home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Во мраке завода

Машина с предварительно выключенными фарами, чтобы не привлекать к себе еще больше внимания, остановилась возле проходной заброшенного завода. Уснувших по пути друзей даже не пришлось будить, прекратившая всякое движение машина сразу же вырвала их из сна.

– Приехали, – объявил бывший Десятник. – С вещами на выход.

Снаряжались они основательно. Лёс решил не лениться, и взять с собой всю имеющуюся у него «амуницию». В нее входили: мотоциклетный шлем с фонариком, все тот же верный друг и соратник – топор, который он приладил за спиной, использовав кожаный ремень, автомат Калашникова и два магазина патронов к нему.

Окончательно убедившийся в том, что парням можно доверять, Сивый решил раскрыть еще пару козырей. Поэтому в скромном арсенале Клима кроме помповика появился пистолет ТТ с двумя запасными обоймами, и довольно хороший охотничий нож «Багира», которому парень был особенно рад.

Сам бандит, вооруженный Калашом, надел легкую армейскую разгрузку, куда разместил магазины с патронами, на бедре в кожаных ножнах располагался довольно длинный боевой нож.

– Лимончик, – весело произнес Сивый, подкидывая на ладони известную всем разновидность гранаты. – Так, на закусочку.

– Даже не буду спрашивать, откуда у тебя все это, – вполголоса проговорил Лёс, поправляя фонарик на шлеме.

– И правильно делаешь, меньше знаешь – крепче спишь, – невозмутимо процитировал знаменитую поговорку бандит.

– Опа, друзья, смотрите! – как можно тише окликнул Пашка Клим. – Оперативно работают «Возрожденцы» эти.

На больших железных воротах, изрешеченных пулевыми отверстиями разного диаметра, бельмом выделялся самодельный плакат из неровного куска обоев. Содержание листовки в точности повторяло увиденный ранее призыв к объединению.

– Одного я не пойму, а где ж они раньше были? – Клим непонимающе посмотрел на приблизившихся спутников, пожимая плечами.

– Вполне возможно, они просто боялись, – предположил Сивый. – Десятника, например. Заявить о себе в открытую, выдать свое местоположение, это все равно, что подписать себе смертный приговор. Некогда самая сильная группировка в городе разгромлена, чем не повод заявить о себе?

– Ладно, с этим потом разберемся, – заключил Лёс, чувство неизвестности толкало его вперед, чтобы наконец развеять все сомненья и тревоги. – Надо идти.

Двери проходной были открыты, в помещении пахло гарью, на полу царил беспорядок. Пройдя это мрачное место, выкрадывая у тьмы определенное пространство лучами своих фонариков, люди вышли на просторный двор. Впереди высилась черная громада «Никелькомбината», обросшая со всех сторон постройками поменьше. Невероятная тишина давила на уши, и резко раздавшийся скрип открывающейся железной двери прозвучал как гром среди ясного неба. Испугавшиеся люди отреагировали мгновенно. Лучи метнулись в сторону звуков, однако наткнулись всего лишь на мерно покачивающуюся дверь с табличкой «не входить – убьет!»

– Ветра-то нет, – шепнул Клим, встревожено смотря на спутников. – Чего это она открылась?

Ответ не заставил себя долго ждать, с грохотом распахнувшаяся дверь выпустила наружу мертвеца. Зомби, одетый в черную форму охранника с желтыми нашивками «Легион-секьюрити», злобно прорычал, уставившись на людей немигающими стеклянными глазами.

– Я сам, – сказал Сивый, жестом показывая, чтобы друзья опустили оружие. – Патроны надо беречь, да и лишний шум нам ни к чему.

Закинув автомат за спину, бандит отработанным движением выхватил нож.

– Идем сюда, красавец! – Сивый в один миг преодолел разделяющее их с зомбаком расстояние.

Умелые взмахи клинка, и тело медлительного мертвеца кулем падает на выщербленный асфальт, а рычащая голова откатывается в сторону. Полный неподдельной радости, бывший Десятник разворачивается к друзьям, все еще виртуозно вертя ножом. Однако протяжный скрип, а потом удар и лязг металла заставляют всех с ужасом всмотреться в темный провал проема. Откуда, по-хозяйски расталкивая в стороны голодных мертвецов, что топча друг друга, протискивались на улицу, вырвался Главарь.

