home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Сказка грустная и сказка веселая

Каменное сердце

Шипа мороженое не интересовало, и он, подойдя к Юнити, потянул ее за подол цветочной юбки. Юбка, к сожалению, порвалась, но Шип был прав: было уже очень поздно, и пора было возвращаться домой. А он умел следить за временем лучше, чем дети. Так что Чарльз спросил у Де Квинси, нельзя ли ему задать Ягабогу свой вопрос прямо сейчас. Де Квинси спросил Сника, а Сник спросил Ягабога, и тот ответил:

— С удовольствием! — Он всегда был рад помочь ближнему.

Так что Чарльз прошел к столу для почетных гостей, вежливо всем поклонился и рассказал Ягабогу историю о том, как изменился его отец. Он рассказал ему про совет и про подарок и спросил, не согласится ли Ягабог помочь им выбрать подарок.

— Как зовут твоего папу? — спросил Ягабог.

— Билли Яго, сэр.

— Найди Уильяма Яго, — сказал Ягабог Снику.

Сник поклонился и поспешил к большой стопке книг, лежавшей в углу зала.

— Сник ищет данные в моем многотомнике «Кто есть кто», — объяснил Ягабог. — Мне говорили, что одноименный земной том ужасающе неполон. Это потому, что они никогда не включают туда того, кто не является кем-то. Но это не оправдание. Каждый является кем-то, и я готов бросить вызов любому, кто станет это отрицать.

Сник открыл страницу на «Я» и нашел Уильяма Яго. Затем он принес Ягабогу том с описанием жизни Билли, и тот, прочитав его, печально покачал головой.

— Этот плут, мой друг Дух Грома — какой же он вспыльчивый мальчик! Думать, что Фатт и Фам… — здесь он прервался. Все молча ждали продолжения, потому что никто не понял, о чем говорил Ягабог. Наконец он захлопнул книгу и вернул ее Снику. — Подарки тут не помогут, — сказал он Чарльзу. — Наоборот. Ты не должен ничего давать своему отцу. Ты должен кое-что у него отнять.

— Ой, — сказал Чарльз. — Ему это не понравится. Он теперь ничего не отдает.

— Он ничего не должен знать об этом, — сказал Ягабог. — В старом пальто твоего папы, которое висит на гвозде во флигеле фермы Меррипит, лежит Каменное сердце. Избавься от него, и все будет хорошо.

— Спасибо вам большое, сэр, — сказал Чарльз. — И еще я хочу сказать, что мы с сестрой ужасно благодарны вам и всем остальным. Мы желаем вам всем доброй ночи, и если когда-нибудь в наших силах будет сделать что-нибудь для пикси, я надеюсь, что они скажут нам об этом.

— Превосходно! — сказал Король.

— Хорошо сказано, — сказала Королева.

Вдруг Юнити, которую как раз уводили феи, чтобы переодеть в ее старое платьице, обернулась и сказала во весь голос:

— А интересно, можно мне поцеловать Ягабога?

Сник был явно потрясен.

— Тише! — воскликнул он. — Я очень надеюсь, что он тебя не слышал! Ягабог никогда никого не целует, и только самые великие существа могут поцеловать его. И даже они — только кончик его мизинца.

Но добрый старый Ягабог услышал Юнити и сказал:

— Иди сюда, человеческое дитя, и поцелуй меня.

Каменное сердце

Юнити подошла к нему, и Ягабог поднял ее своими волосатыми руками и поцеловал. Она посмотрела в его зеленые глаза, и они были слово пара чудесных телескопов, в которых ей одновременно открылось все прошлое, настоящее и будущее.

Она не поняла почти ничего из того, что увидела. Но даже то немногое, что она поняла, помогло ей со временем стать самой мудрой женщиной Дартмура.

Так эта замечательная ночь подошла к концу. Де Квинси дружески распрощался с Чарльзом, Юнити и Шипом, и его Секретарь вывел их из Рощи пикси и произнес заклинание. Они снова обрели свои обычные размеры и отправились домой под светом луны и звезд.

Лес был прекрасен, но казался таким безмолвным, холодным и неприютным, что, добравшись наконец до Меррипита, они были сильно подавлены. Чарльз пару раз попытался начать разговор, но в горле у него был комок. То же чувство было и у Юнити с Шипом — хотя, между нами говоря, вполне возможно, что комок в его горле можно было объяснить тем, что он съел слишком много на празднике.

