home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава IV

Листвяная Звезда шла по дну ущелья в сторону новых пещер, наслаждаясь солнечным теплом, так приятно припекавшим ее шерстку. Прошло всего несколько дней после памятного снегопада, но погода вдруг резко переменилась, и в ущелье пришла настоящая жара, столь редкая для начала Юных листьев.

Когда Листвяная Звезда подошла к палаткам, гибкая ветка упала с вершины утеса и, просвистев в воздухе, шлепнулась прямо к лапам предводительницы, так что та едва успела отскочить в сторону.

— Ой-ой, это была ужасная-преужасная змея! — раздался сверху захлебывающийся от радости визг. — Я ее убил! Слава герою!

Подняв голову, Листвяная Звезда разглядела двух «дневных» воителей — Харвимуна и Макгайвера, стоявших на карнизе перед новыми палатками, которые коты еще даже не начали расчищать.

На глазах у Листвяной Звезды Макгайвер зачерпнул целую горсть пыли и швырнул ее в Харвимуна, так что песок и грязь ударились о белую грудку кота и тучей разлетелись во все стороны.

— Ты за это ответишь! — взвыл Харвимун, бросаясь на Макгайвера.

«Великое Звездное племя! — охнула про себя Листвяная Звезда, бросаясь вверх по склону. — Да котята Меднолистой и те, ведут себя лучше этих олухов!»

Коты испуганно отпрянули в стороны, когда Листвяная Звезда выскочила на карниз.

— Чем вы занимаетесь? — зашипела она. — Я думала, вы пришли сюда помогать, а не безобразничать, как малые котята!

Прежде чем провинившиеся успели ответить, из пещеры вышел Остроглаз. Его темно-рыжая шерсть была всклокочена и припорошена пылью, зеленые глаза метали молнии.

— Я все утро пытаюсь привести их в чувство, — сказал он Листвяной Звезде, метнув гневный взгляд на расшалившихся «дневных» воителей. — Вы позорите свое племя, когда так себя ведете! Неужели вам не стыдно? Вы с утра коготь о коготь не ударили, но мешаете всем, кто работает!

— А с какой нам стати тут спину ломать? — с вызовом спросил Харвимун. — Мы в этих палатках спать не будем, значит, и убираться в них не обязаны!

Остроглаз гневно зашипел, и даже Макгайвер в остолбенении уставился на своего приятеля. Харвимун растерянно захлопал глазами, видимо, сам испугавшись своей дерзости. Наверное, он сам не знал, насколько возмутительно прозвучат его слова, пока не услышал их собственными ушами.

В отверстии пещеры показалась Чернушка со своей ученицей Гречкой, из сумрака за ее спиной выглядывали любопытные морды Кремнешкура и Птицекрыла.

Листвяная Звезда крепче впилась когтями в камень. Она поняла, что все ждут ее решения, ведь такая неслыханная выходка никак не могла быть оставлена без ответа. Листвяная Звезда и сама это понимала, но дело осложнялось тем, что виноватыми снова оказались дневные воители.

— Настоящие воители не валяют дурака, когда их товарищи работают, — сказала она Харвимуну и Макгайверу, тщательно подбирая слова. — И, разумеется, они никогда не позволяют себе разговаривать в таком тоне с глашатаем — или любым другим соплеменником. Воины относятся друг к другу с уважением. — Она помолчала, собираясь с силами. Потом, с тяжелым камнем на сердце, произнесла: — К сожалению, это случается уже не в первый раз. Вы не явились на воинскую церемонию, вы пропускаете патрулирование границ, а с охоты в последнее время возвращаетесь с пустыми лапами. — Она набрала в грудь побольше воздуха и закончила: — Вы оба изгоняетесь из племени до следующего полнолуния. Надеюсь, этого времени вам хватит, чтобы серьезно обдумать свое поведение и решить, хотите вы быть воителями или нет.

Пока Листвяная Звезда ругала их, Макгайвер и Харвимун сидели, прижав уши и втянув головы в плечи. Но, услышав приговор, они вытянули шеи и изумленно переглянулись.

— Прости нас, Листвяная Звезда, — взмолился Макгайвер. — Мы не нарочно! Можно мы останемся?

— Мы будем работать лучше всех, — пообещал Харвимун. — Остроглаз, прости меня за грубость. Сам не знаю, как это у меня вырвалось. Я так не думаю, просто с языка сорвалось!

