home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

Бедные родственники — это не только головная боль, но еще и возможность эксплуатировать их на самых неприятных работах.

Владетель Ясноград Крюк о родственных связях

— Ясноцвета? — Огромный мускулистый мужчина с седыми висками спрыгнул с коня и подошел к нам.

Я взглянула на благородного, который все так же держал меня в объятиях, и он позволил мне соскользнуть на землю, не сказав ни слова.

— Да, — сказала я, поправив одежду. — Это я, дядя Вел.

Огромная ручища начальника стражи замка Крюка нежно взяла меня за подбородок и покрутила мою голову в разные стороны. Я не протестовала. Дядя Вел был одним из тех, с кем у меня ассоциировались безопасность и уют. Даже в самую страшную грозу я могла ему довериться, ему же пожаловаться на синяки или боль в мышцах от тренировок или прибежать к нему, перепуганная ночным кошмаром, если няня казалась недостаточно надежным убежищем. Под мышкой у огромного сильного мужчины я ничего не боялась. Когда я была маленькой, он казался мне настоящим великаном, и даже сейчас я не могла не подивиться его физической мощи. Когда он стоял за спинкой трона моего отца, Владетель казался не более чем ребенком, за которым присматривает заботливый отец.

Да. Как-то так получилось, что начальник стражи очень часто был мне большим отцом, чем Ясноград Крюк.

— Хм… — сказал дядя Вел, закончив осмотр. — Что-то ты, цыпленочек, довольно паршиво выглядишь.

Я развела руками, подумав: «Видели бы вы меня несколько дней назад». Сначала я хотела вцепиться в начальника стражи Крюка руками и умолять поехать вместе со мной выручать из осажденного замка моих друзей, но что может сделать группа из десяти солдат против армии Владетеля? Я решила выяснить, что делают воины Крюка так далеко от дома, а потом уже думать, что делать дальше.

— Хоть живая — и ладно, — вынес Вел свой вердикт. — Тогда возвращаемся домой.

— Что? — спросила я. — Как домой?

— Так. Чем быстрее, тем лучше.

— Я никуда не поеду, пока вы не объясните, что происходит! — Я скрестила руки и всем своим видом дала ясно понять, что настроена крайне решительно.

— Мы вас искали, и вот нашли, — сказал за моей спиной благородный, не потрудившийся спешиться. Кто же это такой, ведь я же его знаю!

Я требовательно посмотрела в глаза дяде Велу.

— Хочу представить тебе, Сиятельная Ясноцвета, специальный отряд по твоему возвращению домой, — сообщил начальник стражи.

Вооруженные мужчины спешились и склонились передо мной в глубоких поклонах.

— И что все это значит? — спросила я. — Выкладывай напрямик, дядя Вел, прошу тебя.

Огромный мужчина замялся. Долгие разговоры никогда не были его коньком, но сейчас ему не отвертеться.

— Для разговора нам лучше расположиться поудобнее, — сказал аристократ. (Его голос прозвучал слишком близко, и я вздрогнула. Что-то у меня последнее время паранойя развивается, очень не люблю, когда ко мне так тихо подкрадываются.) — Ясноцвета, вы же не хотите, чтобы эти люди стояли в поклоне во время всего разговора? Это может отрицательно сказаться в том случае, если мы окажемся втянуты в бой, который идет неподалеку.

Я покраснела. Долгое существование в облике Милы Котовенко все-таки дало о себе знать. Я просто забыла, что должна разрешить людям выпрямиться. Махнув рукой, я обернулась к благородному. Он уже вел коня прочь от дороги, даже не сомневаясь в том, что остальные последуют за ним.

— Кто это такой и почему он тут распоряжается? — спросила я у дяди Вела, не тронувшись с места.

— Это Сиятельный Мезенмир Нож, младший сын Владетеля Ножа, — ответил он. — Очень здравомыслящий молодой человек и сильный маг. Это он тебя нашел.

— А-а-а… — протянула я, вспомнив. Конечно же! Мезенмир! Я была очень хорошо знакома с его сестрой и именно в их замке познакомилась с Жадимиром. Мезенмир редко снисходил до забав молодежи, увлеченный магическими экспериментами, а лет восемь назад уехал в столичный магический университет. Что его привело на юг в составе спасательного отряда?

Я задумчиво посмотрела вслед Мезенмиру. Составляя планы, нельзя не брать в расчет его Сиятельство такой силы, но вся проблема была в том, что я вообще не могла предугадать его действий. Мы даже в детстве ни разу не играли, и я не имела никакого представления о характере Ножа. Звонкорада редко упоминала о брате, считая его книжным червем.

