home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Астафий Волович (1520–1587)

Белорусский шляхетский род Воловичи, герба «Багория», триста лет давал Родине государственных деятелей, политиков, военачальников. Родоначальник – гродненский боярин Ходзька, живший в первой половине XV века. Его сын Григорий Ходзькевич служил с 1451 года великим конюшим, с 1488 года – гродненским городничим. Именно он в документах 1499 года назвал Воловичем. Его сын Богдан также служил великим конюшим и гродненским городничим. Богдан Волович пользовался расположением Николая Радзивилла Черного, часто бывал при дворе у королевы Боны, короля Сигизмунда.

В 1520 году у него родился сын Астафий. Учился дома, а в юном возрасте он был послан в лучший в то время европейский университет – Падуанский, где Астафий выучил основные иностранные языки, историю, право, много путешествовал по Европе.

По возвращении домой Астафий был представлен при дворе, выполнял поручения государственной канцелярии в Вильне. В 1546 году Астафий Волович получил должность писаря у виленского воеводы, одного из высших сановников Великого княжества Литовского Яна Глебовича. В 1550 году Астафий Богданович – брестский подстароста, через год – государственный писарь, владетель медницкий, с 1552 года – маршалок дворный. После посольства в Москву в 1553 году, в которое Астафий Волович уже поехал писарем Великого княжества Литовского, должностей и званий было еще много. В 1554 году он стал могилевским старостой, государственным маршалком, в 1561 – подскарбием земским литовским, в 1563 году – старостой озерищанским, в 1566 году – подканцлером Великого княжества Литовского, старостой брестским и Кобринским, в 1569 году – каштеляном трокским. В октябре 1579 года Астафий Богданович Волович стал великим канцлером Княжества, заняв и должность каштеляна виленского.


В середине XVI века внешнеполитическая ситуация Великого княжества Литовского была достаточно сложной. Белорусский современный исследователь Г. Голечанко писал об этом историческом периоде в Европе:

«В середине XVI века геополитическое положение Великого княжества Литовского серьезно усложнилось. Приближалось решающее стратегическое столкновение с московским самодержцем, который претендовал на все старое политическое наследство Руси. С юга Великое княжество Литовское беспокоили крымские татары, которые под покровительством Турецкой империи проводили свои хищницкие набеги на соседние земли в зависимости от своих возможностей, планов своих покровителей, удовлетворенности откупными подарками («упоминками»). Государственная казна Великого княжества Литовского ежегодно посылала крымским ханам большие суммы, дорогую посуду, меха, выносливых «литовских» коней. Деньги были необходимы для содержания гарнизонов на окраинных землях Великого княжества Литовского, укрепления замков, оплаты наемников, другие государственные нужды. Неурегулированными оставались отношения с Польшей, в частности с Прусским герцогством, которое находилось в ленной зависимости от Короны. Господствующие слои Великого княжества Литовского пытались политическим путем разорвать замкнутый круг преимущественно в двух главных направлениях: нормализовать отношения с Московским государством путем заключения мирного или долгосрочного перемирия и пограничного размежевания, и укрепить союзнические, особенно военно-политические связи с Польшей. Астафий Волович активно и на первых ролях участвовал во всех этих планах».

Весной 1553 года Астафий Богданович во главе посольства Великого княжества Литовского приехал в Москву. За шесть лет до этого московский великий князь Иван IV провозгласил себя царем и получал признания своего титула в других странах. Иван IV потребовал официального признания своего царского титула у послов Великого княжества Литовского, но Астафий Волович так и не назвал его царем. Тем не менее было подписано трехлетнее перемирие – до 1556 года.


В начавшейся в 1558 году Ливонской войне союз Великого княжества Литовского и Польши постепенно перерастал в унию. В переговорах 1569 года в Люблине Астафий Волович – один из лидеров противников недавнего объединения – отстаивал суверенные права своего государства и даже с остальными магнатами – противниками унии покинул Люблинский съезд. Жесткая позиция Астафия Воловича и его соратников, разославших воззвания по Княжеству, позволила Великому княжеству Литовскому сохранить свою автономию, добиться определенного государственно-правового равноправия Княжества и Короны.


В течение всей Ливонской войны Астафий Волович вел дипломатические переговоры с Московским царством, ездил с посольствами, занимался решением проблем внешней политики нового государственного образования Речи Посполитой, осуществлял контакты и с Прибалтикой, Швецией, Венгрией, Крымским ханством, Турцией. Его влияние на короля Речи Посполитой Сигизмунда Августа было значительным.


