home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



8

На следующее утро началось настоящее веселье. Мы все проснулись очень рано. Солнце только-только встало над горизонтом. Воздух был еще прохладным и влажным. За окном пели птицы.

Птичье пение напомнило мне о доме. Я спустился со своей верхней полки и потянулся, прогоняя остатки сна. Мне хотелось немедленно позвонить папе с мамой и рассказать им про лагерь. Но я решил подождать пару дней. Ведь я уже взрослый и самостоятельный. Меня отправили в лагерь на целое лето. А если я позвоню родителям на следующий день после приезда, они могут подумать, что я не такой уж и взрослый. Что мне без них плохо.

Мне не то чтобы было плохо без родичей. Наоборот, даже прикольно. Но я и вправду очень скучал по дому. Впрочем, на все эти грустные размышления у меня просто не было времени. Мы с ребятами сходили умыться, переоделись и сразу пошли на завтрак в главный корпус на холме. Как нам объяснили, это здание являлось здесь и столовой, и залом для общих собраний, и кинотеатром.

В центре огромного зала стояли длинные деревянные столы и скамейки, расставленные аккуратными рядами. Пол был паркетным, из красного дерева. Стены были обиты темными деревянными панелями. Тяжелые деревянные балки пересекали высокий беленый потолок. Такое я видел только в исторических фильмах. Окон не было вообще, и в зале царил полумрак. Впечатление было такое, как будто находишься в темной громадной пещере.

Звон тарелок, ножей и вилок был просто-напросто оглушающим. Наши крики и смех отзывались звенящим эхом под потолком. Майк сидел прямо напротив меня. Он что-то крикнул мне через стол, но в таком шуме я его не расслышал.

Кое-кто из ребят выразил неудовольствие по поводу еды, но мне она показалась очень даже ничего. На завтрак нам дали яичницу с ветчиной, жареную картошку, тосты с вареньем и апельсиновый сок. Дома я никогда не ем много всего на завтрак. Но сейчас я смел все подчистую — ужасно хотелось есть.

После завтрака мы все собрались на площадке перед главным корпусом. Нам сказали, что нас разобьют на группы и мы займемся чем-нибудь интересным. Солнце стояло уже высоко в небе. День обещал быть жарким. Настроение у всех было приподнятым. Мы дурачились и смеялись. Разговоры не умолкали ни на секунду.

К нам подошли трое воспитателей: Ларри и еще двое парней, имен которых я не знал. У каждого в руках был блокнот. Щурясь на солнце, они зачитали нам списки, кто в какой группе. Первая группа из десяти — двенадцати ребят отправлялась к реке на "утренний заплыв". Но я в эту группу не попал.

"Везет же некоторым", — подумал я. Мне ужасно хотелось пойти на речку. Я обожаю воду. Могу плавать хоть целый день.

Дожидаясь, пока назовут мое имя, я заметил на стене главного корпуса телефон-автомат. И снова подумал о том, что неплохо бы позвонить родичам. Может быть, даже сегодня вечером. Мне уже не терпелось рассказать им про лагерь и о своих новых друзьях.

Я, Майк, Колин и Джей попали все в одну группу. Всего в нашей группе было двенадцать ребят.

— Ладно, парни. Пошли со мной, — сказал Ларри. — Будем играть в скретчбол. Матч открытия сезона.

Мы спустились с холма на игровое поле — прямоугольный травяной газон. Ларри, как всегда, шел широким размашистым шагом. Я вообще заметил, что он никогда не ходит нормально. То есть для него самого это было, наверное, нормально. Но вот у других складывалось впечатление, что он вечно куда-то торопится. Словно боится на поезд опоздать. Для того чтобы за ним угнаться, мне пришлось пробежаться трусцой.

— А после скретчбола мы не пойдем купаться? — спросил я.

Ларри на ходу заглянул в свой блокнот.

— Ага, пойдем, — отозвался он. — Окунуться вам точно не помешает. После скретчбола.

— А ты раньше играл в скретчбол? — спросил меня Джей.

— Ну да, — сказал я. — И не раз. Мы в школе часто в него играем.

Ларри остановился на углу игровой площадки, где уже были размечены "дома" и площадки подачи. Он построил нас в шеренгу и делил на две команды.

Скретчбол — это что-то вроде бейсбола, только еще проще. Подающий бросает мяч как можно выше и дальше. Потом он должен обежать все "дома" раньше, чем принимающий игрок другой команды поймает мяч, либо обгонит его с мячом в руках, или попадет по нему мячом.'