Мезенмир почувствовал мой взгляд и обернулся, изобразив на лице вежливое ожидание. Играть лицом он умел куда лучше Ярослава, который, как правило, выражал только презрение и надменность разной степени холодности.

— Понятно, — пробормотала я, усилием воли загнав плохое предчувствие поглубже.

— Не думаю, что понятно, — осторожно сказал Вел. — Его магическая сила равна силе твоего отца.

Я почувствовала, как мои губы удивленно округляются. Крюки всегда считались самыми сильными магами в северных доменах, Владетели которых, в свою очередь, были самыми сильными магами в королевстве. То ли сказывалась кровь предков из удельных княжеств, то ли перекрестные, хорошо просчитанные браки.

Мы расположились на небольшой полянке, и Мезенмир обошел кругом весь отряд, ставя защиту. Теперь ни подслушать, ни даже близко подойти к нам было невозможно. Благородный постелил на траву плащ и подал мне руку с улыбкой и не пытаясь скрыть серебряные огоньки в глазах.

— Ясноцвета, я снял с вас узы, спутывающие вашу магию, — сообщил он. — Если рядом идет бой, вы должны быть готовы сражаться за свою жизнь в любой момент. Так что имейте в виду.

Я милостиво кивнула Ножу и обратилась к начальнику стражи:

— Рассказывай.

— После того, как ты… нас покинула, — со вздохом начал Вел, — твой отец создал отряд по твоей поимке. Мы должны были найти тебя и вернуть домой. И вот наконец мы тебя нашли.

— Какая-то это слишком сокращенная версия, — нахмурилась я.

— О чем еще рассказывать? — пожал плечами старый воин. — О том, как мы пытались тебя найти? О том, в какой ярости был твой отец и как ему пришлось усмирить себя и признать, что ты его переиграла и получила свое право на пресловутую ошибку? О том, что эти два года большинство магов Дома занимались только тем, что пытались отследить проявления твоей магии? О том, что твой дружок Чистомир нам ничего не сказал, хотя — я уверен! — он знал, где ты? Или о том, сколько слез пролила твоя мать?

— Гм… — Слышать о неприятных вещах мне откровенно не хотелось, поэтому я решила сосредоточиться на главном. — А что, отец до сих пор на меня злится?

— Нет, — ответил Вел, и я почувствовала, как у меня гора с плеч свалилась. — Сейчас он даже доволен тем, что ты смогла выжить, будучи полностью самостоятельной. Теперь он считает, что ты будешь куда лучшей Владетельницей, набравшись жизненного опыта, чем если бы он тебе преподнес домен на блюдечке пару лет назад. Но когда ты только…

— Сбежала, — подсказал Мезенмир.

— Сбежала, — почти свирепо подхватил Вел. — Ясноград был в такой ярости, что уволил меня с поста начальника стражи!

— Что? — удивилась я. Представить стражу замка Крюка без Вела, в любую погоду проверяющего посты или гоняющего по двору новобранцев, было невозможно. — Как он мог?

— Он считал меня виновным в том, что ты смогла ускользнуть. И с тех пор единственной моей задачей были твои поиски в том случае, как только ты себя обнаружишь достаточно сильной магией. Вот, создал отряд, тренировал его потихоньку и ждал.

Я покосилась на окружающих нас солдат. Всех я помнила еще по жизни в замке. Старая, проверенная, заслуженная гвардия.

— Я могла и совсем не воспользоваться сильной магией, — упрямо сказала я.

Вел пожал плечами:

— Тогда рано или поздно твоему отцу надоело бы ждать, и он нашел бы тебя своими методами.

— А если бы ты захотела выйти замуж, то кинжал, сменив владельца, создал бы возмущения в магическом поле, — сообщил Мезенмир, в упор глядя на мой кинжал.

Я скосила глаза и увидела, что позабыла снять с него маскировку. Интересно, видит ли маг истинный вид кинжала?

— Должен сказать, что я удивлен, — продолжал бывший начальник стражи. — После той грозовой ночи ты как будто в воду канула. Ни единого следа, даже маги Дома не могли тебя найти!

«Ну, конечно! — подумала я. — Только ради того, чтобы этого не случилось, я вынесла неимоверную боль, выжигая у себя на спине татуировку Дома. Ради того, чтобы меня не смогли засечь, я два года пользовалась лишь крошечной частью своей магической силы».

