home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

Проснулся Артём от того, что в каюте зашевелилась Селли Нортик, девушка уже проснулась и ушла в душ. Начинался новый день, который предстояло прожить. Артём выглянул в окно мчащегося на полутора-километровой высоте глейдера. Солнце только начинало всходить над бесконечной равниной саванны с небольшим количеством холмов, речек и болот. Вдали виднелись крутые вершины горного хребта. Где-то там, в этих горных хребтах, была конечная точка путешествия, база Дока Марта, Регат-16. По приборам до неё было ещё двенадцать часов лёта, Артём сейчас не торопился, и начал снижение.

- Скирит, займись отслеживанием наземных целей. Мне нужно стадо буйволов. Мы будем охотиться, как только закончим с завтраком.

- Принято.

- Проведи мне выборку встреченных ночью летающих объектов или животных, согласующихся с признаками гигантских летучих мышей, которых мы потревожили, когда производили изъятие техники и оборудования из автоматического поста Империи Роден. Поставь этих летучих мышей на контроль. Любая случайная или нет встреча или их автоматическое обнаружение должно протоколироваться и сразу же должно поступать сообщение мне с принятием мер предосторожности как в случае прямой опасности жизни владельца глейдера.

- Принято.

- Всю информацию и факты о таких встречах переносить в папку с допуском к ней только владельца, то есть меня, как и все сведения о необычных и необъяснимых явлениях, которые ты уже наблюдал.

- Принято.


- Мы сегодня вечером будем в Регат-16? - Поинтересовалась Селли Нортик, как только Артём зашёл в каюту, закончив отдачу распоряжений искину. Девушка выглядела отдохнувшей и полной сил.

- Нет. Мы сегодня остановимся и поохотимся. Вылетим отсюда в ночь, и к утру будем в предгорьях, в зоне прямой связи с Доком Мартом. Я смотрел, останется пара-тройка часов полёта до Регат-16. Пара дней в освоение работы охотника тебе не помешает. Мясо продадим Доку, будут деньги, - Артём особо не опасался вампиров, днём они летать не могли, а ночью он перемещался, и отловить его они при всём желании бы не смогли. Любая встреча с ними могла иметь только случайный характер.

- Понятно, - Селли не особо горела желанием заняться разделкой, но промолчала, зная, что при её отказе от работы, Арт просто высадит её с глейдера на любой базе, мимо которой они будут пролетать. В глазах напарника стояло равнодушие и пустота. Селли Нортик не сомневалась, что он так и поступит, как сказал вчера вечером, когда она совершенно измотанная вернулась с разделки и попробовала сказать, что хотела бы снизить объём работы. Стрелять не двух, а по одному. Ответ напарника был краток: "Не устраивает, скажи. Я завезу тебя на ближайшую базу, и мы расстанемся. Здесь я решаю что, когда и сколько".

- Я думаю, можно внести корректировку в сегодняшний день, - доброжелательно улыбнулся девушке Артём, та вопросительно подняла на него глаза. - У тебя сегодня в плане шесть туш. Сначала я хотел отстрелить три, потом два часа на отдых и снова троих. Ты вчера сказала, что хотела бы изменений, поэтому сделаем так: три серии по два буйвола и два часовых отдыха.

- Ага, - девушка просто обалдела. - Шесть буйволов! Я вчера едва заползла в глейдер после трёх! Ты сошёл с ума! Я не ломовая лошадь!

- Ты справишься. Я верю.

- Справлюсь? - Селли Нортик сузила глаза. - Ты веришь? Завтра утром ты встанешь не с той ноги и сообщишь мне, будто ты веришь, что я справлюсь с двенадцатью тушами? - Девушка распаляла себя сама и это чувствовалось.

- Двенадцать ты не сможешь. Тут мой веры при всём моем желании не хватит, но девять ты завтра за день осилишь, в это я верю...

