home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Длинное черное вечернее платье мерцало и вилось вокруг ее щиколоток, когда Джейн решительной походкой проходила по залу ресторана, не обращая внимания на любопытные взгляды, которыми ее провожали те, кто узнавал.

Она видела Райана в тесной группке людей в центре зала. Меньше чем двадцать четыре часа назад он содрогался от наслаждения в объятиях Джейн и шутливо предлагал ей руку и сердце. Сейчас перед ней был другой Райан Блэр — светский лев и бизнесмен, общающийся с богачами и знаменитостями, пьющий шампанское и заключающий сделки.

Значит, она для него — безнадежная утрата?

Сейчас она ему покажет, что такое смелость!

Она понимала, что это будет нелегко. Мягко говоря, навстречу ей он не пойдет. Он рассержен и оскорблен, и у него был целый день на раздумье. Она нанесла тягчайшее оскорбление его чести, гордости и мужскому самолюбию.

Не только Пегги испытала потрясение, когда узнала, что ночью Райан уехал обратно в Окленд. Он оставил короткую записку матери и сестре и запечатанный конверт для Карла. Никакого сообщения для Джейн — что само по себе уже было сообщением.

— Что произошло? — напрямик спросила ее Пегги.

Джейн, глаза которой покраснели от слез, все еще не могла сама в это поверить.

— Он просил меня стать его женой.

— А вы ему отказали, — вздохнула Пегги.

— Да. — У нее был такой трагический вид, что Пегги чуть не улыбнулась.

— Почему?

Джейн растерянно заморгала, пытаясь вспомнить хоть какую-нибудь причину из тех, что накануне казались ей такими важными.

— Не знаю, — медленно проговорила она, начиная приходить в ужас от собственной глупости. — Он застал меня врасплох… Наверное, я просто не могла поверить, что заслужила такое счастье…

Кто-то подошел и прошептал что-то Райану на ухо, и тот поднял голову. Яркая вспышка чувства мгновенно мелькнула у него на лице, когда он увидел Джейн, но потом он следил за ее приближением полуприкрыв глаза и с ничего не выражающим лицом.

— Привет, Райан, — сказала она с хрипотцой в голосе, остановившись перед ним, радуясь тому, что он не видит, как дрожат ее колени под длинным черным платьем, которое, как она надеялась, он узнал — ее боевой наряд!

Она любит его. Она сможет сделать это! Она ослепительно улыбнулась, стоя перед своим возлюбленным, который был зверски красив в вечернем белом смокинге и черном галстуке. Разряды сексуального электричества наполнили потрескиванием пространство между ними, когда они скрестили взгляды, словно шпаги.

Он склонил свою темноволосую голову в пародии на вежливость, которая так хорошо ему удавалась.

— Мисс Шервуд. Опять проникли без пригласительного билета?

— Нет, что вы, на этот раз мне удалось получить приглашение. — Она помахала билетом, который по просьбе Пегги раздобыл Карл.

Карл же и захватил Джейн с собой в Окленд, где он, по оставленному ему распоряжению Райана, должен был вечером присутствовать на важном обеде, который устраивали для привлечения средств. Как только Джейн узнала, что обед состоится в том же ресторане, где она нанесла свой удар по «Спектрум девелопментс», она сразу в точности поняла, в чем состоит веление судьбы. Ей оставалось лишь надеяться, что ее смелый жест не обернется на этот раз против нее самой!

Поэтому она заняла у Пегги некоторую сумму, хотя и не была уверена, что сможет вернуть ей долг, и попросила Карла высадить ее у отеля, где должен был состояться обед. Сняла там номер и позвонила доктору Фрею, ловко использовав влияние Райана, чтобы срочно попасть на прием, в ходе которого доктор уменьшил повязку на сломанной руке и обрадовал ее сообщением, что ожог можно больше не бинтовать. Потом она провела два часа в косметическом кабинете, где прошла полный курс процедур, и еще час у парикмахера. Она даже купила новые туфли на высоком каблуке, но черное платье было то же самое — ее талисман.

Она вновь была во всеоружии, чтобы убить — или быть убитой…

— Так ты получила деньги по моему чеку? А может быть, приобрела себе другого богатого покровителя? — Язвительная интонация Райана привлекла внимание всех находящихся поблизости, кто еще не понял, что здесь произошла встреча, чреватая скандалом.

