home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава седьмая

Артём проснулся, как доложил искин, через восемь часов спокойного сна. Сделав несколько разминающих тело движений, землянин трансформировал кровать в две односпальных с коридорчиком, принял душ, совместив его с утренними процедурами, оделся и открыл дверь в кабину глейдера. Приветствовать никого не пришлось, Селли спокойно спала. Запрос искину о состоянии текущих дел прояснил несколько вещей: они летят уже семь часов на автопилоте, опасностей нет. Пилот Селли Нортик спит уже шесть часов сорок семь минут.

- Селли, - Артём решил разбудить девчонку, сам он хотел есть и возможно, того же хотела и она. - Селли, будешь завтракать?

- Нет, Арт, - не просыпаясь, отказалась девушка. - Я не выспалась сегодня...

- Да? Странно.

Артём вернулся в каюту, быстро разогрел пару банок каши с мясом, перекусил ими, запив тонизирующим напитком и через полчаса вернулся в кабину, довольный жизнью и судьбой. Забравшись в своё кресло, Артём решил изучить конструкцию и технические характеристики нового глейдера, когда Нортик его случайно отвлекла от работы.

- Арб стрм, - пробормотала девушка во сне и перевернулась на другой бок, Артём по инерции прислушался к тихому звуку и то, что он случайно "услышал", ему совсем не понравилось и заставило задуматься над сложившейся ситуацией. Напарнице снился сон, но не это удивило Артёма, сны сняться всем людям, и он это понимал. Плохо было то, что девушка смогла "услышать" то, что происходило в его комнате в гостинице. Тонкая излучающая оболочка Селли Нортик, позволявшая Артёму "слышать" её мысли без ментального щупа, позволила ей в свою очередь "услышать" самого Артёма в минуты близости с Лерой. Ситуация требовала быстрого осмысления: получалось, что в минуты сильного стресса или сильных душевных переживаний Артёма, его могли "слышать" люди со слабой аурой.

Следовало подумать о "закрытии" своей ментальной системы от постороннего, случайного или нет, "слушателя" и решить, как поступить с Селли Нортик. С одной стороны её надо было не брать в напарники, но с другой стороны ему и самому надоело мотаться одному. Так ничего не решив, Артём оставил пока всё, как есть, но Селли следовало в ближайшее время занять вплотную, раз уж он её решил оставить с собой.

Артём переключился на выработку ближайших целей. Следовало определиться с вытребованными у гигантских летучих мышей тремя свёртками из тёмной ткани, называемых "помощниками", кристаллами и амулетом. Второй задачей Артём себе поставил разобраться со знаниями, которые ему оставил "Чёрный". Третьей задачей стоял полёт к месту приземления космического транспортника, к которому на помощь летал военный тяжёлый глейдер.

Мысли опять вернулись к спящей на соседнем кресле Селли Нортик из-за её всхлипа, заставившего Артёма прислушаться. Девушке снились такие сцены, что Артём засомневался в её девственности и благоразумии. Создавалось впечатление, что сознание или подсознание девушки, испытав и поприсутствовав при обычной встрече двух взрослых людей, теперь само продуцировало в сон разные картины из памяти: то её прижимал к забору в десятилетнем возрасте соседский парнишка, засунув свою руку в неположенное место между её ног, отчего Селли испытывала страх, стыд и вместе с тем приятное чувство, то ей снилось, что она подглядывает за сестрой, приведшей парня, чтобы познакомить его с родителями и уединившейся с ним в своей комнате. Стряхнув с себя череду чужих воспоминаний, Артём решил, что девушка выспалась, и решил её будить.

- Я и не заметила, как заснула, - сладко потянулась на своём сиденье Селли.

- И проспала семь часов или чуть больше, - хмыкнул Артём. - По ночам надо спать, а не шастать неизвестно где...

- А сам?

- Значит, ты где-то шастала всю ночь? - Сразу переспросил Артём.

- Я взрослая девушка и это моё личное дело, - независимым тоном буркнула Селли.

- Ладно. Мойся, завтракай, и будем тебя учить охоте. Тебе надо научиться самой зарабатывать на свою жизнь.

