home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая. Охота на вампиров.



   Салли, замирая от восторга, гладила Федосея. Тот щурился от удовольствия, впрочем, не забывая угощаться пирожными, принесенными девочкой. На столе, кроме пирожных, было ещё и сладкое печенье, принесенное Хризонтэль. Она сидела от богла с другой стороны и тоже его гладила. Это было не простое вечерние чаепитие, это был день знакомства. Листик сдержала своё слово - познакомила Салли и Хризонтэль с Федосеем, накануне спросив у него разрешения. Листик забрала Салли из дворца, предварительно переправив туда Шиграну, устроив вечер знакомств и свидание влюблённым одновременно. Сама Листик сидела на подоконнике рядом с Листариниэль. Эльфийка тихонько рассказывала рыжей девочке о своей стране и событиях, там произошедших. То, что случилось до отъезда Листы на учёбу, она помнила, а то, что произошло позже, рассказывала, ссылаясь на весточки, получаемые из дому. Но последние два месяца никаких вестей не было, и это очень беспокоило девушку. Листик очень внимательно слушала, но при этом время от времени неподвижно замирала, словно выпадала из реальности.

   Внезапно Листариниэль напряглась, Хризонтэль и Салли тоже забеспокоились, а задрожавший Федосей, пискнув "Вайнир", спрятался, шагнув прямо в стену. Листик, с любопытством наблюдавшая за девушками, поинтересовалась:

   - А что вы чувствуете?

   Если Салли промолчала, растерянно хлопая ресницами и словно прислушиваясь к чему-то внутри себя, то обе эльфийки, почти одновременно сказали:

   - Ярость! Желание убить этого гада!

   - Ага, - удовлетворённо кивнула Листик и спросила у Салли: - А ты? У тебя такого желания не появилось? Что ты чувствуешь?

   - Это вампир, он нас зовёт, он хочет, чтоб мы открыли окно! - ответила девочка и, покачав головой, решительно сказала: - Но я не хочу его сюда пускать! А если он всё-таки попытается сюда проникнуть, то... - Салли сжала губы и грозно нахмурила брови.

   - Ага, - снова кивнула Листик и на мгновенье снова замерла, потом согласно наклонила голову, - так оно и есть. Это зов вампира, попавший хоть раз под такой зов, в смысле ему подчинившийся, не сможет избавиться от зависимости и рано или поздно попадёт в лапы или в зубы вампиру.

   - Это что же? Этот упырь до нас доберётся?! Но ты же его убила! Упокоила! - воскликнула Хризонтэль, а Листариниэль, молча, смотрела на свою рыжую подругу.

   - Ага, теперь вы всегда будете чувствовать зов вампиров, не только этого, любого. А этот очень старый упырь, тот, которого я упокоила, был его "птенцом", поэтому вы должны были сразу подчиниться "зову" его "родителя" и открыть окно, - ответила или скорее пояснила Листик, но видя недоумение своих подруг, улыбаясь, продолжила: - Так что "зов" вы будете чувствовать всегда, но вот подчиняться... У вас же нет такого желания?

   - У меня есть желание его убить! Упокоить с особой жестокостью! - выкрикнула Хризонтэль.

   - Это моя вина, - покаянно произнесла Листик и пояснила: - В том, что ты его чувствуешь. А не в том, что ты хочешь его жестоко убивать. Я могла бы тебя и Листу избавить от последствий "зова" того упыря, но решила этого не делать. Вы бы снова стали беззащитны перед вурдалаками любого типа, а так вы чувствуете, что вас "зовут", но ваша реакция совсем не та, на которую рассчитывает вампир.

   - Так что же нам теперь делать? - спросила Листариниэль, она совсем не испугалась. Эльфийка требовательно смотрела на Листика, ожидая, что та скажет, что же делать дальше. А та смотрела на Салли, словно ответ должна была дать именно она, и девочка не разочаровала, видно уже что-то решив, очень деловито предложила:

   - А давайте его сюда заманим и упокоим!

