home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 14

Когда я буду умирать, пусть хор юных невинных эльфийских дев исполнит надо мной похабные тролльи частушки.

Из завещания Даезаэля Тахлаэльбрара

Больше месяца каждый день Ярослав и Драниш гоняли нас как новобранцев. Физические упражнения, работа с оружием и снова физические упражнения до тех пор, пока мышцы не начинали болеть и дрожать так, что даже лежать было больно.

Мы ныли и жаловались, стонали по ночам, а днем с трудом заставляли себя двигаться, но факт оставался фактом: умения, полученные во время жестокой муштры, мне уже не раз спасали жизнь.

Так и на этот раз.

Я еще не успела осознать того факта, что вероломный Сыч не только дал приказ отступить, но и велел одному из отрядов убить меня, как уже лежала на земле. Как я спрыгнула с коня, увернувшись от удара меча, не помнила. В голове лихорадочно просчитывались варианты — пешей у меня больше шансов спастись, затерявшись среди палаток и солдат. Раз меня до сих пор никто не остановил, значит, приказ об убийстве был дан только избранным, и это было мне на руку.

Я подхватила юбку и бросилась петлять между солдатами, сворачивающими лагерь, не обращая внимания на шуточки. Мне нужно было всего лишь несколько мгновений спокойствия, чтобы сосредоточиться и применить магию, но пока это было невозможно. Честно говоря, меня совершенно не волновала судьба моих стражей. В конце концов, они сами были умелыми воинами и могли постоять за себя, а сейчас главным было спасти собственную жизнь.

— Держите ее! — закричал за моей спиной офицер. — Приказ Владетеля!

Я выжимала из своего тела все, на что оно было способно, уворачиваясь от попыток меня схватить. К счастью, офицер Сыча не приказал убить меня на месте. Возможно, не хотел, чтобы в убийство Сиятельной было замешано слишком много народу. Я сжимала в правой руке кинжал Волка и молилась лишь о том, чтобы он меня не подвел. Несколько раз я вполне успешно отбила попытки меня удержать, но так не могло продолжаться бесконечно. В какой-то момент меня схватили сразу несколько солдат — за юбку и за руки.

— Отпустить немедленно! — рявкнула я таким тоном, что сама удивилась. От такого крика перед моим отцом склонялись даже самые буйные жители из присоединенных деревень Свободных княжеств.

Солдаты взглянули в мои глаза и вздрогнули, машинально пряча руки за спину. Спасибо Хусу, который открыл мне глаза на некоторые привилегии жизни чистокровной!

Воспользовавшись замешательством в рядах противника, я побежала к выходу из военного лагеря, направляясь к замку. Еще немного, и я бы успела вырваться на свободу, а там и магию использовать легче и, может быть, ко мне бы пришла подмога.

Однако путь перегородили конные воины, я обернулась и поняла, что меня взяли в окружение. Я замерла, опустив руки и стараясь восстановить дыхание. Пока жива, я могу бороться. Хорошо еще, что окружившие солдаты не подходили близко и у меня для маневров было несколько шагов.

— Ясноцвета, — мужчины расступились, и появился офицер на коне, — вы создаете проблемы. Пойдемте со мной.

Он протянул мне руку в перчатке таким галантным жестом, как будто предлагал мне просто совместную прогулку.

— Сиятельная Ясноцвета, — надменно уточнила я достаточно громко и четко.

Офицер холодно улыбнулся:

— Сиятельная. Прошу вас, от вашего поведения зависит жизнь ваших людей. Уверяю, если вы будете более сговорчивы, с ними ничего не случится.

— Ах да, — протянула я, — и ничего не случится с теми, кто знает, что вы вероломно собираетесь убить наследницу домена Крюка? Вы думаете, это вам сойдет с рук?

Среди солдат раздались взволнованные шепотки. В своих предположениях я была права. Владетель Сыч еще не до конца утратил разум и не хотел, чтобы о его преступлении знали простые солдаты. Убить Сиятельную!