— Извинениями сыт не будешь, — с усилием ответила Листвяная Звезда. — Что сделано, то сделано, и просить прощения уже поздно.

— Но я обещал Пчелоусу и Мятнолапу, что после полудня пойду с ними на охоту, — возмутился белый Харвимун.

— А я собирался помочь Полыннолапке поискать блоху старейшин, — признался Макгайвер. — В прошлый раз Колтун начал нам рассказывать историю про лису, и мне не терпится узнать, чем там дело кончилось!

— Нужно было раньше об этом думать, — отрезала Листвяная Звезда. Она не могла отказаться от своих слов, тем более сейчас, под гневным взглядом Остроглаза. — В следующее полнолуние мы с радостью примем вас обратно, если, конечно, вы поумнеете и начнете вести себя, как подобает настоящим воителям. Но сейчас вам придется уйти.

Харвимун разинул пасть, чтобы что-то возразить, но передумал. Уныло повесив хвосты, провинившиеся коты поплелись вниз по склону на дно ущелья, а оттуда направились к Камнегруде.

Стоя рядом с ощетинившимся глашатаем, Листвяная Звезда грустно смотрела им вслед, ломая голову, правильное ли решение она приняла. Может, она совершила ошибку, позволив домашним питомцам вступать в Небесное племя? Что если это ее решение и обернется теми «бурями и потрясениями», которые пророчил светло-коричневый кот?

Листвяная Звезда поспешила отогнать эту мысль. Что за глупости лезут ей в голову? Неужели парочка блохоголовых озорников заслуживают настоящего пророчества? Да если бы звездные предки спускались с небес всякий раз, когда кому-нибудь из котов блоха под хвост попадает, предводители забыли бы про сон и отдых, толкуя знаки, да предостережения!

Листвяная Звезда решила, что она поступила правильно. Нельзя было и дальше терпеть бесконечные выходки «дневных» котов, это обижало остальных воителей, зарождая в них мысли о несправедливости устройства племенной жизни. Кроме того, она не могла не считаться с мнением своего глашатая.

Не успели наказанные дневные коты пройти пару лисьих хвостов по дну ущелья, как навстречу им выбежали Веснянка и Скоросвет, торопившиеся к новым пещерам. Их звонкие голоса далеко разносились в неподвижном воздухе ущелья, так что Листвяная Звезда, поневоле, услышала каждое слово.

— Что это с вами? — спросила Веснянка, останавливаясь перед «дневными» воителями. — Выглядите так, словно охотились на белку, а поймали муравьев в шерсть!

— Хуже, — процедил Харвимун.

— Что же? — спросил Скоросвет.

— Мы дурака валяли, как всегда, — честно признал Макгайвер, было видно, что ему искреннее стыдно за свое недавнее поведение. — А потом этот блохоголовый, — он зло пихнул Харвимуна в ребра, — нагрубил Остроглазу. Листвяная Звезда выставила нас из племени до следующего полнолуния, вот так-то!

— Какой ужас! — ахнул Скоросвет, широко распахивая глаза.

— А по-моему, вы сами напросились, — резко сказала Веснянка. — Вы точно блохоголовые, если думали, что можете день за днем приходить сюда, чтобы прохлаждаться и балбесничать, пока другие работают! Вчера вы на охоте устроили возню, так что всю дичь распугали.

— Веснянка права.

Листвяная Звезда вздрогнула от неожиданности, услышав тихий голос Чернушки, донесшийся от входа в пещеру.

— Они сами во всем виноваты. Остроглаз три раза делал им замечания, но они даже ухом не вели. Ты правильно поступила.

— Вот именно! — поддакнула Гречка, долголапая светло-коричневая кошечка с раскосыми глазками. Бедняжка вся оцепенела, испуганная собственной дерзостью — не каждый день ученики прямо обращаются к своей предводительнице!

Листвяная Звезда с улыбкой погладила ее хвостом по спинке.

— Спасибо, Гречка. Ты умница.

Другие коты тоже высыпали из пещеры на карниз, чтобы посмотреть, как уходят дневные воители. Билли-шторм и Шустрик встали рядом с Чернушкой и Гречкой, Мелкогривка устроилась за их спинами, а Бурозуб робко выглядывал из-за камня. Листвяная Звезда удивленно повела усами, осознав, как велика оказалась эта пещера.

