home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 16

Разобраться в том, как хитро бродит закоулками разума мужская мысль, еще сложнее, чем найти себе подходящего мужа.

Ясноцвета Крюк о взаимопонимании полов

— Я вот чё думаю, Ярик. — Во рту тролля торчала травинка, и он гонял ее туда-сюда, отчего иногда колосок ласковой кошачьей лапкой касался моей руки. Я сидела рядом с вольготно развалившимся троллем на крыше фургона, катившего по лесной дороге, и подставляла лицо солнечным лучам, пробивавшимся через густые кроны деревьев. — А чё мы воевали вообще с нечистью? Какой смысл?

Ярослав сидел, скрестив ноги, на сундуке и точил кинжал, иногда поглядывая вниз, на Мезенмира, который вел фургон. Несмотря на его явное недоверие, молодой маг справлялся с работой прекрасно. Рядом с Ножом сидел Персиваль и что-то рассказывал, активно жестикулируя. Мезенмир слушал его внимательно, иногда задавал уточняющие вопросы, и гном раздувался от гордости.

Нам пришлось уезжать из замка ульдона в спешке: к ульдону прибыл гонец, сообщивший, что наши страны снова находятся в состоянии войны, и Тар Уйэди посоветовал нам перебраться через границу как можно быстрее — имена Волка и Рыха были слишком хорошо известны среди нечисти, и соблазн отомстить им за предыдущие военные действия мог быть слишком силен. Тар Уйэди, который только-только начал оправляться после штурма замка, честно признался, что у него не хватит сил нас защитить. Оказывается, койладон подпитывались магической энергией хозяина, и именно поэтому оставшиеся после битвы воины так хорошо выглядели. Тар Уйэди выложился почти полностью, и тогда же Даезаэль напитался магией, которую не смог использовать для исцеления, потому что ульдоны использовали силу другой природы.

Мы захватили с собой Ножа, Крюкова и трех выживших после сражения в стане Сыча воинов. Солдаты еще выздоравливали от полученных ран — Даезаэль посчитал ниже своего достоинства их исцелять, а у Мезенмира руки до них дошли только в последнюю очередь. Чтобы в фургоне было не слишком тесно, Волк переселил Драниша, Тису и молодого аристократа жить на крышу. Ночи стояли теплые, и им там было удобнее, чем нам. Внутри фургона пахло ранами и мужскими телами.

Я тоже попросилась на крышу, но мой жених резко ответил, что не пристало Владетельнице домена спать, словно служанке. Теперь я должна была спать в голове фургона, с одной стороны помещался Ярослав, с другой — дядя Вел. За Велимором располагалась постель целителя, который после отъезда из замка хранил гордое молчание, но взгляды, которые он бросал то на Ярослава, то на меня, давали основание подозревать, что эльф что-то задумал и это что-то скорее всего нам совсем не понравится.

— Наше королевство очень большое, — произнес Ярослав, отвечая на вопрос тролля. — Чтобы оно держалось, нужен был внешний враг. Как только удельные княжества перестали представлять для нас опасность, внешним врагом стала страна нечисти. Тем более что ее жители слишком отличаются от нас, и направить на них народный гнев куда проще, чем на князьков. Но война затянулась, а Вышеслав совсем забыл об управлении королевством. Владетели слишком сильны и амбициозны, чтобы это могло долго продолжаться. Почему ты спрашиваешь, Драниш? Ты же знаешь это не хуже меня.

— Я не о том спрашивал, Ярик. — Колосок вновь коснулся моей руки, и по коже побежали мурашки. — Я спрашивал, за что мы с тобой воевали? Если за бабло, так мы эту бодягу могли бросить уже давно. На жизнь себе я уже заработал и ты тоже.

— Ты же о собственном племени мечтал, — въедливо сказала Тиса. — А на племя у тебя еще денег не хватает.

— На маленькое — очень даже вполне, — возразил тролль. — Просто наши страны опять воюют, и я вот думаю: а зачем это все было? Это как будто плывешь, плывешь к берегу, подплываешь — а это тонюсенький кусочек земли, и опять нужно плыть. И конца-края этому не видно.

Ярослав положил кинжал на колени и задумчиво побарабанил по лезвию пальцами.