- Арт, у тебя есть сердце? - Вспыхнула от негодования Селли Нортик. - Мне кажется, что ты бесчувственный и равнодушный ко всему человек. Ты готов замучить меня непосильной работой! Ты даже не человек. Ты похож на искина. Ты хочешь, чтобы я умерла рядом с этими бизонами. Мне кажется, что ты и сам не рад себе, и стараешься сделать из меня такой же кусок дерьма, как и сам, если я выживу на такой бешеной работе среди этой крови! Я видела, что ты даже не обрадовался, купив этот глейдер! Ты равнодушно бросил человека под пулемёт! Ты получил за то, что привёз целую кучу оружия, наверняка неплохие деньги, но и это прошло мимо тебя! Я думала, что продав девять глейдеров и получив в общем пятнадцать миллионов с этого Глостера, ты будешь доволен, - девушка уже разошлась и перешла на крик. - Ничего подобного! Ты проглотил этот кусок и даже не сказал, что...

- Прекрати истерику! Либо ты сейчас займёшься делом, либо я сбрасываю тебя на Регате-16. Мы дойдём туда за девять часов. Ты найдёшь себе в напарники человека, который будет плакать и смеяться по любому незначительному поводу и вы вместе с ним отправитесь хохотать в саванну и будете утирать друг другу сопли, после того, как вам кто-то разобьёт нос и отберёт у вас деньги и свободу или откусит руку и ноги по самую шею. Ты можешь даже взять к себе в напарники Горда Мотеру, этот чувственный мужчина прямо так и источал удовлетворение, когда издевался над тобой...

- Это нечестно!

- Ты сейчас встаёшь и берёшь штурмовую винтовку, которую вчера бросила, даже не вычистив. После этого стреляешь пару буйволов, искин опустил глейдер, и они всего в паре сотен метров, и занимаешься заготовкой туш. Ты честно и без соплей делаешь свою работу или мы сейчас же отправляемся в Регат-16.

Слова, сказанные абсолютно равнодушным тоном, заставили Селли взять штурмовое ружьё и уйти в кабину глейдера, захлопнув за собой дверь. Через несколько минут из кабины раздались две пары двойных выстрелов: Селли Нортик начала заготовку...


- Девушка с характером, но абсолютно не отдаёт себе отчёт, где и почему она находится. Наверно, стоит избавиться от неё. Получается, что я заставляю делать её то, что она сама хочет делать, и при этом она ещё умудряется на меня обидеться за то, что я её подталкиваю к быстрому исполнению её желания...

- На крышу выставлены два боевых робота комплекса "Стерх" для охраны и контроля окружающего пространства, - доложил искин.

- Отправь на исследование округи роботов-разведчиков и Исследователя-2МГ. Мы пробудем здесь весь день. Зона окраинная и исследована плохо, пара сотен балов с программы "Исследователь" нам пригодится. Может что-нибудь интересное и сами найдём.

- Принято.

Артём попробовал поднять в воздух камешек весом в сто грамм и покрутить вокруг себя, но настроение было испорчено и то, что камень явно был для него лёгким, его не обрадовало, как раньше. Мысли вертелись вокруг несносной Нортик, мешая концентрации. Артём заставил камешек летать вокруг себя и задумался. В словах Нортик он чувствовал, есть доля правды. Он действительно сейчас мало чему радовался или удивлялся в отличие от того, как это у него было раньше, до попадания на Катар. Привыкший анализировать мозг, теперь ускоренный быстрым течением чёрной от концентрации жизненной энергии в системе, мгновенно выстроил в голове Артёма последовательность и развитие событий за последний период времени. Землянин отметил для себя, что память и способность размышлять у него явно выросли, и перешёл к анализу событий под этим углом зрения.

Действительно в командировке на Памире, Артём, найдя в ущелье горячий ключ, сильно гордился этим. Это было последним проявлением острой и открытой радости. Попав на Катар, желания и цели его были просты: стояла задача понять, что с ним произошло. С этого мгновения на него обрушился поток информации такого объёма и с такой скоростью, что Артём просто растерялся. С возникновением "Чёрного кота" в мир Артёма пришёл порядок и рациональность. Можно было сказать, что работа на разделке туш сделала его равнодушным, но это было не так, и землянин это понимал.

