home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

– Положи пистолет на кровать! Теперь повернись. Жаль, что ты не видишь свое лицо, Джордж. Сядь на пол. Нет, сложи ноги, а руки положи на колени. Отлично!..

Я закрыл дверь, включил верхний свет.

– Я буду говорить, а ты – слушать. Справедливо?

Он кивнул.

– Джордж, Джордж!.. Совсем недавно ты говорил мне, что я не такой уж мастер в своем деле и мне, нельзя доверять, а теперь получается, ты вел речь о себе. И мастерства тебе не хватает, а уж про доверие... – Я вздохнул. – В планировании операций тебе равных нет. Проницательность, хладнокровие, дар предвидения. Но стоило появиться мне, как с твоими мозгами что-то произошло. Ты потерял способность трезво оценивать ситуацию. Наверное, я для тебя – мертвая зона, Джордж.

– Я...

Я качнул «магнум».

– Я говорю, а ты молчишь, мы же условились. Или в твоей голове появится дырка. Согласен?

Он кивнул.

– Так-то лучше. Ну и что мне с тобой теперь делать, Джордж? Я с самого начала знал, что ты попытаешься меня убить. Удивлен? Я готовился к этому с той самой минуты, как умер последний солдат. Я думал, ты покончишь со мной прямо на дороге, и агент Линч ляжет рядом с его верными собратьями по оружию, но тебе потребовался человек, чтобы прибраться на месте преступления и сменять тебя за рулем трейлера. В сарае я тоже был начеку. Место-то идеальное, а подготовился ты заранее, не так ли? И не надо делать круглые глаза, словно ты не понимаешь, о чем речь. Постарайся не выражать эмоций. Не говори и не корчи рож.

Кивок.

– Ты намеревался отравить меня. Когда мы вошли, на столике с едой стояли две бутылки, а когда я посмотрел на него еще раз, там осталась только одна, с шотландским. Что было во второй, вода? Можешь не отвечать. Ее содержимое ты щедро сдобрил ядом, но решил отложить экзекуцию. Я ничем тебе не мешал, путь предстоял долгий, да еще мог пойти снег и у тебя возникли трудности с выездом из сарая. Так что я еще мог понадобиться. – Я покачал головой. – Ох, Джордж!.. Еще и твой тост. Это плохая привычка, ты постоянно переигрываешь.

Я выдержал паузу. Он хотел что-то сказать, но не решился. Я молча смотрел на него, и он не раскрывал рта.

– А уж насчет сегодняшнего вечера и говорить не приходится. Ты даже не пытался скрыть своих намерений. Я бы все понял, даже если бы действительно устал. Может, нам стоит держаться подальше от Тампы? Где мы сейчас? Как насчет Саванны? Ну нельзя же так откровенно. Единственное, чего я не могу понять, – почему? Зачем убивать меня? Потому что я могу вывести твоих боссов на тебя? Так разумнее было бы разделаться со мной после того, как товар будет доставлен покупателю. Или миллиона тебе недостаточно, ты хочешь получить все? Опять же, к чему спешка? – Я покачал головой. – Нет, я мог найти только одну причину, и тогда становится понятна остановка в Саванне. Оружие предназначено отнюдь не для наших друзей. Но я и так знал об этом, Джордж. Знал еще на острове.

У него отвисла челюсть. Губы зашевелились, но с них не сорвалось ни звука.

– Да ты же сам все и сказал! Тебя очень легко раскусить, Джордж, и в этом твоя беда. Если ты очень уж хочешь в чем-то убедить, можно не сомневаться, что ты лжешь. Все эти разговоры о хороших парнях, испанские словечки, к месту и не к месту помянутая Тампа: «Посмотри, сколько снега, Пол. И не подумаешь, что в Тампе сейчас жарко». Кому предназначен товар, Джордж? Откуда эти плохиши? Из Африки? С Ближнего Востока? – Он молчал. – На этот вопрос можешь ответить. Сделаю исключение.

– Из Африки.

– Ты думаешь, именно это я хотел услышать? Потому что ты сам не хотел сказать мне об этом? Мы уложили в землю девятнадцать человек, ограбили армию Соединенных Штатов, и ты думаешь, что меня заботит, куда пойдет оружие? Тебе и впрямь хочется знать, как работает моя голова? Корабль в Саванне, а не в Тампе, покупатели – плохиши, а не славные, парни, и ты думаешь, что из-за этого я не буду спать ночами? Пусть ты меня недооцениваешь, это неприятно, однако можно пережить, но зачем же держать меня за сумасшедшего?

