home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Другой небесный зритель

Но если линии и рисунки обращены не к гипотетическим воздухоплавателям на шаре, то к кому?!. К какому такому «небесному зрителю»?.. Ведь явно не к современным туристам на небольших самолетах – не для них же это делалось полторы (или значительно более – ?!.) тысячи лет назад…

Обычный и довольно стандартный ответ, который чаще всего можно услышать от историков в этом случае – рисунки обращены к выдуманным богам, которым поклонялись местные индейцы. Однако эта версия представляется весьма и весьма сомнительной.

Религиозно-мистический порыв еще может как-то мотивировать нерациональный поступок одного человека или небольшой группы людей. Но он никак не подходит в качестве побудительного фактора к таким масштабным работам, которые требуют весьма длительного напряжения сил огромного числа людей. Напомним: Алла Белоконь оценивает трудозатраты на создание линий и фигур Наска аж в сто тысяч человеко-лет!..

Тут нужен все-таки гораздо более «приземленный» и более устойчивый стимул. И попытка списать все на массовое «религиозно-мистическое помешательство» является в подобных случаях ничем иным, как простым уходом от рационального объяснения…

Эрих фон Дэникен развил выводы Марии Райхе и высказал гипотезу, что рисунки и фигуры не только обращены к небесным зрителям, но и сделаны ими, подразумевая под этими «зрителями» уже не мистических или выдуманных «богов», а вполне реальных пришельцев с других планет. Сами же геоглифы, по его мнению, являлись некими ориентирами для этих пришельцев, а плато Наска в целом служило космодромом с целым комплексом посадочных полос.

Но и эта «альтернативная» версия быстро начала трещать по швам.

Во-первых, если некоторые линии и можно бы было принять за какие-то навигационные знаки для летательных аппаратов, то необходимости в столь огромном их количестве, какое имеет место на плато Наска, нет абсолютно никакой. Их столько, что проще в них еще больше запутаться, нежели использовать для ориентировки на местности.

Во-вторых, как уже говорилось ранее, грунт на плато, представляющий из себя тонкий слой камней поверх весьма рыхлого в целом песка, является слишком мягким для посадочных полос неких летательных аппаратов типа самолетов (то есть аппаратов, требующих разбега при взлете и посадке). В отсутствие же самолетов отпадает и необходимость в создании многочисленных полос.

И в-третьих, как показывают наблюдения за НЛО (неопознанными летающими объектами, которые многими считаются инопланетными летательными аппаратами), они вовсе не нуждаются для посадки в каком-то специальном аэродроме или космодроме и спокойно садятся там, где им вздумается – без посадочных или взлетных полос, и даже без специальных ориентиров…

Наска: гигантские рисунки на полях

Рис. 68. Хаос линий Наска

Между тем в сообщениях об эксперименте с воздушным шаром встречается утверждение, что в ходе предварительных исследований будто бы были обнаружены специальные указательные знаки, которые помогали древним воздухоплавателям правильно определять место посадки (если для НЛО можно было бы обойтись без них, то для шара это важно). Для изучения знаков были привлечены профессиональные планеристы, которые после полета над пустыней подтвердили возможность использования некоторых геоглифов в качестве указателей для точного приземления, но и рисунок, который обозначает направление бокового ветра в розе ветров в виде треугольника. Все такие «указатели» указатели хорошо видно только с высоты птичьего полета, а вот стоя на земле определить места нахождения указателей невозможно. Вдобавок, местный перуанский летчик Э. Эрран сообщил, что уловил закономерность в направлениях преобладающих ветров относительно нарисованных линий

С этой точки зрения, привлекает внимание версия, выдвинутая совсем недавно Эдуардом Вершининым, который предположил, что геоглифы Наска действительно представляли определенного рода навигационные знаки, но только не для профессиональных пилотов, а для новичков, еще только обучающихся искусству полета. Причем полета именно на малой высоте, поскольку на большой высоте геоглифы просто бессмысленны.

Вот как сам Вершинин представляет свой ход мыслей:

«Прежде всего, стоит рассмотреть, как организован процесс обучения будущих пилотов. При серьезном профессиональном обучении первый год уходит на теорию, а летная практика начинается с полетов по кругу, где отрабатывается взлет – посадка и элементарные навыки пилотирования… Когда курсант обучен основным навыкам пилотирования, процесс обучения переходит к освоению приемов навигации.

