home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

В мужественном сердце Фаида аль-Сауда крепла уверенность, что настанет день – не скоро, быть может даже не на его веку, когда война с кочевниками пустыни, жаждущими поджечь весь мир и уничтожить его родину, закончится победой. Для этого потребуются великие жертвы, непреклонная решимость и железная воля, а также союз с неверными, такими, как Джейсон Борн, которому удалось хоть краем глаза заглянуть в рассудок арабов и понять, что им пришлось пережить. Но в первую очередь потребуются терпение и настойчивость, что будет особенно важно во время неизбежных неудач. Однако наградой станут такие дни, как этот.

Взорвав вторую часть зарядов «Си-4», его люди направили поток воды в другую сторону и проникли в подземный центр «Дуджи» через отверстие, проделанное первым взрывом. Фаид аль-Сауд стоял на краю замаскированной вертолетной площадки, похожей на плоское дно колодца. Над головой отверстие в скальных породах расширялось по мере приближения к выходу, который также закрывался специальным маскировочным люком, неотличимым от окружающих гор.

Вода наконец спала, проглоченная огромными дренажными трубами, построенными на нижнем уровне центра.

Прямо перед Фаидом аль-Саудом на приподнятой платформе, не тронутой потопом, стоял вертолет, который, несомненно, должен был доставить Фади и ядерное устройство к месту назначения. Один из саудовских коммандос держал под прицелом летчика.

Хотя Фаиду аль-Сауду очень хотелось узнать, что сталось с Борном, он по понятным причинам не хотел никому доверять ядерное устройство. К тому же уже одно то, что он сейчас стоит здесь, вместо того чтобы провожать взглядом вертолет с Фади, красноречиво свидетельствовало о победе Борна. И все же Фаид аль-Сауд направил своих людей на поиски друга. Ему очень хотелось разделить с ним это торжественное мгновение.

Однако его люди привели мужчину в годах с высоким, широким лбом и орлиным носом, в очках с треснувшими стеклами.

– Я просил вас разыскать Джейсона Борна, а вы привели мне вот это. – За раздражением Фаид аль-Сауд скрыл тревогу. Где Джейсон? Может быть, сейчас он лежит раненый в кишках этой адской дыры, которой сделали промывание? Жив ли он?

– Этот человек говорит, что его зовут Костин Вейнтроп, – доложил командир.

Разобрав свою фамилию в быстром потоке арабских слов, мужчина в очках поправил:

– Доктор Вейнтроп.

К этому он добавил что-то на таком плохом арабском, что его никто не понял.

– Будьте добры, говорите по-английски, – с безупречным британским произношением сказал Фаид аль-Сауд.

Не скрывая облегчения, Вейнтроп воскликнул:

– Хвала господу, что вы здесь! Нас с женой держали пленниками.

Фаид аль-Сауд смотрел на него, безмолвный, словно Сфинкс.

Вейнтроп смущенно кашлянул.

– Пожалуйста, отпустите меня. Я должен найти свою жену.

– Вы говорите, что вы доктор Костин Вейнтроп. Вы говорите, что вас и вашу жену держали здесь на положении пленников. – Растущее беспокойство за судьбу друга сделало Фаида аль-Сауда еще более язвительным. – Мне известно, кого здесь удерживали в плену, и это были не вы.

Вейнтроп испуганно повернулся к бойцу, который его привел.

– Там осталась моя жена Катя. Вы не знаете, нашли ли ее?

Командир по знаку своего начальника молчал, как камень.

– О боже, – простонал Вейнтроп. Забывшись от потрясения и тревоги, он перешел на свой родной румынский. – Господи Иисусе на небеси…

Нисколько не тронутый, Фаид аль-Сауд бросил на него взгляд, полный презрения. Но тут его внимание привлек какой-то шум позади.

– Джейсон!

При виде своего друга он бросился к выходу на вертолетную площадку. Вместе с Борном был еще один саудовский коммандос. Вдвоем они вели высокого, ладно скроенного мужчину, чье лицо выглядело так, словно его пропустили через мясорубку.

– Слава Аллаху! – воскликнул Фаид аль-Сауд. – Фади жив или мертв?

– Мертв, – ответил Борн.

– Кто это, Джейсон?

– Мой друг Мартин Линдрос, – сказал Борн.

Начальник саудовской разведки тотчас же подозвал врача.

– Джейсон, ядерное устройство находится в вертолете. Невероятно, но оно уместилось в небольшой черный чемоданчик. Как Фади такое удалось?

Борн задержал на Вейнтропе взгляд, полный отвращения.

– Здравствуйте, доктор Сандерленд, – или лучше называть вас Костином Вейнтропом?