Джордж разглядывал свои руки. Я сказал ему, что речь закончена и начинается обсуждение. И что он может говорить, если на то есть желание. Он еще долго смотрел на свои руки.

– Я допустил ошибку, – наконец вырвалось у него.

– Прекрасно. Ошибка-то моя. Зря я разрешил тебе говорить. «Я допустил ошибку». Эту надпись тебе следует вытатуировать на заднице. Ты допускаешь по десять ошибок на дню.

– Нет. Только одну. Неправильно оценил тебя. Мне очень хотелось, чтобы ты работал со мной, ты же раз за разом убеждал меня отказаться от твоих услуг, а я тебя не услышал. Понятно объясняю?

– Более чем.

– А все остальное – следствие. Напрасно я вцепился в тебя, как клещ. Оружие уйдет не в Африку. Есть в Персидском заливе маленький эмират...

– Я понял.

– Вот и отлично. – Он вскинул голову. – Я бы хотел покурить.

– Ты же бросил.

– Я знаю. Могу снова начать. Я неправильно оценил тебя, вот и все. В Южной Дакоте я убивать тебя не собирался. В сарае – да. В бутылке был кофе с одним из наших новых снадобий. Я знал, что от кофе ты не откажешься. А потом сжег бы сарай вместе с тобой.

– А что было бы здесь?

– Я бы засунул тебя в трейлер. Он уедет на корабле, так что они просто выбросили бы тебя в море. Корабль, конечно в Саванне. Погрузка в полдень, в час отплытие. Как видишь, все рассчитано по минутам.

– Вижу. Ты сам собираешься передать товар? Не боишься, что тебя обманут?

– Покупатели? – Я кивнул. – Я об этом думал. Вероятность невелика. Им проще заплатить два миллиона, чем потерять человека с такими связями, как у меня. Да, я знал, что ты мог бы подстраховать меня в момент получения денег, но пришлось выбирать меньшее из зол.

– В следующий раз советую бросить монетку.

– Буду иметь это в виду. – Его глаза сузились. – Я говорю все это не для того, чтобы облегчить душу признанием. Я уже понял, что меня ты решил не убивать. – Улыбка появилась и исчезла. – Если я ошибся и в этом...

– Нет.

– Потому что если ошибся, то заслуживаю смерти. Без всяких шуток.

Я покачал головой.

– Зачем же убивать тебя? Из-за того, что ты пытался убить меня? Черт, да я дважды чуть не утопил тебя до того, как все началось! Твоя смерть лишит меня миллиона долларов. Мне нужны эти деньги. Я помогал тебе не из-за денег, не только из-за денег, но теперь они мне нужны. Тебя стоило бы убить только по одной причине: если бы ты представлял из себя угрозу моей жизни. Тебе потребовалось на это время, но в конце концов ты начал осознавать, с кем имеешь дело. Живой я тебе гораздо более полезен, чем мертвый, как и ты мне. Поэтому давай забудем о том, что произошло.

Он обдумал мои слова. Кивнул.

– Возвращайся в свое бунгало. Прими снотворное. За постели мы заплатили, так давай используем их по назначению. Утром у нас будет много дел. Ты, возможно, доверяешь своим арабским дружкам, а вот я – нет. Они вполне могут не понимать, что живые мы принесем им больше пользы, чем мертвые. Иногда даже умные люди на этом спотыкаются. Не забудь пистолет. Давай подними его с пола. Мы уже во всем разобрались. Я не собираюсь убивать тебя, а ты меня. Мы оба это знаем. И тебе, Джордж, надо выспаться.

Он направился к двери, остановился, повернулся.

– Пол, я бы очень хотел, чтобы ничего этого не было, и тем не менее рад, что такое произошло. Понимаешь? Я рад, что завтра ты сможешь мне помочь. Мы... кто знает, может, мы и в будущем поработаем вместе. Если отбросить все остальное, мы составили неплохую пару. Так?..

Я послал его к черту.

* * *

На этот раз он проснулся первым. И разбудил меня около восьми.

