home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Провал

Каменное сердце

— Продолжим. Итак, первый вопрос, — начал Де Квинси. — Какова в квадратных милях площадь Соединенных Штатов Америки?

Не стоило и пытаться ответить на этот вопрос.

— Я не знаю, — сказал Болотный Скакун.

— Отметьте это, Ваше Величество. Он не знает ничего, — довольно язвительно сказал Де Квинси.

— Конечно, он не знает, — сказал Король. — А кто знает ничего? Не считая Ягабога конечно же. Следующий вопрос.

Экзаменатор поставил большой нуль и продолжал.

— Какая разница между полуостровом и перешейком?

— Это загадка, — сказал Король. — Я против того, чтобы в таком серьезном вопросе использовались загадки. Следующий вопрос.

— Какая разница… — снова начал Де Квинси.

— Повторяю, я против! — сказал Король.

— Ну, в таком случае, что пленнику известно о вулканах? — спросил Де Квинси, который сам чувствовал себя огнедышащим вулканом, задавая этот вопрос.

— Превосходный вопрос, — сказал Король.

К несчастью, Болотный Скакун ничего не знал о вулканах. Король нахмурился, и у всех Джеки-Жаб упали сердца.

— Для просвещения моих подданных я сообщаю, что вулкан Этна в Сицилии в наше время является самым большим вулканом в Европе. Впрочем, никто не знает, что ждет нас в будущем. В Дартмуре тоже когда-то были вулканы. Продолжайте.

Но мы не будем подробно рассказывать о том, что происходило дальше, потому что это было слишком мучительно. Де Квинси задавал все новые вопросы, а Скакун не мог ответить ни на один из них. Устрашающий ряд нулей рос на доске, и в конце концов Скакун со страданием в голосе взмолился:

— Если вам угодно, Ваше Величество, разрешите мне задать ему пару вопросов для разнообразия.

— Возмутительная чепуха! — вскричал Де Квинси. — Где же это видано, чтобы экзаменуемый задавал вопросы экзаменатору? Такого еще никогда не было, Ваше Величество.

— Если чего-то еще никогда не было, то это не значит, что оно не может произойти. Давайте будем более терпимыми. Кроме того, нелепо предполагать, что подсудимый, который учил географию всего лишь две недели, может задать тебе вопрос, ответа на который ты не знаешь.

— Разумеется.

— Тогда позволим ему начать.

И Болотный Скакун задал свой первый вопрос.

— Как прозывались шесть великих герцогств Германской империи? — спросил он.

— Прекрасный вопрос! — заявил Король, заглядывая в свой справочник.

Но Де Квинси нахмурился, покашлял, потер нос, покрутил усы, а затем засмеялся и сказал:

— Какое удивительное обстоятельство. Именно в эту минуту их названия совершенно вылетели у меня из головы.

— Задай ему другой вопрос, — сказал Король.

— Что ты знаешь о Бадене? — спросил Скакун.

— О Бадене? — переспросил Де Квинси, чтобы выиграть время.

— Да-с, о Бадене.

— Одну секундочку! — поцокал языком Де Квинси. — Вертится на кончике языка!

— Точно так же ответы на все твои вопросы были у меня на кончике языка. Но я не мог их оттуда стряхнуть!

На этом месте раздался громкий взрыв хохота. Но долго смеяться над поэтом-пикси было бы неблагоразумно, так что Король торопливо снабдил своих подданных информацией о том, что Баден — это знаменитый курорт в Германии, после чего объявил, что экзамен по географии окончен.

— Последняя дисциплина — поэзия, — сказал Де Квинси очень скромно. — Желает ли Ваше Величество, чтобы я проэкзаменовал пленника по поэзии?

— Да, — сказал Король и прибавил со своим обычным тактом и добродушием: — Мы все знаем, что в области поэзии вы первый в нашем королевстве.

Де Квинси поклонился, благодарный за комплимент, и продолжил:

— Мне представляется, что проще всего будет не спрашивать тебя о том, чего ты не знаешь, а выяснить, что ты знаешь.

