подвергаться ощущению отравленности и искушением, пусть остерегается суровости и строгости в обхождении с ним, но лучше пусть будет к нему ласковым и приветливым. Пусть ободряет его, и укрепляет для дальнейшей работы, раскрывая ему хитрости и лукавства врага человеческого рода и приохочивая его готовиться к близкому утешению.

Каждое из пяти ежедневных упражнений должно продолжаться один час. Упражняющемуся весьма полезно в течение первой недели совсем не знать о том, что ему предстоит делать во второй и так далее.

Руководитель не должен склонять упражняющегося к нищете, либо к какому другому обету, или призванию, или образу жизни как более предпочтительному перед другим. Ибо позволительно и похвально, вне времени Духовных Упражнений, с пользой направлять каждого, кого считаем к тому способным, вдохновлять, чтобы он избрал воздержание, девство, монашество и всякую иную добродетель евангельского совершенства. Однако во время Духовных Упражнений для того, кто ищет воли Божьей, несравненно лучше и основательнее, если Творец и Господь сам явит себя этой душе, погрузив ее в Свою любовь и славу и указывая ей путь, шествуя по которому она могла бы Ему наилучше служить. Пусть руководитель не склоняется ни на ту, ни на другую сторону, но, пребывая в равновесии, как стрелка весов, предоставит Творцу с творением и творению с Господом своим непосредственно общаться и действовать.

Для этой цели, чтобы Сам творец и Господь мог лучше воздействовать на свое творение, необходимо, чтобы душа, если она беспорядочно к чему-нибудь привязана и чувствует влечение к какой-нибудь вещи, всеми силами стремилась достичь противоположного по отношению к ее неупорядоченной привязанности. Если она, например, ощущает желание приобрести какой-либо сан или место не ради славы Божьей и спасения душ, но ради своих собственных выгод и мирских интересов, то должна обуздать в себе это желание противоположным желанием, стремясь к этому в молитвах и иных духовных подвигах, прося Господа Бога о противоположном, утверждая, что она не желает ни этого сана, ни места или чего-либо иного до тех пор, пока Его Божественное Величие не благоволит упорядочить ее намерения и изменить ее желания настолько, что единственным поводом желания и пользования той или иной вещью будет только служение, честь и слава, воздаваемые Божественному Величию.

Нужно соотнести Духовные Упражнения с возможностями лиц, желающих их совершить, то есть с их возрастом, образованием, и не давать тому, кто невежественен или слаб, недоступных ему вещей, которыми он не в состоянии воспользоваться. Также нужно сообразоваться с готовностью, желанием и доброй волей приходящего. Ему нужно дать то, что наилучшим образом послужит его духовному развитию.

Тому, кто хочет лишь получить наставление о своих обязанностях и достичь душевного умиротворения, можно предложить «частичное испытание совести», а затем «общее испытание совести». Вместе с этим следует научить его посвящать утром полчаса первому образу молитвы, размышляя о заповедях и смертных грехах. Можно также посоветовать ему приступать к еженедельной исповеди, и, если может, причащаться через две недели, а если у него есть влечение, то и каждую неделю. Людям простым и необразованным, для которых названный образ молитвы является наиболее соответствующим, необходимо по отдельности объяснить каждую заповедь Божью, главные грехи, церковные заповеди, хранение пяти чувств и дела милосердия.

Духовные упражнения следует делать в уединении. Во-первых, человек, удаляясь от друзей и знакомых и от текущих занятий, чтобы таким образом служить Богу и славить Его, приобретает заслугу в глазах Величия Божия. Во-вторых, будучи в уединении и не имея рассредоточенного внимания, поглощенного множеством вещей, но все свое усердие направляя к служению Творцу и совершенствовании души, легче может воспользоваться своими природными дарованиями, свободно направляя свои силы к обретению желанной цели. В-третьих, чем больше душа уединяется и обособляется, тем более становится способной к сближению и соединению с Творцом. И чем больше она действительно к нему приблизится, тем более она станет способной к восприятию даров и благодати от Его Верховной Благодати».

Сто пятьдесят тысяч букв Духовных упражнений сразу же после опубликования стали активно критиковать. Не католики писали, что он заимствовал их у Лудольфа Саксонского, Франциска Оссуна, Жана Маубурна, Цербольта Цутфена – у голландских и немецких мистиков, у Фомы Кемпийского и Савонаролы, даже у Бернара Клервоского. Критиковали оригинальность и педагогическое значение «Духовных упражнений», говоря, что они преследуют не назидательную, а практическую цель. Говорили, что для того, чтобы воспитать человека в соответствии с определенным идеалом и навсегда сделать его верным сторонником этого идеала, Лойола завладевает его воображением. Сторонники генерала ордена иезуитов говорили, что именно в этом проявляются великое искусство руководить душами и глубокое знание человеческого сердца, которые не заслуживают порицания, но достойны восторженного удивления. Они заявляли, что эта маленькая книга содержала новый идеал жизни и личности, спорящий с идеалом Мартина Лютера: «Развивай свое я, но не для наслаждения, а для действия». Лойола ответил своим любимым изречением, из Первого послания к коринфянам, что нужно, подобно апостолу, стать всем для всех, чтобы приобрести сердца всех. Он считал, что важнее закаливание характера, а не разностороннее и полное развитие своей индивидуальности. Самообладание, которое может заставить человека пожертвовать лучшим, что есть в его интеллекте, может породить неутомимую жажду знания, которая развивает все способности человека. Самообладание – основа плодотворной деятельности, направленной на спасение душ ближних: «Стань сначала господином своего я и затем принеси это я в жертву на службе церкви».