– А вот теперь, я думаю, без шума не обойтись, – закричал Сивый, скидывая с плеча автомат, и одновременно пятясь назад. – Херачь их, пацаны!

Грохот выстрелов заглушил крик бандита. Главарь, получивший изрядную порцию свинца, одним прыжком взвился далеко вверх, уходя из-под прямого огня. Несмотря на внушительный рост и массу, прыгал монстр отменно. Пару мгновений, и эта махина, бороздя когтями асфальт, приземлилась почти у самых ног Сивого. Одно резкое движение чудовищной лапой, и бывший Десятник отлетает, сметенный со своего места, словно пух ураганным ветром. Друзья видят, как обмякшее тело мужчины какое-то время скользит по асфальту, лязгая автоматом и поднимая пыль.

Бандит был без сознания, если, конечно, не погиб сразу. Однако бросать его никто не собирался. Пусть он и бывший Десятник, убийца невинных людей, пусть! Он же помог, когда парни в этом нуждались, и даже с расспросами почти не лез.

Пытаться сейчас поднимать тяжелое тело, а потом тащить его неизвестно куда, по пути отстреливаясь от зомбаков одной рукой из помповика и калаша, было бы, мягко говоря, глупо. А что еще более того – нереально! И друзья это, конечно же, понимали. Бывало, конечно, что парни немного заигрывались, теряя веру во всю правдоподобность происходящего, становясь плохими киношными героями. Таким образом, мозг хоть как-то пытался снизить всю ту психологическую нагрузку, что давила на молодых людей каждый день. Однако всему есть время и место. Творившаяся в данный момент реальность не давала в чем-то усомниться, надо было действовать на пределе своих возможностей. И страх перед тем, что тебя сейчас начнут рвать когтями, грызть зубами бывшие работники завода, а ныне живые мертвецы, несомненно, подстегивал.

Последний «заряд» из помповика угодил в цель, опрокидывая Главаря на землю, конечно же, не причиняя ему почти никакого вреда, но давая время для продуманного за миллисекунды действия.

Клим метнулся к лежавшему бандиту, по пути откидывая ставшее бесполезным ружьё и доставая пистолет. Зомби, тем временем, не обойдясь без потерь (они рвали друг друга на части, пытаясь выбраться из узкой двери, стараясь опередить), вывалились во двор и медленно побрели в сторону людей. Автомат Лёса строчил короткими очередями, кого-то сражая наповал, а иных просто откидывая назад, не забывая при этом сдерживать раненого Главаря, не давая ему подняться на ноги.

Граната, на которую так надеялся Пашка Клим, спокойно лежала там, куда и положил ее Сивый. Парень схватил вожделенный предмет и, на ходу отстреливаясь из ТТ по безобразной массе надвигающихся живых мертвецов, которых набралось здесь не меньше трех десятков, бросился к Денису.

– Всю обойму на мутанта! – заорал он. – Пригвозди его к асфальту, чтобы и двинуться не мог!

В это время автомат парня запнулся, выпустив последний патрон, Лёс спешно принялся вставлять последний магазин.

Жуткий, пробирающий до молекул, рык монстра всколыхнул души друзей, как и весь мрак просторного двора. Тварь вскочила так, как будто и не получила с полсотни свинцовых подарков и, ни секунды не колеблясь, кинулась в атаку. Расстояние стремительно таяло, а замешкавшийся на смене магазина Лёс вдобавок выронил его.

Пистолет в руке Клима задрожал, выпуская остатки обоймы. Главарь даже и не притормозил, несмотря на попадания, приносившие ему, разве что, легкое раздражение кожного покрова. И, когда между застывшими на месте друзьями и рвущимся на всех парах монстром осталось чуть больше десяти метров, что-то сверкнуло слева от парней, и спасительно затрещал автомат Сивого.

Гадину скосило непрерывным шквальным огнем, отбрасывая в сторону от растерявшихся людей.

И тут уж Клим не сплоховал, выдернул чеку из «лимонки», и точным пасом зашвырнул ее под брюхо расстрелянного Главаря.

– Бежим! – толкая Лёса в плечо, надрывно завопил Пашка.

Они успели сделать пару шагов, и ударная волна, сопровождаемая грохотом взрыва, ударила им в спины.