Нет, конечно, среди чистокровных частенько бывали войны за власть, а яды были очень частой приправой к блюду неугодного аристократа, как и кинжалы под ребра, разнообразные несчастные случаи и неприятности на охоте. Но такими вещами занимались только доверенные лица, потому что оставшиеся в живых, а также многочисленные родственники имели неприятную привычку жестоко мстить. Простые солдаты и наемники слишком ценили жизнь и благополучие своих родных, чтобы связываться с такими вещами. Еще у всех на слуху был случай, когда Владетель Мак после гибели своего наследника сровнял с землей несколько деревень, где жили родственники наемников, так легкомысленно согласившихся на убийство. Мак потратил несколько лет на расследование и нашел всех убийц. Их доставили к нему живыми и поговаривали, что он до сих пор держит их в клетках и пытает каждый день, провозгласив, что смерть — слишком легкое наказание. Кстати, заказчика от этой участи не спасло даже аристократическое происхождение. С мощью Владетеля его небольшая семья даже не пыталась соперничать, выдав провинившегося и радуясь, что еще так легко отделались.

Мой отец был слишком известным даже в этой части королевства, чтобы планируемое убийство его дочери не вызвало волнения среди простых солдат.

Я заметила, как мужчины отступили подальше, фактически оставляя меня наедине с офицером.

— Вы просчитались, — заметила я. — Нужно было подождать, пока я выйду из лагеря и там прирезать меня по-тихому.

— Нужно было, — согласился офицер спокойно. — Однако моя честь не позволила бы такое сделать. Я должен убить вас, Ясно… Сиятельная Ясноцвета, это приказ моего Владетеля. Я не могу ему не подчиниться. Я не хочу вмешивать в это других. Когда ваш отец начнет мстить, я хотел бы, чтобы его гнев коснулся только меня. Но, раз вы вышли на публичный уровень…

Офицер спрыгнул с коня и снял с себя головной убор с плюмажем, открывая аристократическую косу. Что ж, я так и думала. Кому попало Сыч бы не отдал такой приказ, это наверняка один из его родственников, а может быть, и следующий претендент на наследство после Томигоста. Очень умно, ничего не скажешь: и от меня можно избавиться, и от слишком активного и верного долгу племянничка, который пользовался любовью подданных. Вон как охотно солдаты кинулись исполнять его приказ и даже сейчас, хоть и не вмешиваются, все равно не отходят далеко.

— Давайте решим это дело между нами. — Аристократ достал кинжал. — Я — Светокол Сычев, вызываю вас, Сиятельная Ясноцвета Крюк, на поединок!

Я засмеялась. Вот ничего с собой не могла поделать — засмеялась и все! Уже второй раз за этот бесконечный день меня вызывают на поединок, и снова встает вопрос о жизни и смерти, только на этот раз моей, а не моего жениха. Отказаться от поединка я не могла, согласно правилам чести, да еще и в присутствии стольких свидетелей. И Светокол нашел для себя самый выгодный вариант решения проблемы. Победив меня на поединке, он хоть как-то был защищен от гнева Владетеля Крюка, а дяди, которому я, согласно правилам, могла перепоручить защиту своей чести, рядом не было. (Надеюсь, после схватки он остался цел!) Я улыбалась, чувствуя, как напрягаются щеки — трудно было удерживать приветливое выражение лица.

— Хорошо, — почти весело сказала я после небольшой паузы, — я принимаю ваш вызов. — И подняла свой кинжал, синхронно повторяя движение Сычева.

А потом просто ударила его магической волной точно так же, как и Мезенмира чуть раньше. Только на этот раз я знала, что делать, процесс подготовки прошел значительно легче, и ледяная сила рода Волка, пришедшая на помощь, уже не удивила.

И Сычева, и стоящих рядом солдат силой магии отбросило на приличное расстояние. Будто бы по лагерю полосой прошелся смерч, сметая и людей, и лошадей в одну огромную кучу. Будут знать, как становиться на дороге у Крюков! Я не мешкая помчалась в сторону замка, чувствуя, как в ушах свистит ветер, а бурлящая в крови магия позволяет телу двигаться значительно быстрее обычного.

Да, я нарушила правила проведения поединка, но о своей чести буду беспокоиться позже. Честь важна только тогда, когда ты жив. Честь не обнимешь и не прижмешь к себе холодной ночью. Думаю, даже Ярослав с этим согласится.

Я бежала так, словно за мной гнались все чахи и дрыхли, слыша, как меня настигает стук копыт. Кто за мной гонится, я не знала и надеялась, что успею нырнуть в дыру в воротах замка и спастись там среди развалин. Хоть бы преследователи не начали стрелять! Быть быстрее стрелы я уж никак не могла.