— Жалко, что они уходят, — грустно вздохнула Мелкогривка. — Теперь нам придется сбиться с лап, чтобы наполнить кучу дичи.

Билли-шторм и Шустрик переглянулись и одобрительно закивали.

— С другой стороны, ртов тоже стало меньше, — заметил Кремнешкур, потрепав сестру лапой по уху. — И потом, ты не подскажешь мне, когда эта парочка в последний раз приносила в племя дичь? Тоже мне, охотнички нашлись!

— А вдруг… враги? — пискнул Бурозуб, вытянув шею из-за камня. — Вдруг нам не хватит сил дать им отпор?

Кремнешкур закатил глаза.

— Какие враги, мышиные мозги? Блохи, что ли? Мы тут одни в ущелье.

После этой перебранки на душе у Листвяной Звезды стало еще тяжелее. Неужели ее племя никогда не будет сплоченным?

— Спасибо за поддержку, — прервал ее невеселые раздумья Остроглаз. — Ты приняла правильное решение.

— Пожалуйста, не воображай, что я сделала это ради тебя! — взорвалась Листвяная Звезда, сама поражаясь своей резкости. — И вообще, проблема вовсе не решена!

Она сама не понимала, что на нее нашло. Ясно было одно, глашатай никак не заслужил, чтобы с ним разговаривали в таком тоне. Он-то как раз не сделал ничего дурного.

Остроглаз тоже опешил, его зеленые глаза вспыхнули, но он не произнес ни слова. Листвяная Звезда виновато сжалась. Наверное, ей следовало извиниться, но она не могла найти нужных слов.

С другой стороны, сколько можно извиняться? В последние дни происходящее в племени вынуждает ее то хвататься за голову, то просить прощения. Пора, кажется, положить этому конец!

Сухо кивнув глашатаю, Листвяная Звезда отправилась на дно ущелья. У подножия утесов она встретила только Веснянку и Скоросвета. Харвимуна и Макгайвера уже след простыл.

— Мы ищем Билли-шторма и Шустрика, — сказал Скоросвет. — Пора отправляться в пограничный патруль.

— Они наверху, в пещерах, — ответила Листвяная Звезда.

— Здорово! Э… Листвяная Звезда, — запнувшись, сказала Веснянка. — Мы только что столкнулись с Макгайвером и Харвимуном. Они нам все рассказали. Ты как решишь, нам идти в патруль, как договаривались, или теперь лучше поохотиться?

Листвяная Звезда вспомнила о жалкой кучи дичи, мимо которой она проходила по пути к пещерам.

— Наверное, лучше поохотьтесь, — сказала она. Границы подождут. Похоже, сейчас Небесному племени угрожали опасности не извне, а изнутри!

Оставив Веснянку и Скоросвета орать у подножия скалы, в надежде докричаться до Билли-шторма и Шустрика, Листвяная Звезда направилась в палатку старейшин. Дойдя до конца тропки, ведущей на вершину склона, она повстречала Полыннолапку.

— Будь добра, помоги Остроглазу расчищать новые пещеры, — попросила предводительница. — Часть котов должна идти на охоту, а там еще работы непочатый край.

Полыннолапка уныло кивнула.

— Хорошо, Листвяная Звезда. Просто я шла к старейшинам, хотела посмотреть, нет ли у них блох…

— Вот что, милая, сказки мне не рассказывай, — фыркнула Листвяная Звезда. — Ты сама вызвалась поискать блох у стариков?

Полыннолапка смущенно пригладила языком свою грудку.

— Просто Колтун начал рассказывать одну потрясающую историю…

Листвяная Звезда с громким мурлыканьем потрепала ее хвостом по уху.

— Ничего, у тебя еще будет куча времени дослушать россказни нашего Колтуна, — сказала она. — А теперь беги, помоги Остроглазу.

— Ладно, — кивнула Полыннолапка и помчалась вниз.

Проводив ее взглядом, Листвяная Звезда поднялась чуть выше по склону и подошла к палатке стариков.

— Добрый день, Колтун и Гнилушка, — промяукала она, просунув голову внутрь.