– Молодца! – заорал Сивый, он уже бежал к поднимающимся с асфальта парням, прихрамывая на правую ногу, на ходу прихватив брошенное Климом ружье. – А стволами раскидываться я категорически не рекомендую, усек?

– Да, – смущенно пряча глаза, ответил Пашка, подхватывая брошенный ему помповик.

– Бежим, на этих ублюдков не стоит тратить время, – бандит кивнул в сторону надвигающихся зомбаков. Убийство Главаря, казалось, дезориентировало мертвецов, и они какое-то время топтались на месте, жалобно мыча и тряся конечностями. – Надо скорее добраться до схрона, а там уж посмотрим, что да как!

Началась сумасшедшая гонка по территории комплекса. Друзья едва успевали за хромающим первое время бандитом, но спустя несколько минут превратившимся в отменного спринтера. Встречающиеся на пути мертвецы попросту игнорировались, лишь в некоторых случаях, когда твари преграждали нужный проход, применялась сила и тратились драгоценные патроны.

– Почти на месте! – радостно объявил Сивый, задыхаясь от нехватки воздуха, луч его фонаря осветил ржавый амбарный замок, и он, не раздумывая, шмальнул по нему с калаша. – Велком, мои юные бойцы, тут есть чем поживиться!

Железный засов лязгнул о бетонную плиту, толстая дверь, скрипя, отворилась.

– Давай, давай, – приговаривал бандит, поочередно запуская друзей в темное, пропахшее машинным маслом, помещение. – Мертвяки отстали, и нас какое-то время никто не потревожит.

Толстая железная дверь закрылась на всевозможные засовы, цепи и замки. Люди застыли, и лишь лучи фонарей, как импровизированные ножи, продолжали «резать» черный «бисквит», заполняющий помещение. Всюду громоздились стеллажи с укрепленным в них оружием, стояли столы и всевозможные ящики, содержание которых не было загадкой.

– Чего застыли? – бодро поинтересовался Сивый. – А ну-ка, Лёс, дай-ка мне ту канистру… да не ту, вон она, сзади тебя стоит. Ага, молодцом, что как не живые, хапаем, что душе угодно, я разрешаю!

– Ого, – наконец выдавил Клим. – Сколько же здесь оружия!

– Да будет свет, сказал монтер, и яйца фосфором натер, – бубнил себе под нос бывший десятник, копошась возле одного из стеллажей. – Ну, поможет мне кто-нибудь «свету» добыть, или так и будем стоять?

Работающий на бензине генератор проворно затарахтел, и пространство вокруг озарилось блеклым светом хаотично развешенных под потолком лампочек. Вид помещения значительно преобразился, и стало ясно, что оно не из маленьких. Отсюда был еще один ход, также закрытый толстыми дверьми.

– Куда ведет эта дверь? – спросил Лёс, прохаживаясь вдоль однотипных стеллажей.

– Там располагается основная часть бомбоубежища, продовольственные склады и жилая зона. Нам туда не надо… пока. Все что нужно, есть здесь, выбор, конечно, небольшой, но ко всему представленному есть много патронов. Оружие новое и надежное, муха, как говорится, не… не это самое на нем.

Арсенал не изобиловал, тут были: автоматы Калашникова нескольких модификаций, пистолеты ПМ, ТТ и сигнальные СП-81, на одном из столов располагался внушительного вида ПКС (пулемет Калашникова), также имелись три гранатомета типа РПГ-7 и ящик гранат к ним.

– А это мне, – сверкая фиксами, довольно улыбнулся Сивый, разматывая сверток промасленной бумаги. – Отличная игрушка, не правда ли? – В его руках появилась новенькая СВД. – С этой штукой даже школьник почувствует себя настоящим снайпером!

– А еще такая есть? – в глазах Пашки Клима загорелся огонь.

– К сожалению, снайперка у нас одна, но ты не переживай, пострелять из нее еще успеешь.

Вполне удовлетворенный таким ответом, парень принялся за осмотр понравившегося АК-74 со складным металлическим прикладом. Из всех остальных моделей АК-47 и АКМ, этот автомат показался Климу наиболее удобным в обращении.