— Как только вы допустили достаточно сильный всплеск своей магии, Владетель Крюк объявил по всему королевству о вашем поиске, и наш отряд двинулся в путь, — пояснил Мезенмир.

— Три недели назад, — пробормотала я про себя. От домена отца до домена Сыча можно было добраться за две недели, если ехать достаточно быстро.

— Извините, Ясноцвета, — резко сказал Нож, — если вам кажется, что мы не достаточно быстро кинулись к вашим ногам. Вы хоть представляете, как тяжело было вести ваши поиски только по вспышкам магии? Последние три дня я вообще не мог вас почувствовать!

Лицо Мезенмира было непроницаемым, однако в глубине глаз горел яростный огонек. Я не понимала, почему он так зол. Мои отношения с отцом — это наши внутрисемейные проблемы, каким боком к ним причастен Нож?

— Нечего на меня так смотреть! Я не просила меня искать, — выпалила я и поняла, как по-детски беспомощно это прозвучало, совсем недостойно наследницы домена.

— Вы — нет, — горько сказал Мезенмир. — Но ваш отец — очень даже.

— Отлично. Но домой я не поеду!

— А мы вам не подчиняемся, госпожа Ясноцвета, у нас на этот счет особые распоряжения, — хрипло сказал вислоусый вояка со шрамом через все лицо. — Владетель требует, чтобы вы как можно быстрее вернулись домой и приняли на себя обязательства Владетельницы домена. Вы хоть знаете, что вы теперь наследница?

— Знаю. Мм… Хус, правильно?

Вояка кивнул.

— Я рад, что вы меня помните.

— Еще бы, — буркнула я. Однажды мы с Чистомиром натянули в темном коридоре замка веревку, не особо рассчитывая, что кто-то попадется в такую примитивную ловушку. В нее попал выпивший Хус, который потом долго гнался за нами по коридорам, гулко бухая по каменному полу подбитыми гвоздями сапожищами. В теории мы знали, что он не имеет права поднимать руку на их Сиятельств, но на практике проверять это не захотели. — Почему такая спешка? — недовольно спросила я. — Домен ждал меня два года, подождет еще немного!

— Вы, наверное, не в курсе того, что творится сейчас в королевстве? — спросил Мезенмир. — Дело в том, что в стране происходят некие… центробежные волнения, и отсутствие законного владельца земель может на этих землях отразиться крайне негативно.

— Так, — негромко произнесла я. Это что же, гражданская война, которая так давно назревала, наконец-то созрела? Час от часу не легче! Интересно, что по этому поводу говорится в моем рабочем контракте?

— Если тебе было известно, что ты стала наследницей, то почему ты не вернулась домой? — спросил начальник стражи.

— Потому что узнала об этом совсем недавно, и к тому времени у меня уже были обязательства, которые я не могла нарушить.

— Это какие же? — заинтересованно спросил Мезенмир.

— Я служу королевским гласом, — высокомерно сообщила я ему. — Пока не закончится мое назначение в инспектируемом секторе, я не могу заниматься личными проблемами.

— Можешь, — пожал плечами Нож. — Службу королевских гласов распустили.

— Почему? Когда?

— Несколько дней назад. Восточный регион охвачен войной, но не только поэтому. Слишком много групп королевских посланников пропали без вести, особенно в приграничных регионах, и Совет благородных заволновался.

Я понимающе кивнула. К каждому отряду гласов приписан аристократ высокого ранга, у которого было право судить и приговаривать к смерти любого, включая благородных. Если королевские посланники пропадали, могу представить, какой вой подняли семьи, лишившиеся своих отпрысков.

— Откуда вам известны последние новости? — спросила я.

Мезенмир молча достал из сумки притороченной к его поясу большой шар. Я вытаращила глаза, не в силах совладать с удивлением. Неужели это?..

— Переносной артефакт для связи с Владетелем, — сказал Нож. — Выдан мне из сокровищницы Крюка и совсем недавно отремонтирован гномами. К сожалению, на этой территории не работает, но как только мы попадем туда, где есть магия Владетелей, сразу сообщим вашему отцу радостные вести.

Я даже не знала, что в нашем Доме такое хранится. Переносной артефакт был большой редкостью, и его наличие у Мезенмира лучше всего сказало мне, каким невероятным уровнем силы он обладал, раз мог пользоваться этой вещью. Становиться поперек дороги молодого Ножа я бы не рискнула.

— А что случилось с восточным регионом? Княжества или Ломбир? Кто на нас напал? — спросила я.