— Возможно, у меня еще остались влиятельные друзья, — легко парировала она, не желая навлекать неприятности на голову Карла.

— Лишь бы ты не рассчитывала на то, что я буду в их числе, — сказал он, поднося ко рту бокал с шампанским.

Она не дрогнула от его деланного безразличия.

— Нет, — почти шепотом сказала она. — Я рассчитываю на то, что ты будешь моим мужем.

Его рука дрогнула, и немного шампанского выплеснулось из бокала ему на белый шелковый лацкан. Он смахнул брызги, не сводя глаз с лица Джейн.

— Что ты сказала? — переспросил он.

— Я пришла просить тебя взять меня замуж, — решительно произнесла она.

Темные брови Райана приподнялись.

— Извини, повтори еще раз, пожалуйста. Я не совсем расслышал, что ты сказала, — протянул он, многозначительно глядя на любопытные лица окружающих.

О Господи! Джейн вскинула подбородок, и ее твердый и ясный голос перекрыл царивший вокруг гул голосов.

— Я спросила: ты женишься на мне, Райан?

Разговоры затихли, новые головы повернулись в их сторону. Райан не торопясь сделал еще глоток шампанского, думая над ответом.

— А в чем дело? Что, ты беременна? — резко спросил он, и среди ближайших зрителей пронесся ветерок скандального интереса.

От обиды щеки Джейн залил румянец. Ни в одном из возможных сценариев, которые она мысленно прорепетировала, он не задавал ей такого вопроса!

— Разумеется, нет, — выдавила она сквозь зубы.

Он окинул насмешливым взглядом ее талию, потом наклонился вперед и понизил голос почти до шепота, чтобы его услышала только она:

— Это не исключено, потому что я прошлой ночью не предохранялся…

В ней закипала злость от сознания того, что он играет с ней в кошки-мышки. Она демонстрирует ему свое доверие, а он развлекается за ее счет.

— Но я-то еще не могу этого знать! — яростно прошипела она.

Он выпрямился, вновь играя на публику.

— Итак, Джейн, скажи мне, почему я должен на тебе жениться?

— Потому что я люблю тебя, — громко заявила она, словно бросая вызов. Она принесла ему свой дар, и если он пожелает отвергнуть его, что ж, тем хуже для него. Но она верила, что он любит ее, должна была верить!

— Что-что? — Он приложил к уху ладонь, а его синие глаза сверкали насмешкой. — Что ты сказала?

— Я сказала, что люблю тебя! — Она вскинула руки жестом полной покорности судьбе, подняла лицо к потолку ресторана и прокричала: — Я люблю тебя! Люблю! — Потом метнула на него яростный взгляд. — Теперь ты доволен?

— Пока нет, но дело идет к этому. — Он отпил еще шампанского, откровенно забавляясь.

Красный туман застлал ей глаза. С нее довольно. Выхватив у него из руки бокал, она швырнула его на пол, не обращая внимания на испуганные возгласы.

— Простого «да» или «нет» будет достаточно, Райан, и тогда мы оба сможем жить дальше! — взорвалась она. — Итак, женишься ты на мне или нет?

— А можно мне подумать?

— Нет!

Он со скучающим видом пожал плечами.

— Ну, тогда мне лучше, наверно, сказать «да», поскольку я люблю тебя без памяти.

Она не сразу отделила смысл слов от интонации и выражения его лица. У нее подогнулись колени. Райан засмеялся.

В ней закипели любовь и ярость.

— Ах ты!..

Она хотела достать его свингом, но он ушел из-под удара, схватил ее в охапку, оторвал от пола, повернул лицом к себе и страстно поцеловал. Потом, все еще смеясь, пронес ее через зал с такой легкостью, которая заставляла расступающуюся толпу предположить, что ее роскошное тело весит не больше перышка. Сверкали вспышки фотоаппаратов, и Джейн обняла Райана за шею, смирившись со своей новой известностью.

— У меня здесь есть номер, — прошептала она ему на ухо, когда они приблизились к стеклянной двери, ведущей в фойе отеля. Ее страшно позабавило удивленное выражение его лица. — В план «Б» входило заманить тебя туда и соблазнить, если ты окажешься несговорчивым, — призналась она со сладострастной улыбкой.