Вместе со знаниями об энергетических системах организма в процессе овладения даже простейшими навыками в мир Артёма вошёл сначала контроль, а потом рассудительность. Равнодушия, в чём его обвиняла Селли Нортик, не было. Даже простейший "разгон" требовал полного контроля и концентрации. Из головы были выгнаны все те лишние мысли, что с одной стороны заставляют человека удивляться и замечать необычное, а с другой являются помехой его успешности. Артём для себя оценил этот период как период резкого повзросления. Он мгновенно под действием перенесённого из молодого парня превратился в мужчину. Юношеские фантазии исчезли. Остался жёсткий прагматизм с совершенно новыми целями и сменившейся самооценкой. Возросла ответственность.

Вместо студента, увлекающегося туризмом, появилась совсем другая личность. Стёрлось ненужное, заострились и обозначились скрытые в обычном обывателе качества. Теперь Артём чётко знал, чего он хочет. Прекрасно понимая, даже в самом начале, что вернуться назад ему не удастся, по крайней мере, в ближайшее время, Артём решил устроиться в этом мире. Первые дни ушли именно на это. Ожесточённая, до полного бессилия работа на переработке туш с тогда ещё слабыми навыками "разгона", тем не менее, развила тело и дала силу с деньгами. Цель сменилась, Артём уже не хотел путешествовать без смысла.

Землянин осознавал, что в этот период он неосознанно взял пример с Дока Марта и, согласовав свои внутренние духовные потребности с внешними возможностями в первый раз преобразился. Такие люди как Док Март "правили" этим миром, в них был стержень, Артём присоединился к ним. Знакомство с Оскаром и Дугом Роне дало землянину пищу для новых размышлений. На основе своих личных черт характера подсознательно была выстроена конфигурация из черт, понравившихся Артёму людей местного мира и мира который он покинул. В итоге подсознание создало нового человека, органично и естественно заместившего прежнего, не отвечающего новым возможностям и условиям жизни. Цепкий и настроенный на анализ ситуации ум будущего врача, обязанный быстро собрать анамнез, заметить симптомы, собрать из них синдромы, отделить всё лишнее и незначимое, выделив главное и определяющее состояние больного, продифференцировать и выдать диагноз, как итог размышлений и работы, теперь трудился над другим.

Он стал исследователем. Сначала мозг исследовал новые знания, потом по мере "разгона", активации и ускорения процессов зона ощущений начала расти. Органы чувств начали давать больше информации, восприятие в ответ стало тоньше, но это не смогло компенсировать полностью и без того перегруженный, хоть и ускоренный "разгоном" мозг. Информационный шок и его последствия, Артём, можно было сказать, перенёс, но мозг ещё не до конца приспособился, и это выразилось в повышении порога, с которого мозг мог проявить эмоции. Землянин не был равнодушен, наоборот он неутомимо исследовал окружающий мир, он радовался своим достижениям, но не считал нужным выказывать это другим. С его уровнем контроля и концентрации, развитым за последнее время, это было легко.

Выбросить ненужную мысль из головы и сконцентрироваться на чём-то в разы тяжелее и требует больше усилий, чем сдержать свои эмоции. Работа с ментальной энергией и овладение приёмами предполагало дисциплину ума, контроль и концентрацию. Подстёгнутое "разгоном" тело, а в частности мозг, теперь служило лучше, но требовало дополнительного сознательного контроля, особенно на первых порах. Артём прекрасно понимал, что период адаптации заканчивается, и как мог, ускорял её завершение. Он остро чувствовал, что жалеет Селли Нортик, но при этом прекрасно осознавал, что у той не было другой дороги. Девушке срочно надо было нарастить мышцы и выносливость, худым и измученным романтическими романами пилотам и гимназисткам с диетами, доводящих их до голодных обмороков, на Катаре не было места.

До сих пор самому землянину было достаточно, что его мозг правильно и, по его мнению, адекватно реагирует на изменения внешней среды. Вместо того, чтобы обрадоваться десяти миллионам и победе над человеком с серьёзной физической подготовкой и имплантантами на ускорение реакции, Артём взглянул на Дуга Роне. В тот момент землянин понял, что начальник "прогов" не такой простой человек. Дуг не позавидовал Артёму, а лишь удовлетворённо кивнул и стал мгновенно для землянина "человеком-загадкой" с неизвестным прошлым и настоящим. Вокруг было столько неясностей и неизвестного, что только успевай ушами стриги. Вместо чувства удовлетворения мгновенно размножились вопросы. Все эти несколько недель пребывания на Катаре вылились в результате для Артёма в колоссальную работу над собой, борьбу с информационным и культурным шоком и хотя бы упрощённую картину окружающего его мира и людей, живущих в нём.