— Никто, — тяжело сказал Вел. — Владетель Рис решил отхватить кусок у соседа, тот не дал, а потом и остальные подтянулись. Там сейчас идет такая грызня за территории, что королю пришлось стягивать на восток большую часть армии, а это дало возможность южанам творить все, что захочется. На западе решили объявить автономию и вообще не платить налогов. Только в центре и на севере более-менее спокойно. На севере тишина только благодаря усилиям твоего отца, Дуба и Ножа. Мы не можем сейчас позволить себе ослаблять наши позиции, и поэтому ты должна вернуться домой, принять владение доменом и выйти замуж за человека, который поможет тебе сделать новый домен сильным.

— С замужеством некоторые проблемы, — тихо сказала я, не решаясь поднять глаза. — Мой муж, Жадимир Ножов, жив.

Послышались удивленные возгласы. Все солдаты, прибывшие с Велом, давно служили у нас в замке и знали о моем замужестве.

— Как он может быть жив, если я самолично проводил расследование обстоятельств его гибели? — раздался среди возбужденных шепотков изумленный голос бывшего начальника стражи. — Ты уверена?

— Конечно, — кивнула я, чувствуя себя несчастной. — Я его видела не далее как сегодня утром в замке ульдона.

— А ты уверена, что это именно он, а не морок, наведенный ульдоном? — спросил мелодичным голосом Мезенмир.

Я резко повернулась к нему.

— Конечно! Неужели я бы не смогла узнать своего мужа, когда он…

Я вовремя закрыла рот и даже умудрилась не сильно покраснеть. В любом случае, даже если Тар Уйэди создал такую иллюзию или просто оживил Жадимира, только живой человек мог так целоваться. Жадимир при поцелуе всегда легонько прикусывает мне нижнюю губу, по-своему ласкает уголки губ, и скопировать это невозможно. В общем, я была совершенно уверена, что мой муж жив-здоров и собирается оставаться таким как можно дольше.

Я внезапно осознала, что на поляне царит тишина и что на меня уставились десять пар любопытных мужских глаз и еще одна пара насмешливых. Я уже было открыла рот, чтобы сказать хоть что-то, способное прервать это мучительное молчание, как дядя Вел сказал тщательно контролируемым голосом:

— Если вся проблема в разводе, то у меня есть полномочия вас развести, даже если мы находимся не на территории нашего королевства. — Воин вынул из-за пазухи кожаную папку и открыл ее. Там была куча бумаг, украшенных вензелями домена Крюка и с личными печатями Владетеля.

— Вот это да! — удивилась я. — А не много ли полномочий для бывшего начальника стражи?

Мезенмир фыркнул, остальные солдаты прятали улыбки.

— Что смешного? — требовательно спросила я, заподозрив неладное.

— Ясноцвета! — Вел взял меня за руки, глядя прямо в глаза, как в детстве, когда он сообщал мне что-то важное и боялся моей реакции. — Ты не задумывалась, почему твой отец, сторонник строгой иерархии, никогда не возражал, чтобы ты обращалась ко мне «дядя Вел»?

— Я думала, это потому, что ты со мной с детства… — начала было я, но потом замолчала и почувствовала, как у меня некрасиво и совсем неприлично для наследницы домена отвисает нижняя челюсть. — Ты… — прокашлявшись, я все-таки нашла в себе силы спросить: — Вы мой дядя?!

— Единокровный младший брат Яснограда Крюка Велимор Крюков. — Он грациозно поднялся и отвесил мне поклон, сделавший бы честь любому придворному.

Я глазела на такого знакомого и одновременно незнакомого человека, чувствуя себя последней дурой. Теперь мне стало понятно, почему отец так легко отнесся к возможности появления у меня детей от Жадимира. Тогда, почти три года назад, я думала, что это потому, что мы с Ножовым всегда будем вместе, но на самом деле отец был готов сделать из моих не совсем чистокровных детей помощников в правлении. Никто лучше не прикроет тебе спину, чем правильно воспитанный близкий человек. И именно поэтому Велимор был всегда рядом с Ясноградом, и отец доверял ему, как никому другому. Дядя может сколько угодно рассказывать о том, что его понизили в должности, однако кому еще мог поручить отец возвращение наследницы домена?

— Я даже и представить не могла…

— Так и было задумано, — пожал плечами Велимор. — Все окружающие должны были быть уверены, что я простой вояка. Осторожность — второе имя твоего отца. Ему бы не хотелось, чтобы кто-то был поводом для возможного шантажа Дома Крюка.