— А чем бы ты еще занимался, если бы не воевал? — спросил он. — Я не хотел сидеть в отцовом домене и смотреть, как из моего брата старательно лепят Владетеля.

— Я бы бабочек разводил, — внезапно сказал тролль.

На крыше стало так тихо, что я услышала, как проворно лезет наверх эльф.

— Что ты сказал? — спросил Даезаэль, присаживаясь рядом с Дранишем. — Чем бы ты занимался?

— Бабочек бы разводил, — несколько смущенно повторил тролль и внезапно разозлился: — Что вы все на меня так уставились? Не простых бабочек, съедобных! Больших таких! Я у ульдона книжку видел, — одна бабочка заменяет кусок мяса по питательности, а пыльца с крыльев может использоваться как приправа! Это очень выгодное дело, если оборудовать, скажем, чердак, поставить там стеклянную крышу и побольше магических светильников и специальные растения высадить. Гусениц этих бабочек тоже можно есть, но тогда не получится изготавливать специи из пыльцы…

— Но, Драниш, — сказала я мягко, — ты ведь узнал об этом только недавно.

Он так энергично тряхнул головой, что травинка выпала изо рта.

— А ты представь, просто представь, что было бы, если бы не было этой десятилетней войны? Может быть, наши маги обменивались бы знаниями? Может быть, я бы об этих бабочках, которые живут на юге ульдонской страны, узнал бы раньше? И тогда…

— Тогда ты бы никогда не познакомился с Милой Котовенко, — заметил Даезаэль. — Не влюбился бы в нее и не страдал бы сейчас на крыше фургона, думая о том, что было бы, если… Ты ведешь себя, как Персик, Драниш! Убей Ярика, схвати Ясноцвету в охапку да и скачи к домену Крюка. Ты же типа благородный, не просто так тролль. А ее папаша все равно не чистых кровей, одним вливанием крови не серебряноглазых больше, одним меньше…

Драниш вскочил, сжимая кулаки, но Ярослав просто положил ему руку на плечо и легонько нажал, вынудив сесть обратно.

— Чего ты добиваешься этим, Даезаэль? — спокойным голосом спросил Волк.

Эльф закатил глаза и что-то буркнул на своем языке, потом внятно, словно он объяснял это уже много раз, сказал:

— Я пытаюсь вскрыть нарыв до того, как он рванет так, что всем мало места будет. Вы всей толпой ходите по тонкой нитке, и, кажется, я единственный, кто слышит, как она трещит под вашим весом. Но самое ужасное, что, когда полетите в пропасть, вы потянете за собой кучу народа за компанию! А я не хочу быть тем, кто будет с вами лететь в пропасть и думать: что я здесь делаю?

— О чем ты говоришь? — надменности в голосе Ярослава мог бы позавидовать даже король. — У нас все в порядке.

— Конечно, — кивнул целитель. — Когда ваш король создавал службу королевских гласов, куда и меня угораздило загреметь, он тоже думал, что гниющую ногу можно спасти припаркой из листьев капусты, когда как ее нужно было ампутировать! У вас тоже все хо-ро-шо! Я тут схему ваших взаимоотношений на досуге решил нарисовать, и вот что у меня получилось…

Эльф достал из кармана сорочки сложенный листок и развернул. Там в рамочках были написаны имена, а между ними змеились стрелки разных цветов, создавая причудливую вязь.

— Ярик, можно я его за борт вышвырну? — умоляюще попросил Драниш.

— Нет, зачем же? — пожал плечами капитан. — Он говорит правду. Только я надеюсь, что все же прогноз Даезаэля, как всегда, слишком пессимистичен.

— Конечно, конечно! — Сын Леса торопливо сложил листок и положил его обратно. — Попомнишь мои слова, когда дорогая Тиса удушит вашего первенца в колыбели!

— Я? Никогда! Я никогда не нанесу вреда капитану, а ребенок — это же его частичка!

— И частичка ненавистной Ясноцветы, которая украла у тебя любовь всей жизни, — промурлыкал Даезаэль.

Тиса мельком бросила на меня взгляд, который совсем нельзя было назвать дружелюбным, и тем самым выдала свои реальные чувства.

— Хватит! — сказал Ярослав с нотками раздражения. — Тиса ничего не сделает, потому что я не отдам ей такого приказа.

Даезаэль расхохотался, а Драниш сокрушенно покачал головой.

