home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ответы, что порождают вопросы

– Мой батя говорил: «Дом – это когда тебя там кто-то ждет, а если ждать некому, то это просто пристанище», – сказал Саня Пона в оправдание.

– Значит, ждет тебя Ольга, своего кормильца ненаглядного, – продолжал язвить Пашка Клим. – А может, она просто жрать хочет, и при встрече не на тебя кинется с объятиями, а на рюкзак с едой!

– Да иди ты! – обиделся Пона. – Тебе лишь бы все обосрать, что ты за человек?!

– Нормальный я человек, – развел руками Клим. – Я это к чему говорю, время сейчас не такое, не до любви тут, не до высоких чувств, не сегодня-завтра тебя или ее не станет, и что потом?! Разбитое сердце, слюни, сопли пузырями…

– Мать твою, накаркал! – не в силах сдержать крик отчаянья, заорал шедший молча Лёс.

Увиденное ввергло друзей в жуткий, заставляющий цепенеть каждую клеточку организма, шок. Тщательно замаскированная скоплением мусорных баков, всевозможным сторойматериалом, которого было в достатке в разрушенном городе, дверь Бункера, находящегося в подвале здания, была открыта, и оттуда столбом валил черный, густой дым.

– Эльмира! – первым сообразил что к чему Лёс и бросился в подвал. – Эльмира!!!

Расстояние в шестьдесят метров было преодолено с такой скоростью, что ее смело можно было занести в книгу рекордов Гиннеса. Лишь вынырнувший из дыма живой мертвец заставил друзей в ужасе отпрянуть назад. Мальчик Сережа, с едва державшейся на обглоданном, окровавленном позвоночнике, головой, протяжно замычал, выставив вперед изувеченные, обгоревшие руки.

Еще не до конца веря в страшную действительность, Лёс на автомате махнул наотмашь топором. Голова мальчика с глухим звуком ударилась об асфальт, страшно кривляясь и изрыгая черную жидкость.

Тем временем, Пона с бледным, покрытым холодным потом, лицом, нисколько не опасаясь за то, что может случиться, натянул марлевую повязку и прошмыгнул внутрь Бункера. Забежавшие несколькими мгновениями позже Лёс и Клим едва не упали от увиденного. Все, что они с таким упорством и трудом наживали, обустраивая и усовершенствуя свое убежище, все было уничтожено и постепенно исчезало в вечно голодной пасти огня. Дым заполнял довольно просторное помещение, поделенное на несколько комнат перегородками из гипсокартона или просто старыми шкафами.

– Пона! – закричал Клим. – Саня, ты где?

В ответ ему откуда-то из-за завесы дыма прилетел полный ужаса и отчаянья крик друга.

– Эльмира! – мечась по подвалу, вопил Лёс. – Ты где, Эльмира?!!

Мертвец, как и положено по законам жанра, если конечно происходящее было бы фильмом, возник неожиданно, словно материализуясь из дыма. Холодные руки вцепились в одежду Дениса, но парень, находясь, что называется, за пределами своих возможностей, открывающихся в человеке в особо критических ситуациях, среагировал незамедлительно. Отшвырнув гнильца к стене, при одной только мысли, что этот ходячий труп мог укусить Эльмиру, внутри парня все закипало. И одним отработанным ударом снес ему голову топором. Обезглавленное тело рухнуло под ноги, разбрызгивая струи красно-черной жидкости, бьющей будто под давлением.

Тем временем, Пона, задыхаясь в дыму, забрызганный свежей кровью убитого несколькими мгновениями раньше мертвяка, ворвался в маленькую комнатку. В ту самую комнату, которая стала для него самым прекрасным местом на земле. В ту самую комнату, где он стал мужчиной, и где они с Олей проводили бурные, жаркие ночи.

Она лежала на их тесной, но такой родной и мягкой кровати вниз лицом и, казалось, уже не дышала.

– Оля!!! – парень подскочил к возлюбленной, теребя девушку за плечо.

В тот же миг она резко обернулась, «обжигая» Пону пустым, ничего не выражающим взглядом мертвых глаз. Времени на выражения чувств просто не было, мертвячка с вырванным из шеи большим шматком мяса незамедлительно перешла в атаку. На плохо соображающего из-за шока парня обрушился шквал раздирающих кожу ударов. И кто их наносил? Она, его Оля!