Заухала сова, и этот звук был таким страшным, что Юнити не выдержала и разрыдалась.

— А ин-ин-ин-ин-интересно, — сказала она, — не можем ли мы вернуться и попросить милого Ягабога, чтобы мы жили с ним, а не с папой.

Чарльз собрался с силами и попытался приободрить ее. Он не понимал, почему их всех охватило такое уныние, но на самом деле это было вполне естественно. После необычайно веселого вечера девять людей из десяти чувствуют себя несчастными — особенно если они знают, что этот веселый вечер никогда не повторится вновь.

Но скоро они встретили существо гораздо более несчастное, чем они. Когда они проходили мимо чьей-то фермы, Шип вдруг бросился к изгороди и залился неистовым лаем.

В ответ чей-то голос прокричал:

— Пощадите! Не делайте больше дырок во мне, или мне конец! — Голос был странным и хриплым, напоминающим звук, с которым имбирное пиво переливается через бутылочное горлышко.

Чарльз подозвал Шипа к ноге. Затем они с Юнити подошли к изгороди и нашли там очень странный и неожиданный объект. Объект был очень жалок на вид. Его прямоугольное тело было бледно-розового цвета, ручки и ножки были толщиной с соломинки, а к лицу был привинчен круглый медный носик, блестевший в лунном свете. Несчастная вещица опиралась на одну руку, и в боку ее виднелась ужасная дыра.

— Кто ты? — спросил Чарльз.

Удивительная вещь села.

— В двух словах, — начала она свою длинную речь, в которой слов было гораздо больше, чем два, — я резиновая грелка из каучука. Меня сделали в Германии и продали в Лондоне пожилой леди, у которой мерзли ноги. Я всегда приходила к ней в кровать и грела ее холодными ночами. В прошлом году она переехала в Дартмур и остановилась вот в этом доме. Я никогда не узнаю, как так получилось, что она бросила меня. Она, должно быть, лишилась рассудка. Так или иначе, это не моя вина. Все это время я была в прекрасном рабочем состоянии.

Каменное сердце

Вздохнув, она продолжала:

— Когда в дом въехала новая семья, жена фермера по достоинству оценила мои качества. Даже ее муж, фермер, не пренебрегал моей компанией в морозные ночи. Я всегда спала вместе с ними. У них не было детей, так что можно сказать, что они практически усыновили меня. Но у меня было слабое место, ставшее причиной моего краха. В ту роковую ночь — без сомнения, самую холодную ночь в году — меня накачали горячей водой гораздо сильнее, чем обычно, и я взорвалась. Я взорвалась! Я бы предупредила их, если бы могла, но на это не было времени. Они оба только что легли спать, и тут горячая, почти кипящая вода прорвала безобразную дыру в моем боку и залила всю кровать. Изрыгая проклятия, которые я не могу сейчас воспроизвести, ошпаренный фермер выскочил из кровати, схватил меня за горло, открыл окно и вышвырнул наружу в двадцатиградусный мороз. Никто не пришел мне на помощь. И вот теперь я живу здесь — если это можно назвать жизнью. Меня грызут мыши, клюют птицы и жалят колючки. Я заклинаю вас! Верните меня к цивилизации, если у вас есть сердце!

И бедняга с трудом приподнялась и упала на колени перед ними. Шип тянул Юнити за подол платья, уговаривая уйти, но у нее было доброе сердце.

— А интересно, — сказала она, — можем ли мы тебя починить?

— Конечно, можете, — ответила она. — По крайней мере, вы можете попробовать.

— Тогда пойдем, — сказал Чарльз, и грелка, рассыпаясь в булькающих благодарностях, собрала все оставшиеся силы и запрыгнула на руки мальчику. Скоро она пожаловалась на неудобное положение, и тогда Чарльз сложил беднягу пополам и сунул в карман. Затем они с Юнити и Шипом поспешили домой.

В саду их ждали папа и Джон. Мистер Яго до красноты надрал уши Чарльзу, открыл двери конюшни и затолкал его внутрь. Затем он отругал Юнити и втолкнул ее туда же. Он запер их и сказал, что завтра они могут не рассчитывать ни на завтрак, ни на обед, ни на чай. Тем временем Джон жестокими пинками загнал Шипа в его конуру. После этого папа с сыном вернулись в свои кровати. Билли Яго сказал обеспокоенной жене, что дети вернулись и теперь заперты в конюшне.