Я мчалась, внимательно глядя под ноги, чтобы не споткнуться о чей-то труп или валяющееся тут и там оружие, пока не врезалась во что-то твердое так, что даже искры из глаз посыпались. Силы удара хватило, чтобы свалиться вместе с неожиданной преградой на землю.

Перед моими глазами была толстая форменная куртка королевской армии с серебряными заклепками.

— Когда бегаете, Ясноцвета, нужно смотреть не только под ноги, но и вперед, — сдавленно произнес Ярослав, который после попытки меня остановить оказался в лежачем положении.

Я чуть приподнялась на руках и обнаружила, что его голова перевязана так же, как и в нашу первую встречу, волосы растрепаны, а щеку пересекал свежий глубокий порез, кое-как стянутый магией.

Я посмотрела в его серебристо-серые, ледяные глаза и пролепетала, чувствуя, как с души свалился огромный камень:

— Вы живы, да?

— Да, — просто ответил он.

Я прижалась лицом к его груди, схватилась руками за куртку, царапая ладони о серебряные детали, и зарыдала в голос.

Ярослав помолчал не двигаясь, а потом положил мне руку на голову и неумело погладил, другой рукой обхватив меня за талию.

— Успокойся, девочка моя, — хриплым голосом сказал он. — Теперь все наладится.

Потом, не выпуская меня из объятий, он медленно сел и принялся баюкать меня, как ребенка. Я постаралась загнать свои рыдания вглубь — нехорошо так себя вести перед строгим Волком. Но слезы текли и текли, вырываясь судорожными всхлипами, отчего все мое тело сотрясалось, несмотря на все попытки взять себя в руки. Вопреки моим ожиданиям Ярослав ничего не говорил, лишь изредка прикасался губами к макушке только для того, чтобы вызвать очередной приступ всхлипываний.

— Очень не хочется прерывать такую душещипательную сцену, — раздался над нами едкий голос Даезаэля, — но там Драниш умирает. Не хотите попрощаться?

Эти слова моментально привели меня в чувство, поселив в животе ледяной ком. Я вскочила на ноги и уставилась на Даезаэля. Выглядел целитель куда лучше, чем я ожидала. И вообще, я только сейчас заметила некую странность: во дворе на постах стояли стражи ульдона, и практически все они выглядели так, будто только что отдыхали на курорте, а не сражались в смертельном бою — розовощекие, так и брызжущие силой и здоровьем. И эльф сиял в лучах солнца золотистыми, хоть и растрепанными волосами, которые всегда первыми реагировали на все неприятности, становясь тусклыми; а на теле, кажется, не было ни царапинки, даже сорочка целая. Что здесь происходит? Но задать вопрос я не успела, потому что Ярослав спросил:

— Где он?

Мне показалось или голос капитана задрожал?

Даезаэль просто поманил нас пальцем, не говоря больше ни слова.

Я в первый раз видела двор замка после бойни, и от зрелища пробирала дрожь. Почти все хозяйственные постройки были разрушены, тут и там лежали трупы животных, людей и койладон, брусчатка была залита кровью и выбита на местах магических взрывов. Тара Уйэди нигде не было видно, как и Тисы с Персивалем. Интересно, они живы? Я взглянула на Волка, на лице которого была непроницаемая ледяная маска, и не решилась спросить.

Драниш лежал под замковой стеной с закрытыми глазами. Его густые курчавые волосы слиплись от крови, а лицо было серым и израненным. Дышал он редко, с ужасным хрипением, из полураскрытого рта после каждого выдоха появлялась розоватая пена. От пяток до груди он был укутан в теплое одеяло, на котором уже расплылись кровавые пятна. Я остановилась. Нет, я не хотела этого видеть. Я не хотела! Драниш — веселый, добрый, заботливый и надежный, как скала, просто не мог быть этим! Ошибка, определенно ошибка! Ведь он же опытный воин, он… он всегда победит всех! Я не хочу на это смотреть, я не хочу! Я сейчас закрою глаза, а когда открою, то окажется, что Даезаэль все перепутал и там, под стеной, лежит один из солдат Сыча, но не Драниш.

Ярослав повернулся и прижал мою голову к своей куртке. Его дыхание вырывалось с каким-то свистом, а рука, которую он положил на мой затылок, подрагивала. Я плотно-плотно закрыла глаза, но все равно перед ними всплыло тело, укрытое окровавленным одеялом.

— Мужество, — прохрипел Волк. — Мужество.

