home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Новые обстоятельства

Находящийся в полуобморочном состоянии Саня Пона остался терпеливо ждать в машине, а что ему еще, собственно говоря, оставалось делать, жуткая боль не давала пошевелиться. И даже выпитая наполовину бутылка водки произвела, не больше, не меньше, десятиминутный анестезиологический эффект.

– Я иду первым, – не терпящим возражений голосом сказал Сивый, передергивая затвор Калашникова. – Этих тварей не так легко заметить, будьте начеку!

Лёс неумело повторил за ним ту же операцию, Калашников в его руках казался большим и неудобным. Однако сама мощь приобретенного оружия внушала парню уверенность.

– Стрелял? – прищурив глаз от яркого солнца, спросил бандит, смотря на Дениса.

– Один раз, на военных сборах, еще в старших классах.

– Значит, представление имеешь, патронов много не трать, стреляй кучнее, у меня не так много их осталось.

Клим, тем временем, с интересом рассматривал врученное Сивым помповое ружье ТОЗ – 194, свое охотничье, оставшееся без боезапаса, он оставил в машине.

– У тебя всего семь патронов, так что береги их, парень, – сказал бандит, строго смотря на Пашку.

Перекосившаяся, с разбитым стеклопакетом, дверь заскрипела, отворяясь. Люди окунулись в пропитанный запахом лекарств полумрак душного помещения. Свет, попадающий в комнату через единственное зарешеченное окно, давал возможность обходиться без фонариков.

Хрустя разбросанными по полу стеклянными ампулами, всевозможными пузырьками, упаковками таблеток, трое людей медленно побрели вперед.

Оно увидело их еще на подходе, точнее сказать, как только их средство передвижения остановилось в охраняемой им территории. Телепатическая связь, связывающая всех особей его вида, автоматически определив тип угрозы, «разослала» тревожные «конверты» в ближайшие пункты подмоги. Более низшие существа, такие, как те, материалом для создания которых служили люди, несмотря на то, что находились намного ближе, не могли услышать оповещение. Они подчинялись совсем другим особям, связи с которыми у этого существа не было.

Полностью слившись с потолком, оно заняло выжидательную позицию.

– Все нормально, наверное, Аптекарь не успел здесь завестись, – заключил Сивый после неоднократного обхода небольшого помещения. – Берем все, что можем унести, и валим.

Друзья молча принялись за работу, набивая лекарствами уже опустошенные в машине рюкзаки, не особо вчитываясь в названия, брали все, что уцелело.

Неясность будущего, инопланетяне-захватчики, жизнь Поны, что висела на волоске, потеря любимой девушки, все смешивалось в голове Дениса в кашу неопределенного цвета и вида. Руки парня дрожали, как у больного лихорадкой, и даже перспектива стать жертвой для монстра-аптекаря не пугала его нисколько. В данный момент его мало волновала собственная жизнь, еще больше потускневшая и выцветшая, как старая фотография. Та, ради кого у него появились силы жить, смирившись с тем, что все его родные умерли, сама канула в неизвестность. А что может быть хуже неизвестности?…

В голове же Пашки Клима бушевали немного другие страсти. Конечно, переживания о тяжело раненом друге занимали там немалую часть, однако возникшие с открытых Сивым тайн мысли об инопланетных захватчиках вызывали в парне яркие эмоции. Вдохновленный когда-то от просмотра фантастических фильмов, где горстка людей спасает мир, лихо расправляясь с космическим флотом оккупантов, Клим уже мысленно проделывал примерно то же самое. Как же ему хотелось разнести этих желтокожих человечков в пух и прах, отмстив за близких ему людей и за все человечество. Вот только, как это сделать?

– Шустрей, шустрей, – поторапливал друзей Сивый, суетливо оглядываясь по сторонам. – Что-то я не слишком и уверен, что мы в безопасности.

Цели направились к выходу. Оно решило больше не медлить, на помощь никто не откликнулся, а это значит, надо действовать в одиночку. Люди не должны были покинуть охраняемую территорию, унося с собой жизненно важные вещества. Ведь если они это сделают, то его миссия будет считаться проваленной, а значит, и все существование напрасным.