В голове у меня зашумело. Наверное, для меня на сегодня событий было более чем достаточно.

Кто-то тронул меня за руку. Я обернулась и увидела внимательный взгляд Мезенмира.

— Может быть, вам дать воды?

Наверное, он думает обо мне так же, как и остальные, что я капризная девчонка. Я мысленно прикинула, что лучше: чтобы он думал, что я слаба, или показать ему свою силу. В конце концов, решила, что сильной я всегда успею побыть, а вот если он меня недооценит, то это может оказаться полезным.

— Пожалуйста, — пролепетала я и обратилась к дяде: — Какие сюрпризы меня еще ждут?

— Как я уже сказал, отец очень обеспокоен текущей политической ситуацией и хочет, чтобы твой домен был сильным. Поэтому я хочу тебе представить твоего вероятного мужа, Мезенмира Ножа.

Несколько недель назад я, узнав, что отец решил выдать меня замуж за Ярослава Волка, не смогла сдержать эмоций. Теперь, когда меня окружало уже трое мужчин, так или иначе желающих меня заполучить, появление еще одного я уже могла вынести спокойно. Привычка — великое дело!

Дядя достал из папки бумагу и протянул мне. Я машинально взяла ее и опустила глаза на ровные строки. Это был уже подписанный Владетелями Крюком и Ножом, а также их поверенными брачный контракт. Я уже держала в руках подобную вещь три года назад, но тогда печатей и вензелей было куда меньше. Ну конечно, союз наследницы домена и младшего сына Владетеля — это не временный брак между младшей дочкой Владетеля и мелким аристократом.

Строчка для подписей новобрачных была пустой.

— Я готов подписать контракт хоть сейчас, — сказал Мезенмир, протягивая мне флягу с водой. В его глазах где-то в глубине была горькая насмешка, но я не могла понять, что его так забавляет и огорчает одновременно.

Я снова опустила глаза на контракт и все, о чем я могла связно подумать, так это: «Даезаэль будет счастлив».

— Ясноцвета! — окликнул меня дядя. (Его голос доносился до меня, словно я была закутана в толстое одеяло.) — Цыпленочек, ты меня слышишь?

Мне в губы ткнулась холодная фляга с водой. Я вздрогнула и несколько раз моргнула, чтобы сосредоточиться. Денек сегодня выдался не из легких, а если учесть, что я сегодня еще не завтракала (да и вообще не ела минувшие три дня), удивительно, что я еще держалась на ногах. Я попила воды, и перед глазами перестали плавать разноцветные круги. Я заставила себя поднять голову, чтобы поблагодарить за воду.

Передо мной на коленях стоял Мезенмир и кривил губы так, как это могут делать только чистокровные благородные, словно не мог решить, что будет уместнее — пожалеть, подбодрить или посмеяться над моей слабостью. Я решила, что благодарить не буду, в конце концов, он был обязан проявить обо мне заботу.

— Смотрю, у отца не сменился секретарь. — Я снова посмотрела на ровные строчки, выписанные идеальным почерком.

— Вы чуть в обморок не упали, — ровным голосом произнес Нож. Его лицо напоминало бесчувственную маску. — Вот это реакция на известие о предстоящем браке!

— Я не ела несколько дней, — сказала я, усилием воли заставляя себя держаться ровно.

— Пресветлые Боги! — воскликнул Вел. — Почему?

— Наверное, потому что старалась не умереть, — пожала я плечами.

— Понятно, — сказал Нож. — Вот почему я не мог уловить вашей энергии, хотя до этого всю неделю она из вас постоянно сочилась. Прошу, подождите немного, я вам помогу.

Он встал и подошел к своему коню. Долго рылся в седельных сумках, потом всыпал что-то во флягу и протянул ее мне:

— Выпейте это, Ясноцвета, пока мы приготовим вам поесть.

Велимор уже отдавал распоряжения бывшим стражникам.

— Я не буду это пить, — заявила я, с подозрением глядя на флягу.

— Почему? — нахмурился Мезенмир. — Уверяю вас, у меня достаточно квалификации, чтобы приготовить вам укрепляющий напиток.

— И достаточно квалификации, чтобы опоить меня и силком вернуть отцу?

Его лицо искривилось от гнева.

— Я не играю нечестно, Ясноцвета! Это оскорбление — предполагать, что я могу совершить подобное!

Такой реакции мне было вполне достаточно. Ничего не ответив, я выпила снадобье, и мне действительно стало легче, причем настолько, что я была готова начинать новый этап наших переговоров.