   - А как? - с улыбкой поинтересовалась Листик.

   - Откроем окно, не совсем, а так чтоб он только до половины смог всунуться. Я знаю, вампир очень силён, и мы окно не удержим, он его легко распахнёт. Но вы же магини, вы будете держать окно не руками, а своей силой...

   - Ну всунется этот старый кровосос и дальше что? Так и будем его держать? - спросила Хризонтэль, видно ей очень не хотелось снова сталкиваться с вампиром.

   - Но ты же хотела его убить, то есть -- упокоить! - Салли повысила голос. - Вот вы его будете держать, а я ударю!

   Девочка достала из сумки, в которой принесла пирожные, кинжал, очень странный кинжал. Его лезвие, отливавшее серебряным блеском, имело прорезь по центру, эту прорезь заполняла какая-то масса, очень похожая на дерево. Листик, увидев этот кинжал, удовлетворённо кивнула и произнесла:

   - О великая охотница на вампиров, откуда это у тебя?

   - Это мне сотник Усим принёс, я его попросила, тихонько попросила, чтоб никто не слышал.

   - Салли, а откуда ты знала что надо просить? И почему ты попросила именно этого сотника? - поинтересовалась Листик.

   - Не знаю, что-то мне подсказало, что мне надо именно кристлэн и только сотник Усим мне его даст.

   - Что-то подсказало? Именно кинжал охотников на вампиров? И откуда ты знаешь его название? - Подняла бровь Листик, имитируя удивление, хотя она совсем не была удивлена. А вот эльфийки очень удивились, их изумление вызвал этот странный кинжал. Салли пожала плечами, показывая, что и сама не ведает, откуда у неё такие знания. А Листик пояснила:

   - Это кинжал охотников на вампиров, называется -- кристлэн. Вы такого кинжала не видели, потому что ими пользуются охотники мира Гелла. Видите, он посеребрён, не серебряный, а как бы покрытый слоем самородного серебра, оно смертельно для вампиров. Внутри специального желоба -- осиновый вкладыш, осина тоже смертельна для вампира, ну, вы это и сами знаете, если таким кинжалом ударить вампира в сердце, он сразу умрёт, в смысле упокоится. А если не в сердце, скажем, в руку, то рука у него отсохнет. Понятно?

   - А почему не серебряный целиком? Из самородного серебра был бы очень дорогой? Да? - полюбопытствовала Листариниэль.

   - А почему, если по рукам вампиру дать, они у него сразу отвалятся, в смысле - отсохнут? - подняв на вытянутой руке кинжал и слегка поворачивая его, словно для того чтоб девушкам было лучше видно, спросила Салли. Листик, улыбаясь, ответила на вопросы:

   - Не-а, из чистого серебра кинжал был бы дешевле, но оно мягкое, поэтому оружие из него получится очень плохое. А здесь - сложный сплав мифрила и серебра. Внутри мифрил, а чем ближе к поверхности, тем больше серебра. Изготовить такой кинжал очень трудно, надо быть настоящим мастером, кроме того, такие кинжалы ещё являются магическими амулетами, вот поэтому кристлэн и имеет такое поражающее действие.

   - Листик, но зачем такие сложности? Осиновый кол в сердце и всё... Нет вампира!

   - Видишь ли, Листа, вампиры очень хитрые создания, они прекрасно знают, как их можно упокоить. Поэтому их сердце надёжно защищено, обычно это кольчуга, причём зачарованная. Обычным колом её не пробить, а вот таким кинжалом -- запросто. А почему зачарованная? Так вампир же меняется когда нападает, вот кольчуга тоже меняется, немного, чуть-чуть, обычная просто порвалась бы. Там такие вставки, они растягиваются, получается, что кольчуга тоже кое-где растягивается, но сердце всё равно остаётся защищённым. Но даже зачарованная кольчуга не прикрывает полностью вампира в боевой или охотничьей трансформации. Вот кристлэном и можно сначала дать кровососу по рукам, а потом и в сердце ударить. Такой кинжал пробьёт любую кольчугу.

