home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«ВОЗРОЖДЕНИЕ»

– На, полюбуйся, да смотри, на курок ненароком не нажми, мы ж еще не знаем, можно их мочить, или нет. – Сивый отполз в сторону, освобождая место для ждущего в нетерпении Клима.

Пашка с нескрываемым восторгом примкнул глазом к оптике СВД.

Краеведческий музей, располагавшийся в первых двух из пяти этажах здания, был выбран местом для наблюдения не зря. Во-первых, строение было в относительной близости от торгового центра «Яшма+», во-вторых, стояло параллельно ему, что позволяло видеть все здание целиком, со всеми его входами-выходами и подъездами.

Вся прилегающая к торговому центру территория значительно преобразилась. Конечно же, война оставила тут свой отпечаток, разбив окна, изрешетив стены пулевыми отверстиями, закоптив их дымом пылающих костров. Впрочем, не эти изменения сейчас интересовали устроившихся на крыше музея трех разведчиков. Намного интересней был тот факт, что, несмотря на всю заброшенность этого места, в нем проглядывались явные признаки деятельности живых людей.

Об этом упрямо свидетельствовали бетонные блоки, коими тщательно обгородилась примостившаяся к «Яшме+» автостоянка. Все входы (а их было три) в центр были тщательно замурованы, закрыты железными листами, включая и тот, что вел в подвал, на цокольный этаж. Однако самым удивительным были – люди! Живые люди. Они ходили вдоль отгороженного ими же периметра, сидели возле самодельного блок-поста со шлагбаумом и, казалось, никого и ничего не боялись. Это, несомненно, поражало, и могло говорить только об одном – эти люди уверены в своих силах.

Вооружены мужчины разного возраста были тоже по-разному. В основном, в их экипировку входили охотничьи ружья разных моделей и карабины, такие, как весьма распространенная «Сайга». Также, рядом стояла и техника, явно использовавшаяся в ходу: УАЗ Patriot классической комплектации, внедорожник загранично-буржуйский (как пошутил кто-то из юмористов) фирмы Chevrolet, классика отечественного автопрома «Жигули» шестой модели и выкидыш КАМАЗа (опять же сострили сатирики), юркий Matiz. Вот такая вот разношерстная команда.

– Серьезные ребята, – на секунду отрываясь от прицела, подытожил Клим. – Тут сомнений нет, это не мародеры.

– Дай мне! – лежавший рядом Лёс толкнул товарища плечом. – Тоже хочу посмотреть.

– Да на, – с неохотой отрываясь от созерцания происходящего возле «Яшмы+», сказал Пашка. – Не жалко.

– И все-таки, еще дети, – выпуская сигаретный дым, медленно проговорил Сивый, смотря на друзей.

Реплика бандита нисколько не обидела парней, Сивый был прав, и они это понимали.

Денис удобней перехватил снайперку и всмотрелся вдаль.

– Шикарно, – после минутного молчаливого созерцания через оптический прицел изрек Лёс.

– Что там? – оживился Клим.

– Да я о винтовке, чувствуется мощь и превосходство над противником, когда вот так вот лежишь на крыше здания и контролируешь ситуацию, в любой момент готовый спустить курок.

– Это ты точно…

– Ого! – взволнованный возглас Дениса прервал Клима. – Да это же наши старые знакомые!

– Что там? Кто такие? – Сивый вмиг оказался рядом.

– Вон, вон, Клим, смотри, волгарь с этими укурками-анархистами, прямо к блок-посту катит!

– Что еще за анархисты? – непонимающе вскрикнул бандит. – Кто-нибудь объяснит, что тут происходит, ей-богу, терпеть не могу, когда тему не просекаю!

– Они помогли нам однажды от мертвяков отбиться, странная парочка, разъезжают по городу на своей «Волге», слушают рок на всю катушку, курят травку и мочат зомбаков, – разъяснил Пашка, продолжая следить за машиной.

– Вполне адекватные парни для этого времени, – изрек Сивый, чуть поразмыслив. – Я так считаю.