Я поняла, что он хотел сказать, и отстранилась. Конечно, Владетель всегда должен быть мужественным. Владетель должен достойно провожать в посмертие своих соратников.

В глаза как будто насыпали песка, а ноги одеревенели. Закусив губу до крови, я изо всех сил пыталась быть мужественной.

— Вот, — непривычно печально сказал Даезаэль, присаживаясь рядом с Дранишем на корточки. — Можете признаваться в любви и клясться в вечной памяти.

Я упала на колени перед Дранишем и схватила его за руку. Обычно горячие пальцы тролля сейчас были ледяными. Он никак не отреагировал на мое пожатие. Взгляд Драниша был устремлен куда-то ввысь, и меня пробрала дрожь. Неужели он уже видел облачную пещеру Пахана и самого бога, приветственно машущего рукой?

Я почувствовала рядом со своим ухом тяжелый вздох и, обернувшись, увидела Ярослава. Глаза у него сверкали. Если бы это был не несгибаемый Волк, я бы сказала, что он пытается сдержать слезы.

— Можно… — чтобы овладеть голосом, Ярославу пришлось прокашляться. — Можно ли что-нибудь сделать?

— Все, что можно было сделать, я уже сделал, — с искренним состраданием произнес целитель. — Драниш впал в боевое безумство, и ты же видел, скольких он положил. И все. Он исчерпал себя.

— Драниш, — прошептала я, погладив его руку. Странно, почему мне так же больно, как и когда я узнала о смерти мужа? Неужели за два месяца тролль сумел занять в моем сердце столько места? — Драниш, пожалуйста, не умирай!

— Он тебя не слышит, — сказал Даезаэль без следа обычной насмешки.

Ярослав тяжело осел на брусчатку, словно из него вынули внутренний стержень, и закрыл лицо руками.

— Я сожалею, — сказал тихо эльф. — Я правда сожалею, но… я бы и рад попытаться, но магия ульдона не даст мне это сделать. А только моих собственных сил не хватит, чтобы исцелить тролля с таким количеством внутренних повреждений, особенно учитывая, как сильно эта раса сопротивляется магии. Все, что я смог, — это максимально обезболить, чтобы умер он спокойно.

Я обеими руками держала огромную ладонь Драниша, как будто это могло удержать его тут, рядом с нами, и бестолково глядела на рукав черной форменной куртки с серебряными заклепками. На черном кровь кажется лишь пятном, которое слегка темнее ткани. На груди, полускрытые одеялом, были такие же капитанские нашивки, как и у Ярослава, хотя Драниш никогда не заморачивался насчет собственного звания. Мне вспомнилось, как он предлагал мне стать генеральской женой, шутливо рассуждая о том, что придется съездить в штаб, чтобы получить причитающиеся повышения. Странно, почему в такие моменты в голову лезут всякие глупости?

— У меня есть кое-какое предложение, но оно вам не понравится… — начал Даезаэль, но нерешительно умолк.

Я подняла глаза. Эльф сидел напротив нас, закусив губу и уставившись невидящим взглядом в одну точку.

— Говори, — прохрипел сквозь сомкнутые ладони Волк.

— Мы могли бы сейчас найти жреца или попросить Тара Уйэди и официально поженить Ясноцвету и Драниша. Супружеская пара, особенно если обряд был совершен по всем правилам, имеет куда больше возможностей для выживания, чем одинокий тролль. Ясноцвета может попытаться вытащить Драниша, используя свою магию.

Супружеская пара… Мне даже показалось, что у меня в голове что-то щелкнуло. Нервное потрясение напрочь лишило меня способности думать, но теперь я вспомнила! Ведь мы с Ярославом теперь можем пользоваться объединенной магией обоих родов! Это огромная сила, которая поможет Даезаэлю вылечить Драниша.

Я уже была готова закричать об этом и потребовать от целителя взять нашу магию, но встретилась с серьезным и предупреждающим взглядом Сына Леса и… промолчала, обратив внимание на Ярослава.

Волк тяжело дышал, сжав руки в кулаки, на лице у него ходили желваки.

— Женитьба, — пробормотал он, — по всем правилам…

— Это навсегда, — качнул головой Даезаэль. — Правда, я не могу дать гарантий, так что вполне возможно, что Ясноцвета пробудет женой совсем недолго — полдня, день… Тролли живучие и умирают долго. А может быть, это как раз то, что необходимо, чтобы Драниш выздоровел.