— Приказа? Ты действительно считаешь, наш дорогой несгибаемый капитан, что женскому сердцу можно приказать?

— До сих пор Тиса всегда выполняла мои приказы! — рявкнул Ярослав. Он был похож на человека, который ожидал пройти по хорошо укатанной дороге, а вступил в трясину.

— Хо-хо-хо, особенно тогда, когда пыталась утопить девушку, лишь заподозрив твою привязанность к ней! А теперь, имея перед глазами постоянное напоминание о том, что ты вот-вот женишься, и женишься с охотой, характер Тисы конечно же улучшится!

Ярослав склонил голову и закрыл глаза, глубоко вздохнув.

— Почему ты так печешься о здоровье Ясноцветы? — спросил тролль.

— Да потому, что мне ее исцелять, идиотина! — рявкнул эльф. — Ты думаешь, она так легко сдастся, когда ее будут убивать? А мне потом собирать ее по частям, и вы будете стоять рядом и злобно на меня смотреть, будто ожидая, что я вот-вот откушу ей палец!

— Вот уж не думал, что тебя волнуют наши взгляды, — удивился Драниш.

— Настоящего творца всегда волнует, когда за его работой следят не восхищенно, а настороженно.

— В таком случае я обещаю убить ее чисто и надежно, — серьезно сказала Тиса, и у меня по коже поползли мурашки от плохого предчувствия, а эльф просиял.

— Тиса! — прикрикнул Ярослав. — Что ты такое говоришь?

— Что вы, капитан, я же просто пошутила, — мило улыбнулась воительница. — Я же вижу, как вам не нравится этот разговор, вот я его и решила прекратить шуткой.

Я подняла глаза и встретилась с тревожным взглядом Драниша. Судя по всему, он воспринял угрозу девушки достаточно серьезно.

Внезапно Ярослав рывком встал и надвинулся на Тису с таким выражением лица, что она отшатнулась. Я пристально следила за происходящим, потому что впервые видела Волка в таком состоянии. Его серебристо-серые глаза, казалось, метали молнии, рот кривился, а от тела исходило такое ощущение мощи и ярости, что даже мне стало страшно.

— Если с Ясноцветой что-то случится, — тихо, но внятно произнес Волк, — если на нее даже упадет веточка, сломанная ветром, я задушу тебя вот этими самыми руками! — Он ткнул Тисе в лицо две своих больших, мозолистых, но аристократически-изящных ладони. — Я сожму твою шею и буду смотреть в твои глаза до тех пор, пока не уйдет из них жизнь. И последнее, что ты увидишь перед тем, как отправиться к чахам и дрыхлям, — это то, как я тебя ненавижу. И ты будешь знать, что вся твоя никчемная жизнь прошла зря, потому что ты даже на каплю не приблизилась к своей цели — получить мою благосклонность.

Мы все затаили дыхание. Губы Тисы задрожали, а широко открытые глаза с ужасом смотрели на лицо любимого человека. Что она там увидела, я не знаю, но внезапно девушка начала оседать, пытаясь ухватиться за его руки.

Капитан отбросил ее, как тряпичную куклу, и спрыгнул вниз под негромкие, но искренние аплодисменты Даезаэля.

Я немного еще посидела на крыше, но там уже было неуютно. Тиса беззвучно плакала, не вытирая слез. Драниш кусал губы, переплетая пальцы. Только Даезаэль с удобствами расположился на сундуке и радостно улыбался своим мыслям, что лично мне не добавляло душевного комфорта.

Я молча поднялась и спустилась вниз. Лучше уж посидеть рядом с дядей, который мечтает меня приволочь к отцу вне зависимости от моего желания, но выбор между девушкой, которая спит и видит, как бы меня лучше убить, и мужчиной, который желает мне добра, был очевиден.

В фургоне спорили. Спор этот возник уже не впервые, и каждая сторона стояла на своем. Только сейчас все было по-другому.

— Я тебе уже который раз говорю, что ехать через домен Сыча — это глупость! — бушевал мой дядя.

Но Ярослав, который уже несколько раз доказывал, что ехать через страну нечисти куда опаснее, на этот раз молчал. Он даже не удостаивал дядю взглядом и просто сидел, скрестив руки и угрюмо глядя в пол.