В это самое время машина благополучно миновала блокпост, остановившись лишь для того, чтобы стоящий возле шлагбаума мужик забрал нечто в черном пакете, и припарковалась рядом со стоявшей техникой.

– Я думаю, все, что нам было надо, мы увидели, организация серьезная и никак не напоминает неорганизованные банды мародеров, – подытожил бандит. – Спускаемся, пацаны, вербовочный пункт ждет нас с распростертыми объятиями!

«И кому понадобилось здесь все разграбить, поломать и превратить исторические экспонаты в мусор?» – думал Лёс, оглядывая второй этаж краеведческого музея.

– А тут раньше старинное оружие было, – вспомнил Клим. – Может, прошвырнемся, поищем?

– Я что-то не пойму, малец, тебе современного оружия мало, на старину потянуло? – спросил Сивый, не без интереса смотря по сторонам.

– Куда путь держим? – властный баритон оборвал мирно беседовавших путников, заставив вскинуть оружие, готовое в любой момент отразить нападение. – И что вы делали на крыше?

Возникший на широкой лестнице высокий, поджарый мужчина лет пятидесяти, одетый в камуфляжную форму последнего образца, даже не соизволил выхватить из кобуры пистолет. Зато выскользнувшие из расположенных по бокам комнат четверо «бойцов» ощетинились дулами своих разномастных стволов.

– Голубей ловили, – нагло ответил Сивый, сплевывая на пол.

– И на что они нынче клюют, на червя или на тесто? – голос мужика, которого так и хотелось назвать военным, стал еще жестче, несмотря на то, что он принял начатую бандитом игру.

– Я думаю, нет смысла тыкать в друг друга стволами, – Сивый медленно опустил автомат, меняя тему разговора. – Если бы вы хотели нас вальнуть, то сделали бы это без предупреждения. Мы прочитали объявление, призыв об объединении, а идти без разведки, тупо веря в указанную в нем информацию, это надо быть последним дебилом.

– Разведчики, стало быть, и кто же вас послал? – несколько смягчив тон, спросил «военный».

– Да и никто не посылал, сами прочитали, вот и пришли.

– Решили вступить в «Возрождение»? Что повлияло на такой выбор?

– Я что-то не пойму, мужик, мы на допросе, а ты следак? – Сивый начинал злиться. – Ты кто сам будешь?

– Звягин, Петр Михайлович, майор в отставке, это я велел своим людям развесить листовки по всему городу, – неожиданно быстро ответил мужик. – В нашей общине, или, как сейчас стало модно выражаться, – бригаде, меня зовут просто, по-отечески – Михалыч.

– А что же ты, сам главнокомандующий, и так вот запросто с группой перехвата, прямиком и в бой? А если бы мы отморозки какие были, и постреляли бы вас на хрен?

– Я не считаю себя лучше остальных. Да, я собрал и сплотил всех этих людей, но это не делает мою жизнь особенной. Ко всему прочему, мне просто стало любопытно, кто разгуливает по крыше здания со снайперской винтовкой и таращится на наше убежище.

– Сами понимаете, мы не могли так вот запросто поверить в какое-то объявление, нужна разведка, – вступил в разговор Лёс, автомат он опустил, как и Клим, и старался выглядеть как можно уверенней, однако давалось это нелегко.

– Понимаю, понимаю, – закивал головой майор Михалыч. – А вот ребята, в частности, наши снайпера, которые и засекли вас, могли бы и не понять. Хватило у Федота благоразумия, две ходки на Кавказ не прошли даром, а вот Ванька Немец в силу возраста едва не шмальнул, а стреляет малец отменно!

– Ну и шмальнул бы, делов-то, судьба, знать, такая! – заворчал Сивый. – Так и будем здесь стоять, беду на себя навлекая?

Шипение сразу нескольких раций прозвучало неожиданно, казалось, даже и для их обладателей. Майор поднес устройство к гладко выбритому лицу.