Нападение было настолько неожиданным, что даже закаленный в бандитских разборках бывший зэк Сивый был сбит с толку, впрочем, как и с ног. Полупрозрачное нечто накрыло высокого мужчину собой, мгновенно изменяя цвет, становясь пятнистым, как его потрепанный камуфляж. Не особо задумываясь о последствиях, Клим шмальнул из помповика. Громкий, режущий слух крик-визг ударил в уши людей, на несколько секунд потерявших ориентацию. Раненое существо слетело с махающего конечностями Сивого, на мгновение обретя естественный окрас. Тварь – смесь паука и осьминога с множеством черных глаз на чудовищной голове, проворно влетела на ближайшую стену, сливаясь с ней. Однако убегать с позором не входило в ее планы. Аптекарь прыгнул вперед, растопырив конечности и тонкие извивающиеся щупальца. Грохот выстрелов разорвал пустоту помещения, вырвавшись далеко за его пределы. Монстр, будто нарвавшись на незримую преграду, отлетел назад, размазываясь по стене, оставляя на ее поверхности темно-зеленые пятна, сделал пару конвульсивных движений и затих.

– Урод поганый! – зарычал Сивый, вставая с колен и опуская автомат. – Чуть не всадил в меня свое жало!

– У него есть жало? – пятясь к выходу, спросил Клим, и добавил с досадой. – Черт, три патрона как не бывало!

– Да, укус этой твари вызывает в человеке жуткую, почти мгновенную мутацию. Короче говоря, инфицированный сам становится Аптекарем. – Бандит поравнялся с парнем, бросив небрежное: – Спасибо.

– Невеселая перспектива, – спокойно произнес Лёс, удовлетворенно поглядывая на свой автомат, только что сыгравший свою, далеко не второстепенную, роль. – Уносим ноги, пока все при памяти!

Выскочив на улицу, как три черта из табакерки, застигнутые врасплох люди бросились к открытой машине. Стоп! К ОТКРЫТОЙ?!! А кто ж ее открыл?

– Пона! – вскрикнул Лёс, в один миг оказавшись возле «Шевроле». – Его нет, пацаны! – ошалело завопил он. – Санек, ты где, друг?!!

– Да вон же он! – радостно закричал Клим, указывая рукой направление. – Ты куда собрался, братан? Неужели думал, что мы тебя бросили?

Качающийся от слабости парень, медленно бредущий вдоль стены аптеки, даже не обернулся.

– Эй, скороход, постой! – шутливо крикнул Лёс, догоняя друга. – Мать твою! – Дикий ужас сковал Дениса, и он пропустил удар.

Кулак резко развернувшегося Поны врезался в скулу Лёса, опрокидывая его наземь. Однорукий мертвец протяжно замычал, окровавленный рот его заполнился пузырящейся пеной. Затрещал автомат, это Сивый оперативно отреагировал, грудь Поны взорвалась багровыми «цветами» и он завалился на спину.

– Черт, Пона, ну как же так? – Лёс трясущимися пальцами снял автомат с предохранителя, по кровоточащей щеке струились слезы. – Как же так, друг?

Зомби, что еще десять минут назад был их другом, барахтался на земле, поднимая пыль в бесполезных попытках подняться. За несколько секунд перед тем, как его палец нажал курок, в голове Лёса пронеслись сотни кадров из недолгой жизни, на которых навсегда отобразился Пона.

А потом прозвучал одинокий выстрел, отразившийся болью в сердце и казавшийся невероятно страшным, наверное, от того, что был хорошо знаком при жизни. Мертвец затих, закатив красные от полопавшихся капилляров глаза.

Лёс развернулся и на неслушавшихся ногах затопал к машине.

– Столько мучений, и все напрасно, – тихо произнес он, проходя мимо Сивого и протискиваясь в салон «Шевроле». Раздался звон, Денис извлек из рюкзака очередную бутылку водки.