Астафий Волович много сил отдавал развитию просвещения и культуры в Великом княжестве Литовском. Историк и публицист А. Мясников писал о его просветительской деятельности:

«Первым большим и заметным шагом в этом направлении стало открытие в середине XVI века Несвижской типографии. Официальным основателем ее во всех справочниках и учебниках значится некто Кавячинский, хотя историки установили и засвидетельствовали и другое: типография была открыта на собственные средства Астафия Воловича. Уже в 1562 году в ней на белорусском языке были изданы книги Сымона Будного «Катехизис» и «Об оправдании грешного человека перед Богом», другие его произведения. С 1563 года печатником в Несвиже работал Даниэль Лянчицкий, который за относительно короткий отрезок времени издал 11 книг на польском и латинском языках. Слава о типографии пошла по всей Европе».


В 1572 году умер король Сигизмунд Август, с которым закончилось двухсотлетнее правление династии Ягеллонов в Короне Польской и Великом княжестве Литовском. Астафий Волович со своими сторонниками возражал против кандидатуры трансильванского воеводы Стефана Батория, выступая за избрание королем Речи Посполитой австрийского эрцгерцога Эрнеста. Белорусский исследователь П. Г. Чигринов писал в своей работе 2004 года «Очерки истории Беларуси»:

«После смерти в 1572 году Сигизмунда Августа короли стали избираться сеймом, что часто приводило к так называемым бескоролевьям, которые тянулись от смерти одного монарха до избрания другого. Иногда такие периоды продолжались годами и были заполнены безвластием и анархией. Выборность короля лишала его неограниченной власти. Это был не самодержец, а скорее президент, да и название государства – Речь Посполитая (Республика) адекватно отражало существующий государственный строй. Высшая власть принадлежала сейму – шляхетскому парламенту. Посольская палата сейма состояла из местной элиты, ее выбирали на воеводских и поветовых сеймиках. Первое столетие существования Речи Посполитой депутаты от Великого княжества Литовского накануне вального сейма собирались на отдельное собрание в Волковыске или Слониме. Сохранение вековых традиций местного самоуправления, элементов автономии земель, воеводств, поветов было отличительной чертой государственной жизни».

После избрания в 1576 году королем Стефана Батория Астафий Волович стал работать на развитие полуфедерального государства, в 1579 году со своей хоругвей участвовал в осаде Полоцка. Его успешная деятельность была высоко оценена, в том же году он стал канцлером Великого княжества Литовского.

Астафий Богданович был женат на Феодоре Павловне, княжне из знаменитого рода Сапегов. Ему принадлежали многочисленные земельные владения под Гродно и Ковно, в Виленщине, под Оршей.


Астафий Волович принимал активное участие в подготовке Статутов 1566 и 1588 годов Великого княжества Литовского. А. Мясников писал:

«Наиболее всего прославился Астафий Волович как активный организатор и непосредственный участник политической, судебной, административной, аграрной и других реформ в Великом княжестве Литовском в 1550–1570 годах.

Он много сделал для распространения на нашей Родине образования, права, знаний, книгопечатания. В белорусском реформационном движении А. Волович являлся одним из основных попечителей и советников. Гуманистично-христианские заповеди, и среди них основная – любовь к ближнему – он распространял как на великое княжество в целом, так и на своих подданных: челядь и селян – в частности».

Великое княжество Литовское стало, фактически, ограниченной монархией. Высшим органом исполнительной власти государства являлся Совет господ – «паны-рада». Паны-рада из 65 членов состояла из великого канцлера, подканцлера, епископов, воевод, каштелянов, великого гетмана, руководящего финансами подскарбия, дворных и земских маршалков, местных староств, чиновников, приглашенных знатных магнатов. Должность великого канцлера присваивалась пожизненно, что делало ее фактически «независимой» от обстоятельств и группировок. Канцлер руководил государственной канцелярией Великого княжества Литовского, хранил государственную печать, возглавлял контрольно-правовую службу, председательствовал в Совете господ, ведал организацией сеймов, являлся советником великого князя Литовского, возглавлял дипломатическую службу. Непосредственное руководство осуществляла Тайная рада из двенадцати магнатов, и Ближняя рада из пяти вельмож.

