home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 20

Когда-то я мечтала о пышной и красивой свадьбе. Но потом поняла, что самое главное начинается только после нее. Было бы здорово, если бы все заканчивалось свадьбой!

Ясноцвета Крюк о девичьих заблуждениях

Радушный хозяин встретил нас на пороге ярко освещенного замка. Видимо, пока мы проезжали через несколько колец мощных стен, проходили досмотры мрачными и придирчивыми стражниками, быстроногий слуга уже донес молодому Сычу о визите Волка.

— Ярослав, — Томигост протянул руки, — как же я рад снова тебя видеть! Что занесло тебя опять в наши края? Кто-то не сдал налоги?

— Нет. — Ярослав стойко вытерпел дружеское объятие, хотя сам обошелся без дружеских похлопываний по спине, но Томигоста это совершенно не смутило. — Я здесь по другой причине. Позволь тебе представить мою невесту, Ясноцвету Крюк.

Волк дернул меня за руку, заставляя выбраться из полутьмы ночного двора на яркий свет, льющийся из распахнутых дверей.

— Здравствуй, — сказала я, моргая.

Как только глаза привыкли к яркому свету, я убедилась, что Томигост, которого я не рассмотрела во время визита в замок Сыча, почти совсем не изменился с нашей встречи пять лет назад в домене моего отца.

— Ба! А ты подурнела, Ясноцвета, — сообщил Сыч, заканчивая меня рассматривать. — Вот это новость, Ярик! И где же ты ее нашел? В землях ульдонов?

— Долго рассказывать, — сказал Волк. — Скажи, мы можем у тебя заключить брак по всем правилам?

— Когда? — полюбопытствовал Томигост. — Свадьба — дело долгое. Платье, гости там, то-сё, а у нас война на носу, может, слышал?

— Нам не нужна свадьба, — резко сказал Ярослав. — Достаточно заключения брака при достаточном количестве высокородных свидетелей и при жреце. Все документы у нас с собой. Сегодня сразу после полуночи.

В полночь истекал срок действия нашего с Жадимиром брачного контракта. Если ничего не произойдет, то его мечты на домен будут навсегда похоронены. Мы не обсуждали с Волком дату нашей свадьбы, но, даже зная, насколько Ярослав нетерпелив, я не думала, что между моими замужествами пройдет всего несколько минут. Я покосилась на капитана, надевшего маску высокосветского аристократа, и решила не обижаться. В конце концов, если Жадимир внезапно выскочит из толпы гостей Томигоста, я даже не удивлюсь. Спешка Ярослава вполне понятна.

— Вот это да! — Томигост осклабился. — В моем замке будет такое событие! Да я же стану звездой всех аристократических вечеринок! Я устрою тебе свадьбу, Ярик, только в том случае, если ты мне расскажешь все подробности!

Лицо Волка сделалось мрачным и несчастным. Он покосился на меня в поисках поддержки, но я внимала происходящему с выражением лица, наиболее подходящим скромной девушке из благородного семейства.

— Дело в том, что моя невеста беременна, а ты же знаешь, Томигост, какой у нее отец. Если беременность станет видна, а между нашими фамилиями все еще не будет золотой нити, то он меня… — Ярослав рубанул себя по горлу.

— В фарш порубит за оскорбление дочери, да! — Томигост зажмурился от удовольствия, смакуя новую сплетню.

Я чуть было не схватилась за голову. Теперь все королевство, даже отделившиеся домены, будет обсуждать на великосветских вечеринках мою личную жизнь! Впрочем, и высказать свое негодование Ярославу я тоже не могла. Во-первых, я его не поддержала, когда требовалось, во-вторых… а во-вторых, моей беременности тоже нельзя было исключать. Знала я о скандалах в семьях, когда девушка поддавалась страсти, не в силах устоять перед соблазнами многодневных балов. И как потом тайком вступала в брак с далеко не всегда подходящией партией.

— Тебе повезло, друг мой! — Сыч хлопнул Ярослава по плечу. — Дело в том, что я… э-э-э… несколько повздорил с моим папочкой и перебрался жить сюда со всей свитой. А у меня в свите кого только нет — и жениться можно, и законы менять, и войну начинать, и казнить. Все, что хочешь! Тебе не нужно, часом, кого-нибудь казнить?

— Казнить? Нет. Томигост…

— Я все понял, все понял, у нас как раз вечеринка, вот и будет тебе куча высокородных свидетелей, сейчас найдем законника и жреца. Э-э-э… Ясноцвета, может быть, ты захочешь переодеться? Мои дамы с удовольствием одолжат тебе что-то… более подходящее к случаю.