— Браво! — воскликнул Король. — В этом истинная суть искусства экзаменатора. Продолжайте.

Скакун заложил лапки за спину и безукоризненно продекламировал несколько детских стишков, но с последним у него возникла небольшая проблема. Вот как оно звучало:

Мисс Маффет села с плошкой

Сметану кушать ложкой,

Однако с краю стула

Подсел к ней вдруг Бурундук,

И мисс как ветром сдуло.

Каменное сердце

— Неправильно! — И Де Квинси уже собрался поставить еще один жирный нуль, когда Король мягко его остановил:

— Ты совершенно прав, говоря, что это неправильно, — начал Король, — но, возможно, в реальности было бы не так важно, кого испугалась мисс Маффет — паука или бурундука.[2] Ее испуг и бегство — самый драматический момент произведения, и была ли это грубость паука, севшего рядом с ней без приглашения, или злая шутка бурундука, внезапно забравшегося на ее стул, — это кажется мне не таким уж значительным. Однако если я ошибаюсь, пожалуйста, поправьте меня.

— Ваше Величество совершенно правы, — сказал Де Квинси. — Я никогда не смотрел на это в таком свете. Это вариация классической версии, но у нас есть все основания поддержать ее. И, как вы мудро отметили, результат для героини этого произведения остается тем же.

— В любом случае, — добавила Королева, — разнообразие всегда прелестно.

— Тогда продолжай, — сказал экзаменатор экзаменуемому.

— Я больше ничего не знаю, — сказал Болотный Скакун, — но после того как Юнити научила меня этой песенке, я сам тоже сочинил кое-какие стишки. Они не очень умные, но мне просто захотелось сказать об этом, чтобы вы увидели, как я ужасно старался.

— Читай, — приказал Король, — и пусть никто не смеется.

И пленник продекламировал следующие строки:

Неужели я никогда не увижу родное болото,

И нору под корнем болотной вахты?

Я должен оставить свою супругу,

Которая была мне верным другом.

Неужели я никогда не увижу родное болото?

Неужели я никогда не увижу милых друзей

И череп старой погибшей лошадки?

Неужели я не смогу помахать фонарем,

Что ярко светил мне и ночью, и днем

Из черепа старой погибшей лошадки?

Неужели я никогда не попробую вкусную грязь,

Что в изобилии хлюпает у самых моих дверей?

Не смогу я скакать и плясать,

Прыгать, петь песни и танцевать?

Неужели я никогда не увижу родное болото?

Неужели я никогда..?

— Прекрати! — приказал Король. — Ни строчки больше. Я не могу этого вынести. Это стихотворение слишком печально. Ни строчки больше.

Каменное сердце

На самом деле Король мог и не приказывать собравшимся не смеяться. Более уместным было бы приказать им не плакать, потому что стихотворение Джеки-Жаба вызвало слезы на глазах у многих слушателей. Что касается миссис Болотный Скакун, то она рыдала так горько, что Королева передала ей свой личный флакончик с нюхательными солями через одну из юных принцесс.

— Форма сыровата, — заявил Де Квинси, — но чувство, вложенное в стихотворение, незабываемо. За это можно поставить высший балл. — Он нацарапал на доске цифру пять в награду за усилия Скакуна и затем сказал: — Итак, экзамен подошел к концу, и теперь я должен подсчитать баллы. Максимум составляет две тысячи семьдесят пять, а минимум — восемьдесят. Однако я боюсь, что, учитывая такое количество нулей, результаты наших подсчетов будут неутешительны.

Пока Де Квинси производил свои подсчеты, все молчали, затаив дыхание. Наконец он покачал головой.

— Увы! — воскликнул он, и мне кажется, что ему и правда было немного жаль. — Семьдесят восемь нулей из ста тридцати баллов оставляют нам всего пятьдесят два балла. Пленник не сдал экзамен.

Огненный Селезень и друзья Скакуна издали глухой стон. Миссис Скакун упала в обморок, и ее пришлось вынести в переднюю. Сам же Скакун упал на колени, протянул стиснутые руки к Королю и устремил умоляющий взгляд своих рубиновых глазок на царственную чету.