Высшим законодательным органом стал сейм – шляхетское собрание. На сейм созывались члены Совета господ, все епископы, поветовые старосты, по два депутата от шляхты из каждого повета. На сейме обговаривались и согласовывались все важнейшие дела Княжества, внутренняя и внешняя политика, законы, налоги, решались правовые проблемы, и, конечно, именно сейм выбирал великого князя Литовского.

Астафий Волович не принимал участие в создании Первого Статута Великого княжества Литовского – в 1529 году ему было девять лет. В Европе в это время фактически не было сводов законов, там пользовались древнейшим римским правом. Первый Статут, состоявший из разделов и параграфов, написанный на понятном населению старобелорусском языке, и стал таким сборником законов, содержащим правовые нормы, фактической конституцией Великого княжества Литовского.

В апреле 1566 года был введен разработанный с участием Астафия Воловича Второй Статут Великого княжества Литовского, дополненный разделами о завещаниях, о презумпции невиновности, о праве владеть и свободно продавать и распоряжаться имениями.

Третий Статут Великого княжества Литовского 1588 года говорил о «золотых шляхетских вольностях», давал равные права всему населению, подтверждал свободу вероисповедания, равноправие церквей, подтверждал неприкосновенность границ и территориальную целостность Великого княжества Литовского.

Безусловной заслугой Астафия Воловича и его ближайшего соратника Льва Сапеги также является создание Главного Трибунала Великого княжества Литовского – высшего апелляционного суда, занимавшегося рассмотрением жалоб на решения всех судов Княжества. Судьи в Трибунал выбирались от каждого повета, дела разбирали коллегии из нескольких человек, во главе суда стоял выбираемый судьями маршал.

К концу XVI века Великое княжество Литовское стало конституционной монархией. Власть в государстве с великим князем Литовским разделяли сейм и Совет господ, в своей деятельности руководствовавшиеся сводом законов – Статутом.

О «периоде золотой свободы» писал в начале ХХ века выдающийся белорусский историк М. Довнар-Запольский:

«Эпоха реформ началась с постановления Виленского сейма 1563 года об уравнении шляхты католического и православного вероисповеданий в правах на получение достоинств и урядов, т. е. почетных и судебно-административных должностей.

Важной составной частью земских реформ было уравнение в правах всей шляхты, как в политическом, так и в судебном отношении. В результате реформы и рядовая шляхта, и родовитые князья, и паны составили одно поветовое шляхетское общество, как судебную, военную и административную единицу и как политический орган и избирательную курию.

Все государство было разделено на поветы и воеводства, причем было увеличено число поветов и воеводств. Все Великое княжество было разделено на 22 повета, собранные в 9 воеводств, а именно: воеводство Виленское – поветы Виленский, Ошмянский, Лидский, Вилькомирский и Браславский; воеводство Трокское – поветы Трокский, Городенский, Ковенский и Унитский; земля Жомойтская; воеводство Полоцкое; воеводство Новогрудское – поветы Новогрудский, Слонимский и Волковысский; воеводство Витебское – поветы Витебский и Оршанский; воеводство Берестейское – поветы Берестейский и Пинский; воеводство Мстиславское; воеводство Минское – поветы Минский, Мозырский и Речицкий.

Повет сделался центром шляхетской жизни и шляхетских интересов – административных, судебных, политических и общественных. В каждом повете появились избы судовые для судебных заседаний. Вся шляхта целого повета представляла собой отдельный отряд войска под особой поветовой хоругвью, хоругви были разных цветов с гербом в центре.

Судебная реформа представляет собой выдающийся интерес. В каждом повете учреждаются три суда: земский, подкоморский, замковый или градский. К компетенции первого относятся все дела гражданские, компетенции второго составляют дела межевые и связанные с поземельными тяжбами, и к третьему относятся дела уголовного характера. Состав земского суда, т. е. судья, подсудок и писарь, избираются шляхтой, причем на каждую должность надо представлять четырех кандидатов, одного из которых утверждает господарь. Поветовый подкоморай первоначально назначался великим князем, с Третьего Статута (1588 г.) шляхта получает право избирать его. Замковый, или градский суд первоначально оставался по-прежнему в компетенции старост, которые получили название гродовых, с тем, что староста был обязан избирать одного шляхтича, который вместе с урядом заседал на суде. Но Статут 1588 года вводит в эту коллегию еще судебного писаря. Большую роль в гродском суде имели ввозные, судебные приставы, которые по Статут 1588 года избираются шляхтой и утверждаются урядами. Но генеральный ввозный при каждом суде утверждается господарем, непременно из числа поветников.