Ярослав посмотрел на меня. Во взгляде его были отчаяние и нестерпимая мука.

— Навсегда, — проговорил он. — Навсегда!

Он ударил сжатыми кулаками о брусчатку так, что сбил костяшки в кровь. Я отшатнулась — настолько страшным был его взгляд.

— Драниш — мой лучший друг, но могу ли я ради спасения его жизни перечеркнуть все, к чему стремился? Могу ли я? Могу? — Он уже кричал, и крик его, казалось, исходил из самого сердца.

— Это только тебе решать, — шепнул Даезаэль. — Ясноцвета не против.

— Я… — Ярослав сглотнул, будто проглатывал колючку. — Я… только надеюсь, что Драниш возьмет меня к себе помощником, когда станет Владетелем.

Я перевела взгляд на Даезаэля. Эльф сиял, умильно сложив руки на груди. Лицо у него было довольным-довольным, будто он был купцом, у которого оптом внезапно скупили весь залежавшийся товар.

Когда стоишь на коленях, бить очень тяжело, но я вполне успешно нанесла удар, врезав целителю кулаком по челюсти. Даезаэль, не ожидавший от меня такого, завалился на спину, дернув ногами.

Эльфийская челюсть оказалась довольно твердой, и я со стоном потрясла кистью. Пресветлые Боги, что со мной происходит? Почему я уже второй раз за день кого-то бью? Если бы мой отец это узнал, то, наверное, поседел бы от ужаса. Впрочем, что отец! Рядом сидит Ярослав, и уж он-то мне этого не спустит.

Волк молчал, и это молчание было хуже всяких слов. Я сидела, опустив взгляд на окровавленное одеяло, и, честно говоря, откровенно боялась посмотреть в сторону капитана.

Даезаэль тем временем поднялся, потер челюсть и деловито спросил:

— А что ты предлагаешь? Ясноцвета, эй! Я к тебе обращаюсь.

— Мы с Ярославом можем теперь объединять силу наших родов, — скороговоркой пробормотала я.

— Что? — удивился Волк. — Как ты…

— Ты это точно знаешь? — перебил его Даезаэль, дождался моего кивка и воодушевленно сказал: — Прекрасно! Двойная сила — это как раз такая мощь, которая нужна. Давай мне свою руку и делай то, что нужно для этого объединения. Только учти, твой удар я не забуду и не прощу.

— Мы об этом еще поговорим, — спокойно пообещал Ярослав, зажимая между своими ладонями мою.

Целитель схватил мою правую руку и без предупреждения резанул по запястью кинжалом, выхватив его с поистине нечеловеческой скоростью и ловкостью из моих ножен. Я вскрикнула.

— Я только начал, — со злобной улыбкой пообещал эльф и резко потянул из меня энергию.

Я решила отложить все эмоции на потом и просто сконцентрировалась на магии. В этот раз процесс соединения двух магий пошел еще легче, чем во время поединка с Сычевым, вот только силы целителю требовалось значительно больше и отнюдь не на мгновение. Я почувствовала, как снова отозвался болью ожог на спине, как пришла ледяная сила Волка, но этого все еще было недостаточно.

Ожог на спине болел все сильнее, и мне все труднее было сдерживать стоны. Прошло еще мгновение — годы? — и я уже кричала в голос. Тело требовало прекратить издеваться над собой, но силы воли хватало на то, чтобы не выдернуть свою руку из ладоней Волка, а Даезаэль держал цепко, скороговоркой бормоча заклинания.

С Дранишем не происходило никаких видимых изменений. Неужели все, что мы делаем, зря? Неужели даже объединенной силой двух Домов не удастся исцелить тролля?

Боль на месте ожога стала нестерпимой, и я упала лицом на грудь Драниша, прямо на кровавое пятно. Каким же холодным оно было! Каким холодным…


Мне казалось, что я дома, в южном поместье. Наша супружеская кровать, на которой мы с Жадимиром проводили упоительные ночи, была покрыта очень мягкой периной. Каждый вечер ее взбивали несколько горничных так, что, укладываясь спать, я проваливалась в пушистый и теплый сугроб, в котором было невероятно уютно.

Жадимир ложился позже, подкатывался ко мне и обнимал, целуя в затылок. Тогда у меня, как и у каждой аристократки, были длинные, почти до колен волосы, которые няня заплетала в тугую косу. Если я не просыпалась, то муж отыскивал в постели кончик косы и щекотал мне нос. Если же и это не помогало, то он просто прижимался ко мне и тоже засыпал.