Всё это вместе называлось выживанием. Знания о системах и освоение ментальных приёмов с одной стороны помогали, но с другой настолько отягощали ситуацию, что одновременно приходилось работать над собой, чтобы просто не сойти с ума. С одной стороны ему казалось, что изменения и события мчатся мимо него с огромной скоростью, с другой они тянулись слишком медленно из-за обилия тонких деталей замечаемых его ускоренным "разгоном" мозгом. Контроль и концентрация с одной стороны требовали самоотдачи и постоянной практики, требуя силы воли и дисциплины ума, с другой они настолько выматывали, что Артём искал от них спасения в море чувственных и физических удовольствий, соглашаясь на секс или сам ища его.

Раздумья привели Артёма к выводу, что сейчас он уже практически освоился и "жалость" к Селли Нортик не относится к разумной трате ментальной энергии. Землянин с удивлением для себя отметил, что он обстоятельно обдумывал эту проблему не больше пяти минут и успел сделать для себя несколько промежуточных выводов и успеть провести анализ его состояния и душевного равновесия в разные периоды времени. Мозг легко перемалывал довольно серьёзные объёмы информации, при этом успевая следить за окружающей обстановкой. Открытием для Артёма это не было, вчерашний поверхностный просмотр "Кристалла памяти" говорил, что мозг адаптировался. Просмотренного объёма чужих воспоминаний раньше ему хватило бы на неделю обдумывания, сейчас же он сумел сделать из него выводы и даже просмотреть вчера отдельные заинтересовавшие его моменты. Всё было естественно и логично. Не было никаких сверхусилий, мозг привык жить под "разгоном" и делал это, как это делало тело. Артём вдруг рассмеялся и хлопнул себя по лбу. Как-то незаметно получилось так, что он мог растянуть для себя время, но не в чистом понятии его растяжения, а в том, что его мозг, мгновенно перерабатывая сигналы и импульсы от органов чувств, был способен переработать за одну секунду в разы больше информации и дать на неё больше ответов, чем раньше, а тело, подстёгнутое разгоном, успевало привести эти ответы к реализации.

Фактически получалось, что подсознание взяло на себя, как и положено, больший обьем работы и восприятие вернулось к норме в его новом качестве. Возникло понимание, что он "видит" теперь по-другому. Мысли вернулись к вчерашнему дню, ища какой-то знаковый момент, и вдруг Артёма осенило и он медленно "прокрутил" в памяти момент, когда Селли Нортик помогла ему выйти из ступора и оглушения болью.

- Арт, я закончила за два часа шестнадцать минут, ты обещал мне, что если я справлюсь быстрее, то ты... - Артём не слышал слов ушами, он их "слышал". Девушка повернулась к нему и вдруг её лицо вытянулось от удивления, затем выражение на лице сменилось на поражённое, потом на встревоженное и испуганное одновременно. - Что случилось? Что произошло? - "Услышал" не ушами Артём. - Ты поседел! - Испуг и страх за него, Артёма, "слышимый" в беззвучных словах, что-то задел в душе землянина и он вдруг словно проснулся, сбросил с себя пелену бесконечной усталости и встал. Звуки вдруг вернулись и обрушились на землянина, будя и ломая в нём равнодушие.

Артём поражённо прокручивал момент, когда Селли Нортик что-то задела в его душе ещё и ещё раз. Он видел, как она задела и что она задела. "Чёрный кот" сказал ему далеко не всё. В очередной раз Артём не верил сам себе, но тем не менее, существовала не только реальность с его физическим телом. Существовали не только две промежуточные плоскости с жизненной системой в одной и структурами сознания в другой. Артёму открылась ещё одна плоскость реальности, которая всегда была рядом, но её не так-то легко было заметить. Селли Нортик смогла в измученном состоянии коснуться своей сущностью его сущности. Дух девушки пожалел его и поддержал. Не мысли и желания жили внутри структур сознания, как думал Артём. Там жила его сущность, дух, который и объединял все структуры и тело в то, что называлось человеком. Не "Чёрный кот" показал это землянину, а измученная и уставшая от чрезмерной работы Селли Нортик. Артём понял, что он "видит" не отдельной структурой сознания, а своей энергетической сущностью и ею же руководит всем тем, что имеет: телом и энергетическими системами.