– Я уже хотел всунуть тебе в рот пистолет вместо кляпа. Но испугался, что ты отберешь его и загонишь мне в задницу.

– Именно так я бы и поступил.

– Я это знаю. Одевайся и пойдем завтракать.

Мы пошли в кафе на другой стороне улицы. Плотно поели, выпили много кофе. Потом вернулись в мое бунгало. В кафе Джордж купил сигареты и курил их одну за другой, рисуя карту причалов Саванны.

Вероятно, мне все-таки удалось завоевать его доверие. Джордж рассказал мне все, отдавая себе отчет в том, что теперь я могу прикончить его и в одиночку довести дело до конца. Он также знал, что я на это не пойду. Прогресс.

Какое-то время я изучал карту.

– Ладно, я все понял. Поезжай в город, возьми напрокат машину. Лучше надень костюм. Пригони машину сюда, и мы загрузим в нее все необходимое. Остальное пойдет в трейлер. Затем ты поедешь в порт. Поставишь машину... дай-ка мне карту... поставишь машину здесь и...

Мы обсудили все этапы операции. Джордж внес несколько уточнений, частью дельных, частью неудачных, и в итоге мы все разложили по полочкам. Он уехал в город за машиной. Я залез в трейлер и захлопнул за собой заднюю дверцу. Мне пришлось вскрыть несколько ящиков, прежде чем я нашел то, что искал. Атомную гранату и гранатомет я перенес в кабину.

Рядом с кафе находился небольшой супермаркет. Я купил два шоколадных батончика и механический будильник. Вернулся раньше Джорджа. Поставил будильник в шкаф, съел оба батончика. Затем снял комбинезон, надел костюм, на него – комбинезон. Сразу раздался в плечах и в талии.

Я укладывал чемоданы в трейлер, когда Джордж пригнал малолитражку, «вэльент» или «фолкен», уж не помню какую.

– Больше у них ничего не было. Пойдет?

– Разумеется, нет, если они расплатятся долларовыми купюрами.

– Скорее, купюрами по пятьдесят и по сто долларов.

– Тогда пойдет.

Джордж предложил сесть за руль трейлера, но я сказал, что пригоню его в порт сам. Он спорить не стал, чтобы я, не дай Бог, не подумал, что он опять задумал провести меня. Я попросил его ехать первым, потому что хотел, чтобы малолитражка встала в условленном месте до того, как я пригоню трейлер. Он заглянул в кабину, посмотреть на гранату и гранатомет.

– Господи!.. Ты уж езжай осторожнее, ладно?

– Пока чека на месте, волноваться не о чем.

– Может, у них не очень с контролем качества. Все равно будь осторожнее.

Он уехал. Я отправил в кузов все лишнее: комбинезон Джорджа, наши куртки, всякую всячину. Хотел оставить «магнум» и наплечную кобуру, но в последний момент закинул в кузов и их. После завершения сделки револьвер мне не требовался, а до того у меня была атомная граната убойной силой поболее «магнума».

Затем я вернулся за будильником и в последний раз залез в трейлер. Спрыгнул на землю несколько минут спустя, стер в кабине наши отпечатки пальцев, сделав это скорее по привычке, чем из необходимости. Заглянул к портье, но оказалось, что Джордж расплатился сразу, при регистрации.

Десять минут я погулял по автостоянке, глубоко дыша, и только тогда заметил, какой хороший выдался денек. Синее небо, солнце. И тепло. Как же мне всего этого недоставало!.. Тепла. Горячих солнечных лучей.

Я сел за руль. Завел двигатель, включил радио, подгадав под выпуск новостей. О нас ничего. Я выключил радио и плавно тронул трейлер с места.

Карты Джордж рисовать умел. Лишь один раз мне пришлось делать крюк, потому что на улице, по которой я хотел проехать, висел знак: «Одностороннее движение». Но я выехал к порту и направил трейлер к нужному мне причалу. Там я и получил ответ, на какой корабль можно загнать трейлер. Размеры впечатляли. У причала он стоял в одиночестве, над рубкой реял панамский флаг. Если бы все корабли, ходившие под панамским флагом, принадлежали этой стране, она по праву считалась бы владычицей морей. Или делила этот титул с Либерией.