Утром я просыпалась рано и долго нежилась, впитывая каждой клеточкой тела это невероятное ощущение — объятия любимого мужчины, стук его сердца и размеренное дыхание. Как правило, пушистые волосы Жадимира за ночь растрепывались и золотым ореолом разлетались по подушке. Я осторожно, стараясь не разбудить любимого, гладила шелковистые пряди.

А у Ярослава волосы совсем не такие, как у Жадимира. Волк — чистокровный благородный, плод многовековых браков между аристократами, и волосы у него жесткие, и прямые и из прически не выбиваются.

Я вспомнила, как выглядел капитан после того, как вытащил меня из реки, и впервые задумалась о том, что я тогда увидела в его взгляде, кроме удивления, что я оказалась Сиятельной? Что там было такое едва уловимое, такое необычное?

Мысли о Ярославе вернули меня к реальности, и я почти сразу же поняла, почему проснулась с мыслями о прошлом — рядом действительно лежал Жадимир, обхватив меня рукой, и несколько прядей его волос пересекали мое лицо, издавая едва уловимый лавандовый аромат. В комнате было темно, и только бледный свет луны пробивался через сомкнутые шторы. В голове теснились миллионы вопросов. Сколько времени я пробыла без сознания? Удалось ли нам исцелить Драниша или же он умер? Что с Таром Уйэди, Тисой и Персивалем? И почему рядом со мной Жадимир? Где Ярослав? Или Даезаэль на худой конец!

Я попробовала отстраниться, но тело не слушалось, и как я ни старалась, мне не удавалось сдвинуться с места. Самое страшное, в глубине души мне нравилось лежать в объятиях первого мужа. Но почему? Я ведь считала, что Жадимиру уже нет места в моем сердце, что я похоронила свою любовь, как только узнала, что он два года скрывался, заставив меня оплакивать его смерть.

— Жадимир, — шепотом позвала я. — Жадимир!

— Ммм, — пробормотал он в полусне и уткнулся носом мне в плечо.

— Жадимир, проснись же! — Я решила испробовать метод, который несколько лет назад всегда помогал. — Мой отец приехал!

— Что? — Ножов подскочил на кровати, резко сев. — О, Пресветлые Боги, Ясноцвета, какой отец! Мы же в замке ульдона!

«Ага, — отметила я про себя, — в глубине души ты все же еще боишься моего отца!»

— Что ты делаешь в моей кровати, Жадимир? — спросила я.

— Как это что? Ты же была при смерти, а я как-никак твой муж! Я должен быть рядом.

— Ммм… — Я опять попробовала пошевелиться, и у меня снова ничего не вышло. — Почему я была при смерти?

Жадимир через меня наклонился к прикроватной тумбочке и зажег лампу, потом уселся поудобнее и перекинул волосы на спину.

— Почему? Странный вопрос. Ты такая глупышка, Ясная моя! Зачем ты обращалась к силе рода? От последствий обращения к ней в прошлый раз тебя с трудом смогли избавить ваш эльф-целитель совместно с Таром Уйэди! Скажи, ты ищешь смерти?

— Нет… нет, совершенно нет! Просто я должна была помочь Дранишу. Как он?

Жадимир рассмеялся.

— Никогда не перестану тебе удивляться! Ты сама балансируешь на грани жизни и смерти, а тебя волнует только тролль?

— Я не думаю, что умираю, — возразила я. Да, я не чувствовала тела, однако у меня ничего не болело и дышать было легко.

— Ах, это все потому, что я рядом. — Жадимир погладил меня по голове. — Разве ты не знаешь? Связь между мужем и женой очень прочная.

— Жадимир, я ведь уже говорила. Я не хочу, чтобы наш брак продолжался, и я уже обручена с Ярославом.

Ножов продолжал улыбаться, но голос его был холоден:

— Ясная моя, видишь ли, мне абсолютно все равно, что происходит между тобой и Ярославом. Ты моя жена. Что бы ты себе ни придумывала, ты все равно моя жена и будешь ею еще сколько?.. Около трех недель, если меня не подводит память.

— Не подводит, — буркнула я.

— Скажи, разве ты меня не любишь? — ласково спросил муж.