   - А почему не меч? - продолжила задавать вопросы Листариниэль. - Ведь мечом же удобнее!

   - Я же сказала, вампиры -- хитрые, и даже умные, твари, с мечом он просто не подпустит к себе никого, убежит, вернее, улетит! Ну и такой меч будет очень дорогим, да и сделать его очень трудно.

   - Листик, ты так много знаешь про вампиров и про то, как на них охотиться! Отчего же ты задавала такие глупые вопросы там, в "Чёрном коте"? - спросила Хризонтэль, с подозрением глядя на подругу. Листик вздохнула и покаянно развела руками:

   - Чтоб вас отвлечь, понимаешь, я знала о той охоте. Инспектор Валтани неспроста к нам подошёл, он же предупреждал -- чтоб мы не совались в парк, там была устроена засада на вампира и приманки были приготовлены, я потому и предложила привязать вас к столбу, чтоб вы... Ну, не испугались, но решили бы обойти парк, но Шиграна с оборотнями пошли напрямик. Тогда я... - Листик хотела сказать -- прикрыла свою ауру и притворилась человеческой девушкой, чтоб приманить вампира на себя. Но решив не посвящать подруг в это своё умение -- менять рисунок своей ауры, Листик продолжила: - Я хотела, чтоб вампир на меня направил свой зов, но вы ему показались вкуснее.

   - Ты знала о той облаве, - обвиняюще сказала Хризонтэль, - почему нам не сказала?

   Листик вздохнула:

   - Да я знала... Ну а вы, если бы знали, вы бы что, так просто ушли бы, да? Вы бы все, особенно оборотни, туда сами полезли вампира ловить! Или просто посмотреть, как ловят! Разве не так? Это потом, когда почувствовали зов и увидели его последствия - испугались. Впрочем, вы и испугаться не успели, вы же сразу под зов попали!

   Эльфийки хотели было возмутиться, но вынуждены были признать, что Листик права. Если бы им сказали, что там облава на вампира, то они обязательно захотели бы посмотреть. А потом обе девушки поёжились, вспоминая свои ощущения, когда на них начал действовать зов - чувство бессилия и обречённости, словно их телом не они, а кто-то другой управляет. А рыжая девочка пояснила, что она хотела тихонько уйти из их компании и присоединиться к облаве, но не решилась оставить подруг одних, когда те пошли через парк. Она тоже должна была быть среди тех, кто намеревался ловить упыря. После того как Листик поймала и упокоила вампира, девушки ничуть не сомневались, что так оно и должно было быть. Листик умолчала, что по их с Усимтом плану, она должна была незаметно пробраться в парк, неожиданно напасть на вампира и вынудить его позвать на помощь своё гнездо. Вампиры очень дорожат своей жизнью, и если есть хоть малейшая возможность спастись, даже ценой жизни всех своих птенцов, то они пожертвуют своим гнездом не раздумывая.

   И Листик, и Усимт были уверены, что операция без участия рыжего дракончика обречена на провал, захватить птенцов вампира не удастся, несмотря на то что несколько десятков торилионских магов были в засаде в том парке. А вот если бы Листик им помогла, но сделала это не высовываясь, так чтоб её участие не было заметно, операция прошла бы успешно. Но всего этого Листик своим подругам не сказала. Тем более что версия событий, изложенная ею эльфийкам, и так была очень правдоподобна.

   - Так будем упокаивать этого кровососа? Или пусть бьётся всю ночь о стекло? - спросила Салли.

   - Можем оставить так как есть, стекло ему не пробить, оно зачарованно, - кивнула Листик, - но тогда он нам спать не даст. Делаем так, как предложила Салли - открываем окно, вы его держите или делаете вид, что держите. Почему? А не удержите! Держать буду я. А ты, Салли, не бей его в сердце, бей по рукам, в сердце всё равно не попадёшь.

   - Попаду! - набычилась девочка.

