home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Второй визит в Рощу пикси

Каменное сердце

Примерно через шесть недель после выздоровления Билли Яго Чарльз решил снова сходить в Рощу пикси. Он не надеялся никого увидеть, но хотел поблагодарить Де Квинси и сообщить ему, как замечательно сработал совет Ягабога. Поэтому он написал очень любезное письмо, адресованное мистеру Де Квинси, рыцарю и поэту, и собрался уже забросить его в щель между камнями. Он надеялся, что кто-нибудь найдет его и передаст Де Квинси.

Был август, все колокольчики отцвели, и их место заняла наперстянка. Когда Чарльз пришел, первый, кого он увидел, был Де Квинси собственной персоной, примерявший шляпу из наперстянки.

— Я принес вам письмо, — сказал Чарльз, поздоровавшись.

— Тебе стоило бы принести его раньше, — ответил Де Квинси. — Однако лучше поздно, чем никогда. Полагаю, я последний, кто должен ожидать от тебя благодарности. Как бы то ни было, если тебя когда-нибудь еще пригласят на обед, не забудь отблагодарить за него в течение недели.

— Я не забуду, и простите меня, — смиренно сказал Чарльз. — Я не знал.

— К этому ничего не добавишь, и удивительно слышать то, что ты сказал. Многие злятся, совершив ошибку, и мало у кого хватает ума просить прощения.

— Надеюсь, дела с музыкой английской прозы обстоят хорошо, — вежливо сказал Чарльз.

— Не говори об этом, — сказал пикси. — Древние костры все еще горят, но свежих дров не хватает, если ты понимаешь, о чем я.

Чарльз не понимал и поэтому сменил тему:

— Мой папа полностью пришел в себя. Я уверен, что вы будете рады это услышать.

— Тебя хочет видеть Король, — сказал Де Квинси, не выказывая никакого интереса к самочувствию Билли Яго.

— Король?

— Да, — ответил Де Квинси. — Это длинная история, но совершенство, с которым я владею языком, позволяет мне приступить к рассказу. Следи за гармонией моей речи, за ее плавными переходами и изящными оборотами.

— Хорошо, я постараюсь, — ответил Чарльз.

— В двух словах, когда ты выкинул Каменное сердце, оно в конце концов упокоилось на берегу реки, поросшем дикой асфоделией. Следуя той дорогой под покровом ночи, Джеки-Жаб, известный как Болотный Скакун, наткнулся на амулет и с низким коварством, которого не лишены все представители его биологического вида, завладел Каменным сердцем, воспринял его страшные дары и с его помощью поднялся до положения несравненной высоты. Он повел все легионы Джеки-Жаб на восстание против Волшебной Страны; он открыто бросил вызов и насмехался над Королевским домом; его трубы призывают к революции, а его знамена несут следующие позорные слова: «Долой право вето». Даже Королевская охрана Джеки-Жаб близка к восстанию.

— Мне очень жаль, — сказал Чарльз.

Каменное сердце

— На счету у нас уже три решительные битвы, и было бы напрасно утверждать, что в них силы были на нашей стороне, — продолжал Де Квинси. — Еще месяц назад Болотный Скакун был никому неизвестен, но теперь, с помощью своего друга Огненного Селезня и Каменного сердца, этот гнусный болотный дух стал воистину опасным типом. Необходимо что-то делать. Так что Король хочет тебя увидеть. Его слова были таковы: «Пошлите за Чарльзом».

— Боюсь, что от меня толку не будет, — сказал Чарльз.

— Возможно, и нет, — сказал Де Квинси, — но как всегда говорит Ягабог: «Однажды в сто лет любая вещь приходится кстати», и это может оказаться твоим шансом. Сейчас он в одном из своих грандиозных путешествий — я имею в виду великого Ягабога, — но после третьей битвы, когда почти шесть наших выдающихся генералов были с позором отозваны с поля битвы, Король отправил Ягабогу, который в настоящее время находится в Тимбукту, сообщение по беспроводному телеграфу, и Ягабог прислал ответ. Король желает, чтобы ты ознакомился с ним.