Король надел свои очки и спокойно посмотрел на доску.

— Извини меня, — сказал он, — и, если я не прав, поправь меня, но, мне кажется, ты ошибся. Сколько у тебя тут нулей?

— Семьдесят восемь, Ваше Величество.

— Возможно, я глубоко заблуждаюсь, — продолжал Король, — но, как мне кажется, семьдесят восемь нулей дают в результате нуль. Никто не станет отрицать, что нуль есть нуль. Это всем известно.

— Вы меня не совсем верно поняли, Ваше Величество. Однако в данном случае мне, конечно, не пристало перечить своему повелителю…

— Тогда давайте узнаем другое мнение, — сказал Король. — Пошлите за Чарльзом!

Когда было объявлено о приходе Чарльза — разумеется, уменьшенного до волшебного размера, — Король тепло его приветствовал и изложил ему суть проблемы.

— Скажи мне, Человеческий Мальчик, сколько в результате дают семьдесят восемь нулей? Не торопись с ответом. У меня на этот счет одно мнение, а Королевского экзаменатора — другое. И мы оба готовы полностью положиться на твое решение.

Пока Чарльз раздумывал, стояла абсолютная тишина. Наконец он заговорил:

— Семьдесят восемь нулей дают… нуль, Ваше Величество.

Экзаменационный зал взорвался грохотом оваций, но Король приказал своим трубам протрубить сигнал к тишине.

— Половина проблемы решена, но теперь нам нужно вычесть семьдесят восемь нулей из ста тридцати баллов. Ты можешь произвести вычисления на доске, если тебе так будет проще.

Но Чарльзу не нужна было доска.

— Семьдесят восемь нулей — это нуль, — сказал он. — Если вычесть нуль из ста тридцати, останется сто тридцать.

— Но… но… — возразил Де Квинси, — каждый из этих нулей означает плохую отметку. На самом деле это не нули. В моем представлении они означают…

Но Королю все это уже порядком надоело:

— Экзамен окончен. Сейчас не время обсуждать вопрос о том, почему нуль не является нулем. Оставим эту проблему для твоего поэтического ума. Как Король, я не могу себе позволить участвовать в этих замысловатых спорах. Болотный Скакун получил сто тридцать баллов. Он сдал экзамен. Отпустите узника и прикажите ему быть в Зале для аудиенции завтра в пять часов утра, чтобы приложиться к королевской руке в знак прощения.

Под оглушительный гвалт Скакун воссоединился со своей женой и друзьями, и, издавая восторженные возгласы, легионы Джеки-Жаб отбыли на свое болото.

Король повернулся к Чарльзу.

— Если ты согласишься принять нас такими, какие мы есть, безо всяких церемоний, — сказал он, — то Ее Величество и я будем счастливы угостить тебя обедом.

Но Чарльз решил, что согласиться будет нечестно по отношению к Юнити и Бисмарк. Он объяснил Королю, что его друзья наверняка с ужасным нетерпением ожидают результата экзамена.

— Да, разумеется, это так, — согласился Король, — и поскольку успешный исход — это и их заслуга тоже, вы все должны будете нанести нам визит. Я не забуду об этом. В течение недели или десяти дней вы получите приглашение. А я тем временем рассмотрю вопрос о пожаловании вам троим скромных знаков отличия, подходящих данному случаю. Возможно, в наших условиях подойдет Королевский Орден Титании четвертого или пятого класса.

И Чарльз, отблагодарив Короля, поспешил домой с хорошими новостями. Однако, несмотря на свое волнение, он не мог не заметить, что нечто странное творится на болоте и в лесу. Какое-то исключительное событие расстроило птиц и зверей, взволновав даже обычно невозмутимых амфибий, рептилий и насекомых. Он подумал, что Шип должен знать причину, и решил по возвращении домой тут же спросить его об этом.


Глава 10 Экзамен | Каменное сердце | Глава 12 Мистер Мелес и делегация