   - А не попадёшь! - усмехнулась Листик. - Руки у него длинные и с когтями, он тебя не подпустит, так что по рукам бить всё равно придётся. Поняла? Вот так и делай - ударила и отскочила, а потом сделай зверское выражение лица...

   Листик закатила глаза и надула щёки, эльфийки захихикали.

   - Ли, у тебя не зверское выражение, а скорее такой вид, будто ты чего-то объелась! - засмеялась Листариниэль, Листик пояснила:

   - Как раз самое зверское, этот кровосос будет думать, что я объелась именно вампирами.

   Хризонтэль спросила у Листика:

   - Так кто будет нападать? Ты или Салли? Вряд ли вампир подумает, что Салли объелась упырями...

   - Да, жалко, такой психологический эффект пропадает, - вздохнула рыжая девочка, ещё раз вздохнув добавила: - Ладно, действуем без внешнего устрашения. Хотя нам как раз и надо этого вампира напугать, Салли, не упокаивать, а только напугать!

   Глянув на расстроенную Салли, у девочки был очень несчастный вид, Листик засмеялась:

   - Ну не дуйся! Будут тебе трофеи с твоей первой охоты.

   Продолжая улыбаться, рыжая девочка повернулась к окну, окно распахнулось, и торжествующий вампир попытался влететь в комнату. Влетев до половины, он будто застрял в окне, как бы попав во что-то очень липкое и вязкое, подобно мухе, угодившей в кисель. Оскалившись, вампир хоть и медленно, но продолжал двигаться вперёд, Листик, всё-таки надув щёки, шагнула к нему и без замаха ударила. Ударила ребром ладони. Зубы вампира посыпались на пол.

   - Вот, трофеи! Если вампира упокаивать с зубами, то зубы тоже рассыплются в прах. А так останутся, почему это происходит? Науке неизвестно, но сам факт вполне достоверный, многократно проверенный на практике, - пояснила свои действия Листик. Салли, подражая Листику, тоже надула щёки, чем вызвала страх у окончательно зависшего вампира, достала кинжал и шагнула вперёд. Напугала не надутыми щеками, а кинжалом. Вампир видно понял, что в руках у девочки, и тоненько завыл, защищаясь, он вытянул вперёд свои лапы с увеличившимися когтями. Салли быстро и ловко ударила кинжалом по обеим лапам кровососа. Они почернели и, превратившись в труху, рассыпались.

   - Вот, частичное упокоение, если это так можно назвать, - прокомментировала действия Салли Листик. Салли замахнулась, словно намереваясь окончательно упокоить вампира, ударив того в сердце. Визг вампира достиг такой высокой ноты, что перестал быть слышимым, но о том, что упырь визжит, было понятно из зазвеневших стаканов на столе. Листик остановила свою азартно размахивающую кристлэном подругу:

   - Эй, больше его бить не надо, он нам нужен живым, он как раз зовёт своих птенцов, так что пусть визжит. Хотя... пугни-ка его.

   Салли, ещё больше надув щёки, замахала кристлэном перед носом вампира, чем вызвала новый беззвучный вопль упыря, о его силе можно было судить по двум лопнувшим на столе стаканам. Листик хлопнула в ладоши, и вампир, окутавшись белым облаком, превратился в ледышку. Рыжая девочка дунула и упырь упал вниз.

   - Самое главное не перестараться с замораживанием, а то он от удара об землю разобьётся как стекло, - пояснила Листик и, выглянув в окно, сообщила: - Летят!

   - Кто летит? - не поняла Хризонтэль.

   - Вампиры летят, - удовлетворёно кивнула Листик, - этот кровосос позвал на помощь. Салли, можешь гордиться, хоть ты его и не упокоила, но напугала изрядно.

   - Сюда летят? - Хризонтэль не то чтобы испугалась, но всё же... - Она отодвинулась подальше от окна и с опаской спросила: - А много их летит? Неужели этот старый упырь поднял всё гнездо? Если он такой старый, как ты сказала, то и гнездо у него не маленькое!

