home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Как только они пересекли замерзшую реку, держа направление на юго-запад, их поглотила тень горы, круто уходящей вверх. Борна и Заима сопровождали трое воинов Кабура, знакомых с местностью лучше Заима.

Борну было не по себе идти такой большой толпой. Его принцип был основан на скрытности и внезапности – а в данных условиях соблюдать и то и другое было крайне нелегко. Однако, быстро продвигаясь вперед, Борн вынужден был отметить, что люди Кабура соблюдают молчание и полностью сосредоточены на своей задаче: беспрепятственно довести Борна и Заима к лагерю Фади.

Местность на западном берегу реки сначала постепенно поднималась, затем стала ровной, указывая на то, что это заросшее лесом плато. Гора возвышалась впереди, еще более неприступная: практически отвесная скала высотой метров тридцать вверху резко обрывалась массивным нависающим выступом.

Снег, поваливший обильно, когда маленький отряд только тронулся в путь, теперь утих до мягких кружащихся снежинок, нисколько не мешавших продвижению вперед. Первые два с половиной километра одолели без происшествий. Здесь один из воинов Кабура дал знак остановиться и отправил своего товарища на разведку. Остальные ждали, затаившись среди вздыхающих сосен.

Возвратившийся амхарец показал знаком, что все чисто, и отряд двинулся дальше, пробираясь по снегу, напрягая зрение и слух до предела. По мере приближения к выступу плато начало подниматься; местность становилась все более лесистой и усыпанной камнями. Борн видел логику в действиях своего противника: Фади недаром разбил лагерь вверху.

Приблизительно еще через полкилометра предводитель воинов Кабура снова подал знак остановиться и опять отправил товарища на разведку. На этот раз тот отсутствовал дольше, а когда он вернулся, у них с командиром состоялся оживленный разговор. Затем командир подошел к Борну и Заиму.

– Впереди враг. Два человека скрываются в лесу к востоку от нас.

– Значит, мы подошли к лагерю близко, – заметил Борн.

– Эти двое не часовые. Они прочесывают лес, приближаясь к нам. – Командир нахмурился. – Не представляю, откуда им стало известно о нашем появлении.

– Они ни о чем не догадываются, – уверенно заявил Заим. – В любом случае их нужно убить.

Командир нахмурился еще больше.

– Это люди Фади. У нас будут неприятности.

– Не бери в голову, – решительно сказал Борн. – Мы с Заимом дальше пойдем одни.

– Ты принимаешь меня за труса? – командир покачал головой. – Мы получили приказ довести вас до лагеря Фади. И мы это сделаем.

Он подал знак своим людям, и те повернули на восток.

– А мы трое продолжим путь в том же направлении. Пусть мои братья сделают свое дело.

Они упорно поднимались вверх. Казалось, сама местность устремилась ввысь, словно пытаясь дотянуться до выступающего навеса. Снег прекратился, и в брешь между мечущимися тучами проглянуло солнце.

Внезапно прозвучали частые выстрелы, отразившиеся многократным эхом. Все трое застыли на месте, прячась за деревьями. Снова затрещали выстрелы, затем опять наступила тишина.

– Теперь нам нужно поторопиться, – сказал командир.

Все двинулись дальше на юго-запад.

Вскоре послышался крик птицы. И тотчас же к ним присоединились двое амхарцев. Один из них был ранен, но легко. Все молча двинулись вперед плотной группой. Разведчик шел впереди.

И сразу же местность начала выравниваться, деревья стали реже. Вдруг разведчик упал на колени, словно споткнувшись о камень или торчащий из земли корень. Но тут на свежий снег брызнула алая кровь. В этот же самый момент второй воин получил пулю в голову. Остальные поспешили укрыться. Борн поймал себя на мысли, что нападение застигло их врасплох, поскольку выстрелы раздались с запада. Отряд из двух человек, шедших с востока, явился отвлекающим маневром, частью невидимых клещей, сомкнувшихся с противоположных направлений. Борн узнал о Фади еще кое-что. Для того чтобы заманить в западню врага, главарь террористов был готов пожертвовать двумя своими людьми.

Выстрелы гремели непрерывно, так что невозможно было определить, сколько людей Фади находится в засаде. Борн отполз в сторону от Заима и командира, которые вели ответный огонь, укрываясь за чем попало. Повернув направо, он полез вверх по крутому склону, поверхность которого, припорошенная снегом, оказалась достаточно неровной, чтобы предоставить опору рукам и ногам. Борн с самого начала понимал, что совершил ошибку, позволив воинам Кабура сопровождать его, – ему не нужна была даже помощь Заима. Однако традиции не позволили отказаться от такого подарка.