— Нет, спасибо, — холодно ответила я. Еще не хватало выходить замуж в чужих обносках! — Для заключения брака важно мое согласие, а не платье.

— Ну как хочешь, — легко согласился Сыч и щелкнул пальцами.

К нему подбежал слуга, выслушал распоряжения и бесшумно удалился.

А Томигост поприветствовал Драниша, похихикал с Даезаэлем, вспоминая совместную оргию, кивнул Велимору и обменялся холодными взглядами и учтивыми приветствиями с Мезенмиром. Видимо, молодые люди были знакомы и не питали особой приязни друг к другу.

— Драниш, Даезаэль, будете выступать свидетелями на моей стороне. Велимор, Мезенмир, заверите подпись Ясноцветы, — распоряжался Ярослав.

Слуга предложил мне шампанского, и я залпом выпила бокал. Потом, почувствовав неожиданную жажду, еще два. Все-таки я не каждый день выхожу замуж по всем правилам, такое событие можно и отметить! Если мы выживем и отстоим домен, до конца своих дней мне придется называть Ярослава мужем, растить общих детей, вместе решать многочисленные вопросы, связанные с управлением большим хозяйством… Интересно, какую фамилию даст нам король?

— Так наклюкаться в день собственной свадьбы! Тебе не стыдно? — пробурчал Даезаэль, поддерживая меня за локоток, когда мы входили в огромный, освещенный тысячами свечей и поэтому очень душный бальный зал. — И что я буду делать, если тебя стошнит прямо на церемонии? Это же какой удар по моей репутации целителя! Тебя отрезвить?

— Не надо, — промурлыкала я. Главная люстра опасно раскачивалась у меня перед глазами, а лица гостей я не могла толком разглядеть. — У меня должен быть праздник!

— Праздник, праздник! Представляю, как тебе Ярослав вставит… во всех смыслах, после этой церемонии! Ты хоть подпись-то поставить сможешь?

— А как же! — заверила я его. — Ради того, чтобы эта канитель с замужествами наконец закончилась, я даже голой сплясать могу!

Стоящий по другую руку Ярослав больно ущипнул меня за бок, я поняла намек и замолчала.

Саму церемонию я наблюдала не раз на свадьбах аристократов, куда нас приглашали. Жрец и родовой маг произносят ритуальные фразы, жених с невестой расписываются под брачным контрактом, прикладывают к нему рукояти своих родовых кинжалов для заверения, а потом скрепляют обряд поцелуем. После этого в столице на королевском гобелене между нашими именами протягивается золотая нить, навсегда — до смерти одного из нас — соединяя имена. И теперь, как под моим, так и под именем Ярослава будет стоять яркая подпись «Владетель», а наши дети получат особую татуировку, соответствующую новой фамилии.

Во время обычной свадьбы после ритуального поцелуя к молодоженам идут длинной чередой родственники и друзья, поздравляя и вручая подарки. Мне всегда было интересно, смогу ли я выдержать на собственной свадьбе это многочасовое, положенное по протоколу действо.

Но как только гости Томигоста зааплодировали и направились было к нам, горя желанием заполучить из первых рук всю информацию о поспешном замужестве сына одного из влиятельнейших Сиятельных в государстве и наследницы домена, Ярослав громко сказал:

— Мы с женой крайне признательны вам за то, что согласились засвидетельствовать это прекрасное событие, однако моя супруга очень устала, да и я горю желанием уединиться. Прошу нас извинить.

Под смешки окружающих Ярослав поднял меня на руки и понес из зала по коридору и лестнице, сопровождаемый слугой с лампой в руках.

— Спасибо, — сказала я. Свет от лампы кружился у меня перед глазами, было весело и одновременно очень грустно. И даже не страшно, хотя взгляд Ярослава обещал припомнить мне и кривую подпись под контрактом, и неуместные смешки во время ритуальных фраз, и игривое похлопывание мага Дома Сыча по руке.

— Не за что, — мрачно ответил он. — Не хочу, чтобы кто-то догадался, что ты не можешь ходить не шатаясь!

— Но они тоже все пьяные! — возразила я.

— Не они сегодня поженились, а мы, а ты должна была лучиться счастьем, а не всемирной скорбью!

— Ну знаешь! — возмутилась я. — Не могу я лучиться счастьем посреди ночи на наспех организованной свадьбе!

— Если ты хотела, чтобы все было сделано по правилам, нечего было сбегать из дома, — огрызнулся Ярослав.

— Что? — взвизгнула я. — Ты только несколько минут, как мой муж, и уже решил, что имеешь право меня упрекать?