Как общее правило вводится то, что все должности в повете представляются только членам местной поветовой шляхты. Должности эти несменяемы.

В 1565 году на сейме шляхта обратилась к великому князю с представлением о введении в Великом княжестве, по образцу Короны, поветовых семиков и о выдаче привилея на устройство таких сеймиков. По закону на поветовый сеймик собирается вся шляхта данного повета: воеводы, каштеляны, земские урядники, князья, паны и шляхта. Сеймик являлся, с одной стороны, органом, обсуждающим вопросы общественного характера, а с другой стороны – органом местного самоуправления. Сеймики политического значения собирались каждый раз перед великим вальным сеймом.

Сеймик рассматривает себя, как суверена в период бескоролевья и только с избранием короля и великого князя поступается известною долею своих суверенных прав. Таким образом, каждый повет представляет собой федеративную часть всего государства.

В результате земских реформ сейм является основным учреждением Великого княжества. Собирание сейма являлось обязанностью великого князя. Но, с другой стороны, сейм мог быть созван по почину панов-рады и даже по почину самой шляхты.

Период по смерти последнего из Ягеллонов был блестящим периодом развития шляхетской вольности.

Перед нами обширная страна, превосходившая размерами своими Великобританию или Норвегию. Вся Литва и Белоруссия со смоленской восточной частью доходила, вероятно, до 6,5 тысяч кв. миль. Почти совершенно равнинная, покрытая большим количеством рек и озер, громадными болотистыми пространствами и вековыми девственными лесами, это – наша Белоруссия и связанные с нею Литва и Жмудь.

Почва малоплодородная и во многих местах песчаная. Неудобные земли составляли большой процент. Прямого непосредственного общения с морем для Белоруссии не было.

Воды этой страны обладали большим количеством рыбы, о чем говорят источники. Леса при условиях весьма экстенсивного хозяйства доставляли меха пушных зверей, воск и мед. Но уже в половине XVI века уплотняющееся население должно было переходить к более интенсивному типу хозяйства – сельскому.

Предположительно, к концу XVI века население всего государства было не менее одного миллиона.

Основной производственной единицей был панский двор. Сам пан расплачивался со своими слугами так же, как и великий князь со своими, т. е. давал им землю.

Панская местность состоит из весьма разнообразного населения, находящегося в неодинаковых отношениях к своему сюзерену. Во владениях крупных панов имеются местечки. Это небольшие поселения с населением от шести до шестидесяти трех домов. Основную массу населения имений составляют почти в равной доле две группы – людей тяглых отчизных, т. е. уже прикрепленных крестьян, и людей вольных, т. е. свободных арендаторов, дающих землевладельцу четвертый сноп.

Немногим менее 3 % оказалось бояр, которые несли конную военную службу в почтах панов. Бояре пользовались землей за свою службу. Они имели своих отчизных крестьян и огородников в среднем по одному двору на один боярский двор. Был и еще контингент слуг высшего ранга, которые ходили на войну. Они приближались к боярам – шляхте, имели своих людей.

Так, староство Берестейское по ревизии половины XVI века имело один фольварк и три двора. Господарское хозяйство этих дворов давало ничтожный доход. Весь остальной доход слагался из чиншевых платежей, переведенных на деньги. Всего около 30 % всего населения обязано было барщиной, которая выражалась в двух днях в неделю работой и четырех толок в год с одной волоки. Но уже по ревизии в 1588 году доход с фольварков вырос в семь раз».

Из тридцати знаменитых феодальных родов XVI века половина были литовскими, семь – белорусскими, в том числе род Воловичей, Тышковичей, Глебовичей. Служить в войске мог только шляхтич, это была его почетная обязанность. Шляхтич, занимавшийся торговлей или ремеслом, лишался шляхетских прав. Среди магнатов было много меценатов, шляхтичи, составлявшие до 10 % от населения государства, получали хорошее образование, многие учились в европейских университетах. Астафий Богданович Волович сделал все, что мог, для своей Родины. В своем завещании он указал дать свободу всем своим зависимым и несвободным людям:

«Во всех имениях моих всех несвободных, хотя бы и заключенных и должников, может свободно служить или прочь идти».


Николай Радзивилл Черный (1515–1565) | Выдающиеся белорусские политические деятели Средневековья | Ян Ходкевич (1560–1621)