Забравшись наверх, Борн дополз до дальнего края, где каменная волна резко обрывалась. Отсюда он разглядел четверых человек, вооруженных винтовками и пистолетами. Даже с такого расстояния было видно, что это не амхарцы. Эти люди были бойцами террористической группировки Фади.

Теперь вся проблема заключалась в том, что Борн, вооруженный одним лишь пистолетом, оказался в крайне невыгодном положении по сравнению со своими противниками с винтовками. Единственный способ уравнять шансы заключался в том, чтобы сблизиться с ними. В этом таились свои опасности, но тут уж ничего нельзя было поделать.

Описав круг, Борн подкрался к врагам сзади. Вскоре он сообразил, что о простом нападении с тыла не может быть и речи. Террористы оставили одного человека, чтобы он прикрывал им спины. Часовой устроился на скале, очищенной от снега, держа в руках снайперскую винтовку немецкого производства – «маузер» СП-66. Стреляющая патронами 7,62х51 мм, винтовка была оснащена оптическим прицелом «Карл Цейсс». Все это имело жизненно важное значение для следующего шага Борна. Хотя винтовка «маузер» – великолепное оружие для поражения удаленных целей, у нее длинный тяжелый ствол, и перезаряжается она вручную. Не лучшее оружие, если потребуется выстрелить навскидку.

Борн подкрался к террористу на расстояние метров пятнадцати и достал кривой нож, отобранный у убитого амхарца. Внезапно поднявшись с земли, он оказался на виду у террориста. Тот спрыгнул со скалы, выпрямляясь во весь рост, тем самым полностью открываясь Борну. Он попытался было вскинуть тяжелый «маузер», но нож, брошенный Борном, уже со свистом рассекал воздух. Нож попал террористу в горло чуть ниже кадыка, вонзившись по самую рукоятку. Кривое лезвие перерезало артерии. Террорист упал на снег, захлебываясь собственной кровью.

Выдернув нож, Борн перешагнул через труп, вытер лезвие о снег и убрал его в ножны. Затем он подобрал винтовку и отправился на поиски остальных боевиков.

Непрерывно трещали выстрелы, то частой дробью, то одиночные, подобные коду Морзе, несущему смерть сражающимся. Борн побежал туда, где видел террористов, однако те уже переменили позицию. Отбросив бесполезный «маузер», Борн выхватил пистолет Макарова.

Пробегая по гребню, он увидел внизу командира бойцов Кабура, распростертого на снегу в луже крови. Затем, осторожно продвигаясь вперед, Борн увидел двух террористов. Первого он сразил наповал выстрелом в спину, попав в сердце. Второй обернулся и выстрелил в ответ. Борн нырнул за валун.

Снова прогремели частые выстрелы, отразившись эхом от выступающего навеса прямо Борну в уши. Он поднялся было на колени, но три выпущенные одна за другой пули ударили в соседнюю скалу, выбивая искры.

Борн сделал вид, что метнулся вправо, привлекая тем самым огонь, а сам упал на живот и пополз влево. Наконец он увидел плечо террориста. Сделав два выстрела, Борн услышал крик, пронизанный болью. Он притворился, что поднимается во весь рост и бежит вперед, и, когда террорист тоже вскочил с земли, Борн аккуратно всадил ему пулю меж глаз.

Борн двинулся дальше, ища третьего боевика. Он нашел его корчащимся на снегу, с руками, зажимающими рану на животе. Увидев Борна, террорист сверкнул глазами, и, как это ни странно, у него на лице мелькнула призрачная усмешка. И тотчас же его тело содрогнулось в предсмертном спазме, изо рта хлынула кровь, а взор затуманился.

Борн побежал дальше. Не более чем в тридцати метрах он наткнулся на Заима. Амхарец стоял на коленях. Он получил две пули в грудь. Его взгляд был проникнут болью. Тем не менее, когда Борн приблизился к нему, Заим сказал:

– Не надо, брось меня. Со мной все кончено.

– Заим…

– Иди. Разыщи своего друга. Спаси его.

– Я не могу тебя бросить.

Заим с трудом скривил губы в улыбке.

– Ты так ничего и не понял. Я умираю без сожаления. Потому что мой сын будет погребен по-человечески. Это все, о чем я прошу.