Глядя на его Сиятельство, я медленно вытащила из ножен кинжал, который все так же выглядел как безобидный ножичек. Держа его на ладонях, я сняла маскировку. Солнце засияло на серебряной волчьей голове на рукояти. Мезенмир настолько откровенно удивился, что я поняла, что через маскировку кинжала он пробиться не смог. Это радовало.

А вот дядя отреагировал на кинжал громким кряканьем. От избытка чувств он хлопнул себя по коленям и, прищелкнув языком, покачал головой.

— Я не могу выйти за вас, Мезенмир, — сладким голосом пропела я, — потому что обручена с его Сиятельством Ярославом Волком. Ведь, насколько мне известно, именно его отец хотел бы видеть кандидатом в мои мужья номер один? Поэтому можете забыть о ваших мечтах о моем домене.

— Ага, — негромко пробормотал Мезенмир, с интересом разглядывая кинжал. Из его глаз исчезла горькая насмешка. — Вот что это были за остаточные эманации! Магия кинжалов!

— Интересный факт. — Крюков потер лоб. — Однако мы можем только предполагать, где находится младший Волк. Последний раз, когда до меня доходили слухи, он был в замке Сыча.

— О, это не проблема, — сказала я, — потому что мне точно известно, где находится мой жених. Капитан Волк сейчас в замке ульдона Тара Уйэди, который осажден войсками Владетеля Сыча.

— Еще более интересный факт, — пробормотал мой дядя.

— Он согласен на вас жениться? — спросил Мезенмир.

Мне показалось, что это для него было куда важнее, чем информация о том, что Владетель Сыч напал на ульдона.

— Да, — холодно ответила я. — Или вы думаете, я у него кинжал силой отобрала?

— Замечательно! — сказал Крюков, копаясь в своей папке. — Для этого случая у меня есть брачный договор, подписанный Владетелем Волком.

Да уж, отец все предусмотрел!

— А зачем вы скрывали кинжал? — Во взгляде Мезенмира было облегчение. Странно, почему?

— Потому что Владетель Сыч взял меня в плен, — ответила я. — В тот момент, когда мы встретились, я как раз совершила побег из его военного лагеря. Согласитесь, светить родовым кинжалом было бы очень некстати.

Крюков издал неопределенный звук, но его Сиятельство не обратил на это внимания.

— Что-то вы не очень хорошо скрывались, — насмешливо сказал он. — Прямо мне в руки свалились. Вы называете это хорошей маскировкой?

— Я упала, потому что узнала Вела… Велимора, — ответила я, пристально глядя в его глаза в обрамлении пушистых черных ресниц. Вообще-то чистокровные благородные редко бывали черноволосыми, но в нем, как и во мне, явно проявилась кровь предков. — Слишком удивилась.

— Удивилась, значит, — протянул он. — А я думал, что наследницы домена ничему не удивляются.

— Наследницы домена много чего делают, — мягко сказала я. — Только вы об этом узнаете тогда, когда найдете себе следующую жертву для своих честолюбивых планов стать Владетелем.

— Так вы думаете, что я потащился через всю страну, постоянно напрягая свои магические силы, ради домена?

Мне показалось, что вокруг все заиндевело. Его взгляд требовал подчиниться, склонить голову, прервать этот поединок силы воли, но на этот раз я решила не уступать. Отец, Чистомир и Ярослав меня хорошо натаскали в умении сопротивляться самому ледяному взгляду благородных. Тогда, когда простолюдины уже склонили бы головы и униженно просили прощения, я лишь добавила еще больше холода в голосе:

— Именно так я и думаю. Только глупцы, желающие просто так отхватить себе домен, могут соглашаться подписывать брачный договор, видев невесту мельком, и то в детстве. Ах да, нельзя забывать о тех нескольких минутах, которые мы сегодня провели вместе. Достаточное основание для брака. Меня от вас тошнит, Мезенмир!

Я отвернулась от Ножа, совершенно проигнорировав, что он начал что-то говорить.

— Дядя Велимор, я прошу вас помочь мне остановить Владетеля Сыча до того, как он убьет Ярослава!

— Не думаю, что это возможно, Ясноцвета, — ответил он. — Я буду только «за», если ты выйдешь за молодого Волка, однако рваться спасать его, рискуя тобой… Нет. Приказ твоего отца был совершенно однозначным: найти тебя и как можно скорее вернуть домой.