Лёс же решил пока не менять пристрелянный уже АК-47, и отправился к пистолетам. Найденные тут же набедренные кобуры из кордура (толстая нейлоновая ткань с особой структурой нити, с водоотталкивающей пропиткой и с полиуретановым покрытием) быстро подогнулись под ноги и заняли свое место, в них покоились два ПМа.

– Хых, – хмыкнул Сивый, с иронией в глазах смотря на Дениса. – Ковбой, мать твою.

Сам бандит, приладив Макаров на ремне, расхаживал с огромным камуфлированным баулом и скидывал в него то, что считал наиболее нужным.

«Дун-н-н-н!» – гулкий удар по металлической двери вырвал людей из легкой «оружейной» эйфории охватившей всех. «Дун-н-н-н! Дун, дун!» – загрохотало с нетерпением и яростью.

– Уроды нашли нас, – спокойно объявил Сивый. – Только вот зря они это сделали.

На стоявший напротив входа стол бандит водрузил пулемет, осмотрел его со всех сторон, зарядил, насвистывая при этом что-то из репертуара Михаила Круга. Выглядел он при этом так, как будто в один из субботних деньков разбирал скопившийся хлам у себя в гараже, и выносившие в данный момент двери мертвецы его нисколько не заботили.

– Укомплектовались? – приподняв широкую бровь, осведомился бывший десятник, поглядывая то на ПКС, то на друзей. – Ну, вот и отлично. Тогда делаем все быстро. Лёс, ты открываешь дверь, и мухой в сторону. Ты, Клим, займи положение вон за тем столом, там стоит ящик с гранатами, воспользуешься, если посчитаешь нужным. Только смотри, не взорви нас всех, кидай как можно дальше за порог. Все ясно?

– Да куда уж яснее, – попробовал пошутить Лёс. – Башку мне не снеси этой дурой! – парень кивнул в сторону пулемета.

– Да не ссы ты так, один раз живем, один раз и умираем! Отворяй калитку!

«Отворить калитку» оказалось делом непростым, несомненно, сказывалась напряженная обстановка, которую Сивый пытался разрядить шуточками, да к тому же в дверь с оглушительным звуком долбились десятки рук и других конечностей.

– Ну, с богом! – крикнул Лёс, мимолетно взглянув на сосредоточенные лица товарищей и, с силой толкнув последний из засовов, щукой нырнул меж стеллажей.

Затрещал пулемет, и остальные звуки буквально утонули в этом мощном специфическом шуме. Друзья видели, как пули яростно рвали разложенные тела работников завода на части, дробили черепа в мелкое крошево. А зомби продолжали лезть, скользя по черно-кровавой жиже, спотыкаясь, и затаптывая друг друга. Что за чудовищная сила слепо гнала их в бой, не считаясь с потерями, можно было только предполагать. Ведь теперь друзья знали определенно, что мертвецами движет не только лютый голод, который требует утоления.

– Перезаряжаю! – резко оборвавшийся грохот ПКС сменился надрывным криком Сивого.

Успевшие за представившиеся секунды протиснуться вглубь комнаты мертвецы наткнулись на автоматный огонь. Лёс, зарядивший сразу пять автоматов, не терял времени на перезарядку, и стрельба практически не прекращалась. Однако зомби были поистине неиссякаемы.

Апогеем всего стал необычный киборг-мертвец, он проворно заскочил в помещение, прикрываясь небольшим щитом, закрепленным на левой руке. Пушка, заменявшая ему почти всю правую руку, плюнула в созданную на скорую руку пулеметную точку Сивого ярко-желтым, огненным шаром. Бандит сумел укрыться, в то время как фаербол расплавил захлебнувшийся пулемет вместе с половиной стола и частью ближайшего стеллажа.

Зомби-киборг издал необычный крик-рык, ловко перекатываясь через спину, однако затаившийся справа от него Лёс не заставил себя долго ждать. Полрожка в считанные секунды влетело в частично модернизированную голову урода, и он распластался, конвульсивно дрыгая конечностями.

Бой закончился так же резко, как и начался. Не верившие в то, что сумели отбиться от полчища зомбаков, люди стали спешно собирать приготовленные вещи.

– Берем по максимуму, эти уроды теперь знают, что у нас тут нычка, и отправят сюда кого-то поумнее ходячих трупаков. Не думаю, что запертая дверь их остановит, – с тревогой в голосе проговорил Сивый. – Вот, возьмите эти сумки.