- Это как?

- Что как?

- Учиться как?

- Просто, - хмыкнул Артём. - Берём и охотимся. Ты учишься. Что тут непонятного. Завтракай и вперёд. - Девушка что-то хотела спросить, но Артём не дал. - Если не хочешь умыться и позавтракать, то можно начать прямо сейчас, - кровожадная ухмылка землянина заставила Селли быстро спрыгнуть с кресла и исчезнуть за дверью каюты.

Душ и завтрак занял у девушки сорок минут, и она появилась в кабине посвежевшей и вполне довольной жизнью. К этому времени Артём уже обдумал, каким образом он приведёт девушку в нормальный вид и заставит выбросить из головы все мысли о том, о чём девушке, по мнению Артёма, было думать рановато.

- У меня есть штурмовое ружьё "Бизон-7". Она гораздо лучше начальной винтовки для колониста, но самое главное, имеет систему, компенсирующую отдачу выстрела. Ты небольшая ростом и худая, вес твоего тела невысок, поэтому пока стрелять из моего Мар-24, тебе в любом случае рано.

- Как скажешь.

- Ставь на Бизона оптический прицел. Я пока спущусь ниже. Присмотрим нормальную цель, а ею окажется любой крупный буйвол, ты его убиваешь, снимаешь с него шкуру, вырезаешь ингредиенты. В общем, зарабатываешь и осваиваешь специальность охотника. - Артём уже спускал Скирит ниже к саванне и присматривал цель для Селли. - Вижу крупного бизона. Бери рожок с простыми патронами.

- Ты будешь стрелять? - Селли вставила рожок в штурмовое ружьё и опустила стёкла в кабине.

- Буду. - Глейдер сам останавливался, Артём, наметив для себя цель, выдвинул ствол в окно, снял винтовку с предохранителя и взглянул в оптический прицел. - Видишь, у камня стоит крупный бык?

- Это с седой гривой? - Переспросила девушка.

- Да. Валишь его и второго рядом. Поняла?

- Да.

- Стреляем, как только я скажу "раз", - Артём выбрал чуть в стороне небольшую молодую сайгу и навёл на неё прицел.

- Ты готова?

- Да.

- Два и, "Раз". - Хлопнули, почти совпав, два выстрела, Артём, убедившись, что сайга упала, перевёл прицел на быка Селли, тот оседал на землю. - Бей второго, я за этим присмотрю.

- Дах! - Второй бык продолжал стоять и девушка повторила. - Дах! - У бизона подогнулись ноги, он упал сначала на колени и повалился на бок.

- Вот и всё, - Артём, поставил свою винтовку на предохранитель и приказал искину Скирита. - Давай подберём сначала сайгу, а потом к быкам Селли.

- Принято.

- Я заберу сайгу. Ты займёшься своими быками. Задача переработать их как можно быстрее и погрузить в холодильник. Каждый в среднем будет тянуть на две тысячи семьсот кредитов. Он добыча обычного новичка и пока ты не освоишь его забой, мы будем этим заниматься.

- А ты?

- Я обдеру сайгу. Мясо у них нежное, сочное, жирное. Нам пока хватит. Сразу поставлю его готовиться в кухонный комбайн. В общем, дерзай.

Артём, ободрав за двадцать минут степную козу и вырезав из неё ингредиенты, нарубил из неё кусков, загрузив ими кухонный комбайн. Шкуру и остатки туши забросил в холодильник, ингредиенты в экстрактор - его работа была полностью завершена. - Закончишь первого, позовёшь. Я приду, посмотрю, и пошевеливайся, времени у нас много нет. Бизона можно ободрать за сорок минут. Вот и рассчитывай на это время. Пара бизонов полтора часа. Это больше пяти тысяч кредитов.

Выставив на крышу глейдера боевого робота для кругового обзора, Артём отправился в каюту, достал из сумки три свёртка с помощниками и кристалл с объяснением, что это такое и как это надо использовать. Кристалл при взгляде не на него, а в него, с помощью "видения", выдал три длинных стиха о "помощниках", тайных знаниях энергии крови и трансформаций. В общем, Артёму пришлось ещё раз внимательно "перечитывать" стих о помощниках.

