home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Правление Фатта

Каменное сердце

У входа на главную каменную стену, окружавшую Гримспаунд, сидели три ребенка и играли в бабки. Когда они увидели, что к ним приближается великий и обожаемый всеми воин Фатт, они позвали его:

— Давайте играть с нами в бабки, мистер Фатт!

— Убирайтесь с дороги! — закричал Фатт, и не успели испуганные дети сдвинуться с места, как он наградил их мощным пинком, от которого они разлетелись в трех направлениях.

Женщина, увидевшая эту сцену, прибежала в деревню, крича:

— Великий воин Фатт сошел с ума! Он убивает детей у ворот!

Отец детей, который подумал, конечно же, что его дети уже мертвы, вылетел из дома и начал ругать Фатта самыми страшными словами, которые только были в языке его племени — такими, как спзфлют и ббжкай-укк и даже бубблексг (ни одно из этих слов мы, к счастью, уже не можем произнести сегодня). Когда обезумевший от горя отец прекратил изрыгать ругательства, Фатт невозмутимо достал свой каменный топор и ударил мужчину по голове, убив его на месте.

Очень скоро люди поняли, что с Фаттом лучше не спорить. Сомнение в его решениях означало сломанную челюсть или тычок в живот. Тот же, у кого хватало ума открыто спорить с Фаттом, лишался головы, не успев даже снять шляпы.

Миссис Фатт, как верная жена, встала на сторону мужа, но тринадцать маленьких Фаттов начинали рыдать, стоило ему посмотреть в их сторону, и бежали искать защиты у огромных и свирепых пастушьих собак, которые охраняли овец по ночам. Но после того как Фатт перекинулся с ними парой слов, даже они стали его бояться и, слыша его голос, ощетинивались, рычали и уползали прочь с поджатыми хвостами.

Все это продолжалось примерно три дня, после чего племя, дождавшись, пока Фатт уйдет охотиться на медведей, отправило делегацию к Броку с просьбой о том, чтобы в интересах мира и процветания голова Фатта в самом ближайшем будущем была отделена от его шеи.

Как и следовало ожидать, представителем делегации выбрали Фама. Однако шаман несколько исказил прошение, потому что, как и все остальные, боялся, что Фатт может вернуться раньше, чем они успеют выработать план действий. Он заикался и задыхался, описывая пинки, сломанные челюсти и удары в живот, не говоря уже об открытых убийствах, которые совершил Фатт.

— Отдохни, — сказал вождь. — Спешить некуда, мой дорогой Фам. Я свободен до самого ужина. — Что показывает, каким мудрым, тактичным и благоразумным человеком для своего времени был Брок.

Фам поблагодарил его и продолжал:

— Итак, мы просим, умоляем, взываем к тебе и молимся о том, чтобы твое щедрое и доброе сердце защитило нас от зверской жестокости Фатта…

— Он идет, он идет! — вскричали вдруг остальные, не сводившие обеспокоенных взглядов с ворот.

— Чем скорее он придет, тем лучше, — сказал Брок. — Мы ужасно рассержены. Это совершенно неправильно и очень, очень нехорошо. Если ему так хочется убивать направо и налево, то почему бы ему не взяться за наших многочисленных врагов? Я не одобряю выбранный им путь — путь убийств без настоящих причин. Это не приличествует джентльмену и подает плохой пример нашим детям. Я этого так не оставлю! Скажите Фаттфатту, чтобы он тотчас же явился ко мне.

— Я сожалею, но он вряд ли подчинится, — сказал Фам. — Только вчера два отважных человека тактично намекнули Фатту, что его поведение дает людям повод для критики. Он ответил им тем, что разрубил их пополам.

— Значит, пришло время действовать, — заявил Брок. Он поднялся со своего гранитного трона, застегнул на себе медвежью шкуру, украшенную кроличьими хвостиками, и надел корону из перьев зимородка. — Фатта следует предупредить, — сказал он сурово, — а если это случится снова, его нужно будет наказать.

Вождь послал за своими приближенными, и четверо воинов понесли его в паланкине к дверям Фатта.

Все население Гримспаунда потянулось следом, чтобы посмотреть, что произойдет.

Они нашли Фатта стоящим на пороге и жующим кусок пирога. За спиной у него миссис Фатт снимала шкуру с медведя, которого он только что принес домой на плечах.

— Добрый день, Фатт, — сказал Брок.

— Добрый, — ответил Фатт с набитым ртом.

— Ты перекусываешь, как я вижу, — вежливо сказал вождь.

— Ты правильно видишь.

— А тебе не приходила в голову мысль о том, что многие отважные мужчины тоже перекусывали бы сейчас, если бы ты их не умертвил?

— Ха! — фыркнул Фатт. — Не будь столь сентиментальным. — И он снова взялся за свой пирог.

Последовало долгое мучительное молчание, во время которого можно было услышать, как собравшиеся моргают.

Наконец Брок слез со своего паланкина и, глядя Фатту прямо в глаза, сказал:

— Послушай, Фатт. Я твой вождь, так или нет?

