home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава V

Прежде чем Листвяная Звезда успела пошевелиться, Остроглаз вихрем вылетел из нижней пещеры и начал взбираться по отвесной стене. Чернобок ни на шаг не отставал от него. Из детской выбежала Цветоглазка и помчалась к перепуганной ученице через каменистое плато по едва заметной тропке, терявшейся среди песка.

Стряхнув с себя оцепенение, Листвяная Звезда тоже бросилась вверх по склону, бешено стуча лапами по слежавшемуся песку, но как она ни старалась, ей было еще очень далеко до глашатая.

— Держись! — коротко рявкнул Остроглаз, в его спокойном голосе не было ни следа паники. — Прекрати дергаться, держись крепче.

Цветоглазка, не выдержав, завыла от ужаса.

— Великое Звездное племя, спаси мое дитя! Она же разобьется!

Песчаный склон начал крошиться под когтями Полыннолапки. В животе у Листвяной Звезды все оборвалось, когда она увидела, как несчастная ученица беспомощно заскользила вниз по песку. Она увидела, как Чернушка и Кремнешкур выбегают из нижней пещеры, но Полыннолапка была слишком далеко от их протянутых лап.

— Ой, я падаю! — пропищала она. — Не могу удержаться!

— Нет, можешь. Не дергайся, я сказал! — ответил Остроглаз. Он был уже всего в нескольких лисах от Полыннолапки, но продолжал быстро карабкаться выше, сокращая разделявшее их расстояние. Теперь вся надежда была только на глашатая — никто, кроме него, не успел подобраться так близко к обреченной ученице. Вот сильные задние лапы Остроглаза напружинились еще раз и, оттолкнувшись от выступа скалы, бросили все его тело еще ближе к Полыннолапке, но прежде чем глашатай успел вцепиться когтями в ее шерсть, новый участок песка осыпался под когтями несчастной ученицы.

Она тоненько взвизгнула и взмахнула лапами в последней судорожной попытке ухватиться за крошащуюся поверхность. Но было уже слишком поздно. Листвяная Звезда оцепенела от ужаса, когда маленькое тело кубарем полетело вниз, едва не сбросив Остроглаза следом за собой. Глашатай пошатнулся, и лишь могучим напряжением всех мышц сумел удержаться на выступе.

Глухой удар о выступающий камень оборвал жалобный писк Полыннолапки, и ее обмякшее тело безвольно покатилось вниз по склону, пока с ужасающим стуком не застыло у подножия. Неподвижная, в неловкой позе, она распростерлась на песке между скалой и рекой.

Словно ледяной камень упал на дно желудка Листвяной Звезды, когда она увидела это. На негнущихся лапах она побрела вниз по тропе. Опустившись рядом с маленьким телом, она опустила голову и обнюхала бледно-серую шерстку.

— Она умерла? — хриплым шепотом спросила Цветоглазка, бросаясь на песок рядом с дочерью. Каждый волосок на ее шкуре стоял дыбом и дрожал от страха. — Великое Звездное племя, не дай ей умереть!

Полыннолапка неподвижно лежала в желтой пыли под скалами. Глаза ее были закрыты, но вот слабая судорога пробежала по серому боку, и Листвяная Звезда едва не завизжала от облегчения.

— Она не умерла, — прошептала она, прижимаясь щекой к плечу Цветоглазки.

Чернобок в три прыжка сбежал вниз и с ужасом уставился на скомканное тело ученицы.

— Я позову Эхо, — только и сумел выдавить он, бросаясь прочь.

Цветоглазка растянулась на песке рядом с дочерью и принялась бережно приглаживать языком нежную шерстку на ее макушке.

— Очнись, Полыннолапка, — дрожащим голосом молила она. — Прости меня, это я во всем виновата, — добавила она, подняв широко раскрытые голубые глаза на предводительницу. — Нужно было лучше присматривать за ней.

Листвяная Звезда поняла, о чем она говорит. Цветоглазка была не только матерью, но и наставницей Полыннолапки, поэтому чувствовала себя ответственной за случившееся.

«Возможно, это не ее вина, а моя, — с запоздалым раскаянием подумала предводительница. — Огнезвезд говорил мне, что у них в лесу родители никогда не становятся наставниками своих котят. Мне следовало бы повнимательнее отнестись к его словам».

— Ты ни в чем не виновата, — заверила она Цветоглазку, погладив ее хвостом по боку. — Она ведь не котенок, а ученица. Ты не можешь днем и ночью не спускать с нее глаз!