Первое упражнение, которое будущему пилоту придется выполнять в своей летной практике тысячи раз, сводится к заданию выйти на заданную точку (обычно это приводная радиостанция) с указанным курсом и отойти от нее с другим курсом. Полет по маршруту это полет по ломанной кривой, где на изломе находится поворотный пункт, так вот пилоту надо подойти к нему с одним курсом и уйти с другим. Затем начинаются полеты по маршрутам, где есть различные вариации упражнений…

Например, будущих пилотов, которым предстоит обрабатывать поля, обязательно учат летать на малой высоте и обходить различные препятствия. Это так же актуально и для вертолетчиков, им везде приходится лазить. Для штурмовиков тоже крайне важно уметь ходить по рельефу и выйдя на заданную цель держать курс. Вот теперь давайте взглянем, какие удобства для обучения пустыня Наска предоставляет курсантам и их инструкторам.

Прежде всего, надо сказать, что пустыня, где днем солнце светит всегда и где никогда не бывает дождей идеальное место для летного училища, и как мы видим, в таких условиях знаки на земле сохраняются тысячелетиями. Первое упражнение после взлета–посадки, работа в зоне. Зона в авиации это обычно отдельно стоящая деревенька, обозначающая собой центр зоны, вокруг которой все и крутится. В пустынной местности зону надо обозначить на земле искусственно. Можно, конечно, написать «Зона № такая-то», а потом бояться, что у кого-то в голове цифры перепутаются и в зоне слетятся два борта, а можно нарисовать легко узнаваемою картинку и потом руководителю полетов, после взлета бортов, только и останется сказать: «ты сегодня будешь пауком, ты цыпленком, ты птичкой».

Следующее упражнение, подошел с одним курсом, ушел с другим. Первоначально для этого нужна только приводная радиостанция, но если то же самое отрабатывать на предельно малой высоте, то понадобится куча линий сходящихся в одну точку – по одной линии зашел, по другой вышел» (Э.Вершинин, «Наска»).

Понятно, что в этой версии рисунки оказываются обозначением зоны (паук, цыпленок, птичка и т.д.). А вот подход с одним куром, а отход с другой можно отрабатывать, скажем, по так называемым центрам (иногда называемых «узлами») – местам схождения сразу многих радиально расположенных относительно друг друга линий. На наличие таких центров обратила внимание еще Мария Райхе, которая считала, что они имеют какое-то важное значение, но какое – она так и не смогла определить.

Наска: гигантские рисунки на полях

Рис. 69. «Узел» из сходящихся радиальных линий

«Для штурмовиков, заход на цель на предельно малой высоте единственная возможность нанести удар неожиданно, а для этого надо уметь не просто летать по рельефу, а еще надо уметь это делать строго с заданного направления, оттуда, где тебя меньше всего ждут. И здесь первое, что требуется, это научить курсанта держать курс, а начинающим очень помогут полеты по сходящемуся конусу. Дело в том, что чем дальше штурмовик от цели то тем больше он может себе позволить отклонение от курса. Но по мере приближения к цели допустимое отклонение становится все меньше» (Э.Вершинин, «Наска»).

Достаточно очевидно, что в этом случае наиболее подходящими оказываются трапецоиды…

«…представьте себя на месте пилота. На трассе и на высоте Вы можете отвести взгляд от окна и осмотреть приборы. За пару секунд, что Вы отвлеклись самолет может потерять десяток метров высоты и немного гульнуть по курсу. Там это мелочь, а теперь Вы идете по рельефу на высоте 5 метров и вот здесь легко понять, что взгляд от рельефа отрывать нельзя, это самоубийство. То есть, пилот у земли лишается всех приборов, а курс держать надо, иначе на цель не попадешь… Поэтому, при обучении наличие полос на земле очень помогает. Например, молодым вторым пилотам при обработке полей, первоначально дают летать только вдоль рядов посевов, поперек это уже искусство» (Э.Вершинин, «Наска»).

Определенная логика, конечно, в этом есть…

Но данная версия не объясняет, во-первых, наблюдающегося нагромождения геоглифов. Даже если допустить, что методика обучения меняется со временем, и требуется наносить новые линии поверх старых, то все равно остаются сильные сомнения. Ведь на определенном этапе этот хаос линий станет уже не помогать новичку, а только запутывать его.

И во-вторых, эта версия совершенно не объясняет громадную протяженность региона, в котором встречаются геоглифы. Зона для обучения в тысячу с лишним километров – явно многовато. Тем более, что во многих местах на этой протяженной площади встречаются самые простые – прямые линии.


Искажение информации – невольное или преднамеренное?.. | Наска: гигантские рисунки на полях | Признаки иной цивилизации