Испустив долгий хриплый вздох, он упал набок и больше не шевелился.

Подойдя к своему боевому товарищу, Борн опустился на корточки и закрыл ему глаза. Затем встал и направился к лагерю Фади. Пятнадцать минут спустя, пробравшись через сосновую чащу, он вышел к нему: палатки армейского образца, расставленные на клочке земли, расчищенном уже довольно давно, судя по старым пням.

Притаившись за густой елью, Борн оглядел лагерь: девять палаток, три костра для приготовления пищи, уборная. Вся проблема заключалась в том, что людей не было видно. Судя по всему, лагерь был оставлен.

Поднявшись на ноги, Борн отправился вокруг лагеря. Но как только он вышел из-за защиты раскидистых еловых веток, снег вокруг вздыбился фонтанчиками, поднятыми пулями. Оглянувшись, Борн увидел по меньшей мере шестерых боевиков. Он побежал.


– Сюда, вверх! Ну же! Быстрее!

Подняв взгляд, Борн увидел Алема, распластавшегося на выступе заснеженной скалы. Отыскав упор для ноги, он вскарабкался наверх. Алем отполз назад. Улегшись на живот, Борн перевесился через край, глядя на боевиков Фади, которые, рассыпавшись веером, прочесывали лес.

Повинуясь Алему, Борн отполз от края и поднялся на ноги.

Алем сказал:

– Твоего друга перевели в другое место. В этой скале есть пещеры. Его поместили в одну из них.

– А ты что здесь делаешь? – спросил Борн, когда они двинулись дальше.

– Где мой отец? Почему он не с тобой?

– Я очень сожалею, Алем. Твой отец убит в перестрелке.

Борн протянул руку, но мальчишка отпрянул назад. Отвернувшись к скале, он устремил взор вдаль.

– Если тебе будет легче, знай, что твой отец дорого продал свою жизнь. – Борн присел на корточки рядом с Алемом. – Он наконец обрел покой. Я обещал похоронить твоего брата.

– Ты сможешь это сделать?

Борн кивнул:

– Да, думаю, смогу.

Черные глаза Алема пытливо всмотрелись в лицо Борна. Наконец мальчишка молча кивнул, и они двинулись дальше. Снова повалил снег – словно опустился плотный белый занавес, отделивший их от окружающего мира. Снег также заглушил все звуки, что было, с одной стороны, хорошо, с другой – плохо. Хотя их движения стали неслышными, то же самое можно было сказать и про их врагов.

Так или иначе, Алем бесстрашно шел вперед. Он воспользовался ложбиной, рассекающей скалу наискосок. Мальчишка двигался уверенно, не оступившись ни разу. Меньше чем через пятнадцать минут они добрались до вершины.

Алем и Борн осторожно пробирались по неровной поверхности.

– Здесь есть расщелины, которые спускаются вниз до самых пещер, – объяснил мальчишка. – Мы с братом частенько играли здесь в прятки. Я знаю, какой из них нужно воспользоваться, чтобы попасть к твоему другу.

Даже под слоем снега Борн разглядел ямы, обозначавшие входы в вертикальные расщелины, оставленные мощным ледником, пробившим гранитную скалу.

Склонившись над одной из ям, Борн очистил ее от снега и заглянул внутрь. Свет не достигал дна, но все же можно было определить, что расщелина тянется вниз на несколько десятков метров.

Алем приблизился к нему сзади.

– Твои враги следили за тобой.

– Твой отец сказал мне об этом.

Мальчишка кивнул, похоже нисколько не удивленный.

– Именно тогда твоего друга перевели из лагеря, чтобы ты не смог его найти.

Откинувшись на пятки, Борн задумчиво посмотрел на Алема.

– Почему ты рассказываешь мне все это сейчас? Конечно, если это правда?

– Эти люди убили моего отца. Теперь я понимаю, что они с самого начала были настроены на это. Какое им дело до нас, до того, что многие гибнут или становятся калеками, их интересует только прибыль. Но меня заверили в том, что с ним все будет хорошо, что о нем позаботятся, и я был настолько глуп, что им поверил. Поэтому сейчас я посылаю их ко всем чертям. Я хочу помочь тебе спасти твоего друга.

Борн молчал, оставаясь неподвижным.

– Понимаю, я должен доказать, что говорю правду. Поэтому я первым спущусь по расщелине. Если это ловушка, если твои подозрения оправданны, если враги решат, что это ползешь ты, они меня убьют. А с тобой ничего не случится.