«Нет, это уже не она, это зомби, живой мертвец, бей его, что ты стоишь, как истукан! – зло огрызнулось сознание. – Бей, если хочешь выжить!»

А хотел ли Пона в данный момент жить, он и сам не знал. Зачем? Для чего? Когда недавно обретенный смысл жизни был утрачен.

Однако один из древних инстинктов, такой, как самосохранение, возобладал над разумом. Встречным ударом ноги в грудь Пона опрокинул мертвячку на пол, а дело довершила, как и всегда, – бита. Смотреть на то, что осталось от Олиного лица, раздробленного ударом, не было ни желания, ни сил. Глаза его были защищены от дыма плотно прижатыми очками, однако слезились они совсем от другого. Пона выскочил из комнаты и тут же получил удар, сбивший его с ног. Дыхание сбилось, парень рванул на себе марлевую повязку. Но чем дышать? Все вокруг затмила серо-черная пелена, из которой на него набросился живой мертвец. Двухметрового роста мужик с отваливающимся от костей гнилым мясом тяжело брякнулся на выставившего вперед ноги человека. Пона попытался откинуть зомби, но тот уже вцепился в его потрепанные джинсы, с треском раздирая ткань. Силы оставляли задыхающегося в дыму парня.

– А ну слезь с него, мразь! – заорал подоспевший вовремя Пашка Клим, ударом в бок сбивая мертвеца с Поны. – Получи, сука! – Приклад охотничьего ружья разбивает череп, как переспевший арбуз.

– Руку давай, – возникший откуда-то сзади Лёс в мотоциклетном шлеме с опущенным стеклом, из-за чего его голос слышался приглушенным, не церемонясь, рванул друга с пола. – Уходим, их тут слишком много, никого и ничего уже не спасти, все сгорело!

Друзья, надрывно кашляя, бросились к выходу. Лёс, не нашедший Эльмиру, все еще вертел головой по сторонам в поисках девушки, однако понимал, что шансов выжить у нее точно не было.

Как это произошло? Что же случилось тут у них? На эти вопросы уже никто и никогда не ответит. Мертвые научились ходить, научились есть, но разговаривать они еще пока не умеют. Пока? А может, уже и этому обучились?

У самого выхода, где дым немного развеивался, замелькало несколько размытых силуэтов. Мертвецы, раскачиваясь из стороны в сторону, на негнущихся конечностях двинулись на людей.

Рвущиеся к спасительному кислороду друзья даже не притормозили для отражения атаки. Зомби попросту были сбиты с ног, а парни, пробежав мимо, вылетели на улицу.

– Лёс, друг, нужна твоя помощь! – едва откашлявшись, взмолился Пона. – Точнее, твоего топора…

– Что? – снимая шлем с мокрой от пота головы, переспросил Денис.

– Да вот что, – парень вытянул правую руку, демонстрируя рваный укус. – Оля, она успела укусить меня… – Слезы затмили глаза парня. – Успела до того, как я ее… черт! Но почему так? Почему?!!

– Тихо, Саня, успокойся. – Клим попытался приобнять за плечи, трясущегося в начинающейся истерике друга. – Тихо, мы что-нибудь при…

– Да что тут думать, руби! – заорал Пона, брызжа слюной. – Что встал, Лёс? У тебя есть топор, руби по локоть, мать ее, может, успеем, пока зараза не расползлась по всему телу!

– Но как, ты что…

– Я сказал, руби! – он подскочил к бетонному ограждению, что тянулось вдоль уходящей в подвал лестницы, кладя руку на бордюр. – Давай же, не тормози, или ты хочешь, чтобы я превратился в одну из этих тварей?!!

– Я не уверен, что это поможет, – робко приближаясь к другу, сказал Лёс, сжимая рукоять топора мокрыми ладонями. – К тому же, кровь надо будет чем-то остановить, а у нас даже аптечки нет, все сгорело…

– Ты долго будешь тянуть?!!

Друзья никогда еще не видели в Поне столько бесстрашия и решимости, казалось, даже, что он чудесным образом повзрослел на много лет, и все это случилось за каких-то несколько минут, проведенных в подвале.