Цветоглазка промолчала, продолжая лихорадочно вылизывать неподвижную Полыннолапку.

Обернувшись на топот торопливых шагов, Листвяная Звезда увидела бегущих к ним Остроглаза, Бурозуба и Птицекрыла. Кремнешкур, Мелкогривка и Чернушка мчались за ними следом. В несколько мгновений все сгрудились вокруг маленького тела Полыннолапки, беспомощно потупив глаза.

— Никогда себе не прощу, — прорычал Остроглаз, сердито хлестнув хвостом по воздуху. — Если бы я чуть-чуть поторопился…

— Кому-кому, а уж тебе точно не в чем себя упрекнуть, — перебила его Листвяная Звезда. — Никто из нас не смог бы сделать большего…

— Она умерла! — оглушительно завыл Бурозуб, подняв дыбом шерсть на загривке. — Полыннолапка умерла, она мертвая!

Цветоглазка слабо ахнула и пошатнулась. Ее голубые глаза остекленели от ужаса.

— Замолчи немедленно! — рявкнула Листвяная Звезда, сердито обернувшись к Бурозубу. — Она жива и не собирается умирать! Как тебе не стыдно, Бурозуб? Вместо того чтобы понапрасну пугать племя, взял бы мха и намочил его в реке, все какой-то прок!

Несколько мгновений Бурозуб непонимающе смотрел на нее, потом разинул пасть и испустил долгий истошный вопль.

Листвяная Звезда решила было, что несчастный совсем тронулся рассудком от страха, но Бурозуб вдруг с щелчком захлопнул пасть и виновато потупил глаза.

— П-простите, — пробормотал он, скребя песок когтями передних лап. — Я… пожалуй, я так и сделаю.

С этими словами он сорвался с места и убежал.

Листвяная Звезда склонилась над телом Полыннолапки и с радостью заметила, что дыхание упавшей стало более ровным. Ей бросилось в глаза, что одна задняя лапа ученицы странно вывернута в сторону. «Кажется, тут что-то не так. Звездное племя, только не перелом! Сделай так, чтобы она не осталась калекой!»

Наконец с дальнего края ущелья послышался торопливый звук мягких шагов, и вскоре запыхавшаяся Эхо уже присела на песке рядом с Цветоглазкой.

— Ну-ка, все отойдите в сторону, — приказала целительница. — Цветоглазка, ты можешь остаться, только возьми себя в лапы и не пугай Полыннолапку.

Цветоглазка сглотнула и выпрямилась, усилием воли пригладив стоящую дыбом шерсть. Листвяная Звезда с новым уважением посмотрела на эту кошку, которая держалась из последних сил, и лишь ужас, застывший в ее поблекших голубых глазах, выдавал страдания несчастной матери.

— Прошу тебя, Эхо, спаси мою доченьку, — слабо прошептала она.

Жалость к этой хрупкой серой кошке острым шипом пронзила сердце Листвяной Звезды. Цветоглазка совсем недавно потеряла своего друга в битве с крысами. Неужели у Звездного племени хватит жестокости нанести ей новый страшный удар?

Несколько мгновений Эхо внимательно осматривала Полыннолапку, потом легонько провела лапой по ее шкуре. Ученица задергалась от ее прикосновения и попыталась приподнять голову.

— Ливень? — еле слышно прошептала она.

— Нет, маленькая, это я, твоя мама, — ласково промурлыкала Цветоглазка, наклоняясь, чтобы вылизать серые ушки дочери.

— Как хорошо… — сбивчиво пролепетала Полыннолапка. — Я думала, что попала в Звездное племя… — Она заскребла лапами по песку, пытаясь подняться, но тут же тоненько взвизгнула и вытянулась на песке.

— Тише, тише, — заворковала Эхо, кладя лапу ей на плечо. — Не шевелись. Ты повредила заднюю лапу, и мне придется хорошенько осмотреть ее, прежде чем я смогу тебе помочь.

Голос ее звучал спокойно и мягко, и Листвяная Звезда невольно поразилась выдержке целительницы. Небесному племени посчастливилось прожить всю пору Голых деревьев без серьезных болезней и происшествий, к тому же Эхо еще никогда не приходилось врачевать поврежденные конечности. Откуда же она черпает свою уверенность?

— Мелкогривка, — все так же невозмутимо сказала Эхо, поворачиваясь к сгрудившимся за ее спиной котам. — Принеси мне маковых семян.