– Надо похоронить его по-человечески, – тихо произнес Клим, его трясло, и он изо всех сил старался сделать так, чтобы это не было так заметно.

– Это что же получается! – возмущенно произнес бандит, лицо его стало каменным. – Ваш друг, выходит, заряженным был, а я, значит, по аптекам его вози, спасай! А если б он в машине взбесился, что тогда?! Что за подстава, братва?!

– Не взбесился же, – зло проговорил Лёс, приложившись к бутылке спиртного. – Извини, но если бы мы сразу сказали, что наш друг был укушен, ты бы не стал нам помогать…

– Да иди ты, пацан, со своими извинениями знаешь куда?!

– Лёс я, ну, или Денис, зови, как тебе больше нравится, – резко сменил тему парень. – А это Пашка Клим, а его, – он махнул головой в сторону убитого друга, – его мы звали Пона…

– Да понял я, не глухой, – все еще злясь, проговорил Сивый, выхватывая из протянутой руки Лёса предложенное спиртное.

Спустя час, завернутый в покрывало, что раньше заменяло чехол на заднем сидении, труп Сани Поны был перенесен и захоронен в ближайшем парке. Как у всякого хозяйственного мужика, в машине Сивого нашлась штыковая лопата, с небольшим, как у саперной, черенком.

Лёс воткнул в центр рыхлого бугра земли «колючую» биту и присел к отдыхающим в тени деревьев спутникам. Слезы душили его, но он не хотел, чтобы их видел бандит. Да тот, в общем-то, и не проявлял особого интереса к друзьям, сидел погруженный в свои мысли, периодически прикладываясь к бутылке с водкой, да курил сигареты одну за одной. Только слепой мог не заметить, что Сивый чем-то сильно озадачен. Однако с расспросами к нему никто не лез, да и не до этого сейчас было.

Парни все еще находились в шоковом состоянии, и все произошедшее воспринималось, как дурной сон. Под сорокасантиметровом слоем земли лежал мертвый Пона, а друзья все еще отказывались верить в его смерть. Слишком быстро все произошло, и человека, сыгравшего в их жизни немалую роль, просто не стало. Не стало ни в их жизни, ни в городе, ни на земле. Поэтому разум отчаянно сопротивлялся перспективам новой действительности.

– Долго оставаясь на открытом пространстве, можно легко найти приключений на свой зад, – наконец хрипло вымолвил Сивый, смотря на друзей слегка затуманенным взглядом. – Правильно говорю?

Друзья закивали, как будто придя в себя, завертели головами по сторонам.

– Что ты предлагаешь? – решил сразу перейти к делу Лёс. – Дома, точнее, убежища у нас больше нет, мертвяки его разнесли, нам больше негде укрыться.

– А укрытие ли вам сейчас нужно? – хитро прищурив один глаз, спросил бандит.

– Нет! – немного с опозданием, резко бросил Клим. – Я больше не хочу скрываться, как крысеныш по подвалам, надоело! Я хочу отомстить, тем более, что враг стал нам известен. Это горстка желтокожих карликов, состоящая из гражданских и ученых, среди них даже нет настоящих военных!

– Эта горстка поставила раком всю планету, – без каких-либо эмоций констатировал факт Лёс.

– Да откуда же нам знать, Лёс?! – возмутился раскрасневшийся от алкоголя Пашка Клим. – Мы сидим в этом маленьком городишке, и только и делаем, что прячемся! Наверняка, есть множество выживших! А если уже идет война, и этим тварям дали отпор?

– Ты хочешь войны?

– Да она уже идет, Лёс, только мы все это время отступали, да прятались! Я не хочу так больше, мы потеряли всех своих близких и друзей, у нас никого и ничего не осталось! Так чего нам терять еще?

– Нечего, – вымолвил Лёс под пристальным взглядом Клима, по лицу которого струились крупные капли пота. – Но что мы можем, Клим, у нас даже оружия нет!

– Оружия, говоришь? – хрипло проговорил Сивый, прервав их дискуссию. – С этим проблем не будет, по крайней мере, первое время.