— Ты слышишь меня, щенок? — не выдержал Велимор и схватил Волка за шиворот.

Ярослав одним движением плеч освободился от его захвата и медленно встал. Я внезапно обнаружила, что он выше Крюкова, хотя дядя был куда массивнее.

— В этом фургоне, — негромко сказал Волк, — может быть только один командующий. Если вас что-то не устраивает, то выметайтесь отсюда со своими солдатами.

— Я-то выметусь, — неожиданно спокойно сказал Крюков, — но я и Ясноцвету с собой прихвачу, в этом не сомневайся.

Ярослав склонил голову набок и посмотрел на Велимора, как на надоедливое насекомое. Дядя без трепета выдержал его взгляд — опыта в общении с моим отцом у него было куда больше, чем у меня, а, как ни крути, молодой Волк еще проигрывал Владетелю домена.

— Я ее не отдам. И мы едем через домен Сыча, — сказал Ярослав так, что стало понятно: это окончательное решение и обжалованию не подлежит.

Однако дядя никогда бы так просто не сдался.

— Я тебя и спрашивать не буду, щенок! — выплюнул он. — Ясноцвета пока тебе никто, она жена другого человека, и здесь я за нее отвечаю. На моей стороне Мезенмир, и неужели ты думаешь, что у вас есть хоть какой-то шанс против одного из самых сильных магов королевства?

— Дядя, — вмешалась я, подходя к спорщикам ближе, — а ты не хочешь спросить моего мнения? Я не хочу ехать с тобой, и силой ты меня не захватишь.

— Да ты что? — удивился дядя. — И это говорит девушка, которая только оправилась от продолжительной болезни. Кого ты мне можешь противопоставить, кроме тролля и этого щенка?

— Себя и только себя, — почти равнодушно проговорила я. — Если ты попытаешься сделать со мной что-то силой, я буду сопротивляться до последнего, а это почти гарантирует мою смерть. Еще одного магического истощения мое тело не перенесет, и его никто не сможет исцелить. Насколько мне известно, в прошлый раз понадобилось объединенное искусство и Даезаэля, и Мезенмира, и Тара Уйэди. Как ты думаешь, что скажет мой отец, если ты привезешь ему мой труп?

— Ерунда, — отмахнулся Велимор. — Крюки никогда не кончали с собой.

— Нет. — Я улыбнулась. — Крюки всегда добивались того, что хотели, любой ценой. Я хочу остаться под защитой Ярослава и сделаю все, что в моих силах, чтобы это сохранить.

Дядя скривил губы.

— Ты никогда не могла толком решать сама за себя, — бросил он. — Тебе обязательно нужно было ходить за кем-то хвостом и кому-то заглядывать в рот. Не забывай, Ясноцвета, я знаю тебя с рождения, поэтому твои пустые угрозы на меня не подействуют. Удивительно, как у такого замечательного отца уродились такие никчемные дети.

— Ты забываешься. — Я продолжала улыбаться. — Я уже больше двух лет отвечаю сама за себя, дядя. И для того чтобы принять решение, мне теперь не нужно ни на кого оглядываться.

— Вижу, куда привели тебя твои решения, — буркнул Велимор.

— Куда бы они ни привели, это моя жизнь, — возразила я. — Поэтому, если ты не желаешь подчиняться капитану Волку и замышляешь что-то дурное против меня, лучше сейчас же покинь фургон.

— Мала ты мне указывать! — Дядя взял меня пальцами за подбородок, заставив задрать голову.

Я постаралась, чтобы на моем лице не дрогнул ни один мускул.

— Я Владелица домена, — холодно напомнила ему я. — Веди себя соответствующе.

Дядя отпустил меня и замер. Кинжал Ярослава был прижат к его шее, и за пазуху уже частили капли крови.

— Никогда, — голос Ярослава был полон скрытого гнева, — не смей прикасаться к моей невесте без особого разрешения, иначе я убью тебя.

— Ой ли! — Дядя нашел в себе силы ухмыльнуться. — А не слишком ли ты разбрасываешься обещаниями убить, а, молодой Волк?

— Нет, — отрезал капитан. — Сейчас благополучие Ясноцветы стоит для меня на первом месте.

— Ясноцветы ли? Или ее домена? — Вел ухмыльнулся еще шире, несмотря на то что ему было больно.