Хотя Чарльза и Юнити слегка огорчила такая недружелюбная встреча, долго они не горевали — ведь теперь они знали, что делать.

— Завтра, — сказал Чарльз, — мы достанем Каменное сердце из кармана папиного пальто. Как только оно исчезнет, все снова станет хорошо. — Они свернулись калачиком возле старой ломовой лошади и заснули, положив головы ей на живот. Что касается несчастных останков грелки, то она наслаждалась теплом, исходящим от Чарльза. Оно напоминало ей о старых добрых временах.

— Тепло, тепло, как ни крути, на свете нет ничего, подобного теплу, — пробормотала она. И затем она тоже заснула, и ей снились слава и величие былых времен, когда ее продали за семь шиллингов и шесть пенсов и она начала свою карьеру, даря радость и комфорт старой леди.


На следующий день миссис Яго кое-как уговорила мужа выпустить Чарльза и Юнити на обед. Никто из взрослых, включая Джона, не поверил ни слову из рассказа Чарльза, хотя рассказ этот был вполне правдивым. Конечно, Чарльз не говорил ничего про Каменное сердце и пальто. Рассказал он об этом только на собравшемся вскоре совете, где объяснил остальным детям, что нужно сделать, и познакомил грелку со своими братьями и сестрами.

Тем же вечером, когда никого не было рядом, Чарльз отыскал старое папино пальто. Он слегка волновался, когда засунул руку в карман и прикоснулся к холодной твердой поверхности Каменного сердца. Он осмотрел амулет, чтобы убедиться, что ошибки нет, и опустил его в свой карман.

Конечно, Чарльз знал, какую опасную вещь он взял. Ему казалось, что он несет в кармане динамит или что-то в этом духе. Но забрать Каменное сердце у отца — это полдела; нужно было еще от него избавиться. Он решил обсудить это с Юнити и нашел ее возле ближайшей речки, наблюдающей за утками.

Чарльз закричал ей:

— Иди сюда! И поторапливайся!

Ее очень удивил его тон, но она тут же подошла.

— Что уставилась? — рявкнул он. — Просто слушай меня и отвечай разумно, если ты это умеешь. В моем кармане Каменное сердце. Что мне с ним делать?

— А интересно… — начала она, но Чарльз был таким раздраженным, был так не похож на себя самого, что схватил свою сестренку за плечи и встряхнул ее. Шип, который как раз проходил мимо, возмутился и подошел к Чарльзу, оскалив зубы и рыча.

— Ах ты шавка! — закричал Чарльз и поднял большой камень, собираясь швырнуть им в Шипа.

Тогда Юнити сказала:

— А интересно, ты не можешь поскорее выбросить Каменное сердце, пока оно тебе не навредило?

И Чарльз, с трудом поборов искушение оставить страшное сердце у себя, вытащил его из кармана и изо всех сил швырнул прочь. Сердце упало в реку. Но оно было плоским и поэтому пару раз подскочило на поверхности воды, выпрыгнуло на берег и приземлилось на заросший тростником берег.

Каменное сердце

— С этим покончено! — закричал Чарльз. — Его больше нет, и оно уже никому не сможет навредить. Прости меня, Юнити. И ты тоже, Шип. Какая это кошмарная штука.

— А интересно, — сказала Юнити, — кем бы ты стал, если бы держал его у себя очень долго?

— Я бы становился все хуже и хуже.

— А интересно, что бы стало с грелкой?

— Честное слово, не знаю, — ответил Чарльз. — Она хороша такой, какая она есть. Хотя она так подавлена, что, возможно, оно пошло бы ей на пользу.

— А интересно, что бы стало с Де Квинси?

— Он стал бы еще тщеславнее. Начал бы всеми помыкать и наверняка поссорился бы с Королем и Королевой.

— А интересно, что бы стало со Сником?

— Сник и без того очень важная персона, — сказал Чарльз. — По правде говоря, я бы не удивился, если у него уже есть такой амулет.

— А интересно, что бы случилось с Ягабогом?

— О, — сказал Чарльз, — на него это никак не повлияло бы. Даже если бы у него было целое ожерелье из Каменных сердец на шее, он все равно не стал бы злым.

Пока они разговаривали, у реки появился Билли Яго. Юнити собралась было удрать: в последнее время они по возможности старались не встречаться с отцом. Но Чарльз удержал ее за руку.