– У тебя есть еще стволы? – изумился Клим.

– Не то чтобы у меня, у господина Десятника, как у человека очень запасливого, имелась нычка, про которую знал только я и… впрочем, того, кто был осведомлен, уже нет в живых…

– Так ты тоже готов воевать? – удивился Лёс.

– За свою жизнь я сделал много чего херового, – зашел издалека Сивый. – Нет, не думайте, что я пытаюсь искупить вину, смыть ее своею кровью. Все это такой бред, по типу киношного! Мне просто по-человечески обидно, что какие-то желтокожие недомерки хотят захапать то, что принадлежит нам по праву! К тому же, многие из моих корешей загнулись по их вине, пацаны классные, тертые жизнью, проверенные не раз!

– Я рад, что ты с нами, – искренне произнес Клим. – Только вот терзают меня смутные сомненья, что втроем не очень-то мы и навоюем.

– Не зря терзают, ты прав, – согласился бандит и, слегка пошатываясь, поднялся на ноги, водка, выпитая в такую жару, действовала убийственно, несмотря на количество выпитого. – Однако сейчас меня заботит другое – как нам забрать стволы.

– А что, это тоже проблема? – Клим поднялся, убирая за спину ружье.

– Еще какая, – серьезно ответил Сивый. – Не знаю, по каким причинам, но запасным складом для оружия Десятник выбрал заброшенный завод по переработке никеля – «Никелькомбинат», точнее, его подвалы, сделанные как бомбоубежище.

– И в чем же тут проблема, поедем и заберем все, до него тут рукой подать?

– Хех, шустрый малый! А как тебе то, что наши космические захватчики в последнее время облюбовали территорию завода? Мы с ребятами несколько раз наблюдали, как их светящиеся летающие тарелки зависали над комплексом. Что им там надо было – неизвестно, может быть, наш никель у них тоже в цене?

Лёс, тем временем, подошел к аккуратной могилке, обложенной по краям обломками кирпичей, присел на корточки, зарывая ладонь в рыхлую землю, и почти сразу поднялся. Глаза его больше не слезились, в них застыла решительность, замешанная на злости. Клим, закончив разговор с Сивым, тоже решил попрощаться с Поной. Молча распечатал новую пачку сигарет, подкурил одну и осторожно, чтобы не стряхнуть тлеющий пепел, воткнул в земляной бугор.

– Я не злопамятный, – тихо произнес он, затянувшись вновь подкуренной сигаретой. – Я просто злой и память у меня хорошая, обещаю, Пона, я сполна отомщу за тебя.

Через десять минут «Нива-Шевроле» уже мчалась по захламленным улицам города, нередко нарываясь на бродящих живых мертвецов. Терять время и патроны на уничтожение гнильцов, конечно же, было бы глупостью. Главный враг обозначен, и следовало начать свою диверсионную войну с него, все остальные пешки этой игры, что не подохнут по ходу, добьются потом. Однако ж Сивый не упускал возможности размазать по асфальту любого, встречающегося на пути машины, зазевавшегося зомбака.

Тело, кувыркаясь, перелетело через капот машины, забрызгав лобовое стекло потеками черно-зеленой жидкости.

– «Зебра» для перехода дороги есть! – шутил Сивый, подмигивая сидящему рядом Лёсу. – ДПСников на вас нет!

Шутки, конечно, у бандита были то, что надо, но, раздавленных непомерным весом случившихся недавно событий, друзей пока не пробирало даже на косую улыбку. Выстроенная за несколько месяцев жизнь без родных, в заполненном мертвецами городе, была навсегда утеряна. Наступал новый этап выживания, и он был куда сложнее предыдущего.

– Ух ты, а вот это интересно! – резко воскликнул Сивый, чем напугал погруженных в раздумья парней.

Машина съехала на обочину. Друзья не сразу поняли, что так удивило бандита, но как только «Шевроле» подъехала к одному из рекламных щитов, все стало ясно. Сивый пулей выскочил из машины, и друзья поспешили за ним.