   - Ага, - согласилась Листик, - немаленькое и все они летят сюда.

   - Ага! Пусть летят! Всех упокоим! - Салли воинственно взмахнула кристлэном, глянув на улыбающуюся Листика, немного сбавила тон: - Ну, заморозим. Листик, но они же потом размёрзнутся и снова...

   - Не-а, - ответила рыжая девочка, - никакого "снова" для них не будет. Их там, внизу, подберут и разморозят, но уже в лаборатории, той закрытой, что находится в подвале.

   - А кто их подбирать будет? - задала вопрос молчавшая до сих пор Листариниэль.

   - Сиашеис, - ответила улыбающаяся Листик и отвернулась к окну, там показался первый упырь из более чем сотни, следовавших за ним.

   - Ого! Сколько их! - воскликнула Салли, в голосе девочки совсем не было страха, только искреннее удивление.

   - Ага, - кивнула Листик, щёлкнув пальцами, и первый вампир упал замороженный. Видно, рыжая девочка решила, что хлопать в ладоши слишком долго, а может, что для этих кровососов и простых щелчков хватит. Листик, вытянув вперёд обе руки, защёлкала всеми пальцами, как это у неё получалось, было непонятно. Возможно она щёлкала каждым пальцем отдельно, а возможно, это был звуковой эффект от её заклинания. Салли тоже защёлкала, подражая своей подруге, но её щелчки были просто щелчками. Она щёлкала просто так -- за компанию. А Листик сочла нужным объяснить свои действия:

   - Щелчки помогают считать, сколько их там прилетело. Судя по всему, этот вампирюга позвал всех своих птенцов. А поскольку он очень старый, то и у его птенцов уже есть гнёзда, поэтому их так много налетело.

   - Ага, - согласилась Салли и, не переставая щёлкать, спросила: - Их всех змеелюды заберут? Да? А зачем?

   - Для изучения и для опытов, - пояснила Листик.

   - Ага, - кивнула Салли, - чем больше подопытных экземпляров, тем вернее результаты исследования, обширный статистический материал способствует максимальной достоверности выборки!

   - Салли, откуда ты это знаешь? Такие мудрёные выражения? - удивилась Листариниэль. Девочка, не переставая щёлкать, ответила:

   - А вы что думали? Если я не учусь в вашем институте, то вообще образования не получаю? Может у меня оно более систематическое, чем у вас! У меня нет способностей к магии, поэтому пробелы в знаниях приходится заполнять другими науками, не менее важными, чем магия! Вот!

   Эльфийки с уважением посмотрели на Салли, а Листик, засмеявшись, сказала:

   - Салли, хватит щёлкать, вампиры кончились!

   Салли, увлёкшись, этого не заметила. А Листик, сбросив свои туфельки и сняв носочки, пояснила свои действия:

   - Это чтоб не порвались, мне надо отлучиться, но это ненадолго, а вы можете дальше чай пить или об умных вещах побеседовать. Эй, Федосей, выходи! Вампиров больше нет! Хватит прятаться!

   Богл, осторожно выглянув прямо из стены, стараясь выглядеть как можно более солидно, произнёс:

   - А я и не прятался, я надёжность стен контролировал, смотрел, не прорвутся ли где вайниры...

   - А если бы прорвались? - усмехнулась Листик.

   - Я бы их... Ух... - ответил Федосей, показывая своими маленькими лапками, что бы он сделал с влезшим в стену вампиром. Листариниэль хихикнула, глядя на нее, засмеялась и Салли. А Листик не стала слушать дальше, просто исчезла. Богл устроился на своём месте, захрустел печеньем и сокрушённо вздохнул:

   - Эх, чай остыл! А Листик ушла, она бы быстро подогрела!

   - А куда Листик ушла? - поинтересовалась Салли.

   - Понятно куда, к хвостатым. Без неё вайниров как следует не упакуют. Видишь? Обувку сняла, она сама сейчас как хвостатая, не отличишь!