– Давай я, – предложил Клим, смотря на растерянного Дениса. – Ну, если ты не можешь, а?

– Хорош рядиться вам, время идет!

Клим с убийственным спокойствием выдернул топор из вялых объятий Лёса и, не секунды не мешкая, рубанул по вытянутой руке.

– А-а-а-а-а-а!!! – жуткий крик боли резанул по ушам, отрубленная по локоть рука упала вниз, на лестницу, а Пона после нескольких секунд созерцания всего этого провалился в беспамятство.

– Кровь надо остановить, нужны чистые шмотки! – сказал Лёс, скидывая с плеч рюкзак. – Зажми рану, Клим, да смотри, чтобы кровь в лицо не попала, а то кто его знает…

Вытащенная из рюкзака футболка в один миг была разорвана и превращена в жалкое подобие бинтов, а выдернутый из штанов ремень использован как жгут, которым Денис затянул кровоточащий обрубок руки. Считавшиеся когда-то бесполезными уроки ОБЖ, на практике доказали обратное. Главное теперь со временем не перестараться, наложенный жгут нельзя держать более двух часов, ткани отомрут, а попадание в кровь токсинов приведет к смерти.

– Обеззаразить бы, – предложил Пашка, вытирая замаранные кровью друга руки прямо об штаны.

– Я водку в магазине прихватил, – Лёса трясло, и он с трудом открыл бутылку, сделал глубокий глоток прямо из горла. – На, – он протянул горячительное другу.

Пашка приложился к бутылке, словно умирающий от жажды к воде, остатки водки, а это ровно полбутылки, он, не колеблясь, вылил на окровавленную культю. Пона по-прежнему не шевелился, находясь в спасительном беспамятстве. Что будет тогда, когда парень придет в себя? А может, уже и не придет? Лёс на всякий случай прослушал пульс лежащего и, немного успокоившись, сказал:

– Давай его в тень перетащим.

Они взяли истощенного за несколько месяцев Саню Пону, – и кто сейчас поверит, что некоторое время назад он весил больше ста килограммов, – и положили в тень растущих вдоль здания деревьев.

Выпитое спиртное и нестерпимая жара сделали свое дело. Друзья, пережившие немалый шок, лежали на траве, позабыв о всяких мерах предосторожности. Однако в отличие от Клима, что судя по мерно вздымающийся груди – спал, Лёс никак не мог успокоиться.

Эльмира, где она, что с ней? Может быть, он просто не встретился с ней там, в Бункере, и она совсем рядом, только наверняка укушена, и больше никогда не узнает его. Спускаться в выгоревший подвал не было никакого смысла. А что, если ей удалось сбежать до того, как мертвяки заполонили убежище? Тогда где она, где теперь ее искать?

На душе парня было так тоскливо и настолько пусто, что, казалось, никто и ничто не сможет восполнить эту утрату.

– Лёс, эй, слышишь? – услышал Денис только после того, как Пона толкнул его оставшейся рукой в бедро. – Воды дай, друг.

– А… сейчас, сейчас, – засуетился парень, бросившись к рюкзаку. – Ты как, сильно болит? – спросил Денис, поднося горлышко пластиковой бутылки к потрескавшимся губам Поны.

– Да как будто руку отрубили, – жадно проглотив жидкость, пошутил Саня Пона, сделав попытку улыбнуться, но на искореженном от боли лице выглядело это не очень.

– Терпи, братан, главное, чтобы это зараза не проникла дальше в твое тело, надеюсь, мы успели.

– Да конечно успели, – хрипло произнес Пашка Клим, переворачиваясь на живот и протирая глаза. – Надо бы лекарствами разжиться, антибиотиками, бинтами, одной водкой тут не обойдешься, жара все-таки, инфекция может начаться.

– Ага, – согласился Лёс. – А что дальше делать будем, у нас теперь ничего нет, наш Бункер сгорел дотла?

– Ничего и никого нет, – добавил тихо Пона.

Друзья замолчали, озираясь по сторонам, будто только сейчас осознав всю серьезность своего положения. Что делать дальше? Один главный вопрос пульсировал в головах людей, из которого, конечно же, вытекали и другие, не менее важные вопросы, однако ответы на них никто не знал.