Я задался вопросом, а какую скорость может развить подобная громадина. Вроде бы это следовало знать каждому, но я вот не имел ни малейшего представления.

Я заметил малолитражку. Она стояла на заранее оговоренном месте, за складом, невидимая с корабля. Я проехал еще два десятка ярдов, затормозил и открыл дверцу. Из укрытия выскочил Джордж. Я пустил его за руль.

Мы въехали на пирс. Пока они налаживали сходни, я выскользнул из кабины с гранатометом и гранатой. Присел, скрытый от посторонних глаз трейлером. Когда тот вновь двинулся вперед, я уже вставил гранату в гранатомет и навел его на цель.

На том моя работа закончилась. Дальше я мог сидеть сложа руки, если, конечно, все пройдет нормально. Джордж уже рассказывал им, кто я такой, из чего целюсь в их посудину и что произойдет, если с ним не расплатятся и не выпустят его на причал. Если б они попытались расстрелять гранатомет, граната все равно бы взорвалась и они отправились бы к праотцам вместе со мной.

То ли они не собирались мошенничать, то ли Джордж доходчиво все им объяснил, но меньше чем через двадцать минут он сошел на причал с двумя металлическими ящиками в руках. В таких обычно носят свой инструмент сантехники. Он ничего не сказал. Лишь подмигнул, проходя мимо.

Я подождал, пока он подаст сигнал: длинный гудок, два коротких и еще один длинный. С гранатометом, нацеленным на корабль, я начал пятиться назад, но потом испугался, что зацеплюсь за что-нибудь ногой и упаду, повернулся и остаток пути прошел с гранатометом под мышкой. Я чувствовал, что меня держат на мушке, но эти люди так и не решились нажать на спусковые курки. Когда я обогнул угол склада, малолитражка ждала меня с работающим мотором и открытой дверцей со стороны пассажирского сиденья. Я нырнул в кабину, и мы сорвались с места еще до того, как я захлопнул дверцу.

Я снял гранату с гранатомета, положил ее в бардачок, а гранатомет кинул на заднее сиденье.

Джордж содрогнулся:

– Чего ты их принес?

– А что еще я мог с ними сделать?

– Я понимаю. Но от них у меня мурашки бегут по коже.

– Мы проехали две тысячи миль с кузовом, полным таких игрушек, а теперь ты нервничаешь.

– Это – другое дело. Я просто провел полчаса с этой штуковиной, нацеленной на меня. – Он сунул в рот сигарету, прикурил от зажигалки с приборного щитка, потом рассмеялся. – Они и не собирались нас надуть. Готов поставить двадцать долларов против одного. Узнав о гранате, они очумели от ужаса. Просто очумели! Боялись, что у тебя дрогнет рука и ты случайно нажмешь на спуск.

– Значит, они расплатились. Но деньги ты не пересчитывал?

– Я их с трудом поднял. Все в долларах. Я думал, часть они заплатят фунтами, но нет, ничего, кроме долларов. – Он замолчал.

Ехали мы, часто поворачивая, он то и дело смотрел в зеркало заднего обзора. Потом снова хихикнул:

– Ты пропустил такое зрелище!.. Ихнего босса чуть не хватил удар: «Если у вашего друга дрогнет рука? Если он случайно выстрелит?» Между прочим, та же мысль тревожила и меня. И знаешь, сосало под ложечкой.

– Напрасно. Чеку я не вынимал.

Джордж повернулся ко мне.

– Правда?

– Правда. Я тоже хотел обойтись без случайного выстрела.

– Мог бы мне и сказать.

– Я решил, что без этого твои слова прозвучат более убедительно. Убеди продавца, а уж потом он наверняка продаст товар.

Он задумался.

– Не буду спорить, дружище Пол. Мои волосы внезапно не поседели?

– Нет.

– Тогда будем считать инцидент исчерпанным.

Через несколько минут Джордж совсем развеселился. Я в этом его поддержал, положил руку на плечо. Он что-то запел. Кажется, какую-то университетскую песню.

Я передвинул руку поближе к его шее. А когда он остановился на красный свет, большим и указательным пальцами пережал артерии на шее.

Когда красный свет сменился зеленым, я уже сидел за рулем. А Джордж крепко спал на пассажирском сиденье.


Глава 15 | Профессионалы. Такие люди опасны | Глава 17