— Я не думаю, что до сих пор люблю тебя, — откровенно сказала я. — И не думаю, что это изменится. Я повторюсь: ты был хорошим мужем, я не могу этого отрицать, но ты не будешь хорошим Владетелем домена.

— Почему не буду? — удивился Жадимир. — Я ведь уже и есть Владетель домена.

— Как это? — пролепетала я.

— Я понимаю, ты очень слаба и тебе тяжело думать, но разве это не очевидно? — Ножов снисходительно улыбнулся. — Ты — наследница домена, а я твой законный муж. Значит, согласно законам королевства, я — Владетель.

— Но мы же с тобой разведемся…

— Ясноцвета! — Жадимир навис надо мной, поставив руки так, что моя голова оказалась в тисках. — Забудь ты эту ерунду про развод. Я не позволю тебе развестись со мной! Ну, ну, не делай такое лицо. Разве я был плохим мужем? Поверь, став Владетелем, я стану еще лучшим! Все, что тебе нужно для счастья, — насыщенные ночи, новая одежда, драгоценности, — все, что захочешь! Я даже разрешу тебе видеться с твоим любимчиком Чистомиром, правда, только после того, как ты родишь мне сына.

— Ты не можешь стать Владетелем! Ты не Сиятельный!

— Какая глупость! Тебе стоило бы лучше знать историю собственного государства, Ясная моя! Далеко не всегда Владетелями становились прямые потомки Сиятельных. Процесс нанесения магической татуировки Дома абсолютно у всех делает глаза серыми и дает доступ к огромной силе. Да и вообще, кто бы говорил! Разве не твои предки совсем недавно не имели никакого отношения к нашему королевству?

— Мои предки всегда были благородными и всегда правили! А вот из какой семьи ты? — Я твердо смотрела в голубые глаза Жадимира, в которых отражались блики света от ночника, и поэтому я никак не могла уловить их выражения. — Пойми, быть Владетелем — это не только носить татуировку Дома и иметь определенный цвет глаз, это большая ответственность. Особенно у нас, в приграничье. И особенно сейчас, когда в стране идет гражданская война. Домену нужен сильный Владетель, который сможет защитить жителей. И не только защитить — не допустить голода и нищеты, не позволить алчным правителям из независимых княжеств оттяпать кусок нашей земли… Разве ты сможешь это все потянуть? Ты же книжный червь, мечтатель!

Жадимир расхохотался.

— Вот как ты думаешь обо мне? Ты ошибаешься, моя маленькая женушка! Я знаю и умею куда больше твоего разлюбезного Волка, для которого учеба была мукой. В моем распоряжении были библиотеки двух крупнейших северных доменов!

— Так ты давно уже это спланировал, да? — прошептала я.

Ножов пожал плечами.

— Мой отец слишком бедный, чтобы устроить мою жизнь с помощью денег. Поэтому я с детства знал, что моей силой будут знания и хорошо проработанные планы на жизнь.

— Если бы не мой отец, который тебя подозревал и постоянно к нам наведывался, я так и была бы наивной влюбленной дурочкой до тех пор, пока бы не пришла пора делить домен на два? Ведь это только я ни о чем не задумывалась, а ты наверняка знал, когда женился, что так и будет! — горько проговорила я.

Жадимир снова улыбнулся.

— Любой дальновидный человек знал, что твоему отцу придется разделить домен, я только немного ошибся в сроках. Уж не знаю, как это ему удалось, но он сумел уговорить короля отложить решение о разделе домена. Но… почему быть наивной влюбленной дурочкой так плохо? Разве ты не была счастлива со мной? Вспомни, за те несколько месяцев, что мы жили в браке, мы хоть раз поругались? Хоть раз ты жалела о том, что мы женаты? — Ножов помолчал, а у меня в голове было пусто и гулко. Наверное, так мой мозг сам себя закрывал от душевной боли. — У нас и твоего домена все будет хорошо. Ты знаешь, чем я занимался минувшие два с половиной года, после того, как мне пришлось скрыться от убийц твоего отца? Я управлял землей, которая принадлежит Тару Уйэди!

— Ты? — удивилась я.

— Конечно! Этот молодой ульдон получил кусок территории в конце войны, когда стало понятно, что Владетель Сыч так слаб, что не будет особо протестовать. И именно я занимался развитием земель, я смог добиться, чтобы эти территории приносили доход, чтобы здесь селились жители! Тару Уйэди никогда не была интересна эта, как он говорил, мышиная возня за крупу, и поэтому он позволял мне делать все, лишь бы был результат. Так что поверь, Ясная моя, я смогу стать достойным Владетелем твоего домена.