Мелкогривка кивнула и бросилась исполнять поручение.

— Кремнешкур, — взмахнула хвостом целительница. — Подойди сюда и ляг на землю так же, как Полыннолапка.

Озадаченный Кремнешкур, не говоря ни слова, вытянулся на песке рядом с раненой ученицей. Эхо быстро ощупала его заднюю лапу, потом проделала то же самое с лапой раненой. Нахмурившись, она еще раз потрогала лапу Кремнешкура, покрутила ее в разные стороны, придерживая в том месте, где нога соединялась с бедром. Когда целительница попробовала сделать то же самое с ногой Полыннолапки, бедняжка громко взвизгнула от боли.

— Кажется, я поняла, — кивнула Эхо с таким довольным видом, словно нашла заросли кошачьей мяты в разгар Голых деревьев. — Спасибо, Кремнешкур, ты мне очень помог, а теперь можешь вставать. Лапа у нее не сломана, — продолжала целительница, подняв глаза на обступивших ее котов. — Она просто… как бы это сказать… вышла из своего места. Придется вправить ее обратно.

— Ты сможешь это сделать? — севшим голосом спросила Цветоглазка.

— Да, — напряженно, но храбро ответила целительница. — Но предупреждаю сразу — это будет довольно болезненно. Мне очень жаль, Полыннолапка, но тебе придется потерпеть.

— Я потерплю, — пообещала раненая. Она с благодарностью посмотрела на Бурозуба, вернувшегося с огромным клочком мокрого мха. — Спасибо тебе, Бурозуб.

Когда ученица жадно вылизывала сочащийся влагой мох, запыхавшийся Птицекрыл растолкал толпу котов и положил на землю перед раненой крепкий обломок ветки.

— Вот, закуси его зубами, — посоветовал он. — Это поможет перетерпеть боль.

Полыннолапка натянуто кивнула.

— Сделай это поскорее, пожалуйста! — попросила она Эхо, не в силах скрыть свой страх. Взяв в рот палку, она крепко стиснула ее зубами.

Эхо взмахнула хвостом, приказывая зрителям отойти еще на шаг в сторону.

Листвяная Звезда послушно отошла вместе со всеми, только Цветоглазка осталась возле дочери, крепко прижавшись к ее боку. Шерсть у обеих стояла дыбом, глаза стали круглыми от страха и ожидания.

Целительница склонилась над раненой.

— Прости, но мне придется сделать это зубами, — сказала она. Потом крепко уперлась обеими передними лапами в бедро Полыннолапки и схватила ее зубами за ногу.

Не успела Листвяная Звезда и глазом моргнуть, как целительница с силой дернула — послышался хруст, хриплый стон, и вывернутая нога встала на место.

Палочка с треском разломилась в пасти у Полыннолапки. Выронив обломки, она пронзительно завыла. Цветоглазка ахнула, зарывшись носом в шерсть дочери.

Потом Полыннолапка подняла голову. Несколько раз моргнула, растерянно глядя перед собой.

— Ой, и совсем не так больно, как я думала! А теперь и вообще не больно.

Глаза Эхо просияли от облегчения и радости, все коты наперебой бросились поздравлять ее с успешной операцией.

Листвяная Звезда видела, что все искренне восхищены искусством целительницы. Цветоглазка не произнесла ни слова, но ее раскатистое мурлыканье заглушало голоса собравшихся.

— Ты молодец, — похвалила Листвяная Звезда, с уважением глядя на Эхо. — Я очень тобой горжусь.

Эхо опустила голову и смущенно пригладила языком грудку. Потом повернулась к подбегающей Мелкогривке с зажатой в зубах маковой коробочкой. Поманив молодую кошку к себе, целительница забрала у нее маковую головку и осторожно вытрясла из нее несколько зернышек.

— Ну-ка, слизни их, — приказала она Полыннолапке. — Сейчас ты пойдешь в мою палатку и как следует поспишь. Мак приглушит боль и поможет тебе уснуть.

— Спасибо, Эхо, — поблагодарила ученица, быстрым движением языка смахнув с земли все зернышки. Проглотив лекарство, она попыталась встать, но Цветоглазка не позволила ей даже приподняться.

— И не думай! — воскликнула она. — Я сама тебя отнесу.

— Я не котенок! — возмутилась раненая.