— А где эта егоза-ученица? — проворчал Колтун, не удостаивая ее ответным приветствием. — Она обещала вывести мне блох! — старик яростно поскреб свою свалявшуюся полосатую шкуру. — Эти блохи скоро сведут меня с ума, но разве кому-нибудь есть до этого дело?

— Я сама займусь твоими блохами, Колтун, — предложила Листвяная Звезда, входя в полумрак пещеры. — Полыннолапка сейчас занята, я послала ее помогать расчищать пещеры.

Гнилушка приподняла голову из своего мохового гнездышка. Ее янтарные глаза выкатились от изумления.

— Да слыханное ли дело, чтобы предводительница искала блох у старейшин? — проскрипела она, качая головой. — Нет, неслыханное, вот что я скажу!

В ее скрипучем голосе ясно слышался упрек, похожий на острый шип, торчащий из мягкой моховой подстилки. Листвяная Звезда хотела поставить старуху на место, но ей стало совестно. Возможно, Гнилушка не хотела ее обидеть. Может быть, ей кажется, что предводительница роняет свое достоинство, выполняя обязанности, не подобающие ее высокому положению.

— Как я смогу приказывать котам выполнять те или иные обязанности, если не готова показать им пример? — мягко сказала она. — Кроме того, я понятия не имею о том, что слыхано, а что не слыхано про других предводителей. Может, оно и к лучшему. Впрочем, если вам больше нравится остаться с блохами, я сейчас же уйду и оставлю вас наедине с ними.

— Пожалуй, можешь остаться, — проворчала старуха без особой теплоты в голосе.

Колтун только громко крякнул, что, вероятно, следовало расценить за знак согласия. Интересно, в других племенах старейшины ведут себя так же? Что-то подсказывало Листвяной Звезде, что они всюду одинаковы.

— Кстати, до нас дошло, будто ты выставила вон домашних кисок? — проскрипела Гнилушка, когда Листвяная Звезда уселась возле Колтуна и начала перебирать его косматую шерсть.

Предводительница моргнула, вопрос застал ее врасплох. Надо же, как быстро распространяются слухи в ее лагере!

— Откуда вы об этом узнали?

— Цветоглазка повстречала Макгайвера и Харвимуна, — ответил Колтун. — И заглянула к нам, чтобы поделиться новостью. Славная кошка, имеет уважение к старикам.

«Значит, теперь об изгнании котов известно всему племени!» — с досадой подумала Листвяная Звезда, подцепив когтем блоху и с треском раздавив ее зубами.

— Не знаю, правильно ли я поступила, — призналась она. — Последнее время в племени и так стало слишком много разногласий, и я боюсь, что добавила к ним еще одно.

Колтун вывернул шею и взглянул на нее своими тусклыми янтарными глазами. Листвяной Звезде показалось, что в их мутной глубине горит ровный огонь подлинной мудрости.

— Правильно ты решила или неправильно, — проворчал старик, — уже неважно. Теперь держись. Главное, будь сильной. Путь Небесного племени сокрыт в темноте, но тебе вести нас по нему.

— Вообще-то, — недовольно вставила Гнилушка, — коты отлично видят в темноте, а вот кто нам совсем не нужен, так это слепой вожак. Уж такой точно заведет туда, откуда не выберешься!

Листвяная Звезда застыла, пораженная злым тоном старухи.

— Не обращай на нее внимания, — дружески шепнул Колтун, потершись лбом о ее лапу. — Она сегодня всю ночь пролежала на репейнике!

Листвяная Звезда натянуто кивнула, растроганная поддержкой старика. И все-таки когти тревоги не спешили отпускать ее сердце. Сколько еще Небесных котов считают ее слепой предводительницей? Что если в последние дни их стало еще больше?

Распрощавшись со старейшинами, Листвяная Звезда направилась к пещере Эхо. После стольких переживаний сегодняшнего дня ей не терпелось обсудить с мудрой молодой целительницей происшествие с Харвимуном и Макгайвером, а заодно попросить совета. Но не успела предводительница пройти несколько шагов вниз, как откуда-то сверху донесся скрежет, и на тропу посыпалась пыль пополам с песком. Следом раздался пронзительный, полный ужаса, вопль.

Задрав голову, Листвяная Звезда увидела Полыннолапку, висевшую над самой высокой из новых пещер, судорожно цепляясь когтями за скалу.

— Помогите! — верещала она. — Спасите меня!


Глава III | Судьба небесного племени | Глава V