– Что бы ты ни сделал в прошлом, Алем, я не хочу, чтобы что-нибудь случилось с тобой.

У мальчишки на лице отразилось смятение. Несомненно, впервые чужой человек проявил к нему интерес.

– Я сказал правду, – упрямо произнес Алем. – Террористы не подозревают об этих расщелинах.

Поколебавшись мгновение, Борн сказал:

– Ты можешь доказать свою преданность мне и своему отцу, но другим способом. – Сунув руку в карман, он достал маленький восьмиугольный предмет из темно-серой искусственной резины с двумя кнопками, черной и красной. Вложив этот предмет мальчишке в руку, Борн объяснил: – Мне нужно, чтобы ты спустился со скалы вниз и направился на юг. Ты обязательно наткнешься на людей Фади. Как только увидишь их, нажимай черную кнопку. Когда до них останется меньше ста метров, нажимай красную кнопку и со всей силы бросай эту штуковину. Вся понятно?

Мальчишка внимательно посмотрел на коробочку.

– Это взрывчатка?

– Ты все понял.

– Можешь на меня рассчитывать, – серьезным тоном произнес Алем.

– Хорошо. Я не двинусь с места до тех пор, пока не услышу взрыв. Только после этого я начну спускаться вниз.

– Взрыв отвлечет внимание террористов. – Алем поднялся с земли. – В двух третях от поверхности расщелина раздваивается. Тебе нужна правая ветвь. Когда спустишься вниз, поверни вправо. Ты окажешься метрах в пятидесяти от того места, где держат твоего друга.

Борн проследил, как мальчишка пробрался по скале, скрывшись за пеленой кружащегося снега. Он тотчас же достал спутниковый телефон и связался с Девисом.

– Твое местонахождение обнаружено, – сказал Борн. – Ты не заметил никакого движения? Ничего подозрительного?

– Здесь тихо, словно в гробнице, – ответил летчик. – Когда вы приблизительно вернетесь? С северо-запада надвигается жуткий фронт непогоды.

– Я уже слышал. Слушай, мне нужно, чтобы ты перелетел сюда. Я проходил через поляну, километрах в тринадцати-четырнадцати к северо-западу от твоего нынешнего местонахождения. Лети туда. Но сначала я хочу, чтобы ты похоронил труп, который лежит в пещере. Выкопать могилу в земле у тебя не получится, так что завали его камнями. И прочитай молитву. Да, еще одно – надень костюм радиационной защиты, который я видел в кабине.

После этого Борн занялся насущными проблемами. Ему приходилось полагаться на то, что теперь Алем говорит правду. И все же он собирался предпринять кое-какие меры предосторожности на тот случай, если это не так. Вместо того чтобы ожидать взрыва, как он сказал Алему, Борн сразу же забрался в расщелину и пополз вниз. Как знать, быть может, в этот самый момент мальчишка отдает гранату одному из бойцов Фади. По крайней мере, Борна не будет там, где, как полагает Алем, он сейчас находится.

Борн полз вниз по расщелине, упираясь в каменные стены коленями, пятками и локтями. Только так ему удавалось удержаться от стремительного падения.

Как и предупредил Алем, приблизительно через две трети пути расщелина разветвилась. Борн застыл на мгновение на развилке, стараясь решить неразрешимое. Все вроде бы очень просто: или он верит Алему, или не верит. Но, разумеется, на самом деле дилемма была сложной. Когда речь заходит о побудительных силах, движущих человеком, ничего простого быть не может.

Борн свернул в правое ответвление. Вскоре расщелина заметно сузилась, так что местами ему пришлось протискиваться с трудом. Однако в конце концов он спрыгнул на пол пещеры. Сжимая наготове пистолет, Борн огляделся по сторонам. Никаких следов террористов, затаившихся в засаде. Но над полом поднимался полутораметровый сталагмит, отложение известкового шпата, оставленное богатой минеральными солями водой, стекающей по каналу.

Ударив ногой, Борн отколол острый кусок длиной с фут. Схватив его в свободную руку, он направился в глубь пещеры. Вскоре проход повернул налево. Борн замедлил шаг, затем опустился на корточки.

Заглянув за угол, он сначала увидел одного из бойцов Фади с полуавтоматической винтовкой «рюгер» в руках. Борн ждал, дыша медленно и глубоко. Террорист шагнул в сторону, и Борн увидел Мартина Линдроса. Связанный, с заткнутым кляпом ртом, он сидел, привалившись к мешку. У Борна часто заколотилось сердце. Мартин жив!