— Для меня ты всегда будешь котенком, глупышка, — промурлыкала счастливая мать и, подхватив дочь за шкирку, понесла ее к палатке Эхо, слегка пошатываясь под тяжестью, но стараясь, чтобы больная лапа Полыннолапки не касалась земли. Эхо молча зашагала следом.

Листвяная Звезда проводила их долгим взглядом.

— Нам очень повезло с Эхо, — довольно пробасил Остроглаз.

— Еще как! — подхватил Птицекрыл. — Спасибо Звездному племени за нашу целительницу!

Листвяная Звезда утвердительно закивала.

— И все-таки мне хотелось бы знать, — задумчиво протянула она, — что занесло нашу Полыннолапку на такую высоту? Что она там делала? Это же очень далеко от всех наших троп, туда никто не ходит!

— Понятия не имею, — озадаченно крякнул Остроглаз.

Листвяная Звезда медленно обвела глазами собравшихся и заметила, что Чернобок с преувеличенным интересом рассматривает песок у себя под лапами.

— Чернобок, ты ничего не хочешь нам сказать? — спросила она.

— Я… прости меня, Листвяная Звезда, — пролепетал черно-белый кот. — Получается, это я во всем виноват, но я не хотел!

Остроглаз угрожающе зарычал, но Листвяная Звезда взмахом хвоста остановила его.

— Мы ждем объяснений, — сухо сказала она Чернобоку.

— Ну, это… Мне кажется, Полыннолапка хотела убедиться, что в ее жилах течет кровь древних Небесных котов. Все же знают, что те были несравненными прыгунами, вот она и пыталась показать, как хорошо умеет лазать и прыгать…

— А при чем тут ты? — резко перебил его Остроглаз. — В чем твоя вина?

— Я… просто я ее дразнил, — тихо признался Чернобок, с раскаянием пряча глаза. — Говорил, что никакая она не Небесная кошка, а самая обычная. Но я же не думал, что она учудит такое, честное слово! Если бы я знал, я бы никогда…

— Я верю, — успокоила его Листвяная Звезда. — Я уверена, что тебе и в голову не могло прийти, что она додумается до такой глупости!

Она сказала это от всего сердца, но на душе у нее было совсем не спокойно. Уже не в первый раз она замечала нездоровую озабоченность своих соплеменников вопросом о происхождении. На следующий день после снегопада она своими ушами слышала, как Веснянка похвалялась перед Эхо длиной своих ног и жесткостью кожи на подушечках лап.

«Почему это их так заботит? — с невольным раздражением подумала Листвяная Звезда. — Какая разница, кто чей потомок? Возможно, кто-то из нас ведет свою родословную от Небесных котов, но разве можно знать наверняка? И вообще, какое это имеет значение? Никакого! Мы — Небесные коты не потому, что в наших жилах течет кровь предков, а потому, что сами выбрали эту судьбу».

— Мне очень стыдно, — вздохнул Чернобок, часто-часто моргая от облегчения, что на него не сердятся. — Я больше никогда не буду дразниться!

— Очень на это надеюсь, — улыбнулась ему Листвяная Звезда.

Она проводила глазами повеселевшего воина, вновь скрывшегося в пещере, где он работал до падения Полыннолапки, и проследила, как Остроглаз споро и уверенно возвращает котов к их прерванных делам.

«Нет, все-таки непременно нужно серьезно поговорить с соплеменниками! — решила она. — Нужно заставить их понять, что все мы — одно племя, откуда бы ни вел свой род каждый из нас. Единственные наши предки — это Звездное племя, которое заботится о нас, словно любящая мать о котятах».

Тем временем вернулись охотничьи патрули, щедро наполнив кучу свежей добычей.

Мелкогривка со всех лап бросилась к Мятнолапу, устало бредущему в лагерь.

— Ой, Мятнолап, у нас тут такое случилось! — заверещала она. — Полыннолапка наша со скалы сорвалась!

Дичь выпала из пасти у Мятнолапа, он весь оцепенел, слушая ужасный рассказ Мелкогривки о несчастье, случившемся с его сестрой.

— Но она скоро поправится, вот увидишь, — закончила белая кошка. — Жаль, что ты не видел нашу Эхо за работой! Это было нечто! Она схватила Полыннолапку зубами за больную ногу и — хрусть-хрусть! — лапка встала на свое место. А теперь Полыннолапка спит в пещере у Эхо.

— Значит, ей сейчас нужно набраться сил, — сказал Мятнолап, выхватив из кучи самую здоровенную белку, и понес ее к пещере целительницы.