Первым и главным выводом Артёма было то, что он понял, гигантские летучие мыши хоть и разумны, но их разум выдаёт временами такие "перлы", что землянин серьёзно сомневался, понимают ли они сами, что только что сказали. Тем не менее, в этой мути или "шифровке" удалось выявить последовательность проведения ритуала активации помощника. О полезных свойствах "помощников" и приобретаемых хозяином "помощника" благах было написано столько бредней, что Артём так и не понял, что он получит и чем будет располагать, заимев помощника, как и то, что же такое этот самый "помощник". О каких-либо плохих последствиях ритуала и приобретения "помощников" не сообщалось, и Артём решил провести ритуал и, если он его не устроит или не получится, то отказаться в дальнейшем от оставшихся "помощников".

- Скирит, меня ни для кого нет на час. Я запрещаю в любом случае тревожить меня, пока я не выйду из каюты сам.

- Даже в случае нападения на напарницу и глейдер?

- У тебя двенадцать боевых роботов и куча оружия, сообразишь что-нибудь сам, но не думаю, что тут будет что-то опасное. Селли просто скажешь, что я не велел себя беспокоить. Пусть постреляет и развлечётся сама.

- Принято.

Артём ещё раз прочитал часть стиха о ритуале, собрал всё нужное для его выполнения и начал выполнять.

"Вступи в храм тьмы" - гласила вменяемая строка, Артём закрыл за собой дверь в каюту, блокировал её и выключил свет. Убедившись, что свет не проникает в каюту, перешёл на "видение", чтобы иметь возможность совершать дальнейшие действия. "Ткань тьмы" должна быть снята в "Чаше крови" - с этой строкой заканчивались бредни о темноте - матери народа и ещё куча такой же мути и слышалось руководство к действию. Артём сел на одну из кроватей, поставил на другую тарелку и, положив в неё свёрток, стянул с него тёмную непрозрачную ткань. В тарелке оказалось чёрное кожаное живое яйцо, размерами с куриное или чуть меньше. "Осмотрев" яйцо, Артём сделал вывод, что оно хоть и живое, но довольно долго хранилось у мышей: кожаный каркас имел много трещин, и создавалось впечатление, что яйцо усохло от времени. Проникнуть взглядом внутрь яйца Артёму не удалось. Опасности никакой не было, и Артём перешёл к следующему этапу.

"Накорми своей жизнью птенца, он узнает тебя и станет тобой" - Артём разрезал себе на руке вену и капли крови закапали на засохшую кожу яйца, от чего оно вдруг начало приобретать гладкий и маслянистый вид. "Преврати капли в поток" - Артём опустил руку чуть ниже, и кровь естественно побежала быстрее. Рек тут не было, но пару раз струйка была непрерывной. Яйцо быстро покрылось кровью, слегка замерцало и вдруг лопнуло, как простое из скорлупы. Из его верхушки мгновенно выскочил небольшой энергетический сгусток и, прыгая по каплям крови, летящим в тарелку с руки, добежал до раны и вошёл в неё. Это было настолько быстро, что Артём не успел ничего предпринять или осознать. "И придёт помощник", - пролетела мысль в голове, - "и вкусит тебя, и станет тобой". Что происходит, Артём уже понимал и без стихов: его жрали. Проникшая через открытую рану в организм Артёма ментальная структура начала поглощать в большом количестве ментальную энергию и настолько быстро, что у Артёма закружилась голова, и он начал терять сознание. Боль обручем обхватила голову.

- От твою... - крякнул от обвалившейся на него боли и слабости землянин. Артём лихорадочно думал, как избавится от ментальной структуры, как всё неожиданно прекратилось. Ментальная структура, впитав всю ментальную энергию, от чего боль поднялась на свой пик интенсивности и силы, тут же половину ментальной энергии выпустила назад в систему, Артёму мгновенно полегчало. Пот мчался по спине, накатило чувство духоты.