– Михалыч, мертвяки, они заметили нас, надо уходить! – доложил грубый спокойный голос.

– Всем вниз! – окинув всех присутствующих невозмутимым взглядом, скомандовал майор Звягин.

Друзья и бандит даже и не заметили, как добровольно присягнули бывшему военному. Множество ног застучало по широкой лестнице. Несколько мгновений, и люди выскочили на улицу, окунаясь в набирающую к полудню силу жару. Двое мужчин, вооруженные карабинами «Сайга», стоявшие у припаркованной бандитом напротив подъезда «Нивы-Шевроле», оторвались от созерцания происходящей действительности, и повернулись. А творилось следующее: мертвецы, а их было не меньше двух десятков, необычайно быстро передвигая конечностями, надвигались со стороны небольшого парка. Вели зомбаки себя весьма необычно, и только явные признаки разложения говорили о том, что эти люди давно мертвы, в остальном же они нисколько не отличались от своих живых собратьев. Поочередно огрызнулись карабины, несколько мертвяков рухнули на землю. Смерть товарищей, казалось, расстроила и, что так же удивительно, разозлила мертвый сброд. И тогда они побежали!

– Нихрена себе, шустрики! – удивился один из окружения майора мужик, высокий и рыжеволосый, всем своим внешним видом напоминающий современного охотника. – Это что-то новенькое!

– Убежать не успеем. – Сивый повернулся к друзьям, беря автомат наизготовку. – Бой уже неизбежен, Михалыч, а его исход поможет лучше нам узнать и понять друг друга, правильно говорю? – это уже к майору, принявшему из рук молодого паренька в камуфляже предложенный карабин.

Звягин кивнул, соглашаясь, и почти сразу надавил на курок.

Необычные зомби-бегуны, несмотря на все свои сверхспособности, так и не достигли намеченной цели. Автоматы друзей выкашивали в неровных рядах зомбаков добрую часть всей нежити, и карабины возрожденцев, конечно же, уступали им.

Бывшие люди: мужчины, женщины, дети, разных возрастов, чьи тела по всем законам мироздания должны покоиться, отдав душу богу, слепо мчались вперед. Инопланетный вирус, совершенно фантастическим способом подчинивший себе мертвое тело, не был зациклен на самосохранении. Через минуту нашпигованные свинцом зомби уже лежали на земле, окончательно обретя покой.

– Отлично! – оглядев трех новобранцев уважительным взглядом, изрек Звягин. – Такие люди нам очень пригодятся! А сейчас валим отсюда, да побыстрей!

– Мы, русские, – народ не дружный, и об этом упорно свидетельствуют многие исторические факты! Однако стоит нам как следует навалять, и все категорически меняется. Беда, она объединяет, – густой баритон майора разносился по его личному кабинету, устроенному, как и вся основная часть убежища, в подвале торгового комплекса «Яшма+». Помимо двух друзей, Сивого и самого Звягина в комнате находились еще двое мужчин: рыжий «охотник» – Володя Грин, очевидно, являющийся правой рукой майора, и парень лет 28, среднего роста, с довольно броским шрамом, криво рассекающим лоб. – Впрочем, это все лирика, поговорим о вещах более материальных. На данный момент число присоединившихся к «Возрождению» людей составляет 125 человек, это, конечно, вместе с вами, – палец бывшего военного скользил по неровным строчкам, заполняющим лист общей тетради. – Леха, племяш, надо бы обновить список, займись этим на досуге, тем более, три новые строчки, это не так уж и много.

Парень со шрамом, сидевший возле стола, на котором располагалась радиостанция, кивнул.

– Контингент у нас разный. Очень радует, что детей много, однако для военных действий нужны, как минимум, подростки. Есть женщины, повара, медики…

При слове «женщины» Лёс на мгновение потерял слух и всякий интерес к речи майора. Сердце затрепыхалось в груди. Эльмира, может она каким-то чудом уцелела, и теперь тоже здесь.

Мысль об этом не покидала голову парня с тех самых пор, как только они впервые нашли листовку с призывом на рекламном щите.