Современники писали, что Лойола поражал всех силой духа энергии. При необходимости в шестьдесят пять лет он мог пройти в день до семидесяти километров. Генерал ордена иезуитов провозгласил индивидуальное развитие в определенном направлении и предложил личности действие. Быстрый и длительный успех Общества Иисуса среди образованных людей, особенно в католическом мире, был связан с оригинальными и многочисленными идеями Игнатия Лойолы. Недруги генерала ордена называли «Духовные упражнения» излияниями экзальтированной фантазии, возбужденной до состояния бреда. Их сильно расстраивали успехи и победы Общества Иисуса. 6 июня 1548 года Игнатий Лойола в Риме торжественно открыл построенную Обитель для принесших четыре обета на сорок комнат. В феврале 1549 года очень интеллектуальная миссия иезуитов во главе с Сальмероном, Леже и Канизием ушла работать в Германию. 25 марта 1549 года Игнатий Лойола и римский папа Павел III долго разговаривали во дворце на Квиринальском холме. В октябре генерал ордена иезуитов утвердил Индийскую провинцию во главе с неутомимым Франциском Ксавье.


В конце 1549 года Павел III назвал Общество Иисуса «плодоносным полем, которое воспитанием и примером распространяет царство Божие и веру, и потому заслуживает особенного покровительства и поощрения. В декабре 1549 года римский папа за деятельность Общества Иисуса буллой «Magna charta» дал ордену иезуитов особые привилегии. Общество освобождалось от всех налогов и на подчинялся никому, кроме папы. Более того, генерал даже получил право отменять распоряжения папы, если они касались деятельности ордена. Сами иезуиты назвали «Magna charta» великим морем своих вольностей:

«1. Генерал Общества по своем избрании получает полную власть над Обществом и над всеми его членами, где бы они не пребывали и в каком бы сане и должности не состояли. Власть его должна простираться до того, что он может, если найдет нужным для славы Божьей, отзывать и давать иное назначение для тем членам, которые отправлены с поручением от самого папы.

2. Без согласия генерального капитула генерал не может принимать никаких высших духовных должностей, и члены не имеют на это право без разрешения генерала. Член, уличенный в намерении достичь такого звания какими бы то ни было открытыми или тайными средствами, делается недостойным Общества Иисуса, и уже никогда не может получить какого-нибудь важного поручения, должности или дела.

3. Для порядка и поддержания дисциплины не допускается никакой аппеляции на орденские правила ни к каким судьям и властям. Равным образом никто не может разрешить члена ордена от его орденских обязанностей.

4. ни генерал и никто из высших лиц ордена не обязаны уступать его членов в распоряжение других церковных сановников, кто бы они ни были, патриархи, архиепископы или епископы, не смотря ни на какие их приказы. Члены, уступленные орденом в распоряжение других духовных властей, все-таки остаются под властью своего начальства и могут быть в любую минуту отозваны генералом.

5. Генерал или его уполномоченные должны иметь власть разрешать всех членов Общества, а также всех, изъявивших желание вступить в него или служить ему в мире, от всех грехов, совершенных до и после вступления в орден, от всех духовных и светских наказаний, даже от церковного отлучения, кроме тех немногих случаев, которые указаны в Будде папы Сикста IV, как исключительная принадлежность Римского престола, но разрешение теряет силу, если получивший его мирянин не вступит немедленно в Общество.

6. Ни один член ордена не должен никому исповедоваться, кроме генерала и уполномоченных им на это лиц; особенно же ни под каким видом не исповедоваться священникам и монахам других орденов. Равным образом никто, вступивший однажды в орден, какую бы степень он в нем не занимал, ни професс, ни коадъютор, ни простой ученик, не может без позволения генерала покидать орден или переходить в другой, кроме картезианского. Нарушившего это запрещение генерал может лично или через уполномоченных преследовать, как отступника, схватить и посадить в тюрьму, и светские власти обязаны ему в этом содействовать.

7. Все члены ордена, а также его имущества, доходы и владения не подлежат ведению, надзору и суду епископов и архиепископов и находятся под особым покровительством папского престола.

8. Члены ордена, получившие священнический сан, могут всюду, где находятся, иметь собственные часовни и молельни и вообще воздвигать алтари в каком-нибудь приличном месте. Даже во время папского интердикта они могут читать мессу и причащать при закрытых дверях и по удалении всех отлученных и еретиков. Во всех городах и странах, подвергнутых интердикту, отлучение не распространяется на мальчиков и слуг, находящихся у иезуитов, их прокураторов и помощников из мирян.

9. Ни епископы, ни вообще прелаты не могут отлучать от церкви иезуитов и даже мирян за преданность обществу, а если бы они сделали это, то их отлучение должно считаться недействительным.

10. Все, исповедующие христианскую веру, могут свободно посещать обедни, отправляемые иезуитами, их проповеди и исповедальни, и приходские священники не должны препятствовать этому.

11. Каждый епископ или архиепископ обязан без всяких препятствий и замедлений посвящать в священники членов ордена иезуитов, имеющих на это право.

12. Члены Общества Иисуса имеют право с разрешения генерала наблюдать во всех странах и городах за отлученными и схизматиками, еретиками и неверующими и могут даже поддерживать с ними отношения.

13. Иезуиты не обязаны принимать на себя визитации монастырей, инквизиционные и другие дела, и по их требованию должно освобождать их от обязанностей надзирать за монахинями и руководить их совестью.

14. Иезуиты не обязаны платить десятины, даже папские, и вообще какие бы то ни было пошлины, и налоги с имуществ и владений, принадлежавших их коллегиям, как бы они не назывались.

15. Если государи, графы и сеньоры подарят, выстроят или оставят иезуитам по завещанию дома, церкви и коллегии, то по принятии орденов этих подарков, его должны считать их полноправным хозяином, и для его утверждении во владении не нужно особой папской грамоты.