Листвяная Звезда подождала, пока все коты соберутся вокруг кучи добычи, чтобы выбрать себе лакомый кусочек на обед.

Все племя разбилось на маленькие кучки — коты, своими глазами видевшие падение Полыннолапки, спешили поделиться своими впечатлениями с теми, кого в этот момент не было в лагере.

Когда разговоры стихли, Листвяная Звезда вскочила на Камнегруду и громко закричала:

— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Камнегрудой на собрание племени!

Большая часть котов была уже на месте, они сидели возле кучи или на берегу, неподалеку от нее.

Меднолистая, как всегда, ворчала на своих непослушных котят, не обращавших ни малейшего внимания на материнские окрики — у них было дело поважнее, они с писком носились по тропинке вдоль берега, тараща круглые от любопытства глазенки. Не выдержав, Меднолистая спустилась к реке и собрала неслухов в кучу, крепко обвив хвостом, чтобы не разбежались.

Листвяная Звезда поискала глазами караульных. Когда все племя собиралось на дне ущелья, враги могли внезапным ударом обрушиться на ничего не подозревающих котов, поэтому Листвяная Звезда несколько лун тому назад приняла решение об обязательной охране племенных собраний. Она довольно повела усами, увидев, что Пчелоус, не дожидаясь приказания, мчится к высокому валуну, торчавшему из земли около вершины склона.

Колтун и Гнилушка вышли из своей палатки, медленно добрели до Камнегруды и уселись на плоский теплый камень, высившийся над рекой. Мятнолап выбежал из палатки Эхо, а сама целительница вместе с Цветоглазкой уселась перед выходом из своей пещеры, чтобы не оставлять Полыннолапку без присмотра.

— Небесные коты, — начала Листвяная Звезда, когда все собрались. — Прежде всего, я хочу успокоить всех, кто беспокоится за Полыннолапку. С ней все будет хорошо, и очень скоро она поправится, за что мы должны сказать спасибо нашей Эхо.

— Эхо! Эхо! — хором завопили коты, а некоторые даже вскочили со своих мест, бешено размахивая хвостами.

Молодая целительница смущенно потупилась, слушая эти приветствия.

Листвяная Звезда подняла хвост, призывая племя к тишине.

— Но я хочу поговорить с вами вот о чем, — продолжала она, мысленно прося Звездное племя послать ей нужные слова. — Мы — коты Небесного племени и должны гордиться им и своим предназначением. Отныне это наш дом. Мы защищаем свои границы, мы охотимся на своей территории и воспитываем новых воителей. Возможно, память о старом Небесном племени все еще жива среди нас — например, кому-то досталось умение высоко прыгать или ловко лазать — но все эти качества, какими бы замечательными они ни были, не делают их обладателей лучше или важнее других. Мы одинаково ценим вклад каждого кота в общее дело Небесного племени, и каждый из нас делает племя лучше и сильнее.

Чернобок снова сконфуженно опустил глаза, двое или трое других котов тоже втянули головы в плечи. Листвяная Звезда впилась когтями в крошащуюся поверхность камня. Она была права! Давно нужно было вырвать с корнем эту нелепую одержимость котов кровной связью с бывшим Небесным племенем!

— Вот я стою здесь и смотрю на всех вас, — горячо и проникновенно заговорила она. — Я вижу перед собой котов, которые не щадят своих сил для нашего племени. Трилистница вырастила здоровых и сильных котят, ставших полноправными воинами. А посмотрите на Бурозуба! У него слух, как у совы, отныне ни один враг не сможет незамеченным подкрасться к нашему лагерю!

Черный кот разинул пасть, изумленный похвалой предводительницы, а сидевший рядом с ним Птицекрыл дружески боднул его в бок.

— Наш Остроглаз — лучший на свете глашатай, а Эхо — замечательная целительница. — Листвяная Звезда помолчала, обводя глазами притихшее племя. — Пожалуй, я не буду перечислять дальше. Я горжусь тем, что вы все — мои соплеменники, и знаю, что Небесное племя понесет тяжкую утрату, лишившись любого из вас.

Сидевшие под Камнегрудой коты неуверенно переглянулись, Листвяная Звезда заметила, как Гнилушка вытянула худую шею и что-то горячо зашептала на ухо Колтуну.

— Но ведь Огнезвезд не случайно прежде всего обратил внимание на нас с Птицекрылом! — выпалила Веснянка. — Он заметил нас потому, что мы с братом унаследовали прыгучесть и ловкость наших Небесных предков! Значит, это имеет значение.