— Ясноцветы, — твердо сказал Ярослав.

— И ты пойдешь даже против воли ее отца?

— Да.

— А сможешь?

— Да.

Дядя долго молчал, а Волк не спешил убирать кинжал от его шеи. Я стояла рядом, готовая прийти на помощь Ярославу в любой момент, заметив краем глаза, что в фургоне появился Мезенмир, который внимательно наблюдал за происходящим. Он так ловко передал управление фургоном Персивалю, что повозка даже не дрогнула.

— Ладно, детки, — довольно сказал вдруг Велимор. — Погорячились и хватит. Опусти кинжал, Ярослав. Я не причиню вреда ни тебе, ни Ясноцвете и не буду больше оспаривать твоих приказов.

— Почему вдруг такая перемена настроения? — недоверчиво поинтересовалась я.

— Потому что ты его сегодня безоговорочно поддержала. — Дядя лизнул ладонь и прижал ее к глубокой царапине на шее. — Домену не нужны Владетели, которые грызутся между собой и не могут действовать слаженно. Я боялся, что ты не будешь доверять Волку, а он полностью подомнет тебя под себя, и из домена Крюка получится еще одна волчья резиденция.

— И ты так быстро изменил свое мнение только после одной короткой стычки? — не поверила я.

— Почему одной? — удивился Велимор. — Как только я познакомился с Волком, я постоянно за вами наблюдаю. Запомни, щенок, как бы я к тебе ни относился, благополучие семьи Крюков для меня важнее всего. Я не хочу причинять Ясноцвете боль, тем более раз она угрожает себя убить, если вас разлучат…

— Я вовсе не так сказала! — перебила я, чувствуя, как предательски краснеют щеки.

— Главное не что ты сказала, а как, — ухмыльнулся Вел той самой ухмылкой, которая была знакома мне с детства. — Тебе повезло, Волк, что мои воины ранены и спят, иначе все было бы разыграно по-другому.

Ярослав едва заметно улыбнулся.

— Я бы тогда тоже поступил иначе.

Мезенмир бесшумно вышел, и снова передача управления прошла незаметно, только вновь зазвучал голос Персиваля. Когда гном бывал занят контролем над фургоном, он был совсем неразговорчив. Я прислушалась: Персик в красках живописал нашу ночную битву с волкодлаками, невероятно преувеличивая свои заслуги.

Вел обвел нас с Ярославом взглядом — Волк уже успел шагнуть поближе ко мне, — улыбнулся и улегся на свои одеяла.

— Милуйтесь, голубки, я не буду вам мешать. — Он накрылся с головой и скоро захрапел.

— Ты ему доверяешь? — шепотом спросила я.

— Нет, — ответил Ярослав. — Я понимаю, что его постоянные проверки моей компетентности могут проводиться по приказу твоего отца, но это все равно очень раздражает.

— Удивительно, как он поверил тебе, услышав только «да».

— Только «да»? — горько улыбнулся Ярослав. — Твой дядя не спускал с меня глаз две недели. Знаешь ли, это… как почувствовать себя снова ребенком, когда тебе не доверяют и боятся, что ты вот-вот учинишь какую-то глупость.

— Прости. — Я виновато опустила голову. — Это все из-за меня и моего глупого замуж…

Волк несказанно меня удивил, прижав палец к моим губам.

— Не вини себя. Твой дядя поступает так, потому что волнуется за тебя. И я понимаю, что твой отец будет еще более… придирчивым.

Я молчала, хотя в голове у меня бродили мысли, что и как может сделать мой отец, дабы убедиться, что зять соответствует светлому облику Владетеля домена. Но потом мне в голову пришло одно соображение, и я осторожно отвела палец Ярослава от моих губ и сказала:

— Он не будет тебя особо трогать, ведь он сам выбрал тебя мне в мужья, помнишь об этом?

— Мезенмира он тоже выбрал, — каким-то скрипучим голосом сказал Ярослав.

— Ножа он выбрал после тебя, — напомнила я, глядя на капитана. На его обычно непроницаемом лице промелькнуло какое-то неуловимое выражение, но какое — я не могла понять. — И только на тот случай, если ты не сможешь на мне жениться. Так что у тебя преимущество, да и я считаю тебя более подходящим на роль Владетеля.

Волк вздохнул, и это было очень похоже на вздох облегчения.