У него не было времени полностью оценить состояние своего друга, потому что в это мгновение по пещере гулким рикошетом раскатились отголоски взрыва. Алем сдержал свое слово; как он и обещал, он бросил гранату, изготовленную Дероном.

Террорист снова двинулся с места, загораживая Борну Линдроса. Теперь стали видны еще двое боевиков, устремившихся к первому. Тот достал рацию и быстро заговорил по-арабски, решая, как быть дальше. Значит, Фади оставил трех часовых охранять пленника. Теперь Борн располагал всей необходимой информацией.

Трое террористов, придя к решению, рассредоточились треугольником: один в вершине, у входа в пещеру, двое заняли места за спиной Линдроса, вблизи того места, где притаился Борн.

Борн убрал пистолет. Воспользоваться им нельзя. Звук выстрела обязательно привлечет в пещеру остальных боевиков. Выпрямившись во весь рост, Борн расставил ноги. Сжимая в левой руке кусок сталагмита, он правой достал кривой нож и метнул его, прицельно, с силой, так что лезвие по самую рукоятку погрузилось в спину часового, стоявшего сзади слева. В тот самый момент, когда его напарник обернулся, Борн бросил в него сталагмит, словно дротик. Острый кусок попал террористу в горло и, проткнув его насквозь, вышел с противоположной стороны. Тот зашатался, судорожно схватившись за сталагмит руками, и повалился на землю рядом со своим товарищем.

Боевик, стоявший у входа в пещеру, развернулся, вскидывая «рюгер». Борн поднял руки и двинулся на него.

– Стой! – крикнул по-арабски террорист.

Но Борн уже перешел на бег. Боевик широко раскрыл глаза от изумления, а Борн налетел на него. Отбив ствол винтовки в сторону, Борн ударил пястью террористу в нос. Брызнула кровь, хрустнул хрящ. Следующий удар Борн нанес по ключице, ломая ее. Террорист повалился на колени, мотая головой. Вырвав у него из рук «рюгер», Борн ударил прикладом в висок. Боевик растянулся на земле и затих.

Убедившись, что с охранниками покончено, Борн поспешил к Линдросу. Разрезав веревки, которыми были стянуты руки и ноги друга, он помог ему подняться на ноги и вытащил изо рта кляп.

– Ну, вот и все, – сказал Борн. – С тобой все в порядке?

Линдрос молча кивнул.

– Вот и отлично. А теперь убираемся отсюда ко всем чертям.

Борн торопливо потащил друга назад тем путем, каким пришел сам. Лицо Мартина заплыло, покрылось разноцветными синяками – это были самые наглядные свидетельства тех пыток, через которые ему пришлось пройти. Каким мучениям подверг его плоть и душу Фади? Борну не раз приходилось быть жертвой изощренных истязаний. Он знал, что некоторые люди выносят пытки лучше других.

Обогнув обломок сталагмита, торчащий над землей, Борн и Линдрос подошли к расщелине.

– Придется лезть вверх, – сказал Борн. – Это единственная дорога отсюда.

– Я сделаю все, что нужно.

– Не беспокойся, – продолжал Борн. – Я тебе помогу.

Он уже собрался лезть в расщелину, но Линдрос остановил его, взяв за руку.

– Джейсон, я ни на минуту не терял надежду. Я знал, что ты меня найдешь, – сказал он. – Я перед тобой в неоплатном долгу.

Борн стиснул ему руку.

– Ну а теперь пошли. Следуй за мной.

Подъем по расщелине занял гораздо больше времени, чем спуск. Во-первых, лезть вверх было тяжело и утомительно. Во-вторых, Борну приходилось заботиться о Линдросе. Несколько раз он был вынужден останавливаться и возвращаться назад на метр-два, чтобы помочь другу преодолеть особенно сложный участок. А однажды ему пришлось просто протаскивать Линдроса через узкое место.

Наконец после мучительно долгих тридцати минут они выбрались на вершину скалы. Пока Мартин приходил в себя, пытаясь отдышаться, Борн оценил погоду. Ветер переменил направление. Теперь он дул с юга. В воздухе висели редкие снежинки, и было очевидно, что большего и не последует: штормовой фронт прошел стороной. На этот раз древние демоны Рас-Дашана проявили милосердие.

Борн помог Линдросу встать на ноги, и они направились к ждущему вертолету.


Глава 9 | Предательство Борна | Глава 11