Все знания о строении человека слились во вполне понятную картину, исчезли вопросы и неувязки. Землянин понял, что части мозаики сложились, и перед ним образовалась целостная картина с вполне понятным и поэтажным строением. Артём, как дух или сущность, жил в многоэтажном, сложном и вместе с тем простом доме. Понимание и осознание этой истины мгновенно перевернуло всё с ног на голову. Разница хоть и не была существенной, но тем не менее, многое меняла в понимании себя как человека. Не он был устроен сложно. Раньше казалось, что существовало тело, внутри которого была жизненная система, внутри которой была система энергии ментальных фракций, а внутри которой ментальная система. Всё было наоборот. Он был жителем, хозяином и царём, центром и смыслом существования всего остального. Смерть или уход духа или сущности из своей обители не оставлял от той следа, но дух, потеряв физическое тело, мог продолжать жить в ментальных структурах. Что демонстрировал "Чёрный кот", его дух жил в энергетических структурах сознания, у которого не было тела. Возможно, что, даже потеряв ментальные структуры, дух мог продолжать жизнь, о чём свидетельствовали сказки о "приведениях" и "духах загробного мира", но точных сведений об этом Артём не имел. Важным было другое. Все ритуалы и способы открытия межмировых переходов разумных летающих мышей крутились вокруг чего-то, что мыши называли сущностью. Именно она проникала в другой мир, открывая с помощью ментальной энергии проход и вытаскивая за собой тело. В основном всё крутилось вокруг духа, ментальной энергии и особых свойствах пространства или особом пространстве, через которое и осуществлялся переход. Появление у Артёма знания о сущности или духе и само осознание себя не телом, а духом, живущем в теле, давало пищу к размышлениям и переосмыслению всех полученных знаний и фактов...

Именно в этом, внезапно открывшемся Артёму факте наличия духа, существовал парадокс человека как отдельной особи. Каждая личность считала себя центром вселенной. Это заблуждение выходило из того факта, что человек не понимал, что он дух или энергетическая сущность, освоившая пространство своего тела. Лёгкость, с которой осваивалось многоэтажное и многоярусное тело, вводило в заблуждение, и дух начинал отождествлять себя с телом. Являясь центром и смыслом существования тела, дух переносил это понятие и на тело, когда отождествлял себя с ним, становившееся соответственно центром реальной вселенной, но не предлежащей ему и не являющейся его частью. Наоборот, тело было частью вселенной. Получив от окружающей реальности отпор, человек в детском возрасте откатывался к пониманию того, что он дух. Дети в этом возрасте видели других духов, обмануть их было трудно, но с течением времени и "видя", что другие взрослые духи объединяют себя с телом, они шли за общей массой и так же как и все забывали, кто они на самом деле.

Чтобы ощутить себя большим, нужно было стать маленьким, чтобы увидеть и понять себя, нужно было откатиться назад и вспомнить, что ты такое есть на самом деле. Осознание себя духом и давало "знания о теле", энергетических структурах, их свойствах и самое главное, давало возможность их "видеть" и управлять ими. При первой встрече с "Чёрным котом" дух Артёма вышел из тела, было непонятно, сам или с помощью "Чёрного, и "Чёрный" смог объяснить Артёму знания о строении тела. С этого и началось ментальное развитие землянина. Как он мог об этом очевидном факте забыть, Артём понять не мог. Селли Нортик вчера опять напомнила ему об этом, и землянин был ей за это благодарен...

Из размышлений о строении мироздания и его части в виде Артёма Иванова землянина вывел голос, раздавшийся рядом.

- Я управилась с двумя тушами за три часа сорок минут. Хочу поесть и отдохнуть. Может быть, ты выйдешь из каюты, чтобы я могла снять одежду и сходить принять душ?

- Прогрессируешь... - Артём встал и отправился в кабину, закрыв за собой дверь под давлением взгляда смертельно уставшего человека.


Глава десятая | Катар. Часть вторая | Глава двенадцатая