Впрочем, долго размышлять над навалившимися проблемами им не пришлось, судьба-злодейка вновь подкинула подарок, только вот пряник это был, или кнут, надо было выяснить.

– Что-то едет сюда, – сказал Лёс, подымаясь с выгоревшей от солнца травы и беря в руки топор.

– Черт, у нас даже оружия нормального нет, чтобы отмахнуться, – зло сплюнув, зашипел Клим, беря на изготовку свое ружье, в стволе которого по-прежнему оставался последний патрон.

Убегать и прятаться с раненым Поной, который даже подняться не мог, уже не было времени. Будь что будет, не сговариваясь с друг с другом решили парни. Произошедшее вконец развинтило психику молодых людей, притупив многие жизненно важные ощущения.

Из-за дома № 15 по улице Пацаева выехала «Нива-Шевроле» и неспешно двинулась в сторону друзей. Водитель не сразу заметил в тени деревьев людей, один из которых сидел на земле, привалившись спиной к стволу карагача. Свернуть ему было некуда, а эти люди вполне могли оказаться мертвецами, поэтому человек, находясь за рулем, выставил в открытое окно ствол Калашникова.

– Эй, мы живые! – крикнул Лёс, помахав ему рукой. – Не стреляй, мужик!

Машина поравнялась с друзьями, неприятной внешности мужик, с изъеденным будто оспой, лицом с неприязнью взглянул на парней.

– Мужик, аптечка есть? – сразу решил перейти к делу Клим, опуская ружье. – Срочно надо, наш друг ранен…

– Мужики в поле, землю пашут, а я Сивый, – резко оборвал его незнакомец, все еще держа друзей на прицеле автомата. – С чего вы решили, что я буду вам помогать?

– Да хоть Рыжий, мне насрать! – взорвался Лёс. – Делай, что хочешь, у тебя автомат, мы перед тобой все равно безоружны! А помогать ты должен, дядя, потому как ты еще живой и что-то человеческое в тебе наверняка осталось!

– Нарываешься, сопляк, – без эмоций на лице сказал Сивый, зато блеснувшие глаза его не смогли скрыть негодования. – В другое время я бы не пожалел для тебя с пол-обоймы.

– Короче, дашь лекарства? – вмешался в начавшуюся перепалку Клим. – Нам тут не до разборок, к чему они сейчас?

– Хрен с вами, пацаны, дам! – Сивый убрал автомат на пассажирское сиденье и вылез из машины. – Вижу, пацаны, вы упрямые и толковые, раз до сих пор еще живы в этом городе! Это мне импонирует очень. – Он открыл заднюю левую дверь, окунулся в салон и через секунду достал пластиковую коробочку с красным крестом на крышке. – А что именно нужно, что с вашим корешем?

– Руки у меня нет, – тихо произнес Саня Пона, оторвав затылок от шершавого ствола дерева. – Как же болит, сука!

– Ох, мать твою, хреновые дела твои, пацан, у меня в аптечке кроме зеленки с аспирином ничего и нет!

– Дольше ломался, блин, – с досадой пробубнил Клим. – И что теперь делать?

– Тут аптека недалеко была, – невозмутимо начал Сивый, он, казалось, ничего не опасался и вел себя уверенно и свободно, словно знал парней много лет. – Можно там…

– Вот именно, была, – развел руками Лёс.

– Так, ну ладно, – после нескольких секунд раздумья изрек Сивый под пристальным взглядом друзей. – Какие планы на будущее?

Сначала всем показалось, что он просто издевается, вдруг заинтересовавшись их судьбой. Однако это ощущение сошло на нет, когда, не выдержав, Сивый заорал:

– Вы что, тормоза?! Я серьезно, ваш друг загибается, а вы как глухонемые!

– Нет у нас планов… больше, – стараясь, чтобы его голос звучал увереннее, произнес измученный болью и жарой, Пона.

– Да, нет, – подтвердил Лёс, оглядывая друзей. – Ну не к Десятнику же на службу идти.

– Э-э-э, ребят, с этим вы явно опоздали, нет больше Десятника! – Сивый хлопнул в ладоши. – Был, и нет!