Он широко улыбнулся, его лицо озарилось вдруг теплым светом, и Джейн впервые заметила в нем сходство с матерью.

— И я оказался, верно? Так что план «Б» вступает в действие!

Он кивнул человеку, открывшему перед ними дверь.

— Спасибо, Карл, напомни мне, что тебе полагается премия…

Когда они проходили в дверь, Карл лукаво подмигнул Джейн, и она все поняла.

— Так ты знал, что я появлюсь здесь сегодня вечером!..

— Ну а как бы иначе Карл достал билет? — насмешливо спросил он. — В день приема это практически невозможно.

Недаром ей показалось удивительным, что его консультант был так услужлив и столь охотно делился с ней информацией, хотя работа требовала от него максимальной сдержанности и осмотрительности! Ее брови сдвинулись.

— Значит, все было подстроено? Это было испытание?..

Он покачал головой, пронес ее через фойе, чем немало позабавил персонал отеля, и вошел в ожидающий лифт. Там он поставил ее на пол и обнял за талию, а она нажала кнопку своего этажа.

— Скажем так: это было окошко, которое я оставил приоткрытым на всякий случай. Я был зол, когда уехал из Пихи, и не мог думать нормально, но знал — между нами еще ничего не кончено, что бы я ни наговорил. Я старался не торопиться с ухаживанием… — Он скривил губы, услышав, как она задохнулась, не веря своим ушам. — Да, я знаю, тебе могло показаться, что это не так. Но мне казалось, что я очень терпелив, учитывая, как сильно я хотел тебя. Из-за вмешательства мамы я начал чувствовать страшную тоску, а прошлой ночью нам с тобой было так хорошо, что я просто выпалил это как идиот. Я забыл, что тебя может пугать сама мысль о том, чтобы выйти замуж за мужчину с властными замашками, и что я подкидываю тебе совершенно новую идею, с которой надо еще освоиться…

— Нет, дело не в этом… — Она подумала, не подождать ли, пока они не окажутся у нее в комнате, но поскольку в лифте они были одни, то откладывать не было причины. — Я так глупо реагировала именно потому, что эта мысль… эта мысль… потому, что я не позволяла себе даже мечтать об этом… очень долго… с тех пор как Эва…

— Я знаю, что ты ее любила… — Райан попробовал перебить ее, и она быстро закрыла ему рот ладошкой.

— Пожалуйста, дай мне закончить — тебе следует это знать. Я нарушаю доверительность, но хочу, чтобы ты знал — твоим доверием я дорожу намного больше…

Он взял закрывавшую ему рот руку и поцеловал ее, и Джейн решилась продолжать:

— Эва пришла ко мне накануне вашей свадьбы. Она была в жутком состоянии, говорила, что они с Конрадом полюбили друг друга и что она не может выйти за тебя… но боится того, что сделаете вы — ты и твоя семья, — если она попытается отказаться в последнюю минуту. Она была буквально в истерике. Умоляла меня помочь…

— И ты согласилась, — догадался он, кладя ладонь на ее пылающую щеку и большим пальцем гладя ее губы. — Верная подруга Джейн… Дорого же тебе пришлось заплатить за эту дружбу. Если ты веришь кому-то, то полностью и навсегда, не так ли? — Он сказал это с чрезвычайно довольным видом.

— Похоже, ты не очень удивлен, — пробормотала она, когда ее ужасное откровение не вызвало в нем той ярости, какой она ожидала.

— Не очень… Между мной и Эвой не было ничего похожего на ту волшебную искру, которая мгновенно проскочила между мной и тобой. — Сузив глаза, он окинул взглядом ее тело, и ее кровь ускорила свой бег по жилам. — Думаю, я был влюблен скорее в идеальную Эву, чем в реальную женщину… Мои чувства к ней были одномерными, тогда как с тобой… — Он вдруг понизил голос. — С тобой я испытываю всю гамму чувств. Мне было больнее видеть, как ты смеешься с Карлом, чем думать, что Эва спит с кем-то другим. — Он покачал головой. — Чем больше я тебя узнаю, тем больше сомневаюсь, правильно ли я понял то, что случилось. Эва так поспешно вышла замуж после разрыва со мной… Она что, забеременела?