– … таким образом, способных держать оружие у нас набирается не более 44 человек, – подытожил Михалыч, обводя новобранцев хмурым взглядом. – Я так полагаю, не стоит дальше разъяснять, каковы наши шансы, тут и так все ясно. Однако новые обстоятельства несколько меняют наше положение. Во-первых, нам удалось связаться с несколькими ближайшими городами! Эх, и головастый у меня племянник! – он подмигнул скромно сидящему пареньку Лёхе. – Собрал так и радиостанцию из хлама, да еще и рабочую! Народу выжило немного, там, здесь, но группы все еще разрознены. Находятся и такие отморозки, как Десятник, что явно не способствуют сплочению! – зло произнес майор, сжав лежащие на столе кулаки. Сивый даже и ухом не повел, сидел с видом внимательно слушавшего все слова учителя хорошиста. – К счастью, власть этого тирана длилась недолго, поневоле скажешь спасибо нашим оккупантам! Во-вторых, сопротивление в более больших городах по всей земле, это мы тоже узнали благодаря радиопереговорам, заставило наших инопланетных захватчиков перекинуть все основные силы на подавление самых крупных очагов бунта. Это мы и сами заметили, корабли, или, так называемые, летающие тарелки, что раньше кружили над городом, появляются не так часто и не в таком количестве. А это значит, что у нашего врага попросту не хватает военных сил…

– Да у них их просто нет, – задумчиво вставил бандит, чем обратил на себя внимание всех присутствующих.

– Тебе что-то известно, Сивый? – заинтересовался Михалыч, подаваясь вперед, бандит попросил обращаться к нему именно так. – Ну, давай, не темни, нам важна каждая новая информация, я даже не буду спрашивать, откуда ты располагаешь ею, главное, чтобы она была стопроцентно верной, а значит, полезной.

– Когда эти желтокожие гуманоиды прибыли к нам, у них одного воина-то не было, не говоря уже о боевом корабле, чтобы напасть. Двадцать гражданских судов, среди которых были и крейсера ученых, оборудованных, как лаборатории, по последнему слову их техники, вот и все! Война, случившаяся в их родной галактике, оставила инопланетян без армии. Да что там, армия, без дома. Наша Земля – это подвернувшийся вовремя шанс, на месте ее могла быть другая обитаемая планета с похожим климатом, – Сивый прервался на то, чтобы подкурить сигарету, однако ж в образовавшуюся паузу никто не рискнул задать вопрос, сбивая рассказчика с темы. – Возник вопрос: что делать? Вот она, целая планета, лежит под бортом звездолета, но как же быть с людьми, населяющими ее? Напасть и разбить землян для превосходящей во много раз человечество в развитии расе не составило бы труда. Однако для этого нужна армия и флот, чего у наших захватчиков не было. Зато были прекрасно оснащенные лаборатории и гениальные ученые. Поработав с генетическим материалом людей и многих других жизненных форм, гуманоиды состряпали вирус и первых монстров, укусы которых распространили заразу по всей планете. Вот такой вот расклад.

Сидевший рядом с майором, словно каменное изваяние, Володя Грин, наконец, пошевелился. Посмотрел сначала на Михалыча, потом совсем недоверчиво на бандита, однако говорить ничего не стал, лишь хмыкнул, потирая рыжие усы и бороду.

– Что ж, рассказанное тобою многое объясняет. А бальзам на душу, конечно, то, что у них нет профессиональной армии, это просто превосходно! – майор от радости хлопнул в ладоши. – Смысла тебе врать я не вижу. – Он прищурился, вглядываясь в глаза бандита.

– А какой мне в этом прок? – вопросом ответил бывший десятник. – Я рассказал вам все, что сам знал, и надеюсь, это хоть как-то поможет в борьбе с тварями!

– Не заводись, Сивый, я тебя понял, мужик ты серьезный, а с расспросами, как я и обещал, лезть не буду. Сам расскажешь, коль посчитаешь нужным.