16. Епархиальные епископы должны безотлагательно освящать все иезуитские церкви и кладбища. Всем архиепископам, епископам, прелатам, как и вообще всем духовным и светским властям строжайше запрещается препятствовать иезуитам строить себе здания, заводить кладбища и владеть ими.

17. Генерал, провинциалы и их викарии имеют право принимать в орден, посвящать в священники и употреблять на все дела ордена всех и каждого, не исключая незаконнорожденных и преступников, кроме убийц, двоеженцев и калек.

18. Кто раз в году в назначенный день посетит указанную генералом церковь или другое священное место, принадлежащее ордену, тот получает прощение всех грехов, как во время римского юбилея. Но кто посетит это место не в назначенный, а в иной день, тот получает разрешение на семь лет и на семь сороков дней покаяния.

19. Генерал имеет право посылать признанными им на то способными членов Общества в любой университет на кафедры богословия и иных наук, не спрашивая ни у кого разрешения и согласия на это.

20. Иезуиты, служащие миссионерами в неверных странах, имеют право отпускать и те грехи, которые буллой «In Coena Domini» предоставлено прощать только папе. Кроме этого, они могут отправлять там все епископские обязанности, пока папа не пришлет епископа.

21. Генерал уполномочен принимать в орден сколько ему угодно кандидатов. Он имеет также право позволять приносить четвертый обет, то есть поступать в профессы, и не только в Риме.

22. Всем духовным и светским властям, как бы они ни назывались, строжайше запрещается препятствовать Обществу Иисуса, пользоваться своими привилегиями и вольностями, под страхом отлучения от церкви, а в случае нужды, и светского наказания».

Противники ордена и Ватикана выступили против буллы, говоря, что Общество Иисуса намного усилит свое влияние в обществе, имея такие полномочия. Генерал ордена поставлен выше папы. Римские первосвященники не имеют власти над иезуитами. Высшие иерархи церкви бессильны перед иезуитским генералом. Преступники попадают в орден и избегают наказания. Члены Общества Иисуса имеют множество тайн и секретов, а это неугодно Богу. Иезуиты нарушают права университетов. Благодаря «Magna charta» орден быстро достигнет неслыханного и страшного могущества. Недруги говорили, говорили, говорили, Лойола и его соратники работали, работали, работали.


Папа Павел III умер в 1549 году. Следующий римский папа Юлий III также покровительствовал Обществу Иисуса. 21 июня 1550 года он издал буллу, подтверждавшую более обширные полномочия ордена. В начале 1551 года Лойола тяжело заболел и отказался от должности генерала. Он попытался убедить своих товарищей принять это отречение, однако они, за одним исключением, на это не согласились. 2 февраля 1552 года открылась знаменитая Римская коллегия Общества Иисуса, а 5 декабря Игнатий Лойола учредил Римскую провинцию ордена во главе с отцом Броэ. В самом Риме было великое множество учебных заведений. Тем не менее Collegium Romanum была учреждена. Для нее было построено великолепное здание и преподавали лучшие учителя, которых только смогли найти. Коллегия была основана для итальянцев, в ней преподавали только на латыни. Для борьбы с лютеранством было необходимо послать в Германию людей, хорошо знающих немецкий язык. Иезуитами были в основном испанцы, итальянцы и французы, плохо знавшие немецкий язык. Орден иезуитов имел слабое влияние именно в той стране, где оно было всего необходимей, откуда Святому Престолу угрожала самая большая опасность. Обществу Иисуса в немецких землях предстоял самый обширный круг деятельности. Лойола приказал действовавших в Германии Бобадилье и Леже прислать в Рим двадцать или тридцать юношей, желавших поступить в Общество Иисуса и бороться с Реформацией. Богатые кардиналы Морано и Сан-Кроче предоставили для Германской коллегии великолепный дом и 31 августа 1552 года Collegium germanicum была открыта. Германских юношей обучили латыни и учеба началась. Collegium germanicum стала центром борьбы Римской церкви с немецким инакомыслием. После окончания учебы студенты возвращались домой и боролись с лютеранством.


Деятельность увеличивавшихся и увеличивающихся коллегий Общества Иисуса вызвала противодействие университетов и других высших европейских учебных заведений, получавших высокопрофессиональных конкурентов и начавших терять доходы. 22 октября 1552 года папа Юлий III опубликовал буллу, согласно которой, в числе прочих привилегий, Обществу Иисуса разрешалось присваивать своим студентам ученые степени: «в случае, если ректоры университетов, при которых находятся иезуитские коллегии, не согласятся дать степень доктора философии и богословия ученику этих коллегий, то генерал, провинциал, их уполномоченные или ректор коллегии с согласия трех докторов имеют право дать эту ученую степень помимо университета. Лица, получившие ее таким образом, должны пользоваться всеми теми же правами, достоинствами, преимуществами и вольностями, как и те, кто получил ее от университета». Право присваивать ученые степени получили и те коллегии, которые находились в городах, в которых не было университетов. Иезуитские коллегии были почти уравнены в правах с университетами, а их ректоры – с университетскими ректорами. Это стало большим событием для Общества Иисуса – в средневековой Европе советские и духовные должности могли занимать только дворяне или доктора наук.