– Как это? Ты-то откуда знаешь? – смотря на него с любопытством, спросил Лёс.

– Я много чего знаю, – напуская туман, ответил Сивый. – А то, что Десятника, как и его группировки, больше не существует, вы узнаете из первых, как говорится, уст. Я был там, я все видел. Видел, как погибали мои кореша, один за другим! Видел, как испарился мой босс, рассыпавшись на моих глазах горсткой пепла!

– Ты один из Десятников? – уже зная ответ, спросил Клим.

– Я был его правой рукой.

Отчего-то никто не усомнился в сказанном, друзья застыли, переваривая информацию.

– И кто эти герои, что разбили непобедимого, наводившего страх даже на мертвецов, хозяина города? – шутливо поинтересовался Лёс.

– Расскажу по пути, берите своего раненого бойца и прыгайте в машину!

– А куда едем?

– В аптеку, на Комсомольской еще вроде не все растащили, может быть, чем-нибудь нужным разживемся.

Сомневаться в том, что они поступают, мягко говоря, легкомысленно, у парней, опять-таки, не было времени, на кону стояла жизнь друга. И чаша весов, конечно же, склонялась к ее бесценности.

Через минуту они уже мчались по знакомым с детства улицам, «преобразившимся» благодаря беспощадной войне за выживание.

– А сейчас, ребятки, попрошу вас притихнуть, потому как два раза я никому не собираюсь повторять одно и тоже, – начал Сивый, не отрываясь от дороги, суровое выражение его и без того не особо симпатичного лица было повнушительнее других разъяснений. – Все вопросы потом, – он сделал паузу, в течение которой совершил резкий поворот для сокращения пути, и начал:

– Когда началась эта херня, вы и сами знаете, поэтому рассказывать подробности, как мы подмяли под себя разрушенный город, нет смысла. Перейду к сути. Юрий Алексеевич, известный вам, как Десятник, был человеком особого склада ума. В то время, как другие просто пытались выжить, борясь с толпами оживших мертвецов, он заставлял нас отлавливать их, как это ни смешно звучит, – живьем, и помещать в оборудованную на скорую руку лабораторию. Многим из наших это, конечно, не нравилось, но приказ есть приказ. Любознательность нашего босса не знала границ, он собственноручно потрошил зомбаков, выискивая в них что-то, что не давало разлагающемуся телу спокойно лежать на радость червям. Попытки докопаться до истины, узнать, кто или что было причиной случившегося, привели к тому, что день и ночь наши патрули колесили по городу и за его границами в поисках чего-то подозрительного. И первым, кто привлек наше внимание, был, а точнее, были монстры, что каким-то образом могли управлять небольшими отрядами мертвецов, мы назвали их – Бригадирами, знакомы с ними?

– Да, – не сразу ответил Лёс, сидевший на соседнем сиденье, опасаясь, что Сивый не очень-то ждет ответа. – Только звали мы их Главарями.

– Ну, изловили мы одного, ох, чего нам это стоило, – продолжил спокойно бандит, крутя баранку. – При первом же осмотре, когда смогли успокоить эту гадину лошадиной дозой разнообразного снотворного, которое только нашлось, стало ясно, что тварь не имеет никакого отношения к людям. К тому же, монстр был живой, дышал и гадил! Потом были опыты, мы отловили какого-то бедолагу и закинули в камеру с Бригадиром. Все подтвердилось, через тридцать минут обглоданный труп мужика чудесным образом воскрес и, по приказу того же Бригадира, бросился выламывать железные прутья решетки. Вскоре настал черед еще одного открытия, за которым, так сказать, не надо было и ходить. Рома Кардан, паскуда, скрыл от братвы совсем малюсенькую подробность своего ночного патруля – его укусил мертвец. Сдала дурака его же баба, когда тот напал на нее средь ночи и укусил. Его мы замочили, а вот его беременную жену Десятник велел оставить. С ней начало твориться совсем необъяснимое, а как итог, баба родила, не доносив положенного срока, только вместо розовощекого младенца мы увидели жуткого урода. Подобные этому твари стали встречаться нам и в городе, только размеры у них были разные, очевидно, исходя из возраста. Назвали мы их – Переродышами. Все, нами найденное, разожгло любопытство даже в тех, кто не совсем понимал босса в его рвении… – до нужной аптеки оставалось полпути, поэтому Сивый немного снизил скорость, не переставая вкрадчиво пояснять: —кто или что за этим всем стоит? Этим вопросом стали бредить буквально все. А ответ нам дал очередной ночной рейд, в котором я непосредственно принимал участие. Первый раз мы увидели огни в небе и решили, что это вертолеты, однако шума, издаваемого ими, не было, поэтому эта версия сразу отпала. К тому же, объекты, беззвучно слоняющиеся по ночному небу, чтобы изредка прижаться почти к самой земле, выглядели совсем по-иному и двигались, нарушая все законы физики.