"Верни в ткань Тьмы и раствори" - Артём не стал ничего возвращать в ткань Тьмы, а смёл с тарелки сухой порошок, в который превратилась его кровь, вместе с остатками кожаной скорлупы в утилизатор, сбросил с себя одежду и забрался в душ.

Вместе с холодной водой пришло облегчение и начало приходить понимание. Ментальная структура высокой плотности "сидела" под правой ключицей на узле, объединяющем жизненную и систему тяжёлых фракций, и фактически представляла его родной ментальный узел. По крайней мере, это так воспринималось, но было отличие, и Артём его чётко осознавал.

"Помощник" был отдельным сознанием, он был птенцом или летучей мышкой, только что проклюнувшимся из яйца и не получившим своего тела и индивидуальности. Впитав в себя всю ментальную энергию Артёма, оно просто стало копией внутренней сущности землянина, его своеобразным подобием и ребёнком, но при этом было пустым и его следовало наполнить смыслом и целью. Это было сознание, несомненно принадлежавшее вампиру, так как его подняла и разбудила кровь, но пойдя за кровью, оно утратило тело или тело было каким-то образом уже мертво. Этого Артём так и не понял, но то, что сознание было пустым или детским, это не подлежало никакому сомнению.

При обращении на "помощника" внимания Артём не чувствовал в нём ничего чужеродного, помощник воспринимался как собственная структура сознания и работал сейчас как узел преобразования различных энергий из одной в другую, не забывая при этом вбирать и в себя, но неощутимыми крохами. Был ещё один ощутимый плюс от владения помощником, и Артём его понял, обследуя свою систему и её состояние. Внутренний объём ментальной системы Артёма возрастал при контакте с "помощником" и уменьшался, когда Артём ментальным усилием снимал "помощника" с узла. Обьем энергии возрастал и падал не так и значительно, но тем не менее, это Артём заметить сумел.

Закончив исследование, Артём вышел из-под холодных струй воды и, обсохнув, пошёл посмотреть, как идут дела у его напарницы. За час работы та сумела снять почти всю шкуру, но совершенно выбилась из сил. Ворочать шкуру и тушу было тяжело, но она, стиснув зубы, трудилась, и Артём, ничего не сказав, вернулся в глейдер. Чувствовал он себя неплохо и решил, что активирует всех трёх помощников. Польза от них была, вреда же, как Артём ни старался, не смог найти. Боль и слабость при ритуале Артём в расчёт не брал.

Зная, что делать и как всё произойдёт, Артём пустил в себя вторую ментальную структуру за пятнадцать минут. В этот раз он потерял сознание. Боль и слабость были настолько сильны, когда "помощник" поглотил всю ментальную энергию Артёма, что тот едва не закричал. Если боль была бы как в первый раз, тяжёлая и оглушающая, то можно было бы стерпеть, но в этот раз его сотрясла мгновенная судорожная череда боли и не отпускала, пока он не потерял сознание.

Очнувшись, Артём снова полез под струи холодной воды, приносящей облегчение, потом прибрался в каюте, выбросил в утилизатор остатки кожаной скорлупы и вышел на улицу. Селли Нортик заканчивала разделку, и грузила куски первой туши в холодильник. Артём сел в тенёк и закрыл глаза.

- У меня ушло на первую тушу два часа семнадцать минут, - не без гордости сообщила Артёму девушка.

- Для первого раза неплохо. Посмотрим, за сколько времени ты управишься со второй, - голова ещё кружилась, разговаривать землянину не хотелось.

- Пару минут отдохну, - девушка села рядом, и Артём услышал, как сильно от её спецодежды воняет кровью.

- Если на такой жаре протухнет вторая туша, я с тебя вычту её стоимость. Тебе лучше поторопиться. Сделаешь быстрее, чем первую, разрешу часик подремать перед вечерним забоем, - равнодушный голос Артёма поднял девушку на ноги и заставил двигаться. Артём, даже не прислушиваясь, вдруг чётко услышал, как девушка его костерит на разные лады. Получалось, что его ментальные способности возросли, как если бы он вставил себе имплантант на усиление ментальных способностей и если после первого "помощника" он выходил из глейдера и не "слышал", не прислушиваясь, девушки, то сейчас прогресс был на лицо.