В январе 1552 года во главе с отцом Симоном Родригесом была создана провинция Арагон, в июле 1553 года – Бразильская провинция во главе с отцом Мануэлем де Нобрегу. По просьбе Петра Канизия в июле во всех римских и других церквях иезуиты молились за Германию, Англию и северные страны Европы. В январе 1554 года в Испании были учреждены уже три провинции Кастилия, Арагон и Бетика. Игнатий Лойола захотел лично возглавить миссию ордена в Африку, но Общество Иисуса этому воспротивилось. В марте 1554 года орден иезуитов получил разрешение Святого Престола основать свои коллегии в Иерусалиме, Константинополе и на Кипре. Были основаны коллегии в Трансильвании и Польше. Отец Игнатий начал диктовать секретарям свою биографию, дошедшую до нашего времени. 1 ноября 1554 года генеральным викарием Общества Иисуса был назначен отец Надаль, ассистент Лойолы. Сам Игнатий часто болел, по несколько месяцев оставаясь в постели, но орденом руководить продолжал. В декабре он распорядился, чтобы при каждой коллегии был создан новициат для учеников Общества Иисуса. В августе 1555 года была учреждена Французская провинция ордена. В июне 1556 года открыта провинция Верхняя Германия во главе с отцом Петром Канизием и тут же была создана провинция Нижняя Германия во главе с отцом Бернардо Оливерио.


Большое значение Общество Иисуса предавало работе в Германии. К Бобадилье и Леже был прислан Фабер и все они участвовали в переговорах в рейхстагах Регенсбурга и Вормса, где поначалу их чуть не утопили в Дунае. Альберт Баварский разрешил выстроить коллегии в Ингольштадте и Мюнхене. Коллегии были открыты в Майнце, Трире, Граце, Галле, Деллингене, в северных германских провинциях.

В Австрии иезуиты появились в 1554 году, а через семь лет получили разрешение властей проповедовать во всех наследственных землях императорской короны. Преемник Карла V император Фердинанд I разрешил открыть коллегии в Вене, Инсбруке, Праге. При коллегиях почти всегда действовали типографии. Это было очень дорого, учитывая, что число коллегий насчитывало несколько сотен, но Общество Иисуса на знаниях не экономило. Коллегии были открыты в Тироле, Аугбурге, Кельне, Кобленце, Шпейере, Регенсбурге, Мюнстере, Падсборне, Констанце, Гильдейме, Бамберге, Пассау, Эйхштедте, Клагенфурте, Любеке, Чехии, Моравии, Силезии. В 1570 году иезуитам были переданы Венский и Пражский университеты, в Граце они открыли новый.

В Испании в 1548 году иезуитам был передан Гандийский университет. В тогдашней испанской столице Вальядолиде с 1543 года работали Фабер и Араос. Иезуитам покровительствовали хорошо знавшие род Лойолы испанские король Филипп II и королева Мария Португальская. Испанский гранд и будущий генерал ордена Франциск Борджиа-Гандия, правнук знаменитого короля Фердинанда Католика, помог иезуитам основать в университетском городе Алькала первую их коллегию в Испании. Коллегии Общества Иисуса открылись в Малаге, Гренаде, Кордове, Севилье, Бургосе, Барселоне, Мурсии, Плаценции, Компостелле, Овьедо, Леоне, Медельине, Авели, Куэнце, Монте Реджино, Оригелле, Монтейле, Оньяте. Работа Петра Фабера в Испании была великолепна, но он в 1546 году скончался в Риме. Сменивший его Араос не боялся никаких трудностей. Кардинал Франсиско Мендоса дал средства и Араос основал великолепную коллегию в университетской Саламанке, где дествовал один из самых знаменитых испанских университетов. Иезуиты начали учить, проповедовать, исповедовать, в соответствии с папской буллой без разрешения местных епископов. Толедская епархия и университетские профессора были очень раздражены. Толедский архиепископ не посчитался с папскими разрешениями, наложил запрет на иезуитские проповеди и исповеди и пригрозил отлучением от церкви всем, кто исповедовался у духовников Общества Иисуса. Духовенство Толедской епархии получило его приказ запретить иезуитам проводить богослужения. Когда Лойоле доложили об этом, он скорее обрадовался, чем огорчился. На следующий день были отправлены письма о неподчинении Толедского епископа Святому Престолу. Толедскому епископу напомнили о папской булле 1549 года. Говорили, что он вдруг скончался от огорчения. Профессор Саламанского университета и монах Доминиканского ордена Мельхиор Кано громко заявил, что наступает конец света, так как в лоне церкви появились посланники Антихриста. Профессор богословия стал говорить о этом в публичных лекциях, проповедях, беседах, называя членов Общества Иисуса лицемерными врагами религии, самолюбивыми, сребролюбивыми, гордыми, надменными, злоречивыми, непокорными, неблагодарными, нечестивыми, недружелюбными, клеветниками, жестокими, невоздержанными, не любящими добра, предателями, наглыми, напыщенными, сластолюбивыми, прокрадывающимися в дома. На иезуитов в Саламанке стали показывать пальцами, основываясь только на лекциях Кано. Начались разговоры об изгнании из города этих опасных людей. Кано показали папские буллы о привилегиях Общества Иисуса. Его начальник, генерал Доминиканского ордена, прислал Кано особую рекомендательную грамоту об ордене иезуитов. Профессор богословия ответил, что его обязанность предупреждать народ, что в недрах церкви скрываются ее злейшие враги. С Кано больше не стали спорить и римский папа назначил его епископом Канарских островов. Профессор перестал говорить о необходимости народного просвещения и тут же согласился.

В Сарагосу иезуитов пригласил протектор Арагонского королевства и они стали учить и проповедовать, не согласовывая свои действия с местными церковными властями. Иезуиты построили часовню в тех местах, где издавна проповедовали монахи августинского ордена. В день открытия часовни генеральный викарий епархии запретил мессу, но иезуиты провели богослужение с большой торжественностью и большим стечением народа. Викарий запретил людям ходить в иезуитскую часовню под страхом отлучения от церкви, прибил свой запрет на дверях часовни и разослал копии по всем епархиальным приходам для чтения народу во время богослужений. При заунывном колокольном звоне он отлучил иезуитов от церкви. Буллы Святого Престола об Обществе Иисуса викария не интересовали. Доходы важнее веры.