Вейнтроп вздрогнул.

Фаид аль-Сауд поднял брови.

– Ты знаешь этого человека?

– Мы с ним уже встречались один раз, – подтвердил Борн. – Доктор Вейнтроп – необычайно талантливый ученый, чьи интересы лежат в самых различных областях. В том числе в миниатюризации.

– Значит, это он сделал все вспомогательные электрические цепи такими, что ядерное устройство удалось запихнуть в чемодан. – Фаид аль-Сауд помрачнел. – А он утверждал, что их с женой держали здесь на положении пленников.

– Меня действительно держали здесь в плену, – упрямо настаивал Вейнтроп. – Вы ничего не понимаете. Я…

– Итак, про него нам все известно, – не дослушав его, продолжал Борн. – Что же касается его жены…

– Где она? – судорожно сглотнул комок в горле Вейнтроп. – Вам это известно? Я хочу увидеть свою Катю!

– Кати нет в живых. – Борн произнес это резко, даже жестоко. Он не испытывал никакого сострадания к человеку, который вступил в заговор с Фади и Каримом, чтобы уничтожить его, их злейшего противника, изнутри. – Она меня спасла. Я попытался ее спасти, но ее увлек поток воды.

– Это ложь! – побелев от ярости, крикнул Вейнтроп. – Она у вас в руках! Она у вас в руках!

Схватив за руку, Борн потащил его в комнату, из которой появился. После того как потоп схлынул, саудовские коммандос сносили сюда все найденные трупы. Рядом с трупом Фади лежала Катя, неестественно запрокинув голову.

Вейнтроп издал нечеловеческий стон. Борн, глядя на то, как он упал на колени, ощутил укол жалости к этой молодой красивой женщине, которая пожертвовала собой, чтобы он расправился с Фади. Похоже, гибели Фади она жаждала так же сильно, как и он сам.

Борн перевел взгляд на труп Фади. Остекленевшие мертвые глаза, до сих пор открытые, казалось, смотрели на него с бесконечной ненавистью. Достав сотовый телефон, Борн опустился на корточки и сделал несколько снимков лица Фади. Закончив, он выпрямился и оттащил Вейнтропа обратно к вертолетной площадке.

Борн обратился к Файлу аль-Сауду:

– Летчик в кабине?

Глава саудовской разведки кивнул.

– За ним присматривают. – Он указал на маленький чемоданчик: – А вот и бомба.

– Вы уверены, что это и есть адское устройство? – спросил Вейнтроп.

Фаид аль-Сауд посмотрел на эксперта. Тот кивнул.

– Я открывал чемоданчик. Это действительно ядерная бомба.

– Что ж, в таком случае, – на удивление, голос Вейнтропа наполнился дрожью возбуждения, – на вашем месте я бы снова открыл чемоданчик. Быть может, вы увидели не всё, что находится внутри.

Фаид аль-Сауд вопросительно посмотрел на Борна, тот кивнул.

– Открывай, – приказал глава саудовской разведки своему эксперту.

Тот осторожно уложил чемоданчик на бетонный пол и поднял крышку.

– Взгляните на левую сторону, – сказал Вейнтроп. – Нет, ближе к краю.

Саудовский эксперт склонился над чемоданчиком и тотчас же непроизвольно отпрянул назад.

– Включился таймер.

– Такое происходит, когда чемоданчик открывают, не набрав нужного кода.

Теперь Борн узнал прозвучавшие в голосе Вейнтропа нотки: это было торжество.

– Сколько остается времени? – спросил Фаид аль-Сауд.

– Четыре минуты тридцать семь секунд.

– Это я разработал эту схему, – заявил Вейнтроп. – И я могу ее остановить. – Он перевел взгляд с Фаида аль-Сауда на Борна. – Взамен я хочу получить свободу. Меня не должны будут преследовать. Никаких переговоров. Мне нужна новая жизнь, полностью оплаченная.

– И все? – Борн ударил его с такой силой, что Вейнтроп отлетел к стене. Он поймал его за грудки. – Нож!

Фаид аль-Сауд сразу понял, что от него требуется. Он протянул Борну нож.

Схватив нож, Борн тотчас же полоснул лезвием Вейнтропа по ноге чуть выше коленной чашечки.

Вейнтроп вскрикнул.

– Что вы сделали? – Он затрясся в судорожных рыданиях.

– Нет, доктор Вейнтроп, что ты сделал. – Борн присел рядом с ним, держа окровавленное лезвие у него перед глазами. – У тебя чуть меньше четырех минут на то, чтобы отключить таймер.

Вейнтроп раскачивался, сидя на полу, обхватив руками окровавленное колено.

– А как же… как же мои условия?