Внезапно Волк остановился и тряхнул головой, словно отгоняя лишние мысли.

— Да, ты права, прости.

— Наверное, тебе просто пора чего-нибудь поесть. — Я решила не портить первую брачную ночь скандалом.

Волк согласно кивнул.

— Вы позволите вмешаться? — спросил слуга. — В комнате вас уже ожидает закуска для восстановления сил.

— Отлично, — сказал Ярослав, проигнорировав похабную улыбку слуги. Впрочем, когда такой хозяин, от слуг трудно ожидать почтения и воспитанности.

Комнату нам выделили небольшую, но главное для супружеской жизни — большая кровать в ней стояла. Мой новоиспеченный муж бросил на роскошное ложе под балдахином короткий взгляд и устремился к столику с закусками. Я решила от него не отставать. Еще жизнь с няней в маленькой квартирке под крышей приучила меня никогда не пренебрегать возможностью сытно поесть, а наше путешествие вообще излечило от любых проявлений высокородной капризности.

То, что предполагалось как закуска для восстановления сил во время любовных игр, было сметено в мгновение ока. Как ни странно, но я протрезвела, и мир уже не покачивался перед глазами. Я чинно сложила руки на коленях и приготовилась внимать поучающей речи.

Ярослав сыто зевнул, вздохнул, будто готовился к чему-то неприятному, встал передо мной на колени и обхватил мои кисти своими жесткими, с многолетними мозолями от меча, но длинными и изящными аристократическими пальцами.

— Ясноцвета, — сказал он серьезно, глядя на меня. Пламя одинокой свечи придавало серебристо-серому сиянию глаз Ярослава теплый оттенок. — Я прошу прощения за то, что произошло между нами на пляже.

Я удивилась — а где же разнос за недостойное поведение? — но решила не перебивать его прочувствованную речь вопросами.

— Я понимаю, что это было… недостойно вас как благородной леди, моей жены, Владетельницы домена. Я не хочу, чтобы вы думали обо мне как о похотливом чудовище, которое не может сдержать своих желаний.

«Вот бы Даезаэль сейчас повеселился», — отстраненно подумала я.

— Но… — начала было я, но Ярослав прижал к моим губам палец.

— Нет, я хочу, чтобы вы знали, как оно должно быть на самом деле. Вы подождете меня немного? Хорошо?

— Конечно, — заверила я.

Если Волк хочет кому-то что-то доказать — мне, себе ли, — разумнее всего будет отойти и не мешать. Время для слов и признаний с моей стороны придет позже.

Я сидела на стуле, глядя на то, как постепенно тает свеча. Да где же он? Куда отправился? Свеча зашипела и погасла, погрузив комнату в темноту. Нет, так дальше продолжаться не может! Я не могу сидеть и ждать в неизвестности! Возможно, молодой Сыч ничем не отличается от своего отца, и Ярослава и других моих спутников уже убили, а меня оставили на закуску? Или как ценную заложницу? В конце концов, жену вдовой сделать очень легко, а домен как приз получить хотят многие.

Тихонько-тихонько приоткрыв дверь, я осторожно выглянула из комнаты. В коридоре тьма кое-где разгонялась тусклыми светильниками на стенах, а снизу, из бального зала, изредка доносились женские взвизги и грубый хохот. Нет, вниз мне не хотелось. Если вечеринки Томигоста вызывают у эльфа такое мечтательное выражение на лице, значит, порядочной девушке там делать нечего.

Я задумалась над тем, куда идти. Главное здание замка было построено буквой «П», мы находились в центральном крыле, поэтому я, немного поколебавшись, направилась в ту сторону, где раздавались негромкие голоса, надеясь, что не помешаю ничьему уединению. Но мне нужно было знать, что происходит! Обостренные постоянными опасностями чувства так и вопили, что дело плохо и нужно спасаться. Положив руку на кинжал, стараясь издавать как можно меньше шума, я приблизилась к разговаривающим людям, завернула за угол и еле сдержалась, чтобы не ахнуть.

Я могла и не красться, потому что вряд ли что-то отвлекло бы двоих от их занятия. Время разговоров закончилось, и они самозабвенно предавались поцелуям.

Женщину я не знала, но вот мужчину… Не узнать эту длинную, аккуратно заплетенную косу из выгоревших волос, эти руки, которые только сегодня обнимали меня, а теперь прижимают к стене пышногрудую блондинку, я не могла даже при тусклом свете лампы. Он же только час назад приносил мне супружеские клятвы! Вот что он имел в виду, говоря «я хочу, чтобы вы знали, как оно должно быть на самом деле»!