— Раз уж мы с тобой серьезно разговариваем, — осторожно сказал он, — знай, что охрану тебя я доверяю только себе, Дранишу и Даезаэлю.

— Даезаэлю? — удивилась я. — Почему? Он…

Я вовремя прикусила свой язык. Не стоит Волку знать, что Даезаэль предлагал мне бежать.

— Что бы ни задумывал эльф и что бы он при этом ни говорил, он никогда не допустит, чтобы с тобой случилось что-то плохое, — ответил Ярослав. — Это просто не в его интересах.

Я внезапно почувствовала себя очень уставшей и покачнулась. Волк бережно придержал меня под локоток и усадил на постель.

— Тебе нужно отдохнуть, пока есть возможность, — сказал он.

Я подняла на него взгляд. Его глаза были встревоженными, и в них совсем не было холода.

— Пока есть такая возможность… — пробормотала я. — Ты думаешь, потом ее не будет?

— Я всегда готовлюсь к худшему, — пожал он плечами. — Ляг, я тебя укрою.

— Когда ты такой заботливый, ты меня пугаешь, — призналась я.

Внезапно Ярослав улыбнулся, и от этого его серебристо-серые глаза заискрились.

— Придется к этому привыкать, — сказал он.

Он хотел встать, но я придержала его за рукав и спросила напрямик:

— Ты любишь меня, Ярослав?

Он вздрогнул и сжал губы. Я смотрела ему в глаза и видела, как теплоту в них постепенно затягивает серебристым ледком.

— Я пока не могу ответить на этот вопрос, — жестко сказал он. — Спи, Ясноцвета, я буду охранять твой сон.


Я проснулась от того, что фургон остановился. Выглянув наружу, увидела, что небо начало темнеть, приближались сумерки, а значит, нас ждал ужин. Я улыбнулась положению, в которое попала: по иерархии я стою здесь выше всех, но именно мне придется его готовить. Тисину стряпню в рот можно было взять только после затяжного голода, а Хус, прекрасно готовивший, сейчас тихонько стонал, погруженный в исцеляющий сон. Так что, будь я даже трижды владетельницей, если я хотела — а я очень хотела — хорошо поесть, мне стоило пошевеливаться, пока с котелком и несчастными продуктами не сделали ничего непоправимого.

Спрыгнув на землю, я услышала радостный вопль Драниша:

— Ко… то есть Ясноцвета! Неужели ты будешь готовить ужин?

— Да. — Я не могла не улыбнуться при виде искреннего облегчения на лицах окружающих.

Тиса отскочила от разложенных на дощечке овощей с таким видом, будто они внезапно стали ядовитыми.

— Хорош жених, который разрешает своей благородной невесте готовить в таких условиях! — ядовито прошипел Велимор.

— Вы можете это не есть, — пожал плечами Ярослав. — Готовьте себе сами.

— Ты думаешь, я не могу?

— И я могу, — примирительно сказал Драниш. — Здесь не только вы обладаете опытом выживания в тяжелых условиях. Но, если у меня есть выбор, я бы предпочел есть то, что готовит Ясноцвета.

— Из ее рук ты даже яд примешь, — хмыкнул Вел.

— Возможно, — не стал отрицать очевидного тролль. — Однако я уверен, она приготовит его очень вкусно.

Все разбрелись за дровами, а я осталась возле костерка с эльфом, который сосредоточенно перетирал в глиняной ступке какие-то сушеные листья.

Я немного помялась, но желание поговорить с кем-то понимающим перевесило. К счастью — или к сожалению, — единственным, с кем я могла обсудить волнующие меня темы, был целитель.

— Я спросила у Ярослава, любит ли он меня, — призналась я.

Эльф скосил на меня глаза и протянул:

— Оу.

— Оу? — переспросила я. — Это все, что ты мне можешь сказать?

— Нет, я могу еще сказать «оу, оу», — мило улыбнулся Даезаэль.

— Очень содержательно, — буркнула я.

— Ну, хорошо, побуду твоей подружкой. И что тебе на это ответил капитан?

— Он сказал, что не может дать мне ответа. — Теперь осталось только ждать, чтобы эльф, как он обычно это делает, в своей язвительной манере, двумя-тремя словами расставил все по местам.