– Вот мои условия. – Борн взмахнул ножом, и Вейнтроп снова вскрикнул.

– Ну хорошо, хорошо!

Борн поднял взгляд.

– Поставьте раскрытый чемоданчик перед ним.

Как только это было выполнено, Борн сказал:

– Все в твоих руках, доктор Вейнтроп. Но не сомневайся, я буду, как цербер, следить за каждым твоим движением.

Выпрямившись, Борн поймал на себе взгляд Фаида аль-Сауда. Пухлые губы главы саудовской разведки испустили беззвучный вздох облегчения.

Борн внимательно наблюдал за действиями Вейнтропа. Судя по часам у него на руке, на все ушло чуть больше двух минут. Наконец Вейнтроп откинулся назад и снова обхватил колено руками.

Фаид аль-Сауд подал знак своему эксперту.

– Провода перерезаны, – осмотрев чемоданчик, доложил тот. – Таймер отключен. Теперь можно не опасаться взрыва.

Вейнтроп снова закачался из стороны в сторону.

– Мне нужно обезболивающее, – глухо промолвил он.

Фаид аль-Сауд позвал врача, затем направился к ядерному устройству. Однако Борн его опередил.

– Этот чемоданчик нужен мне, чтобы выйти на Карима.

Глава саудовской разведки недоуменно нахмурился:

– Не понимаю.

– Я полечу в Вашингтон тем же путем, которым должен был лететь Фади, – не допускающим возражений тоном произнес Борн.

Но все равно Фаид аль-Сауд спросил:

– Джейсон, ты считаешь, так будет разумно?

– Боюсь, на данном этапе уже поздно говорить о том, что разумно, а что – нет, – ответил Борн. – Карим сосредоточил в своих руках такую власть, что к нему нельзя подступиться. Я подойду к нему с другой стороны.

– В таком случае надеюсь, у тебя есть план.

– План у меня есть всегда.

– Ну хорошо. Мой врач позаботится о твоем друге.

– Нет, – решительно заявил Борн. – Мартин полетит со мной.

И снова Фаид аль-Сауд узнал прозвучавшие у него в голосе стальные нотки.

– В таком случае с вами полетит мой врач.

– Спасибо, – сказал Борн.

Фаид аль-Сауд помог своему другу поднять Мартина Линдроса на борт вертолета. Борн припугнул летчика Фади, объяснив, что неповиновение дорого ему обойдется. Тем временем глава саудовской разведки вместе с врачом устроили раненого как можно удобнее.

– Сколько он еще протянет? – тихо спросил Фаид аль-Сауд, ибо не вызывало сомнений, что Мартин Линдрос находится при смерти.

Врач пожал плечами:

– Около часа, может быть, чуть больше.

Борн закончил разговаривать с летчиком, и тот занял место за штурвалом.

– Мне нужна твоя помощь.

Фаид аль-Сауд выпрямился.

– Проси что угодно, друг мой.

– Во-первых, мне нужен телефон. Мой сгорел.

Глава разведки забрал у одного из своих людей телефон и протянул его Борну. Тот вставил в него карту памяти со всеми телефонными номерами.

– Благодарю. А теперь свяжись с правительством Соединенных Штатов и предупреди, что самолет, на котором я полечу, будет выполнять дипломатическую миссию посольства Саудовской Аравии. Как только я переговорю с пилотом, я пришлю тебе полетный план. Мне не нужны проблемы с таможней и иммиграционной службой.

– Считай, дело уже сделано.

– Затем я хочу, чтобы ты связался с ЦРУ и сообщил то же самое. Но только назови ориентировочное время прибытия на сорок минут позже того, которое я скажу, как только летчик определится с погодными условиями.

– Но мой звонок в ЦРУ предупредит двойника…

– Совершенно верно, – подтвердил Борн. – Предупредит.

Фаид аль-Сауд беспокойно нахмурился.

– Джейсон, ты затеял смертельную игру.

Предупредив друга, он стиснул его в крепких объятиях.

– Аллах снабдил тебя крыльями. Да убережет он тебя от опасности.

Поцеловав Борна в обе щеки, он вышел из вертолета. Летчик щелкнул тумблером, убирая маскировочную крышку с вертолетной площадки. Убедившись, что в зоне вращения несущего винта никого нет, он запустил двигатель.

Опустившись на корточки рядом с Линдросом, Борн взял его руку. Узнав Борна, Линдрос ответил на рукопожатие.

Борн почувствовал, что у него наворачиваются слезы. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы их сдержать.

– Фади мертв, Мартин, – сказал он, перекрывая нарастающий гул. – Твое желание осуществилось. Ты герой.


Глава 36 | Предательство Борна | Глава 38