— Я никуда не поеду, — заявила я, поднимаясь на ноги. — Если вы не будете мне помогать, значит, я сама что-то придумаю, однако оставлять в осажденном замке тех, с кем пережила столько опасностей, я не намерена.

— Не глупи, — посоветовал мне дядя, протягивая руку.

Я отшатнулась.

— Вы хотите спасти не Сиятельного Волка, а вашего первого мужа? — внезапно спросил у меня Мезенмир.

— Нет, Ярослава, — ответила я, не успев подумать, и внезапно поняла, что это правда.

Жадимир был мне дорог, и я была уверена, что его любила. Однако в сегодняшнее утро во мне умерло — или родилось — что-то такое, заставившее меня ответить на вопрос Мезенмира именно так.

— Цыпленочек, — ласково сказал Велимор, — я стараюсь понять твои чувства, однако у меня есть приказ.

Я окинула взглядом поляну, прикидывая, что делать дальше. Расстановка сил была явно не в мою пользу, но это не значило, что я собиралась сдаться.

— Хорошо, — улыбнулась я. — Давайте поедим перед дорогой.

«Пожалуйста, Ярослав, — подумала я со всей силой, — прошу тебя, только не погибни! Пресветлые Боги, чахи и дрыхли, умоляю — помогите!»

Ни Ярослав, ни боги не ответили, и я поняла, что придется рассчитывать только на свои силы.

— Что случилось? — взволнованно спросил меня Мезенмир. — Что вы сделали? Почему я почувствовал от вас мощнейший выброс силы? Предупреждаю, Ясноцвета, если вздумаете избавиться от нас с помощью магии, я тоже могу применить силу. Возможно, вы унаследовали способность использовать сильнейшие заклинания, но я куда более искусен в обращении с магией.

— Да не хотела я сбежать, — устало ответила я. — Разве вы не слышите? Бой продолжается! Я не хочу геройствовать в одиночку. Я просто молилась о том, чтобы Ярослав выжил. Или вы готовы запретить мне даже это?

— Нет. — Нож покачал головой и успокаивающе пожал мне руку. — Молитесь. Возможно, именно ваша сила сейчас уберегла Волка от стрелы или удара мечом. Молитвы близких всегда воздействуют на судьбы.

— Детки, давайте поедим, а потом уже решим, что делать дальше. — Велимор протянул мне миску с подозрительным варевом, хотя запах этой малосъедобной на вид субстанции показался знакомым.

— Что это? — спросила я.

— Это каша на основе заэ-инн, — сказал Мезенмир. — Специально для вас.

Теперь я узнала запах. Даезаэль кормил нас чистым заэ-инн, но даже перемешанный с крупой, эльфийский хлебец был очень полезным. Я ела медленно, опасаясь, что желудок взбунтуется, однако целебный бисквит творил чудеса. Когда я доела, то почувствовала необыкновенный прилив сил и готовность претворить в жизнь только что придуманный план.

— Куда ты? — спросил дядя Велимор, увидев, что я поднимаюсь.

— Мне нужно уединиться, — холодно сказала я. — Или вы пойдете меня сопровождать?

— Дай мне слово чести, что не сбежишь! — попросил он.

— Дядя! — ахнула я. — Мне нужно особое разрешение, чтобы уединиться по интимным делам?!

Я залилась краской и даже прикрыла лицо руками, издав слабый всхлип. В шелку между пальцами я заметила, как побагровели все вояки, а дядя открывал и закрывал рот, словно выброшенная на берег рыба.

Благородные воспитанные девушки никогда не упоминают при мужчинах о таких потребностях, а мужчины, вынудившие их это признать, нарушали все нормы этикета, и их осуждали.

— Гхм… — наконец выдавил дядя. — Да, иди, конечно.

Я направилась в кусты с видом разгневанной королевы и, удалившись на достаточное расстояние, бросилась бежать.

Я только-только почувствовала радость от того, что мне удалось вырваться на свободу, как кто-то прыгнул на меня, обхватив руками, и мы покатились по земле, собирая мелкий мусор и ломая тоненький подлесок.

Когда я снова могла нормально дышать и точно определить, где земля, а где небо, то обнаружила себя лежащей под Мезенмиром. Он сморщился и чихнул прямо мне в лицо.

— Прошу прощения!

— Вы так сильно ходите на мне жениться? — спросила я.

Он смешно наморщил нос и скептически улыбнулся:

— Почему выдумаете только о свадьбе, Ясноцвета! Неужели вы так же пустоголовы, как и моя сестра?