— Мне будет очень интересно.

— Тогда пойдем, — сказал Де Квинси и в мгновение ока уменьшил Чарльза до размера пикси, после чего Чарльз заметил, что все цветы на лужайке выстроены рядами и танцуют на нитях паутины. Человек обычного размера не смог бы это увидеть.

— Боже мой! — воскликнул он. — У вас здесь танец цветов.

— Вовсе нет, — нетерпеливо возразил Де Квинси. — Это день стирки.

У входа в холл Чарльз снова остановился, завороженный прекрасной музыкой. Он никогда раньше не слышал ничего подобного. На этот раз, когда он спросил, что это может значить, Де Квинси с удовольствием ответил.

— Это репетиция личного королевского оркестра, — объяснил он. — С минуты на минуту они будут играть одно мое небольшое произведение.

— Я бы очень хотел услышать ваше произведение, если оно хотя бы вполовину так красиво, как песня про Ягабога.

— Оно еще красивее, хотя и не такое сложное, — сказал Де Квинси. Тем временем оркестр, который, судя по всему, ждал появления Де Квинси, замолк. После того как он сказал им пару слов, они снова взялись за инструменты. Крошечная леди, певица, вышла вперед. После нескольких вступительных тактов она спела песню, состоящую из двух очень поэтичных куплетов. В ней говорилось про фей, которые танцуют в лунном свете среди колокольчиков — колокольчиков, вызванивающих своими чашечками волшебную мелодию.

Каменное сердце

— Ну, — сказал Де Квинси, когда они закончили, — что ты об этом думаешь?

— Это прекрасно, — ответил Чарльз. — Это и правда самая красивая песня из всех, что я слышал. Хотя, честно говоря, я слышал не так много песен.

— Похвала не нуждается в оговорках, — сказал Де Квинси. — Это самая лучшая вещь, которую ты когда-либо слышал. И больше говорить тут не о чем.

— Пожалуйста, позвольте мне услышать ее еще раз, — попросил Чарльз, но Де Квинси отказал ему в этом.

— На репетициях не вызывают на бис, — сказал он. — Кроме того, мы не должны заставлять Короля ждать.

Король очень тепло принял Чарльза и пожал руку. Он был не таким суетливым, как Де Квинси, и не таким самодовольным. На фоне его скромных манер чванливость Де Квинси казалась просто смешной.

— Очень рад тебя видеть, — сказал Король, — хотя, боюсь, ты не сможешь помочь нам так, как тебе бы хотелось. Мистер Де Квинси должен был рассказать тебе о том, что случилось.

— Да, Ваше Величество. Он рассказал мне, что Джеки-Жабы восстали против Волшебной Страны.

— Верно, — сказал Король. — Их ведет за собой могущественное и, боюсь, бесчестное создание по имени Болотный Скакун. Случай столь серьезен, что я отправил послание Ягабогу. Если позволишь, я расскажу тебе, что он ответил. — Король послал за чтецом и, пока они ждали его, сказал: — Джеки-Жабы хотят отменить право вето, и что касается меня, то я склонен к тому чтобы позволить им попробовать — в качестве эксперимента, понимаешь? Но премьер-министр не хочет и слышать об этом.

Затем прибыл чтец и прочитал послание Ягабога.

Для ответа на твою телеграмму я сверился со своим сочинением «Кто есть кто» и собрал подробные сведения про Джеки-Жаба Болотного Скакуна. Образованию его не было уделено должного внимания. Это подлежит немедленному исправлению. Но сначала тебе придется поймать его, а для этого тебе понадобятся три вещи:

1. Человеческий мальчик.

2. Человеческая девочка.

3. Грелка, изготовленная в Германии.

Когда найдешь их, предоставь им действовать на их усмотрение.