Разумеется, как это всегда и бывает, кто-то хотел играть с кем-то в одной команде. Но Ларри сказал, что он сам разделит нас на команды, чтобы никому не было обидно. Он начал выкрикивать наши имена. Но когда он назвал имя Майка, тот робко вышел вперед и осторожно приподнял забинтованную руку.

— Ларри, мне кажется… я не смогу играть, выдавил он.

— Да ладно, Майк. Что ты ноешь опять? — поморщился Ларри.

— Но она правда болит, — настойчиво проговорил Майк. — Рука болит. Прямо стреляет. И в плечо отдает. Вот посмотри. — Майк поднес руку к его лицу. — Она вся распухла!

Ларри приподнял блокнот и осторожно отвел руку Майка в сторону.

— Ладно. Иди посиди в тенечке.

— А мне разве не надо чем-нибудь ее смазать? Или лекарство принять? Она же болит.

Голос у Майка дрожал. Я даже испугался, что он сейчас расплачется. Кажется, ему и вправду было очень худо.

— Пока посиди в тенечке, — резко проговорил Ларри, указав на деревья на краю поля. — Вон там. А попозже мы поговорим.

Он отвернулся от Майка и дунул в свисток, давая сигнал к началу игры.

— Я буду играть вместо Майка в команде Синих", — объявил он и выбежал на поле.

Как только игра началась, я сразу забыл про Майка. Матч получился очень напряженным, но и интересным. Большинство ребят очень неплохо играли в скретчбол, так что игра проходила гораздо быстрее, чем у нас в школе.

Когда я сделал свою первую подачу, мне удалось. запулить мяч действительно высоко. Но он упал прямо в руки принимающего, и я выбыл сразу. Во вторую подачу я успел обежать только три "дома".

Ларри играл просто мастерски. Я в жизни не видел, чтобы кто-то из подающих в скретчбол бросал мяч так высоко и так сильно. Мяч пулей пронесся над головой принимающего, и, пока тот мчался за ним, Ларри легко обежал все три дома". И даже с запасом времени.

К началу четвертого периода наша команда Синих" вела в счете 12:6. Мы все были потные и разгоряченные — играли в полную силу, без дураков. Больше всего мне хотелось, чтобы матч поскорее закончился и мы пошли наконец на речку. Будь моя воля, я бы уже сейчас плюхнулся в воду. Прямо в одежде.

Колин играл за команду "Красных". Я заметил, что он единственный из всех нас не получает никакого удовольствия от игры. Он выбывал уже дважды, и один раз не сумел поймать мяч легкой — что называется, детской — подаче.

Судя по всему, Колин не особенно увлекался спортом. У него были длинные тощие руки безо всякого намека на мышцы. И бегал неуклюже. И хотя никто над ним не смеялся, я думаю, что ему было стыдно перед ребятами.

В третьем периоде Колин начал ругаться с принимающим из моей команды, который не стал ловить мяч, потому что бросок был сделан не по правилам. А Колин вопил, что никаких нарушений не было. Буквально через пару минут Колин опять распалился и едва ли обматерил Ларри, который не соглашался с тем, что мяч "Красных" был вне игры.

Они с Ларри орали друг на друга, наверное, минут пять. Ничего особенного в этом не было. Во время матча игроки часто вопят друг на друга в пылу спортивной борьбы. Наконец Ларри предложил Колину заткнуться и вернуться на место в дальней части поля. Колин сделал недовольную морду, но все-таки подчинился. Игра возобновилась.

Я тут же об этом забыл. Потому что подобные стычки всегда возникают на поле, когда команды играют с мячом. И никто никогда обращает на них внимания. Ну, поорут игроки друг на друга… и сразу же успокоятся. Обычное дело. К тому же я знаю ребят, для которых эти вопли — вообще неотъемлемая часть игр

Но то, что случилось потом — а если точнее, то уже в следующем раунде, — очень мне не понравилось и оставило весьма неприятный осадок. Я поневоле задумался. Может быть, я действительно чего-то не понимал, но, на мой и взгляд, все это было странно.

В четвертом раунде первой подавала команда Колина. Колин занял место на площадке подающего и приготовился бросить мяч.

Ларри играл на позиции принимающего и дальней части поля. Я тоже был в поле и стоял рядом с ним.

Колин подбросил мяч высоко, но совсем не далеко.

Мы с Ларри одновременно рванулись к мячу.

Ларри успел первым. Он поймал маленький тяжелый мячик на первом же отскоке от земли, занес руку над головой, чтобы как следует замахнуться… И тут я увидел, как вдруг изменилось его лицо. В глазах вспыхнула ярость. Он прищурился, словно прицеливаясь из ружья, и сосредоточенно закусил губу.