Мне вспомнились опустевшие деревни, которые мы встречали на своем пути, и рассказ бывшего жреца о том, что произошло с жителями, и я спросила внезапно охрипшим голосом:

— Значит, то, что я видела в бывших деревнях домена Сыча, это твоих рук дело?

— А? Нет, не моих. Это Тар Уйэди, он любит всякие эксперименты проводить. Но я постарался, чтобы даже это пошло нам на пользу.

Меня пробрала дрожь от того, как спокойно говорил Жадимир об опустевших деревнях. Столько человеческих жертв ради эксперимента, и он постарался, чтобы это пошло на пользу!

— И тебя не ужасало то, что вы делали с Таром Уйэди? — спросила я.

— Нет. — Он покачал головой и его пушистые волосы упали мне на лицо. (Я постаралась их сдуть, но не очень-то преуспела.) — О, извини!

Жадимир ласкающими движениями убрал волосы, не забыв погладить мое лицо. В животе возник тугой и горячий ком. Ну почему, почему Ножов всегда так на меня действует?

— Иногда иметь зомби под рукой куда лучше, чем живых людей, — рассудительно заметил Жадимир. — Я мог бы тебе показать теоретические экономические выкладки и результаты, которые я в итоге получил и получаю, но не буду забивать этим твою прелестную, но маленькую головку. Просто согласись, что я стану хорошим Владетелем.

— Очень интересно, как же ты собирался стать Владетелем, находясь от меня так далеко? Как только истек бы срок брачного контракта, у тебя не было бы никаких шансов. Зная моего отца, я могу с уверенностью утверждать, что он выдал бы меня замуж в тот же день, — сказала я.

— О, Ясная моя, неужели ты искренне думаешь, что я бы пустил дело на самотек? Я собирался появиться перед тобой, как сияющий рыцарь! Я прекрасно спланировал свое возвращение, как вдруг засек твою магию в домене Сыча, а потом и совсем близко. Зачем мне было совершать лишние движения, когда моя жена сама стремилась ко мне в объятия?

— Вот как, — глухо проговорила я и попыталась отвернуться.

Глаза Ножова хищно блеснули — или это снова игра света? — и он наклонился к моему лицу. Его волосы упали по сторонам, создав между нами и миром шелковистую золотую завесу.

— Я могу быть хорошим Владетелем, и я — лучший муж для тебя, Ясная моя, — прошептал он и принялся покрывать мое лицо поцелуями. — Возможно, я допустил некоторые ошибки, но я исправлюсь. Ты не пожалеешь!

Жар внизу живота все разрастался, и я вдруг почувствовала руки и ноги, смогла пошевелить пальцами. Это была очень хорошая новость, однако я решила ее приберечь. События последних дней научили меня осторожности рядом с бывшим возлюбленным.

— Нет, Жадимир, нет! Я прошу тебя! — Из-за сумасшедшего стука сердца я сама себя не слышала. — Нет!

— Почему нет? — промурлыкал он, прокладывая горячую дорожку по моей шее. Мое тело непроизвольно выгнулось, стремясь быть ближе к мужскому. — Разве хоть на кого-то еще ты так реагировала? Я подарю тебе счастье, Ясная моя, каждую ночь!

— Нет, — простонала я. — Я не могу позволить такому, как ты, завладеть моим доменом!

— Такому, как я? — Он горячо дышал мне в ложбинку между грудями. — Что плохого в достижении своей цели любым путем?

Он сдернул с меня одеяло и лизнул левый сосок.

— Нет, — простонала я, хотя мое тело говорило «да!», — нет! Что бы ты ни сделал, я не изменю своего решения! Я не желаю продолжения нашего брака! Не хочу!!!

Жадимир снова навис надо мной, кривя губы.

— Хорошо, — процедил он. — Я хотел добром, Ясноцвета! Но, если ты так категорично настроена, у меня нет другого выхода. Прощай, моя дорогая женушка!

Он сел сверху, больно сдавив ногами мои бедра, чтобы я не смогла брыкаться, схватил подушку, на которой спал, бросил ее мне на лицо и придавил сверху руками.

Подушка пахла лавандовым ароматом — любимым ароматом моего вероломного мужа.


ГЛАВА 13 | Обручальный кинжал | ГЛАВА 15