Церковные отлучения были очень серьезными наказаниями, сильно воздействующими на население. Сохранялась формула отлучения грешника от церкви, действовавшая в католической церкви с XIII века:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа, Пресвятой Девы Марии, Иоанна Крестителя, Петра и Павла и всех святых, отлучаем от святого причастия и предаем анафеме восставшего против Нас. Да постигнет его наше проклятие в его доме, житнице, постели, поле, в дороге, городе, замке. Да будет он проклят в сражении, в молитве, в разговоре, в молчании, в еде, питье, во сне. Да будут прокляты все его чувства: зрение, слух, обоняние, вкус и все его тело от темени головы до подошвы ног. Взываю к сатане со всеми его ангелами, да не примут они покоя, пока не доведут этого грешника до вечного стыда, пока не погубит его вода или веревка, не разорвут дикие звери, или не истребит огонь. Да осиротеют его дети, да овдовеет его жена. Предписываю тебе, сатана, со всеми твоими ангелами, чтобы, как я гашу теперь эти светильники, так ты погасил свет его очей. Да будет так, да будет! Аминь! Аминь!»

С этими словами священник гасил в церкви свечи. Отлучение иезуитов от церкви в Сарагосе глубоко подействовало на население. Кто-то тут же издал гравюры, на которых члены Общества Иисуса были изображены в когтях дьявола, кидавшего их в адский огонь. Кто-то нанял бандитов, которые под видом народа били их окна камнями и ломились в двери.

Иезуиты ушли из Сарагосы в соседний Педрол, а извещенные о случившемся власти приказали викарию уняться и снять с иезуитов отлучение. Испуганный потерей должности викарий унялся, снял анафему и приготовил возвращавшимся иезуитам торжественную встречу. Самая католическая страна Европы ревниво относилась к прерогативам своей власти, а местная церковь, более ориентировавшаяся на своего короля, а не на папу, совсем не любила делиться доходами, а уж тем более влиянием. Очень негативное влияние на общество оказывала испанская инквизиция, терроризировавшая его лучших членов.

В 1556 году испанский король Филипп II разрешил иезуитам открыть две коллегии в Голландии, в Лувене и Антверпене. С ними считались герцоги Альба и Пармский, поверенный короля Фигуэроа. Коллегии были открыты в Турине, Брюгге, Люттихе, Брюсселе, Генте, Монсе, Лилле, Маастрихте, Дуэ.

Сложно иезуитам было действовать во Франции, все время воевавшей в Испанией. Их постоянно, как испанских подданных, изгоняли за границу во время активных боевых действий. В 1554 году Парижский университет, престижный и богатый, писал об иезуитах: «Это Общество кажется опасным в делах религии, грозным для внутреннего мира церкви и для монашеских учреждений. Вообще, оно скорее создано для разрушения, чем для созидания».

В ордене появились французы. Клермонский епископ Гильом Дюпра передал Обществу Иисуса принадлежавшее ему здание Сен-Женевьевского аббатства в Париже, в котором была открыта Клермонская коллегия. Король Генрих II разрешил им действовать во Франции.

В Клермонской коллегии стали преподавать известнейшие профессора своего времени. Общество Иисуса передало буллы папы и грамоты Генриха II, чтобы они приобрели силу закона в парижский парламент, который заявил: «не допускать вселения иезуитов и проверку грамот». Парламент тут же поддержал парижский университет. Королю со всех сторон говорили, что папские буллы разрешали иезуитам не платить никаких налогов, а значит, они не выгодны власти, и не нужно давать разрешения на их постройки, поскольку устройство коллегий не только не нужно, но даже излишне.

Жалованные грамоты короля и папские буллы по решению парламента были переданы парижскому архиепископу и богословскому факультету университета для вынесения заключения. Светских и духовных должностей в Париже было много, но и претендентов на них не меньше. Никому не были нужны новые конкуренты с учеными степенями, полученными в иезуитских коллегиях. Ум, талант, знания, полезность для общества в этом случае, как всегда, не рассматривалась. 25 февраля 1552 года парижский университет вынес заключение, что иезуитские документы не должны получить силу государственных законов во Франции. По Парижу были пущены слухи, что для иезуитских выпускников коллегий преданность ордену важнее учености. О том, что иезуиты становились конкурентами выпускников парижского университета, слухов пущено не было. Иезуиты заявили, что повсюду встречали противодействие белого духовенства, монашеских орденов и университетов. Белое духовенство мешало ордену из-за стремления оправдать свои пороки, монашество – из-за желания продолжать распутную жизнь, университеты – из-за желания не иметь более, чем достойных конкурентов. Два года университет и парламент передавали документы иезуитов парижскому архиепископу, который дал свой отзыв в августе 1554 года:

«Епископ парижский, которому по приказанию короля были предоставлены некоторые папские буллы вместе с жалованными грамотами ныне царствующего короля Генриха II, принеся приличные этому месту уверенья в чувствах покорности и почтения, которые он обязан и хочет питать к Святейшему престолу и к Королю, говорит, что вышеуказанные буллы содержат многое, что кажется странным и лишенным смысла и что не может быть ни терпимо, ни принято в христианской вере.

Вышеупомянутые просители называют себя Обществом имени Иисуса, а это название высокомерно, ибо они хотят присвоить одним себе то, что приличествует католической и всемирной Церкви, quod esslesiae catholicae et occumenicae competit, которая и составляет собрание верных, голова которого Иисус Христос, а следовательно оно и есть собрание имени Иисуса. Они по-видимому считают одних себя членами церкви, ее составляющими.