— Нет, — ответил Фатт.

— Тогда я обвиняю тебя в государственной измене, — сказал Брок, начиная терять терпение, — и ты знаешь, какое за это полагается наказание.

— Да при чем тут это, — отмахнулся Фатт. — Я могу сказать только то, что я не признаю тебя вождем этого племени и сам заявляю свое право на эту должность.

— Может быть, ты объяснишь мне почему? — сказал Брок.

— Потому что я сильнее, больше и моложе тебя, а также обладаю лучшими лидерскими качествами, чем ты, — сказал Фатт.

— Вполне возможно, — ответил Брок, — хотя я и не готов согласиться со всем вышеперечисленным. Но поскольку я вождь и все эти леди и джентльмены полностью удовлетворены тем, как мы с моей женой управляем жизнью племени, не пристало тебе говорить такую чепуху. Ты в меньшинстве.

— Значит, так тому и быть, — сказал Фатт. — Посмотрим, кто же присоединится к этому меньшинству?

Никто не сказал ни слова, и тогда грозный Фатт поплевал на ладони и взялся за свой боевой топор.

Каменное сердце

— Если вы все не присоединитесь к меньшинству, то вам придется присоединиться к большинству! — прокричал он, и с этой страшной угрозой он обратился за помощью к Духу Грома и смело набросился на все племя. Первым же ударом он замертво уложил Брокотокотика, а Дух Грома, хотя сам никого и не убивал, все же изрядно грохотал и ревел — видимо, для разнообразия.

На этом инцидент был исчерпан, и оставшиеся воины сдались единодушно, потому что жены умоляли их, заклиная детьми, — и, кроме того, потому что Фатт пообещал им всем подарки по случаю его следующего дня рождения. Затем Фатт надел медвежью шкуру, украшенную кроличьими хвостиками, и корону из перьев зимородка, и все склонились перед ним и спросили, каков будет его первый приказ как вождя племени.

Каменное сердце

Первым делом Фатт приказал соорудить погребальный костер и сжечь на нем тело Брока. Это были пышные похороны, по случаю которых Фам сочинил погребальную песнь, такую длинную, что пели ее целых три дня кряду. По традиции, соблюдавшейся в случае внезапной смерти, пепел от тела Брока нужно было унести на много миль от Гримспаунда и захоронить под огромной кучей камней. (Для того чтобы его дух затерялся в болотах на полпути и не смог найти обратную дорогу домой.)

— Затем я взойду на гранитный престол, и несколько месяцев мы день и ночь будем ликовать, есть и пить, пока не лопнем. А когда после этого мы затоскуем по физическому труду и активной деятельности, я поведу вас на наших врагов.

Так Фатт занял место Брока. Мы не будем вдаваться в подробности всех ужасных деяний, которые он совершил, потому что они слишком страшны, чтобы о них говорить. Он выиграл все свои битвы, и люди его племени подчинялись ему беспрекословно, хотя все они ненавидели землю, по которой он ходил. Бедная миссис Фатт была так несчастна, что умерла от горя, но Фатта это мало заботило. Он женился еще на двадцати семи женах, и всем им пришлось несладко.

Среди других его деяний было уничтожение всех болотных страшилищ, за исключением одного — его он держал на цепи, чтобы пугать детей. Благодаря Фатту его племя стало самым свирепым, самым жестоким и самым сильным племенем в Дартмуре. Однако, несмотря на все богатство и силу этого племени, несмотря на новые дороги и камины, несмотря даже на то, что Фатт изобрел сельское хозяйство и провозгласил множество праздников, никто не любил его — потому что правил он исключительно с помощью страха.

А жить в постоянном страхе — это, согласитесь, довольно утомительно.

И потому, несмотря на блеск и великолепие своих побед, Фатт был хмурым и измученным заботами человеком. Иногда он с некоторой ностальгией оглядывался на те дни, когда у него было доброе сердце, хотя никогда всерьез не задумывался о том, чтобы вернуть все назад. С возрастом он все сильнее привязывался к своему ужасному Каменному сердцу и был уверен, что ни один будущий вождь племени не справится со своими обязанностями без него. Так что однажды он вызвал Фама и заставил его пообещать передать Каменное сердце внуку Фатта, которого он выбрал своим преемником.

Фам пообещал, но обещания своего не сдержал. Когда останки Фатта отнесли на дальние болота для погребения и всеобщее внимание было поглощено пространными виршами, которые Фам пел, чтобы почтить сие торжественное событие, шаман тайком опустил Каменное сердце в останки Фатта, и оно было погребено вместе с ним под огромной кучей камней. Потому что Фам знал, какие страшные беды оно может принести, и хотел, чтобы оно исчезло навсегда.

И вот мы оставляем страшное Каменное сердце покоиться в глубине болот — примерно на пять тысяч лет или около того.


Глава 1 Фам делает амулет | Каменное сердце | Глава 3 Мистер Яго с фермы Меррипит