— Не убегай, — сказал он. — Доверься Ягабогу. Если он был прав, то папа теперь снова станет таким же добрым и хорошим, каким был раньше — теперь, когда Каменного сердца больше нет. — Чарльз подозвал Шипа, который уже успел спрятаться под изгородь, и все трое смело пошли навстречу хозяину фермы Меррипит.

Первое, что сделал Билли Яго, — это подхватил Юнити, прижался своим колючим желтым подбородком к ее щеке и поцеловал ее. Со времени поцелуя Ягабога ее еще никто не целовал. Взглянув отцу в глаза, она не увидела там мудрости прошлого, настоящего и будущего, а встретила просто очень добрый и любящий взгляд.

— Красавица моя! Зайка моя любимая! — воскликнул он. — Пойдемте-ка все домой обедать. А за все твои несчастья я прокачу тебя на плечах.

И он посадил ее на плечо, и все они, радуясь и смеясь, отправились домой.

Каменное сердце

Когда миссис Яго увидела их с порога, она прокричала Мэри:

— Ох ты господи! Неужто это папа несет Юнити, или мои старые глаза совсем ослепли?

— Это папа. Он несет Юнити, и, судя по всему, он шутит, потому что Чарльз так хохочет, что щеки у него, кажется, сейчас лопнут.

Обед запаздывал, но Билли Яго и не думал жаловаться. Вся семья уставилась на него так, как будто он был незнакомцем, но счастливая правда заключалась в том, что незнакомец исчез, а настоящий, добрый и славный Билли вернулся.

Джон (мы уже упоминали, что он очень взрослый, не так ли?) был единственным, кто не радовался этой перемене, потому что с тех пор, как у Билли появилось Каменное сердце, они весьма преуспели в делах. Билли даже успел положить значительную сумму денег в банк. Но миссис Яго понимала, что хотя деньги весьма полезная в хозяйстве вещь, муж с добрым сердцем все же гораздо полезнее.

Билли изменился во всем. Он перестал обманывать соседей; более того, он извинился перед всеми, с кем он был зол, груб или жесток. Он теперь не зарабатывал даже вполовину столько, сколько зарабатывал в последнее время, но зато у него появилось много новых друзей. Что он думал на этот счет, неизвестно, но зато известно, что думали миссис Яго и дети. Никто из них и не подумал расстраиваться из-за денег, и все они просто были счастливы, что хозяин дома снова вернулся на место угрюмого чудовища, занявшего его место.

В те дни произошло только одно печальное событие, да и то огорчило оно лишь Чарльза и Юнити. Оно касалось грелки и ее починки.

Грелка хотела, чтобы Чарльз отправил ее обратно в Германию.

— Я ни в коем случае не хочу усомниться в том, что ты прекраснейшим образом меня починишь, Чарльз. Я безгранично доверяю тебе и Юнити. Но мне нанесено множество душевных ран. Это сложный случай, и если я когда-либо смогу восстановить свое здоровье и функциональность, мне потребуется самый заботливый уход.

— Но, — возразил Чарльз, — отправить тебя в Германию совершенно невозможно. Я даже не знаю, где эта Германия. Мы изо всех сил постараемся тебе помочь. Больше мы ничего не можем сделать.

— Ну, тогда старайтесь, — ответила грелка с печальным хриплым вздохом.

Они испытали смолу, клейкий пластырь, гербовую бумагу, клей и даже сургуч, причинивший грелке ужасную боль, которую она, однако, стойко перенесла, не пролив ни слезинки. Но ничего не вышло: дыра в боку грелки только увеличилась, и наконец она попросила детей не совершать над ней дальнейших экспериментов.

— Я больше не могу, — сказала она. — Позвольте мне мирно висеть на моем гвоздике. Идите своим путем и забудьте про меня.

Чарльз с Юнити повесили ее на гвоздик, но забыть про нее не смогли. И правильно сделали, потому что если вы думаете, что порванная грелка уже не может никому пригодиться, вы сильно ошибаетесь. Если честно, мы бы никогда не пригласили ее в нашу историю, если бы собирались навсегда оставить ее висеть на гвоздике в углу темной конюшни.

Однако она должна провисеть там еще некоторое время, точно так же, как еще какое-то время Каменное сердце должно пролежать в пойме реки. Но одно я вам могу пообещать: грелка и Каменное сердце встретятся раньше, чем вы повзрослеете хотя бы на год.


Глава 6 История, которую рассказал Ягабог | Каменное сердце | Глава 8 Второй визит в Рощу пикси