Между жалованными грамотами короля, позволяющими иезуитам иметь одно общежитие в Париже, и буллами римского папы, дающими им право устраивать всои коллегии где угодно, существует противоречие. Жалованные грамоты не определяют, будет ли парижское общежитие коллегий, или чем-нибудь иным. Если это учреждение не коллегия, то иезуиты по своему уставу и по буллам не могут иметь никакого имущества. Если же они хотят устроить коллегию, то их воспитанники, как не принадлежащие к ордену, ибо не приняли пострига, не могут опираться на жалованные грамоты, которые дают иезуитам лишь право иметь для себя общежитие.

Принимая во внимание злобу времени и сильное оскудение милостыни, тем более, что уже есть много существующих и разрешенных монастырей и общежитий, живущих подаянием, которым этот орден принесет большой ущерб, так как отвлечет от них пожертвования, следует спросить их мнения, как заинтересованной стороны. Точно также был бы нанесен вред богадельням и больницам и призреваемым в них беднякам, живущим милостынею»

Парижский архиепископ заявил, что усматривает в дарованных ордену привилегиях нарушение прав епископов и приходских священников.

Лукавое и не аргументированное заключение парижского архиепископа говорил, как относятся во Франции к римскому папе и борьбе с реформацией. В декабре 1554 года на иезуитскую тему высказался парижский университет:

«Так как все верующие и в особенности богословы должны быть готовы объяснить всем спрашивающим все, касающееся веры, нравов и назидания Церкви, то Богословский факультет счел своей обязанность. Удовлетворить желанию, запросу и намерению суда. Поэтому, прочитав и несколько раз перечитав и хорошо уразумев все статьи обеих булл пап Павла III и Юлия III и обсудив и рассмотрев их в течение нескольких месяцев, в различные времена и часы по обычаю, ввиду важности предмета, Факультет единогласно постановил настоящее решение, которое и почтительнейше представляется Святому Престолу.

Новый орден, присвоивший себе необычное название ордена Иисуса, принимающий в число своих членов всякого рода людей, как бы преступны, беззаконны и обесчещены они ни были, оскорбляет честь монашеского звания. Он совершенно ослабляет трудное, благочестивое и весьма необходимое соблюдение требований добродетели, постов, обрядов и строгости поведения. Он даже дает возможность слишком свободно покидать другие монашеские ордена.

Он противозаконно лишает их власти особ, как светских, так и духовных, вносит беспорядок, возбуждает жалобы в народе, тяжбы, пререкания, споры, зависть и всевозможную рознь. Поэтому, обсудив весьма тщательно и внимательно все эти вещи и многие другие, мы находим этот орден опасным для веры, могущим нарушить спокойствие церкви и уничтожить монашеский строй».

Парижский парламент назвал соратников Лойолы «безнравственным скопищем, в среде которого множество преступников, заведомых негодяев и незаконнорожденного отребья».

В 1555 году в Рим из Парижа приехал кардинал де Лоррен-Гиз с четырьмя докторами богословия парижского университета. В диспуте с Игнатием Лойолой и его соратниками они признали, что Богословский факультет дал свое заключение без знания дела. Иезуиты продолжали свою деятельность в Клермонской коллегии на территории парижского аббатства святой Женевьевы. Протестанты свободно действовали во Франции и преемник Лойолы Иаков Лайнес резко писал французской королеве Екатерине Медичи, итальянке и стороннице Общества Иисуса: «Желая заслужить симпатию самой ничтожной и презренной части населения, королева навлечет на себя ненависть самого многочисленного класса, наиболее достойного уважения. Католики решатся на все, если их доведут до отчаяния и если они составят план переменить правительство». В 1562 году по Сен-Жерменскому эдикту все церкви протестантов – гугенотов во Франции были конфискованы, а их религиозные собрания запрещены. Противостояние католиков и гугенотов закончилось ужасающей Варфоломеевской ночью во Франции в 1572 году.

В Швейцарии иезуиты появились в 1559 году, а первые коллегии ордена начали создаваться там с 1578 года. В Швеции иезуиты появились в 1574 году, но успехов не добились.

В 1580 году четырнадцать иезуитов во главе с Робертом Парсонсом и Эдмондом Кампионом приехали в Англию и Шотландию. Вблизи Лондона ими была основана коллегия.

Успешно действовали иезуиты во главе с Симоном Родригесом в Португалии. Сам король Хуан III обратился к Игнатию Лойоле с просьбой прислать иезуитов для исправления веры и нравов португальцев. Первые иезуиты пришли в Лиссабон из Парижа пешком и жили в богадельне, питались милостыней и проповедовали, проповедовали, проповедовали. Первая иезуитская коллегия в Португалии была создана в Коимбре, затем коллегия открылась в Опорто и Эворе. Как и везде, деятельности иезуитов в Лиссабоне мешали противники ордена. Несмотря на это, даже в самом Обществе Иисуса считали, что «во всей Европе, и даже в Новом Свете, не было страны, в которой орден не пользовался большим почетом, влиянием и властью, чем в Португалии». Родригес установил успешные контакты с Франциском Ксавье, действовавшим в Азии, Японии, Индии. Лиссабон стал активно торговать с этими странами и прибыль от внешней торговли быстро наполнила португальскую казну: «С тех пор, как африканское побережье и громадные травяные степи Бразилии были оплодотворены трудами, потом и кровью иезуитов, португальский король и двор не переставал осыпать Общество Иисуса своими милостями, в которых проявлялось его безграничное доверие». Иезуиты были духовными и светскими руководителями принцев и принцесс королевского дома. Король и его министры советовались с ними по важнейшим делам. Ни в государстве, ни в церкви ни одна должность не замещалась без предварительного совещания с иезуитами. Высшее духовенство, дворянство и простой народ искали их милостей наперерыв друг перед другом.