— Вот-вот, — поддержал сестру Птицекрыл. — Как не имеет, когда еще как имеет?

— Чепуха! — воскликнула Меднолистая, раздраженно распушив загривок. — Насколько мне известно, Огнезвезд выбрал вас только потому, что вы оказались ближе всех. И у вас ничуть не больше прав зваться Небесными котами, чем у моих котяток!

Веснянка вскочила со своего места, но тут же села, осаженная суровым взглядом Листвяной Звезды.

— Меднолистая совершенно права, — произнесла она, отчетливо выговаривая каждое слово. — В Небесном племени все коты равны, вне зависимости от происхождения. И Звездное племя, разумеется, существует для каждого из нас.

— Листвяная Звезда дело говорит, — пробасил Остроглаз, решительно поднимаясь на ноги. — Положение и уважение в нашем племени добывается преданностью, отвагой и трудом, а не наследием предков.

Листвяная Звезда едва не растаяла, согретая поддержкой своего глашатая, но внезапно поймала недобрый взгляд, брошенный Остроглазом на Билли-шторма, Чернушку и еще двоих дневных воителей.

Она приготовилась сказать еще несколько слов, но тут сверху раздался пронзительный вопль Пчелоуса:

— Вторжение!

Серый с белым кот, карауливший на склоне, вскочил на ноги и смотрел куда-то на противоположную сторону ущелья. Все племя, подняв дыбом загривки, разом обернулось и уставилось на вершину песчаных скал.

Листвяная Звезда разглядела кота, осторожно выглядывавшего из-за утеса, так что видна была только его бурая щека и треугольное ухо. Миг спустя рядом с первой головой выросла вторая, третья, а затем и четвертая.

Низкое рычание забулькало в горле у Остроглаза.

— Хотел бы я знать, как им удалось незамеченными пробраться так далеко вглубь нашей территории?

— Так мы же хотели отправиться в патрулирование границ, — немедленно отозвался Скоросвет, — а Листвяная Звезда велела нам идти на охоту.

Листвяная Звезда поморщилась, поймав вопросительный взгляд Остроглаза. Молодой воин, конечно, сказал правду, но поскольку нарушители крайне редко забредали на территорию Небесного племени, она решила, что важнее будет позаботиться о пропитании, чем о безопасности.

Выходит, она снова допустила ошибку. Такое происшествие, как сегодня, могло случиться в любой день, когда границы не были защищены.

Наверное, ей следовало бы извиниться перед своим глашатаем, но Листвяная Звезда почувствовала раздражение при одной мысли об этом. Не станет она открыто признаваться в своей оплошности!

Оставив слова Скоросвета без ответа, она коротко приказала:

— Чернобок, приведи чужаков сюда. Веснянка и Птицекрыл, идите с ним.

Трое котов опрометью сбежали вниз по склону и перешли реку по каменистому броду. Чернобок первым вскарабкался вверх по противоположной стене ущелья, и вскоре скрылся за склоном. Четверо незнакомых котов тоже исчезли из виду, очевидно, спустившись ниже.

— Вы незаконно проникли на территорию Небесного племени! — донесся до Листвяной Звезды свирепый вой Чернобока. — Следуйте за нами, мы проводим вас к нашей предводительнице!

Небесные коты затихли в напряженном ожидании. Стояла такая тишина, что был слышен топот кошачьих лап по противоположному склону. Вскоре коты вновь появились на вершине — впереди уверенно шагал Чернобок, Веснянка и Птицекрыл шли по бокам от незнакомцев.

Небесные коты перевели чужаков через реку и проводили к подножию Камнегруды. Собравшиеся расступились, давая им проход. Листвяная Звезда сощурила глаза, увидев, как ее соплеменники поднимают загривки и выпускают когти.

«Великое Звездное племя, помоги уладить это происшествие миром!» — взмолилась она про себя.

Спрыгнув с Камнегруды, предводительница подошла к чужакам.

Самый рослый из них, длинноногий кот с пронзительными желтыми глазами и множеством шрамов на шкуре, медленно оглядывался по сторонам. Как ни странно, он нисколько не выглядел напуганным, очутившись перед толпой незнакомых котов. Более того, вид у него был, скорее… довольный.

Обернувшись к Листвяной Звезде, он вежливо кивнул ей. Потом повел усами и заявил:

— Похоже, Огнезвезд вас все-таки разыскал!


Глава IV | Судьба небесного племени | Глава VI