— Ну и дурак. — Целитель налил в ступку жидкости из розового пузырька и снова застучал пестиком. — Я бы поклялся тебе в вечной любви, наплел бы сказочек и потом бы делал с тобой все, что хочу. Как показывает твоя жизненная история, ты на такой сахар с рюшиками очень падкая.

— Только не сейчас, — категорично заявила я. — Спасибо Жадимиру, я многому научилась.

— А зачем ты тогда задаешь идиотские вопросы? — Эльф капнул в густую субстанцию еще каплю какой-то жидкости из черного пузырька, и по поляне распространился отвратительный запах. Даезаэль сморщил нос и поспешно закрыл ступку крышкой. — Ну, что ты пялишься на меня, как на пророка? Или пади ниц, или продолжай ужин готовить.

Я закрыла рот, который у меня совершенно неприлично открылся, и продолжила резать овощи для супа.

Возле костерка появился Драниш, он шумно свалил принесенные ветки в кучу и присел рядом.

— Давай-ка я помогу, — предложил он. — А то сейчас дров нанесут, но мы же на ночь тут не останемся.

— Мы будем переправляться через реку ночью? — удивилась я.

— Да, но ульдон отправил нас вверх по течению, где есть более удобная переправа, и заверил, что фургон с легкостью через нее переберется. Ярослав не хочет задерживаться ни на минуту.

— Если он так спешит, — нахмурилась я, — то мог бы отправить кого-нибудь мне на помощь. Самой приготовить на такую ораву довольно затруднительно.

— Эй, эй, — добродушно сказал Драниш. — Я же здесь. А им просто хотелось пройтись и размяться. Представь, что будет, если на нас нападут, а нам тяжело будет двигаться!

— Тогда почему ты не разминаешься?

— Я разминаюсь, — ухмыльнулся тролль. — Кинжал, которым я сейчас лук крошу — это же маленький меч! Я представляю сейчас вместо головок лука головы врагов — и клац-клац-клац!

— Он на крыше фургона отжимался и приседал, — сообщил эльф, который обрывал с какой-то ветки листочки и бросал их в рот. — А Ярик сидел у твоей постели, как идиот, и смотрел, как ты спишь. Кстати, ты пускала слюни и похрапывала.

— Ну, спасибо, — пробормотала я, чувствуя, что покраснели не только щеки, но и уши и шея. — Без этой информации я бы уж как-нибудь спокойно прожила.

— Не обращай на него внимания, — подбодрил меня тролль, — ты очень мило выглядишь, когда спишь.

— Настолько мило, что тебе и двухсот отжиманий не хватило, чтобы успокоиться? — елейным голоском спросил эльф и пригнулся, увернувшись от летящей в него луковицы. — Ай-ай-ай, какие мы несдержанные! Ты же сам говорил, чтобы на меня внимания не обращали!

— Ты когда-нибудь добазаришься, — пообещал тролль.

— И что? Ты меня убьешь? — с интересом спросил Даезаэль. — Какой у нас сегодня день кровожадный, наверное, погода меняется.

— Не-а, я тебя не убью. — Драниш мечтательно прижмурился. — Я долго-долго тебя буду мучить!

— Странные у тебя фантазии, — хладнокровно заметил целитель. — Ты, Ясноцвета, с ним поосторожнее. Кстати, Драниш, у меня дядя занимается изготовлением всяких штучек для этих дел. Высшее качество — никаких там шероховатостей или вероятности получить занозу в ненужном месте, ты понимаешь, о чем я. Некоторые клиенты пользуются его услугами десятилетиями. Дать адресок?

Я посмотрела на тролля, который постепенно багровел и был готов вот-вот взорваться в приступе ярости, и погладила его по руке.

— Вы о чем вообще? — спросила я.

Драниш заскрипел зубами, а Даезаэль улыбнулся.

— К сожалению, это не я тебе должен рассказывать. И не тролль. Спроси как-нибудь у Ярослава, хорошо? Уверен, он будет рад тебя просветить и даже показать на практике. А если ничего не получится, приходите за консультацией, буду очень, очень рад.

Тролль издал слабый полузадушенный звук и так стукнул кулаком по дощечке для разделки овощей, что она сломалась пополам.