Надеюсь, это послание достигнет тебя в самом ближайшем времени. Остаюсь, мой дорогой Король, твоим другом и доброжелателем,

ЯГАБОГ.
Каменное сердце

— Что ж, — сказал Король после того, как чтец поклонился и вышел, — теперь ты видишь, в каком я положении. Мне нужно найти, во-первых, человеческого мальчика, во-вторых, человеческую девочку и, в-третьих и в последних, грелку, изготовленную в Германии. Я не имею удовольствия быть знакомым с какими-либо человеческими мальчиками и девочками, кроме тебя и твоей сестры, и я не знаю ни одной грелки, изготовленной в Германии. Но если вы с Юнити согласитесь помочь мне, для начала это будет очень хорошо.

— Мы будем счастливы, если сможем помочь вам, — сказал Чарльз.

— Ну, значит, с этим все в порядке. Лиха беда начало, как говорит пословица. Остается только вопрос грелки. И здесь-то и начинаются наши трудности.

— Могу вас обрадовать, я как раз знаком с одной грелкой, — сказал Чарльз. — На самом деле можно даже сказать, что она мой друг.

— Не выдумывай! — проворчал Де Квинси. — То, что ты нам говоришь, весьма маловероятно.

— Клянусь, что это правда, — сказал Чарльз. — Вы можете сами пойти на нее посмотреть, если хотите.

— Но она, наверное, не была изготовлена в Германии? — спросил Король. — Ведь так, не в Германии?

— Ваше Величество, на самом деле именно там она и изготовлена, она сама нам это сказала, — объявил Чарльз. — Мы с Юнити спасли ее от ужасной судьбы и попытались ее починить. И хотя грелка сильно ранена, она остается очень жизнерадостной.

— А она нам поможет? — спросил Король. — Лично я предпочел бы не вовлекать в это дело иностранцев, однако ты слышал, что сказал Ягабог.

— Я уверен, что она поможет, — сказал Чарльз. — Она сделает все, что в ее силах, потому что я очень старался починить ее. Кроме того, в Германии она была только изготовлена. И сразу же после этого ее отправили в Англию. Так что всю свою жизнь она прожила здесь.

— Эмигрантка, сменившая гражданство. Тем лучше. Значит, все устроилось самым лучшим образом, — сказал Король. — Я полностью доверяю тебе, твоей сестре и грелке. После того как вы восстановите мир и порядок в королевстве, вы сможете явиться ко двору, и мы устроим великолепный бал. Твоя сестра выберет десять блюд на банкете, и ты тоже выберешь десять. Прием окончен.

Король поклонился Чарльзу и снова пожал ему руку. Затем Де Квинси начал тянуть Чарльза к выходу.

— Но, — взмолился Чарльз, — пожалуйста, скажите мне, что я должен делать. Я так ничего и не знаю об этом.

Король, казалось, удивился и даже немного обиделся.

— Ты, похоже, совсем не слушал, что написал Ягабог. После некоторых кратких указаний он пишет следующие слова: «Когда найдешь их, предоставь им действовать на их усмотрение». Так вот. Я нашел тебя, и все остальное я предоставляю тебе. Секрет моего успеха в должности Короля, Человеческий Мальчик, в том, что я всегда умел находить правильного исполнителя для каждой задачи и после этого ни во что не вмешиваться. Разве я не прав, Де Квинси?

Поэт поклонился.

— Вы совершенно правы, Ваше Величество.

И затем, когда Де Квинси снова начал подталкивать Чарльза к выходу, Король сам задержал их.

— Единственное, что я должен приказать, — сказал Король. — Де Квинси, пожалуйста, убедись, что перед тем как Чарльз уйдет, ему споют знаменитый ноктюрн. Это величайшее заклинание против злых ночных духов и всех ночных существ вообще. Проследи, чтобы он выучил его наизусть, прежде чем он приступит к своему рискованному предприятию.

Так что когда они вышли наружу через отверстие, Де Квинси установил камушек под листом папоротника, усадил Чарльза на старую перевернутую шляпку желудя и спел ему песню, написанную, как он объяснил, поэтом по имени Роберт Геррик, который знал о пикси больше, чем кто-либо другой — не считая, конечно, Шекспира.

Вот песня, которую он спел.


Глава 7 Сказка грустная и сказка веселая | Каменное сердце | Картина ночи