— Нет, но мне сказала, что беременна, чтобы уговорить меня помочь ей.

— Что? — На этот раз реакция оказалась достаточно возмущенной. Двери лифта открылись, Райан быстро довел Джейн до комнаты, пинком захлопнул дверь и переспросил: — Она что сделала?

— Она была в отчаянии. — Джейн великодушно оправдывала подругу, тем более что и сама совсем недавно прибегала к отчаянным мерам. — Потом она говорила мне, что ужасно боялась, как бы я не отказалась ей помочь, поэтому и наврала мне, будто беременна, чтобы вызвать у меня больше сочувствия… так и получилось…

— Значит, она шантажировала тебя, чтобы переложить на тебя ответственность за ее поступки…

— Да нет же! В этом-то весь и ужас! — Если бы Джейн могла, то стиснула бы руки. — Идея была вовсе не ее, а моя! Это я придумала устроить жуткую сцену во время церемонии, чтобы дать Эве право отменить свадьбу. Потому что втайне я обрадовалась, когда она пришла ко мне, умоляя расстроить свадьбу. Я хотела расстроить ее — не ради Эвы, а ради себя, из собственных побуждений, потому что не хотела, чтобы ты женился на ней… Я хотела, чтобы ты женился на мне.

Она резко отвернулась, боясь взглянуть на Райана.

— Так что видишь, ты был абсолютно прав, когда говорил, что я спятила от зависти. Но я завидовала не тому, что у Эвы есть кто-то, кто ее любит, а тому, что этот кто-то — ты.

Ее синие глаза были полны стыда и горя от воспоминаний об этом; она беспокойно расхаживала взад и вперед по комнате.

— Я была влюблена в тебя, а Эва — нет, и я злилась, что ты этого не видишь и все равно хочешь ее, и я злилась, что из-за тебя чувствую себя подлой, что не могу избавиться от своего влечения к тебе. Я чувствовала себя так паршиво, что мне стало казаться, будто я должна взять на себя ответственность за то, что она не станет твоей женой, потому что я желала, чтобы так случилось, и что если ты будешь презирать меня, то это избавит меня от ужасного искушения — попытаться добиться твоей любви. О, сейчас все это звучит просто нелепо, но тогда в этом был для меня весь смысл!

— Здесь нет ничего нелепого… все это в природе человека, — сказал Райан, поймав ее и силой усадив рядом с собой на кровать. — Мы возбуждаем друг в друге настолько сильные чувства, что боимся, как бы не оказаться полностью в их власти. А из всех страстей человеческих страх больше всего притупляет ум. Не одна ты тогда была в смятении чувств, дорогая. Даже стоя у алтаря, в полном потрясении, я ощутил дрожь облегчения оттого, что кто-то удерживает меня от рокового шага — женитьбы на женщине, которую я уважал куда больше, чем желал. Я пытался утопить это чувство в бешенстве и отрицании, но мне не удавалось отделаться от ощущения, что я предаю себя. Однако странность была в том, что меня больше задела твоя ложь, чем дезертирство Эвы. Когда ты сказала, что мы с тобой любовники, ты как бы выразила в поступке самые мои сокровенные мысли. И даже когда я снова встретил тебя, вернувшись из Австралии, особую сладость мести придавало то, что я заставлял тебя расплачиваться за грех своего желания, пока не обнаружил, что в любви к тебе больше наслаждения, чем в мести…

— Ну, мы с тобой — два сапога пара, — сказала Джейн, обнимая его. — Ты знаешь, я даже радовалась твоей мести, потому что это означало, что ты меня не забыл, что я живу у тебя в мыслях…

— Да, ты жила у меня в мыслях, уж это точно, — сказал он, целуя ее в лоб. — Все время… А поскольку из мыслей рождаются дела, я не мог оставить тебя в покое… не могу оставить тебя в покое, — поправился он, и его руки отправились бродить по восхитительным изгибам ее тела. — Так что готовься к такой вот жизни…

Джейн засмеялась, а он повалил ее на постель и стал целовать, пока у нее не перехватило дыхание. Более счастливой судьбы она не могла себе и представить!


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ | Любовница жениха |