– Тогда ближе к делу, ты говоришь, дальнейший план действий, я предоставляю оружие, причем то, что имеется у нас сейчас, это лишь малая часть арсенала, коим мы располагаем, – решительно предложил Сивый. – Не люблю тянуть кота за яйца, майор, так что извиняй, если что не так!

– Эта черта характера свойственна и мне, так что сработаемся! – бодро произнес Звягин, и добавил голосом, где командирские нотки проявились сполна. – Алексей, установи связь с кем только сможешь, у нас есть, что им рассказать! Ну, а с вами, новобранцы, у нас еще есть о чем поболтать. До ужина, на котором мы вас и познакомим со всеми членами общины, еще целый час.

Слово «группировка» Звягину Петру Михайловичу, отставному офицеру, не нравилось еще со времен первой Чеченской, куда он попал, будучи лейтенантом. Бригада – ну это уж совсем по-бандитски, что тоже не приветствовалось майором, с законом он дружил, несмотря на непростую жизнь, и старался не нарушать, даже по мелочам. А когда дело дошло до формирования из выживших людей группы, то она стала называться просто – община, с броским и символичным названием – «Возрождение».

Несмотря на то, что сам Петр Михайлович был человеком, про которого обычно говорят – солдафон, распорядок дня в общине он сделал не «казарменным», а более демократичным и свободным. Однако, что касалось завтрака, обеда и ужина, то тут было все строго по часам. И дело не в армейской привычке, просто продуктов в разрушенном городе осталось мало, и найти их с каждым днем было все сложней.

Ужин собрал всех членов общины в одном из больших павильонов, где раньше продавалась одежда, о чем свидетельствовали красочные рекламы на стенах и металлопластиковых перегородках. Столовая, куда стащились все найденные на этажах столы и стулья, была одной из самых светлых зон убежища. Белый мягкий свет от пяти плафонов и запах готовящейся пищи создавали хоть какой-то уют, и находиться здесь было очень приятно. Промышленный дизельный генератор, что раньше стоял в главной больнице города, питал электричеством обжитые людьми части здания. Однако столовая в этом плане преуспела больше всех.

Когда новобранцы во главе со Звягиным прибыли в столовую, вся община была уже в сборе. Люди как по команде поднялись из-за столов, разговоры смолкли.

– Приветствую всех, – громко произнес майор. – Прошу любить и жаловать, наше пополнение! – он сделал жест рукой в сторону друзей и бандита и стал перечислять с уместной долей иронии. – Этот брутальный мужчина просил его называть просто Сивый, что ж, его право, хозяин-барин, как говорится. Что касается пареньков, то тут особых пожеланий не было, его звать Денис, можно Лёс, а его друга – Пашка, ну, или Клим. Эти ребята уже успели зарекомендовать себя с хорошей стороны, что, конечно же, поощряется!

На вошедших с интересом смотрели больше сотни глаз, наверное, ища знакомые черты, надеясь отыскать соседа, родственника, коллегу по работе, одноклассника, что потерялся в городе, но каким-то чудом выжил и нашел убежище.

Лёс с замиранием сердца скользил взглядом по женщинам и девушкам, что занимали столы рядом с детьми. Но той, которую он так надеялся здесь найти, не было. Лишь стоявшие рядом друг с другом анархисты Серж и Макс, не сразу узнав друзей, едва кивнули парням, здороваясь. Авторитет Михалыча говорил сам за себя, даже обкуренные разгильдяи вели себя смирно.

– Эльмира, Ирина, двойной паек новеньким! – От произнесенного имени Денис едва не упал, чувствуя, как ком подступил к горлу, и стало тяжело дышать. Только сейчас парень обратил внимание на небольшое окошечко в стене, что отделяло кухню от столовой. А там, зажав рот двумя ладонями, с заплаканными глазами стояла его Эльмира, бледная и похудевшая, но такая красивая. – Эти парни это заслужили!


Во мраке завода | Кровавая жара | «А кто победит – они или мы?»