Сгибаясь под тяжестью непосильной ноши, друзья, осторожно переступая через изрешеченные останки мертвецов, затопали вверх по ступеням, выводящим во двор. Сивый, матерясь и проклиная инопланетных захватчиков, распинывал в стороны мешающие закрытию двери части тел. Он где-то раздобыл навесной замок и, не веря, конечно, до конца, что это спасет схрон с оружием, хотел его применить.

В жизни каждого человека присутствуют его личные, самые трудные метры пути, отмеренные судьбой. Рано или поздно их приходится пройти каждому. Кто-то сломается и, проклиная жизнь, упадет на полдороге, а кто-то, превозмогая боль и свои возможности, разорвет таки финишную ленточку.

Бегущий на ставших деревянными после пары десятков метров ногах, Лёс думал именно так. Внутренне подбадривая себя, говоря: «Я не слабак, я смогу, я не для этого прошел огни и воды, чтобы упасть здесь, как загнанная лошадь! Вперед, ты можешь! Можешь, я знаю!»

Следом, громко дыша и кашляя, бежал Пашка Клим, цепочку замыкал яростно матерившийся бандит Сивый.

Страх погони был скоро оправдан. Автомат Сивого послал несколько коротких очередей. Кто преследовал их, было не разобрать, и лишь черные размытые силуэты маячили теперь во мгле, куда уже не добивали лучи разрядившихся фонариков. Денис тоже на миг развернулся, выпуская длинную очередь, надеясь, что она хоть как-то повлияет на ход событий. Впереди показалось здание проходной, оконные проемы с безразличием смотрели на приближающихся людей черными провалами глазниц. Еще немного, надо только выдержать. А там спасительная машина!

Но злодейка-судьба сегодня решила не мелочиться на подлые поступки, выпрыгнувший из мрака здания зомби-киборг был тому подтверждением. Существо, что когда-то было человеком, пугающе зарычало, клацая металлическими челюстями, составляющими отличный симбиоз с его прежними органическими жвалами. Ноги, вывернутые на манер кузнечика, были удлинены и усилены блестящими протезами, растущими прямо из его гнилых обрубков. Тварь внушала страх и отвращение.

– Впереди! – заорал Лёс, и крик его заглушила автоматная стрельба.

Клим и Сивый отреагировали оперативно, но этого было мало. Зомби-киборг оказался куда более расторопнее своих немодифицированных товарищей, и выпущенные пули практически все ушли в молоко. Передвигаясь, словно и в самом деле кузнечик или саранча, тварь неслась на людей.

– На землю, быстро! – внушительный крик Сивого в мгновение ока опрокинул друзей на асфальт, не оставляя возможности в чем-то усомнится. – Головы к земле!

Глухой хлопок и свист пролетевший мимо гранаты. Взрыв! Гранатомет в умелых руках – страшное оружие!

– Что разлеглись, как на пляжу?! А ну быстро подъем! – услышал Лёс бодрый голос приближающегося бандита, и посмотрел вперед.

Уродливое порождение инопланетного разума, действовавшего, судя по всему, исходя из слов песни: «Я его слепила из того, что было…», трепыхалось на асфальте в тщетных попытках подняться. Короткая очередь из АКМа Сивого поставила точку в его существовании.

– Ты крут, дядя! – воскликнул Пашка Клим, вскакивая на ноги. – Гнилого Терминатора порвал, как тузик грелку!

– Учитесь, сынки, – в той же форме отозвался бандит, луч его фонаря, тем временем, шарил в окнах проходной, – пока папка жив!

– Сивый, а у тебя дети есть? – неожиданно спросил, Лёс.

– Были, – коротко бросил бывший десятник, и дальше интересоваться его жизнью расхотелось.

Осиротевшая машина мирно ждала своих пассажиров, отражая тонированными стеклами белый свет луны. Люди, боясь новых нападений, в спешке заполнили салон наспех уложенным оружием и забрались сами.

– Фу, – громко выдохнул Сивый, заводя двигатель. – Теперь подальше отсюда, надо выспаться, ребятки, чувствую, завтра трудный день будет!


Новые обстоятельства | Кровавая жара | «ВОЗРОЖДЕНИЕ»