— Слезьте с меня! — приказала я. Я, видите ли, о свадьбе думаю! Да это они все кругом как сговорились!

Нож скатился на землю. Встав, отряхнулся и протянул мне руку. Я скептически посмотрела на него снизу вверх.

— Не нужно обижаться, Ясноцвета, — просительно сказал он. — Это ведь вы попытались сбежать.

— А вы, значит, пошли за мной. Извращенец.

— А где же ваше «я не буду геройствовать в одиночку»? — парировал он.

Я поднялась без его помощи, мрачно посмотрев на его Сиятельство снизу вверх. Мезенмир был ниже Ярослава, однако мне, унаследовавшей субтильную конституцию тела от отца, слишком на многих приходилось смотреть вот так, и это меня не смущало. Поэтому я постаралась вложить в свой взгляд все презрение к подглядывающему за интимными делами аристократу. Мезенмир не удержался и начал оправдываться:

— Ваше возвращение домой мне куда важнее ложной стыдливости. Тем более что я не смотрел, просто решил рядом… прогуляться. Только когда услышал ваш топот, никак не связанный с… делами, то понял, что пора действовать.

Я тяжело вздохнула.

— Отпустите меня, Мезенмир.

— Вам так дорог Волк?

Я тщательно сформулировала ответ:

— Я не могу оставить своих спутников и отправиться домой, не попытавшись хоть что-то предпринять для их спасения. Это дело чести. — Раз уж переговоры с Сычом я доблестно провалила, хоть что-то же должно у меня получиться!

Аристократ закусил губу. Я даже затаила дыхание, чтобы не мешать ему думать.

— Хорошо, — наконец сказал он. — Я отпущу вас и даже разрешу поисковому отряду помочь вам — да, я наделен подобными полномочиями. Только с одним условием. Если вы здесь и сейчас сможете меня победить. Тогда я признаю, что у вас достаточно сил, чтобы постоять за себя, и мы не нарушим прямого приказа Владетеля Крюка.

Я согласно кивнула. Это действительно был минимум, на который Нож был согласен в сложившейся ситуации. По иерархии власти он стоит выше Велимора, но ниже Яснограда Крюка (и, кстати, ниже меня, но мое мнение как раз в расчет не берется; отец хорошо подстраховался и заранее учел, что дочь может быть… не в восторге от открывающихся перспектив). Заявлять, что поединок нечестный, я не собиралась. Конечно, Мезенмир превосходит меня по опыту и уровню магической силы, но я страстно желала победить и должна была хотя бы попытаться.

— Я согласна.

Мезенмир подобрал большую палку и начертил на земле два небольших круга, раздвигая прошлогоднюю листву и вырывая с корнем молодую траву. То ли он срывал таким образом злость, то ли вообще не привык делать что-то вполсилы.

— Никаких заклинаний, просто поединок силы воли, как во время дуэли. Если вы своей силой заставите меня выйти из круга — вы победили. Я не буду вас атаковать, это было бы слишком несправедливо. — Улыбка тронула его губы.

Я встала в свой круг и постаралась максимально расслабиться, глубоко дыша и закрыв глаза. У меня был всего лишь один урок магических дуэлей, в то время как брат умел сражаться в совершенстве. Отец считал, что это может спасти ему честь и жизнь. Но спасибо хотя бы и за это. Девушки никогда не сражались на дуэлях, разве что признанные магессы — за получение более высокого уровня.

Я собрала всю магию, которой обладала, представила ее в виде тарана и метнула в сторону Ножа. Он даже не покачнулся. Я все наращивала и наращивала уровень силы, выжимая из себя все, на что была способна, до тех пор, пока не почувствовала знакомое жжение на спине.

На мгновение мелькнула мысль, что мне нельзя обращаться к магии Дома, но я затолкнула ее подальше. Ради того, чтобы победить Мезенмира, я была готова на все.

Как только жжение достигло критической точки, и я поняла, что еще чуть-чуть, и уже ничего нельзя будет исправить, у меня как будто появилось второе дыхание. Новая, свежая сила окатила меня, как ледяная вода из колодца, и я услышала шум и треск.

Открыв глаза, я увидела Ножа, медленно сползающего по стволу большого дуба, который рос в нескольких шагах от его круга.

Мезенмир не вышел из обозначенного места. Его оттуда вышвырнуло. Осталось только понять, что это была за сила такая и как я смогла победить мага, равного моему отцу по силе.


ГЛАВА 11 | Обручальный кинжал | ГЛАВА 13