— Драниш, успокойся, прошу тебя, иначе мы никогда с ужином не закончим! — строго сказала я. — Неужели ты меня считаешь такой глупой? Я уже давно поняла, что все, что говорит Даезаэль, нужно тщательно фильтровать.

— Ах, так! — возмутился Сын Леса. — В таком случае не обращайся ко мне больше за советами. Я буду хранить каменное молчание. Сама разбирайся в своих проблемах! — Он неожиданно всхлипнул, а потом запричитал бабьим голосом: — Вот так, стараешься для них, стараешься, ночей недосыпаешь, днями недоедаешь, себя всего на алтарь бескорыстной помощи кладешь, а они вот как! Да я на вас лучшие месяцы своей жизни положил, седых волос в голове прибавилось, а где благодарность? Где, я вас спрашиваю?

— Что происходит? — спросил капитан, появляясь из леса.

За ним маячила Тиса. Они оба были потными и запыхавшимися.

— Во-от, — не меняя тональности, продолжал Даезаэль, — я тут в лепешку расшибаюсь, чтобы твоя невеста к тебе лучше относилась, а ты уединяешься с этой девкой в лесу и занимаешься непотребствами!

— Какими непотребствами? — даже растерялся Ярослав. — Мы тренировались, и не вдвоем, а вместе с Велимором и Мезенмиром. Ты же должен был слышать звон мечей!

— Я слышал, — отмахнулся целитель, — только понадеялся, что вы там убиваете друг друга. Но, конечно, не думал, что мои надежды хоть раз оправдаются!

— Как приятно, что в этом мире хоть что-то не меняется, — сказала Тиса. — Наверное, ты будешь ехидничать даже на смертном одре, да, Даезаэль?

— Вполне возможно, — согласился эльф. — Но сначала я потанцую на твоей могиле, потом на могиле твоих детей — только я сомневаюсь, что они у тебя будут, — а потом подумаю над твоим вопросом.

Воительница фыркнула, но больше ничего не сказала.

Во время ужина, осторожно нюхая эльфийское целительское снадобье, Хус заметил:

— Я многих целителей встречал в своей жизни, но только у тебя, Даезаэль, лекарства так отвратительно вон… пахнут.

— Конечно, — важно кивнул эльф. — Я специально добавляю в них вонючую эссенцию по собственному рецепту.

— Зачем? — хором воскликнули мы.

— Я провожу наглядную агитацию за здоровый образ жизни, — значительно сказал Даезаэль. — Каждый, что хоть раз пользовался моими целительскими услугами, следующий раз хорошенько подумает, стоит ли ему болеть.

— А я думал, у вас, целителей, чем больше пациентов, тем больше денег.

— Ерунда, — фыркнул эльф. — Чем больше пациентов, тем больше возни и мороки. А получить деньги можно легко — просто поднять цены.

— Тогда к тебе ходить не будут, и ты прогоришь, — решила блеснуть своими экономическими познаниями Тиса.

Сын Леса посмотрел на нее с жалостью.

— Тиса, ко мне и моей семье всегда будут обращаться те, кому не смогли помочь жалкие человеческие целители. Потому что репутация, талант и знания — это то, что ценилось всегда и везде. К нам даже тролли обращаются.

— Неправда! — возмутился Драниш. — Да чтобы тролли пользовались услугами остроухих!

— Не хотел я этого говорить, но раз ты меня вынуждаешь… — притворно вздохнул эльф. — Насколько мне помнится, ты родился очень хиленьким. После этого твой отец и появился в нашем городе.

— Мой папаша так хотел меня вылечить, что даже обратился к эльфам? — разинул рот Драниш.

— Не тешь себя глупыми надеждами. Твой папаша просто хотел заручиться нашей помощью, чтобы таких дохляков больше не рождалось.

— И что ты ему посоветовал? — с неожиданным интересом спросил Ярослав.

— Меньше пить алкоголя.

— Но мой отец почти не пьет! — озадаченно сказал Драниш.

— Это сейчас, а раньше он был бездонной бочкой. Но, как видишь, рекомендации помогли. — Даезаэль скромно потупился, но я видела, что он был доволен собой.

Конец ужина прошел в молчании.

— Никому спать не ложиться, — распорядился капитан, когда мы погрузились в фургон. — Скоро будет переправа, могут понадобиться все силы.


ГЛАВА 15 | Обручальный кинжал | ГЛАВА 17