Мне казалось, что я не могу дышать, мое сердце, ставшее мгновенно неимоверно тяжелым, провалилось куда-то вниз, а внутри живота образовался ледяной ком.

— Мой Волчок! — Женщина, мурлыкнув, укусила Волка за ухо. — Так мы договорились? Ты сделаешь меня Владетельницей своего нового домена.

— Негосава… ты же знаешь, как я тебя любил, — хриплым голосом сказал Ярослав. — Ты должна мне…

Сердце совершило прыжок наверх и врезалось в макушку. Голова отозвалась дикой болью.

Когда-то давным-давно Ярослав Волк влюбился. Его избранницей, которую он добивался со всем пылом первой любви и со всем упрямством Волков, была Негосава Пес, дочь Сиятельного одного из южных доменов. Страсть едва не стоила Ярославу военной карьеры, но ничем хорошим в итоге она не закончилась. Потому что в городке появился блестящий сердцеед Чистомир Дуб, походя соблазнивший Негосаву и наживший себе злейшего врага в лице Волка. Не знаю, каким образом Негосава оказалась в замке Томигоста, хотя, судя по ее поведению, разнузданные вечеринки здешних обитателей как раз то, чем эта девица могла заинтересоваться. Но вот мой муженек явно не мог не воспользоваться ситуацией. Интересно, изменяли ли кому-нибудь после свадьбы с такой скоростью?

— Конечно, мой дорогой! — Негосава Пес, в платье, едва прикрывающем пышные груди, игриво гладила Волка… везде. — Я должна тебе позволить делать со мной все! Как быстро ты избавишься от своей милой женушки? Несчастный случай — давай за завтраком. Так уж и быть, я позволю тебе эту ночь провести не в своей постели, но во все последующие ночи ты только мой!

Ярослав рывком приподнял женщину и прижал к стене. Видимо, грубость ей была по нраву, потому что она засмеялась и обвила его талию ногами. Валяющийся на полу букет роз в сполохах теней казался черным.

Я повернулась и побежала. Не знаю, как я добралась до конюшни, с грохотом распахнув дверь. В памяти смутно остались испуганные лица слуг, когда их сносило с моей дороги легкими движениями руки.

Я должна была, должна была что-то сделать! Иначе рвущийся изнутри вой грозил вырваться таким взрывом, что я сомневалась, останется ли от замка хоть камень на камне. Вот что подразумевал Мезенмир, говоря о том, что маги не доверяют тем аристократам, которые получили слишком большую силу! Я чувствовала, как эта сила бурлила во мне, подпитываясь яростью, оскорбленной честью и — что скрывать — жгучей ревностью. Я с величайшим трудом удерживалась, чтобы не начать убивать всех вокруг.

С разбегу я врезалась в кого-то и услышала удивленное:

— Эй, котя! Ты чего это?

Я вцепилась Дранишу в рубашку обеими руками и умоляюще прошептала, боясь повысить голос:

— Увези меня отсюда, увези меня отсюда, Драниш! Если ты хоть немного меня любишь, увези меня отсюда сейчас же!

Наверное, любой другой начал бы задавать вопросы, наверное, любой другой отказался бы.

Но Драниш просто обнял меня, прижав голову к своей широкой и теплой груди, и сказал:

— Шшшш, сейчас мы уедем отсюда, уедем, и все будет хорошо. Шшшш…

Я цеплялась за него так судорожно, словно была утопающей, а он — моим спасителем, и разжать руки меня ничего бы не заставило. Троллю пришлось держать меня в одной руке, словно ребенка, а второй вести к выходу из замка уже оседланную лошадь.

Драниш накинул на меня плащ, полностью скрывший мое лицо и одежду, и его самообладания хватило даже на то, чтобы перекинуться шутками со стражниками у ворот.

— Деваху, вишь, везу, — сообщил он под ободрительный хохот. — С благородными не сделаешь, чего я хочу, а я такое хочу — у-у-у!

— А она?

— Ну, пока вино ей говорит да, а там видно будет!

Свободной рукой он хлопнул меня по заднице, но я даже не охнула.

Под шуточки и пожелания удачной ночи за нами закрылась калитка, которую сделали в огромной резной двустворчатой двери замковых стен именно для таких случаев. Выбраться из замка Томигоста было куда проще, чем попасть в него.

Тролль вскочил на коня, продолжая обнимать меня левой рукой, и мы помчались в ночь, пока я безутешно рыдала на плече того, кто никогда бы меня не предал, но быть рядом с кем мне было не суждено.


ГЛАВА 19 | Обручальный кинжал |