А потом Ларри бросил мяч. Со всей силы. Он даже крякнул от напряжения.

Мяч пролетел через поле и ударился Колину прямо в затылок. С таким неприятным глухим звуком.

Зеркальные очки Колина слетели у него с носа и упали на траву.

Колин резко замер на месте и пронзительно вскрикнул. Он вскинул руки над головой, как это бывает в фильмах, когда там в кого-то стреляют и пуля попадает в цель. А потом колени у него подогнулись, и он рухнул на землю. Как тряпичная кукла.

Колин упал плашмя. И лежал, не шевелясь, Мяч откатился прочь.

Я истошно заорал. Наверное, от потрясения.

Я повернулся к Ларри и увидел, что выражение его лица вновь изменилось. Он широко распахнул глаза, как будто не веря тому, что он видит. Испуганно тряхнул головой.

— Нет! — крикнул он. — Я не нарочно. Просто мяч соскочил. Я не в него бросал. Не в него!

Ларри сорвался с места и бросился к Колину, распростертому на земле.

Я знал, что Ларри врет. Потому что я видел, какая свирепая ярость исказила его лицо, когда он замахивался мячом. Но если бы я этого не видел, я бы ни за что не догадался, что он притворяется.

Мне вдруг стало противно и нехорошо. Непонятно с чего закружилась голова. Внутри у меня все сжалось, и к горлу подступил противный комок тошноты. Я опустился на колени в траву. Я был в полной растерянности. Я ничего уже не понимал.

— Я не хотел! — орал Ларри благим матом. — Просто мяч соскочил!

"Врешь, — подумаля. — Врешь, врешь, врешь". Я заставил себя подняться и пошел туда, где все ребята уже собрались вокруг Колина. Он так и лежал неподвижно. Как мертвый. Ларри упал рядом с ним на колени и осторожно приподнял его голову двумя руками.

Глаза у Колина были открыты. Он смотрел на Ларри невидящим, остановившимся взглядом. Долго смотрел. Так долго, что мне стало по-настоящему страшно. А потом Колин глухо частонал.

— А ну разойдитесь. — Ларри махнул рукой, разгоняя ребят. — Ему нужен воздух, а вы тут столпились. Отойдите подальше. — Он склонился над Колином. — Я не хотел. Это мяч соскользнул. Ты прости меня. Я не нарочно.

Колин опять застонал. Глаза у него закатились, так что видны были только белки. Ларри стянул у Колина с головы бандану и вытер ему лоб.

Кол— Надо его отнести в главный корпус. — Ларри сделал знак двум ребятам из команды Красных". — Давайте, вы двое, помогите мне. А нее остальные идите переоденьтесь и отправляйтесь на речку. Там вас встретит инструктор по плаванию.

Ребята начали расходиться. А я стоял и смотрел, как Колин и те двое парней, которых он выбрал себе в помощь, осторожно подняли Колина и понесли в направлении главного корпуса. Ларри держал его за плечи, ребята неуклюже взялись за его ноги.

Меня все еще мутило. Я никак не мог выбросить из головы этот пугающий образ: переменившееся лицо Ларри с глазами, горящими злобной яростью. Лицо Ларри, когда он бросил мяч прямо Колину в затылок.

Я знал, что он сделал это нарочно.

Я пошел следом за ними. Я даже не знал зачем.

Наверное, у меня в голове слегка помутилось от потрясения. Я действительно был очень расстроен. Очень.

Они уже добрались до подножия холма, и тут я увидел Майка. Он подбежал к Ларри, держа на весу свою больную распухшую руку.

— Можно, я с вами? — умоляюще протянул он. — Надо, чтоб кто-нибудь посмотрел мою руку. Она ужасно болит. Правда, Ларри. Можно пойти с вами?

— Иди, — коротко отозвался Ларри.

"Слава Богу, — подумал я. — Наконец-то хоть кто-то уделит внимание Майку. Все-таки его укусила змея. А змеиный укус — это не шуточки".

Пот лил с меня в три ручья. Я остановился и тупо уставился вслед Ларри и ребятам. Они уже поднимались на холм.

"Этого не должно было произойти, — вдруг подумалось мне. — Это неправильно".

Несмотря на жару, меня пробил неприятный озноб.

Здесь что-то не так. Что-то явно не так.

У меня было такое чувство, что я оказался в кошмарном сне.

Но тогда я еще не знал, что это только начало кошмара.

Лето кошмаров


предыдущая глава | Лето кошмаров | cледующая глава