– НЛО! – не выдержал Пашка Клим, сидевший на заднем сиденье с бледным Поной.

– Да! – Сивый повысил голос. – Я тоже доклал Десятнику об этом, на что он отреагировал весьма бурно и сказал, чтобы мы завязывали с наркотой. Теперь поиски инопланетян стали моей основной работой, я хотел доказать боссу, что прав. И это вскоре удалось сделать. В тот раз мы не принимали решительных действий, а просто засняли весь процесс на камеру. На записи, благо техника сейчас то, что надо, было видно, как странные летательные аппараты десантируют на землю монстров, названных нами Бригадирами.

Лёс едва сдержал эмоции, оглянулся на друзей, находящихся в таком же состоянии.

– Тут уж Десятнику ничего не оставалось поделать, как поверить. Правда, после второго доказательства, когда нам с ребятами удалось сбить одну из тарелок и захватить сраного гуманоида, ему и всей нашей бригаде оставалось жить несколько часов!

– Ого, вы поймали инопланетянина?! – тут уж Лёс не стерпел.

– В том-то и дело, – не оборачиваясь на него, холодно произнес Сивый, лицо его побагровело от злости. – Этот хилый, рахитоподобный карлик ввел нас в некий транс, и на прощание, зная, что мы все равно умрем, поделился информацией. Они прибыли к нам с соседней галактики, точнее, сбежали оттуда, потерпев поражение в борьбе за свой мир, и навсегда его потеряв. Два десятка исследовательских и гражданских кораблей, и ни одного боевого, все погибли, защищая ученых и сильных мира того. Ну, прямо как у нас. Превосходящей нас в развитии расе потребовалось новое жилище. И наша земля оказалась как нельзя кстати. Однако для колонизации целой, далеко не беззащитной, планеты требовалась армия, но ее не было. Тогда их ученые, немного помозговав, решили создать биологическое оружие, а когда зараженные люди вконец истребят себя, им останется только прибрать за старыми хозяевами, и новоселье не за горами!

– Охренеть, так это все они, эти зеленые человечки! – Клим заерзал на сидении, не зная, как справиться с эмоциями.

– Желтые, – сказал Сивый. – Эти твари желтокожие.

– А что же потом случилось с вами со всеми? – спросил Лёс.

– Да все просто, этот желтокожий чудик ушел, как ни в чем не бывало, никто не смог ему воспрепятствовать. А после прилетели два небольших десантных аппарата и вывалили на наши головы с полсотни разнообразных тварей. Среди них были и наши бывшие зомбированные соотечественники, только несколько модифицированные, защищенные броней и хорошо вооруженные. Не буду рассказывать, что там творилось, до сих пор дурно делается, когда вспоминаю. Мне повезло, я выжил, не знаю, кто еще уцелел в этой резне, но резиденции Десятника, как и его самого, больше нет!

– Д-а-а-а, – протянул хрипло Пона. – Вот это кино.

– И оно продолжается, – как-то весело произнес бандит, останавливая машину возле полуразрушенного здания аптеки. – У меня есть еще пара стволов, делаем все быстро и тихо, чтобы не разбудить Аптекаря!

– Аптекаря? – недоумевающе переспросил Лёс.

– Ага, – кивнул Сивый, впервые улыбнувшись, обнажая ряд отливающих золотом зубов. – Вы, что, их не видели? Забавные зверушки!


Обреченные | Кровавая жара | Новые обстоятельства