home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Рандеву с Пропом - это серьезная операция, которая…

- Инферналь, вы вообще слушаете, что я вам говорю?

- Конечно, госпожа Калинда. 'Недопустимо и возмутительно, а также неблагородно и недостойно…' - я правильно повторил?

Глава ГНОМИК-а вздохнула.

Я уже час сидел в ее кабинете совместно с другими преподавателями. Кто сказал, что преподавательство - это интересно? Я бы придушил лжеца!

Во-первых, сегодня - общее совещание, на котором преподы отчитываются о том, 'сколько цветов жизни они полили живительной влагой знаний' (я интенсивно закашлялся на этой речи Калинды.) во-вторых, отчет об успехах.

К счастью, мне, как ведущему факультатива - то есть необязательного предмета - этого делать было не надо. Ну а во-вторых, пока что с меня спрашивать нечего - всего одно занятие, ознакомительное.

Тем не менее, на меня уже накатали жалобу - о том, что я 'порочу честное лицо военного дела'. Там же высказывались сомнения в том, что я вообще имею представление о том, как стоит воевать.

Ну, во-первых - я не дворянин, чтоб гордиться тем, что, мол, в стольки походах участвовал! Во-вторых, мой послужной список тянет тут на виселицу - понятие 'военные преступления' тут очень даже в ходу. И в-третьих - особо меня выбешивал тот факт, что военная наука тут застряла в районе начала девятнадцатого века - то есть несмотря на коротенькие юбки учениц, воевать тут предполагалось теми же методами, что Наполеона били. Нет, я не спорю - это придает боевым действиям изрядную долю благородства и 'травоядности', но один хрен коробит!

Гриэль по-быстрому отчитался о том, что его посещаемость - девяносто восемь процентов от потока (пять или шесть парней просто не пошли - застеснялись, наверное!), очаровал женскую часть преподавателей и заполучил уважение мужской, тонко польстив высокому качеству подготовки боевых магов - почему я так не могу языком трепать!

- Не понимаю, чего вы хотите от меня? - встал и прошелся по кабинету. - Агитировать их на самоубийственные атаки? Не хочу и не буду, не заставите! Я пытаюсь донести до них простую истину - противник тоже человек, и можно выиграть битву не начиная - просто напугав, подавив, заставив сдаться в плен, перекрыв подачу снарядов и еды. Тем самым спасти и своих солдат, и солдат противника.

Страны воюют и мирятся - вот только при условии, что в каждой из них убито по десяткам тысяч человек мириться будет проблематично. Черт побери - да я их и дипломатии в некотором роде учу!

Встал старик с гладко, до синевы выбритыми щеками:

- В принципе - верно. Но вот ваши методы преподавания, они как бы сказать…

- Действенные. Проверенные на опыте и историей.

- И кто же вас учил? - я задумчиво посмотрел на старика.

- Книжки читал. - Ну не говорить же, что я сам на своей шкуре ощущал и шквал непрекращающегося обстрела, и видел зверства озлобленных потерями друзей солдат. На тему участия - можно поспорить…

- Ладно… Попробуем иначе…


Глава XXI. Душевные разговоры и пытки. | Инферналь Мерценариус | cледующая глава