Орден иезуитов успешно действовал в Венеции. В Падуе была открыта коллегия, успешно конкурировавшая со знаменитым Падуанским университетом. Коллегии учили молодое поколение в Тиволи, Модене, Перузе, Генуе, Лоретто, Мессине, Палермо, Неаполе, Турине, Флоренции, Ферраре, Болонье, Парме, Сиене, Авиньоне, Сполетто. В Италии были открыты три провинции Общества Иисуса. Успехи ордена иезуитов в Европе были изумительны. Во многих странах иезуитов встречали с восторгом, как посланников Бога, которые прекратят злоупотребления без потрясений, с соблюдением правил веры. Орден громко говорил о пороках белого духовенства и черного монашества. Это нравилось дворянам, с завистью смотревших на недвижимость и имущество многочисленных приходов и монастырей и часто объявлявших свой эгоизм стремлением к чистоте веры. Умные, проницательные, воспитанные, образованные, талантливые иезуиты всегда преодолевали многочисленные препятствия. Немногие из их противников могли похвастаться подобными качествами и поэтому любыми способами старались удержать свои сферы влияния, свои доходы, уничтожить конкуренцию – двигатель прогресса. Иногда у них получалось, и развитие общества приостанавливалось.


Миссионерская деятельность Общества Иисуса была поистине огромной – Латинская Америка, Африка, Япония, Юго-Восточная Азия и Океания узнали христианство благодаря самоотверженным проповедникам ордена.

В 1541 году Франциск Ксавье отправился в Индию. Он проповедовал в Мозамбике, затем в Гоа – самой богатой из португальских колоний, со времен, когда Васко да Гама обогнул мыс Доброй Надежды, появившихся на берегах Индии и Эфиопии до китайских границ. Гоа стала центром колоний Португалии. Отсюда Франциск совершал свои многочисленные миссионерские путешествия, пройдя и проплыв тысячи километров и крестив около миллиона человек. Обычно многие представители короля в колониях занимались обеспечением своего будущего, а уже потом настоящим своего государства. Франциск Ксавье обладал таким влиянием и авторитетом, что мог сменить даже вице-короля Португалии в колониях, не оказывавшему ему достойной поддержки. Он писал португальскому королю: «Умоляю Ваше Величество вашим усердием к славе Божьей и вечным спасением Вашей души послать сюда министра бдительного и мужественного, который бы ближе всего к сердцу принимал обращение язычников в истинную веру». Король послушал будущего святого.

В Индии и Азии в течение нескольких веков бывали францисканцы и доминиканцы, кое-где строившие церкви и основавшие небольшие христианские общины. Ксавье вдохнул в них новую жизнь, построил многие новые храмы и основал множество новых христианских общин. В 1552 году Франциск умер по дороге в Китай. Современники писали, что у него были апостольские добродетели. Будущий святой посетил более пятидесяти стран. Успех его деятельности был таков, что некоторые правители запрещали своим подданным принимать христианство. Количество новых католиков было так велико, что власти боялись конфликтов со сторонниками традиционных религий. Современники писали о деятельности ордена иезуитов в Китае: «Они прибегали к самым благородным узам, которые могли связывать их с императором и империей – к наукам и искусствам. Следует отдать ордену справедливость: он действительно послал в Китай целый ряд людей мудрых, ученых, неутомимых, которые познакомили всю Европу с этой обширной империей и соседними странами, с их языком, литературой, государственным строем и обычаями.

Миссии иезуитов действовали в Африке – в Эфиопии, Конго, Египте. Первые шесть иезуитов, посланных Лойолой в Бразилию, действовали так успешно, что вскоре была создана Бразильская колония Общества Иисуса. Влиянию иезуитов на народ сильно способствовал их романтический фанатизм, подлинная религиозность, работа в больницах и богадельнях, их скромная, почти бедная жизнь: «Деятельность иезуитов охватила всю Азию, Африку и обе Америки. Везде иезуиты в короткое время достигли блестящих результатов. Их искусство и беспримерное самоотвержение в этом трудном деле вызывали всеобщее изумление».

Историк ордена иезуитов XIX века писал о миссионерской деятельности ордена: «Трудно представить себе те ужасы, которым подвергается каждый миссионер, вступающий в борьбу с людьми и природой, чтобы проповедовать язычникам Евангелие! Он должен бороться со всеми неблагоприятными климатическими условиями, проходить через снежные пространства и воды. Он лишен соответствующей пищи и часто должен заменять хлеб толченым маисом и вредным мхом скал. Он работает без устали, подвергается всяческим опасностям, спит под открытым небом. Он ежеминутно борется со всякими опасностями, постоянно имеет в виду перспективу верной смерти в тюрьме, под топором или на костре. На вопрос: угас ли энтузиазм иезуитов от избиения миссионеров, я отвечу, что они никогда не отступали ни перед какими опасностями и угрозами. Точно так же, как храбрая армия выдвигает новые войска на место павших, так и иезуиты шли вперед под знаменем креста с изумительной храбростью и героизмом».

Иезуитские миссии на всех континентах помогали развитию науки, совершили множество географических открытий, собрали большое количество естественно-исторических коллекций.


В 1555 году римского папу Юлия III на месяц сменил папа Марцелл II, а затем был избран папой Павел IV, бывший кардинал Караффа. Великолепно организованное Общество Иисуса работало по всему миру пятнадцать лет. Из своей резиденции в Риме Игнатий Лойола руководил деятельностью своего единственного горячо любимого детища. Он назначал и смещал, принимал и удалял, приказывал и отменял, усиливал и смягчал, созывал и председательствовал, вел и решал. Он был орденом, а орден был им. Порядком, организованностью и эффективностью работы, которыми отличалось Общество Иисуса, не могло похвастаться ни одно тогдашнее государство. Генерал предполагал, чувствовал, знал все, что делал и думал каждый правитель. Из его кабинета в Риме включалась эта изумительная машина, которую или любили или проклинали.