Отдохнув, Артём около часа занимался комплексом ударных и защитных движений, отрабатывая отдельные элементы техники, и когда почувствовал, что полностью восстановился, решил закончить с третьим ритуалом установки "помощника". Артём прекрасно понимал, что если этого не сделать сразу, то вспоминая потом о том, что он перенёс во второй раз, он вряд ли решится на третьего "помощника". Сейчас же он чувствовал себя отупевшим от перенесённых болей и считал, что сможет справиться.

- Скирит, проконтролируй, чтобы ни одного звука не донеслось из кубрика, если я не смогу удержать крик в себе. Я, возможно, потеряю сознание, но я уверен, что приду в себя через некоторое время. Селли Норик не должна ни о чём узнать, что происходит в кубрике.

- Принято.

За третьего "помощника" Артём заплатил полуторачасовыми пароксизмами и такими ударами накатывающейся слабости и боли, что когда пришёл в себя, его комбез можно было выжимать. Артём сразу вспомнил, что он не мог все эти полтора часа потерять сознание, как ни пытался. Боль вытягивала из него все силы и била кувалдой по голове, словно пытаясь вытряхнуть его душонку из тела. Дело тут было не в потере ментальной энергии и начальном отторжении артёмовой ментальной структурой ещё не впитавшей в себя его энергии структуры "помощника", и поэтому ещё не переродившегося, хотя и это накладывало отпечаток на боль и её силу. Своей болью он платил за ту боль, которую испытывала сначала одна ментальная структура "помощника", а потом две, когда он ставил третью. Сбрасывая боль при потере ментальной энергии ему, "помощники" и сами терпели боль, но у них не было выхода в "потерю" сознания и они держали Артёма, как только могли, и этим спасали себя. Первая ментальная структура стала заметно больше чем вторая, а вторая была чуть больше третьей, но и сам Артём чувствовал, что и без "помощников" его ментальная система стала сильнее сама по себе.

Холодный душ принёс облегчение, но не принёс отдыха и свежести. Осталась бесконечная усталость, и чувство, что он перенёс невозможные пытки. Разогнав энергию в жизненной системе, скорее по привычке, чем осознавая это сам, Артём походкой старика вышел из глейдера и сел на крыло, уставившись неподвижным взглядом серо-пепельных глаз в сторону, куда не спеша катилось солнце. Минут через сорок Артём случайно заметил, что к нему подошла смертельно уставшая девушка и что-то говорит.

- Арт, я закончила за два часа шестнадцать минут, ты обещал мне, что если я справлюсь быстрее, то ты... - Артём не слышал слов ушами, он их "слышал". Девушка повернулась к нему и вдруг её лицо вытянулось от удивления, потом выражение на лице сменилось на поражённое, потом на встревоженное и испуганное одновременно. - Что случилось? Что произошло? - "Услышал" не ушами Артём. - Ты поседел! - Испуг и страх за него, Артёма, "слышимый" в беззвучных словах, что-то задел в душе землянина и он вдруг словно проснулся, сбросил с себя пелену бесконечной усталости и встал. Звуки вдруг вернулись и обрушились на землянина, будя и ломая в нём равнодушие.

- Ты поседел! Что с тобой случилось?! - Колоколами ударили по ушам Артёма слова смертельно уставшей девчонки. Артёму пришла мысль, что возможно в это мгновенье от равнодушия и бесконечной смертельной усталости его только что спасла девчонка, которую он может "слышать". Она смогла до него докричаться, не словами, далеко не словами. Простого участия оказалось достаточно, потому что оно шло от души.

- Не. Я заснул на жаре. Сейчас пройдёт, - выдал первое попавшее Артём. - Говоришь, закончила. Ингредиенты в экстрактор забросила?

- Забросила. Ты поседел от того, что заснул на солнце? - Ошалела от слов Артёма Селли Нортик.

