home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




* * *

Два с половиной месяца их отсутствия группа Ольшанской времени не теряла. Продвинуться они сумели весьма существенно, по крайней мере, уже точно были известны точки, образующие гекс, к которому принадлежала площадка в Домодедове. К счастью, гекс оказался весьма компактным. Вторую его точку, которая находилась под Новороссийском, даже удалось проверить – начальство оплатило Роберте, Олесе и Мише недельную командировку. И точку проверили, и в море искупались, и фруктов поели…

– Берта, расскажите, что на этом этапе получается? – Ит стоял напротив карты в рабочем кабинете Ольшанской и рассматривал усеивающие эту карту булавки с наклеенными на их головки разноцветными флажками. Булавок было много, флажки разных цветов с крошечными пометками на каждом усеивали карту очень густо. Ит знал, что клеить и красить флажки Берта заставляет Олесю – сама она давно посадила себе зрение, а достать хорошие очки при ее зарплате было весьма затруднительно.

– В общих чертах получается следующее. Если взять за основу то, как оказался устроен американский гекс, то раскладка по точкам в этом гексе должна быть следующей…

Первая известная нам точка находится в Домодедове. Она имеет волновой тип и рабочие доли по всему кругу. Вторая точка, как мы выяснили, является статичной, и точно такая же картина наблюдается в американском гексе. Третья точка в соответствии с тем, что получается, обязана быть пульсирующей… но проверить ее собственноручно невозможно.

– Почему?

– Потому что она расположена в Сирии…

– Ясно. Но данные по ней есть?

– Данные есть, и они совпали – судя по тому, что нам известно, она действительно пульсирующая.

– Не удивлюсь, если хозяин этой точки – «Транзит», – вставил Скрипач.

– Точно не известно, но похоже на то. «Транзит» давно монополизировал те маршруты…

– Скрипач, пойди, попей кофейку, – обозлился Ит. – И проснись уже наконец. «Не удивлюсь», – передразнил он. – Не далее чем пять дней назад в Ространсе как раз про это и говорили, – объяснил он Роберте. – «Транзит» изначально был монополистом на второй международной дамбе. Аргентина давно под ними. Трасса Натал – Монровия, вторая межконтинентальная. Половина африканского континента – так или иначе связана с «Транзитом». Или это дочерние компании, или что-то подобное. А уж про Алжир, Ливию, Саудовскую Аравию и прочее я вообще молчу. Они давным-давно под «Транзитом», потому что там люди умеют считать и понимают, насколько это выгодно.

– Тьфу на тебя, – обозлился в свою очередь Скрипач. – Имеющий глаза, да не видит. Ты хоть понимаешь, куда они подбираются, в результате?

– Не слепой. Европа уже, считай, в кольце, ее в буквальном смысле обложили… а Россия на очереди.

– Это что? Мировое господство? – поинтересовалась Ольшанская.

– На этом этапе нет, – отрицательно покачал головой Ит. – Но… то, что я услышал, указывает на следующее – мирового господства они всерьез добиваются. И транспорт лишь одна из фаз.

– Так чего они хотят?

– Роберта, они… они хотят активировать точку и пробить проход в мир с более высокими технологиями. Они небезосновательно считают, что, имея эти технологии и владея переходом, они… будут в дальнейшем диктовать миру свои условия.

– А кто им даст эти технологии? – прищурилась Ольшанская.

– Вы не поверите, но такие найдутся. Потому что у господ из «Транзита» есть замечательная валюта… – мрачно продолжил Ит. – И валюты этой у них много. Очень много.

– Так что это такое-то?!