– Вам надоело жить в страхе и одиночестве, у вас погибли все родные и вам негде укрыться, тогда Вы ничем не отличаетесь от остальных жителей города. Свободная организация «Возрождение», во главе – отставной офицер, Звягин Петр Михайлович, предоставляет Вам укрытие и помощь. Только объединившись, мы сможем выжить и дать отпор инопланетным захватчикам! Вместе мы – сила! – без запинки прочитал Лёс написанное от руки красным маркером на белом плакате «объявление», материалом для которого послужил кусок обоев.

– Вступление в «Возрождение» ведется круглосуточно, всех желающих просим явиться по адресу: Проспект Мира, 15д, – продолжил Клим приписанное ниже черным цветом и более мелким почерком.

Несколько секунд все трое молчали, переглядываясь друг с другом, потерявшие дар речи.

– Ну, и что это за хрень? – наконец выдавил из себя Сивый. – Что за «Возрождение» у нас тут завелось?

Друзья лишь пожали плечами, все еще скользя взглядом по плакату и не веря своим глазам. За многие месяцы жуткого выживания выцветшие под солнцем щиты с облупившийся краской утратили свое первоначальное значение. А тут – на тебе, целая призывно агитирующая листовка!

– Ладно, – хрипло протянул бандит, видя, что его спутники знают ровно столько, сколько и он. – Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец!

– Че, – нахмурил брови Пашка Клим, – ты сейчас о чем?

– Я говорю, проверить нам надо этот адресочек, сейчас не время отказываться от помощи! – хитро прищурив глаз, ответил Сивый. – Тем более, этот бывший вояка с нами заодно, а у нас будет, что ему предложить.

– А вдруг это мародеры развод такой устроили? – предположил Лёс.

– Дело говоришь, студент, – поднял указательный палец бывший Десятник. – Только вот, гадание, даже на кофейной гуще, вряд ли нам поможет, здесь нужна разведка.

– Проспект Мира, 15д, – медленно проговорил Клим. – Это же торговый комплекс «Яшма+».

– Именно, – подтвердил Сивый, возвращаясь к машине. – Но для начала нам надо наведаться в тайник, узнать, все ли там в порядке. Согласитесь, будет некрасиво, если мы предложим офицеру арсенал, а потом лоханемся, увидев на его месте воронку из-под взрыва. Да и для самой разведки нужно что-то поинтересней Калаша.

Машина тронулась и быстро понеслась намеченным маршрутом. Люди в салоне снова замолчали, погрузившись в свои личные размышления. Вечерело, и адски палящее солнце скрывалось за крышами осиротевших домов, катясь к мертвому горизонту.

Лёс впервые за последние недели достал из кармана свой MPтришник, пожевал, тем самым, «зарядив» мизинчикувую батарейку, и выбрав в меню один из самых мелодичных альбомов «Rammstein» – «Rosenrot», с блаженством откинулся на спинку сиденья. Думать о том, что или кто их может подстерегать на территории завода, не хотелось, пусть все идет своим чередом. Если сегодня ему суждено будет умереть, то этого уже не избежать. Он прикрыл глаза, вслушиваясь в знакомые до каждой нотки мелодии. Всплывший откуда-то из тумана образ Поны быстро сменился милым личиком Эльмиры, а потом и она растворилась, освободив дорогу для крепкого сна.

Сивый слегка опустил стекло, и душный салон стал наполняться свежим воздухом. «Жара постепенно отступает», – отметил про себя бандит. Еще неделю назад даже наступивший сумрак нисколько не менял положение дел. Он закурил, поглядел на мирно спящих друзей, что по какой-то нелепой привычке обнимали во сне врученное им оружие. Эх, а могли бы сейчас баб обнимать. Интересно, кем бы они стали, не случись всего этого? На свой счет Сивый, конечно же, не сомневался, начавший свою жизнь с колонии для малолеток, закончил бы ее, несомненно, на нарах.


Ответы, что порождают вопросы | Кровавая жара | Во мраке завода