- Наверно, - пожал плечами Артём. - Снимай спецодежду. Иди в душ. Нужно поесть.

- Я пока есть не хочу.

- Я там забросил мясо сайги в кухонный комбайн, оно готово. Разогреем кашу, тонизирующий напиток. Перекусим. - Артём зашёл в кабину глейдера, усталость хоть и не прошла, но отупение от боли с него слетало подобно кускам старой кожи с ящерицы. Это оголяло нервы, опять возникала боль, но теперь она постепенно сходила на нет и землянин понимал, что она уходит уже окончательно, да и терпеть её было легче.

- Я в душ. Он мне точно нужен, - девушка пока шла по коридору между кроватей каюты к душу, сбросила с себя комбез и штаны.

- Искин, закрой люки и окна, снизь температуру внутри глейдера до пятнадцати градусов, - Артём выдвинул стол, выставил на него куски мяса, хлеб, четыре банки разогретой каши и сладкий тонизирующий напиток со вкусом какао. На этом разносолы закончились. Настрогав тонких листочков из ближайшего жирного куска степной козлятины, Артём бросил десяток из них в тарелку Селли Нортик, и вернул нож в ножны.

Несмотря на слабость, Артём заставил себя начать есть и разогнал  энергию в жизненной системе до предела. До захода солнца ещё было не меньше четырёх часов, из душа вышла Селли, села за стол и тоже начала вяло жевать.

- Тебе лучше быстрее поесть и хотя бы минут сорок вздремнуть, а то я думаю, ты можешь не успеть до захода солнца разделать ещё одного быка.

- Мне кажется, что если тебе так нужен этот бык, то ты бы мог его разделать сам или хотя бы помочь мне.

- Я теряю из-за тебя время, - хмыкнул Артём. - За тех шесть часов, что ты провозилась с двумя тушами, мы бы могли уже быть далеко отсюда.

- Тебе эти быки не нужны, да? Это из-за меня? Да?

- Мне нужны деньги на топливо. Я хочу оправдать это перелёт до Регата-16, - Артём налил по кружкам напиток и одну подвинул девушке. - Ты сама захотела быть охотником. Учись и зарабатывай себе на билет, если хочешь отсюда улететь...

Девушка вырубилась от усталости в сон прямо за столом, едва почувствовав сытость в желудке. Артём прислонил её ближайшей стене, без всякого зазрения совести задрал её рубашку на животе и сначала разогнал энергию в жизненной системе живота, осторожно касаясь его руками. Минут через тридцать, когда энергия в системе достигла насыщенного зелёного цвета, Артём разогнал её по системе и делал это каждые двадцать минут.


- Разбуди её.

- Принято, - вслед за словами искина девушка открыла глаза и ещё пару минут приходила в себя, срывая сладкие оковы сна.

- Ешь, - девушка так и спала сидя у стола, и Артём только разогрел кашу и подвинул к ней.

- Я точно голодна, - последний "разгон" её системы был пять минут назад и желудок её был пустым.

- Тут, пока мы дремали, искин нашёл стадо степных косуль. Они полегче буйволов, поэтому забьём трёх. Я думаю, успеешь до темноты их забросить кусками мяса в холодильник. Они пугливые, поэтому две моих, одна твоя.

- Не вопрос, - девушка чувствовала себя отдохнувшей.

- Я так и думал.

Через пятнадцать минут приземлись у трёх косуль. Девушка успела застрелить двух и Артём, свалив одним выстрелом одну, бить вторую не стал. Нортик ушла работать, а Артём, вычистив свою винтовку и перезарядив, поставил её на предохранитель и вложил в гнездо. Очередной разгон, и парень вышел на улицу теперь уже плотно размяться. Часовой комплекс переходов между стойками с ударами и блоками вытряхнул остатки болей и слабость как ненужную шелуху. До захода солнца Артём успел отработать ещё пару новых для себя переходов, включив их в комплекс, и приняв душ, встретил ввалившуюся опять без сил девушку на входе в кабину глейдера...


Глава шестая | Катар. Часть вторая | Глава восьмая