– Берта, это… гости, – тяжело вздохнул Скрипач. – И живые, и мертвые. Есть организации, причем межгалактического уровня, которые готовы очень хорошо заплатить за Контролирующего в любом виде. Предпочтительно живого, конечно. В «Транзите» про это пока не знают, но, видимо, догадываются…

– Велика вероятность, что они, сумев активировать точку, попадут туда, куда хотят? – задумалась Ольшанская. – По-моему, нет…

– А по-моему, да, – ответил Ит. – Смотрите сами. Если взять нас двоих, того Сэфес, который погиб, и Барда – что получается? Каждый из нас попадал сюда не из пространства и не из Сети. Через Сеть, все верно – но с планеты. Не важно, с какой. А теперь… Безумные Барды, к примеру, зачастую выходят из Сети вообще неизвестно куда, особенно если после долгого включения и если нет Связующего. В пространство – редко. На планеты – чаще. Портал из точек, образующих гексы, скорее всего будет вести тоже на планеты, причем планеты обитаемые и высокотехнологичные. Остальное дело времени. Знаете поговорку – свинья грязь найдет? Года через три тут запросто может оказаться что-то типа Антиконтроля, Карающего молота, Свободного неба… а то и еще чего похуже.

– И что будет? – тихо спросила Ольшанская.

– Сложно сказать, – развел руками Скрипач. – Но ничего хорошего – точно. Ни с вами, ни с Контролем. Я сейчас даже не хочу предполагать, какое развитие могут получить…

– Рыжий, не сыпь соль на рану, – попросил Ит. – Развитие, не развитие. Диктовать политику мира в кластере будет «Транзит», как монополист, держащий всю планету. Вот что будет. Со всеми проистекающими.

– Это рабство? – Ольшанская смотрела на него неподвижно и пристально, закусив губу.

– Это хуже, – поморщился Ит. – Боюсь, что хуже. Потому что они станут диктовать политику… еще и Контролю. По сути – шантажировать. Их очень быстро этому научат. Можете догадаться, чем шантажировать. Вернее, кем. А это… – Он запнулся. – Лет через сто ваш мир будет головным в гигантском конклаве. Агрессивном и с подлейшей политикой. Антиконтроль и ему подобные организации способны на многое, поверьте.

– Почему?

– Да потому, что Контроль, не задумываясь, за каждого своего отдаст по планете! – рявкнул Ит. – Не сможет не дать – Контролирующие не мы, которые сдохнут, и никто не вспомнит. Даже самый слабый Бард держит в своем участке Сети минимум тридцать тысяч обитаемых миров! А Сэфес в стадии Энриас, такой, как покойный Сиино Ла Квента Горма, на порядок больше!

– Триста тысяч планет? – не поверила Ольшанская.

– Да. – Ит запустил руки в волосы. – Понимаете, к чему идет дело? Контроль, как структура, пойдет на все, чтобы спасти своих. Официальная Служба будет вынуждена идти у него на поводу… что вполне естественно. И при этом – соблюдать и свой кодекс, и законы мира пребывания. Точно так же, как мы сейчас соблюдаем его законы, замечу. А законы вам создаст «Транзит». И сделать мы ничего не сможем. Не имеем права вмешиваться во внутреннюю политику. То есть имеем, но только тогда, когда она подразумевает калечащую реструктуризацию участка кластера… Берта, долго рассказывать, можно потом?

– И что делать?

– Искать выход, потому что его надо найти раньше, чем это сделает «Транзит», – вздохнул Скрипач. – Если тут будут официалы в достаточном количестве, причем на этом этапе, а не когда «Транзит» начнет размахивать кулаками и угрожать, мир войдет в какой-нибудь кластер, как независимый… у вас есть ООН, в конце концов, и правительства разных стран вполне сумеют договориться и друг с другом, и с официалами, и с Контролирующими. В общем, будет обычная процедура, а не шантаж, который готовит «Транзит». Надо работать, Берта.

– Ладно. – Ольшанская глубоко вздохнула. – Тогда работаем.

…Следующая точка располагалась в Ливии, возле города Дерна. Она тоже являлась волновой и находилась в противофазе к точке в Домодедове. Точка в реестре была, гости на ней появлялись, но она, конечно, была в собственности у «Транзита» – именно к этому месту подходила одна из трех дамб, идущих через Средиземное море. Практичные арабы, как сказал Скрипач, давно поняли, что торговать можно не только апельсинами…

Еще одна точка находилась на острове Джильо в Тирренском море. Мимо острова шла малая дамба, которой, насколько было известно уже побывавшему в Италии Скрипачу, пользовались мало и редко, уж в больно плохом состоянии она находилась.