О молодом Лойоле писали, что он вспыльчивый, гневливый, дерзкий, пылкий, честолюбивый, нарядно одетый, щепетильный в вопросах чести и очень эмоционален. Его первый биограф писал, что он был «весело серьезен, и серьезно весел». Он ценил поэзию и романы, любил и восхищался природой, музыкой. Лойола был радостен, печален, уверен, контрастен. Десятилетиями он совершенствовал себя, работал над собой. Он преобразил свою душу, стал очень уравновешенным человеком. Игнатий Лойола всегда прекрасно разбирался в людях, как реалист применялся к времени и обстоятельствам. Его организаторские особенности вызывали восхищение всех. Он выдвигал и угадывал великие идеи и принимал их как руководство к действию. Даже недруги сквозь зубы называли его гением.

За пятнадцать лет руководства Обществом Иисуса Игнатий Лойола написал более десяти тысяч документов, дневников, упражнений, трактатов, стихов, рассказов, руководств, уставов, размышлений, правил, писем, указаний, инструкций. Игнатий Лойола сделал все, что хотел и понял, что сил у него больше не осталось. Тяжелая и трудная молодость, многочисленные неприятности и труды, колоссальная многолетняя работа подорвали его испанское здоровье. В начале 1556 года Игнатий Лойола из Рима переехал на дачу в его окрестностях, подаренную ордену почитателем Луисом Мендосой. Большую часть дел он передал отцу Надалю, избранному профессами викарием генерала.

В июле 1556 года отец Игнатий почувствовал конец жизни. Он приказал перевезти себя в Рим, в орден, желая умереть среди своих соратников. Генерал продиктовал своему секретарю Джованни Поланко духовное завещание и простился с соратниками, среди которых были Лайнес, Сальмерон, Родригес и Бобадилья, участники Монмартрской клятвы 1537 года. Фабер и Ксавье умерли раньше. Основатель Общества Иисуса Игнатий Лойола умер в пятницу 31 июля 1556 года на рассвете, на шестьдесят пятом году жизни.


За несколько лет до смерти Игнатий Лойола говорил, что когда он умрет, его тело нужно бросить на живодерню или на добычу хищным зверям и птицам: «такая отвратительная куча земли и навоза большего не стоит». Его, конечно, не послушались. Первый генерал ордена иезуитов был торжественно погребен в субботу 1 августа в иезуитской церкви Мария де Страда в Риме. В этом храме гроб Игнатия Лойолы находился до 1587 года, когда 19 ноября по приказу пятого генерала ордена Клавдия Аквавивы был с большой торжественностью перенесен в новую иезуитскую церковь Иль-Джезу.

В 1609 году римский папа Павел V признал Игнатий Лойолу блаженным. В 1622 году папа Григорий XV его канонизировал – первым из сорока иезуитов, ставших святыми за почти полтысячелетия существования Общества Иисуса. В католической церкви ему было посвящено более двух тысяч храмов и алтарей, среди которых особенно почитался алтарь церкви Аспетии, перед которым его крестили. В 1695 году родовой замок Лойола был куплен испанской королевой Марией Анной Австрийской и подарен ей иезуитам, которые назвали замок «Santa Casa» – «Святым домом».

Игнатий Лойола в 1540 году основал орден из десяти человек. В 1556 году в нем было около тысячи человек, из восьмидесяти обителей действовавших в двенадцати провинциях. Через двадцать лет четыре тысячи членов Общества Иисуса работали в ста двадцати коллегиях, находившихся в семнадцати орденских провинциях. Через пятьдесят лет четырнадцать тысяч иезуитов действовали в четырехстах коллегиях, сорока новициатах, двадцати обителях профессов и семидесяти миссиях. Через сто пятьдесят лет после смерти Лойолы двадцать тысяч его последователей работали в шестистах коллегиях, ста пятидесяти семинариях, шестидесяти новициатах, двадцати пяти домах профессов, двухстах миссиях и тридцати семи провинциях. Успех сопутствовал ордену в Италии, Испании, Португалии, Германии, Франции, Голландии, Польше, Ост-Индии, Мексике, Перу, Парагвае. Солнце, круглые сутки идя по небосводу, всегда на своем пути встречало собравшихся на молитву иезуитов и их сторонников. Испанский король и император Карл V говорил, что в его государстве никогда не заходит светило. Так было не только у него одного. Игнатий Лойола и шесть студентов создали универсальную организацию, сплоченную и быструю, действовавшую в интересах католической церкви и влиявшую везде – в Европе, Новом Свете, Азии. Представители почти всех национальностей и рас действовали в едином строю, работали в одном направлении – К вящей славе Господней. Все помнили любимую молитву святого Игнатия, написанную в конце XV века францисканцем Барнардином де Фелтре.

Anima Christi, sanctifica me.

Corpus Christi, salva me.

Sanguis Christi, inebria me.

Aqua lateris Christi, lava me.

Passio Christi, conforta me.

O bone Jesu, exaudi me

Ne permittas me separari a te.

Ab hoste maligno defende me.

In hora mortis meae voca me,

E jube me venire ad te,

Ut cum Sanctis tuis laudem te

In saecula saeculorum.

Amen.

Душа Христова, освяти меня.

Тело Христово, спаси меня.

Кровь Христова, напои меня.

Вода ребра Христова, омой меня.

Страсти Христовы, укрепите меня.

О благий Иисусе, услышь меня.

Не дай мне отлучиться от Тебя.

От лукавого защити меня.

В час смерти моей призови меня,

И повели мне прийти к Тебе,

Чтобы со святыми Твоими восхвалять Тебя

Во веки веков.

Аминь.


Дуэль без шансов на победу | Игнатий Лойола и Общество Иисуса | После Лойолы