– Выбоина на выбоине, – ворчал он. – Она ужасно старая, ее чуть не пятьсот лет назад построили. Узкая, низкая… идти приходится с большими интервалами, потому что она, по слухам, вообще в любой момент рухнуть может…

Эта точка являлась статичной, и в общем реестре ей места не нашлось.

– Ну и Польша, – подвела итог Ольшанская. – Черск, если точнее. Точка находится в лесах под Черском. Пульсирующая, в противофазе к точке в Сирии.

– И владеет ею, конечно, «Транзит», – пробормотал Скрипач.

– Неизвестно. Может, и владеет, – неуверенно сказала Ольшанская. – Точкой в Хайдельберге он точно владеет, а про эту не знаю. Можно попробовать связаться с Варшавской Академией наук и уточнить.

– Обязательно нужно, – кивнул Ит. – Роберта, командуйте. Что мы в результате делаем?

Ольшанская растерялась.

– В смысле? – не поняла она.

– Ммм… – Ит задумался. – Вы – научная группа. Мы – работаем так, как вы скажете. Что нам делать? Проверять этот гекс? Разбираться с «Транзитом»? Нужен план, по которому мы будем действовать дальше.

– Вы издеваетесь? – Роберта осуждающе посмотрела на него.

– Нет, – отрицательно покачал головой Ит. – Работаем по правилам…

– Ит, ты чего это? – с подозрением спросил Скрипач.

– Я – ничего. – Ит снова подошел к карте. – И, судя по всему, вы оба тоже – ничего. Хочу обратить ваше внимание на то, что мы трое снова попали в тупик. Мы разобрались с гексами…

– «Разобрались», – фыркнула Ольшанская. – Да тут жизни не хватит, чтобы разобраться!..

– Относительно – разобрались, – твердо заявил Ит. – Но что делать дальше с этим всем, непонятно. И еще непонятно, с какого бока тут всплыла дамба Ялта – Стамбул.

Скрипач захихикал.

– Чего ты ржешь? – неприязненно спросил Ит.

– Да просто представил себе всплывающую дамбу, – пробормотал Скрипач. – Берта, Ит прав. Он гад, моральный урод, он ехидничает и придирается, но я вынужден признать, что он прав. У нас снова не хватает данных… а прошло уже черт-те сколько времени.

– Год. Даже больше, – кивнула Ольшанская. – Слушайте… а давайте попробуем от обратного?

– Это как – в данном случае? – нахмурился Ит.

– Вот смотрите. «Глобал транзит» с какой-то радости интересуется дамбой или чем-то, что рядом с ней расположено…

– Рядом с ней расположена вода, – хмыкнул Скрипач. – Много воды. Мы проверяли.

– Не ерничайте, сейчас не время. Дамбой по какой-то причине заинтересовались до такой степени, что стали бороться за монополизацию перевозок по ней – с какой целью?

Ит задумался. Ему очень нравилось в Роберте это качество – она умела задавать правильные вопросы. Редкое свойство, что говорить…

– Тогда давайте соберем информацию по дамбе, – предложил он. – Для начала. И попробуем понять, каким образом это может быть связано с гексами. Может случиться так, что на дамбе, к примеру, расположена площадка?

– Дамба – искусственное сооружение, – возразила Ольшанская. – Если площадка и есть, то она… Ну, может быть, на дне, под дамбой. Но не на самой дамбе, конечно. Площадки привязаны к естественному рельефу, их нельзя поднять или опустить.

– Дно… – Скрипач потер висок. – Слушайте, в этом что-то есть. Может быть, там действительно находится какая-то перспективная точка? А мы про нее не знаем?..

– Вот вам и план, – усмехнулась Ольшанская. – Вернее, его жалкое подобие.

– Ой, как нам Зинаида Прокопьевна обрадуется, – мечтательно пробормотал Скрипач. – Крику будет… «Опять книги взяли и вовремя не вернули, ироды проклятые, управы на вас нет, вот нажалуюсь Томанову, и будете к его жене за каждым справочником через полгорода кататься!» – передразнил он пожилую библиотекаршу, которая, по его утверждению, один раз попыталась огреть его по спине шваброй – видимо, не за красивые глаза.


предыдущая глава | Лучшее место на Земле | * * *