   - Федосей. А?.. - У Салли была масса вопросов, девочка растерялась, не зная какой задать. Ей на помощь пришла Листариниэль:

   - Почему боглы боятся вампиров? Потому что те при случае и боглом закусить, в смысле запить... Э-э-э, как это называется?.. В общем, вампир и богла выпьет с не меньшим удовольствием, а может и с большим. Причём, вампир может богла из его стенной ухоронки выцарапать, если та неглубоко в стену спрятана. Если люди, эльфы, оборотни и другие разумные научились с вампирами бороться, то маленький народец, особенно домовые, перед ними совершенно беззащитны. Если вампиры обнаружат поселение боглов, то не успокоятся, пока их всех выловят. Вот потому Федосей испугался и спрятался.

   - Ничего я не испугался, - немного обиделся Федосей, - я же сказал -- контролировал ситуацию. Изнутри! И вообще, чего мне бояться, когда Хозяйка...

   - Хозяйка -- это Листик? - быстро спросила с интересом слушавшая этот разговор Хризонтэль.

   - А кто же ещё? Вестимо -- Листик! - степенно ответил Федосей и, увидев, что проговорился, замолчал. Но Хризонтэль не отставала:

   - Хозяйка, значит? А чего она хозяйка? И почему хозяйка?

   Богл насупился, и перестав жевать печенье, нахмурившись, обвёл лапкой вокруг себя, ответил, сделав нажим на слове "хозяйка":

   - Листик Хозяйка! Хозяйка всего! Видела, как она вайниров-то?! Вот то-то оно и есть! Мы теперь с ней... Она нас в обиду не даст! А смотрел я, если бы какой вайнир спрятался, то я бы...

   - Ага, Листику бы рассказал, - хмыкнула Хризонтэль, - а уж она бы...

   - Вестимо, - солидно кивнул Федосей.

   - Ага, - так же солидно кивнула Салли. - Листик бы их всех...

   - Листик и так их всех, - усмехнулась Листариниэль.

   - Послушать вас, так Листик всемогущая... - начала Хризонтэль и замолчала, по виду Салли и Федосея она поняла, что те именно так и думают. Да и у Листариниэль вид был соответствующий, у неё Хризонтель и спросила:

   - Листа, а ты откуда такие подробности о боглах знаешь?

   - Листик рассказывала, да и Федосей...

   - Вестимо, - солидно кивнул богл, подтверждая слова девушки-дроу.


   Сигнал тревоги прозвучал, как всегда, резко и неожиданно. Охранная смена пока разобралась, где это, и пока выдвинулась к жилой башне, где были размещены студенты-дроу, там уже было всё кончено. Но не для обитателей башни, а для нападавших. Дюжина охранников и маг с факультета огня обнаружили восьмерых змеелюдов, грузивших замороженных вампиров в большую телегу. Вернее, змеелюды стояли кружком, а заиндевевших упырей складывала рыжая девочка-змеелюдка, она их поднимала и укладывала на телегу с помощью телекинеза, то есть к вампирам не прикасалась.

   - Хвосты синего демона! - воскликнул старший наряда. - Сколько же их?!

   - Всего три, - ответила маленькая рыжая змеелюдка, маленькой была только её человеческая часть, хвост был непропорционально велик. Отвлёкшись, девочка перестала контролировать заклинание, и несколько мёрзлых вампиров со стуком упали в телегу.

   - Листик, осторожнее! - сделала девочке замечание мэтр Ширимисса Шаис.

   - Ага, - согласилась девочка и пояснила охранникам: - Ценный лабораторный материал! Мороженные упыри! А у синего демона всего три хвоста, один простой и два хватательных. Вот эта особенность и делает синего демона особенно опасным.

   Последние слова адресовались застывшему с открытым ртом охраннику. Его удивили не анатомические подробности синего демона, а то, как поднялись в воздух и аккуратно опустились в телегу оставшиеся десять вампиров. Польщённая таким вниманием девочка поставила их вдоль бортов телеги ёлочкой, но почему-то верх ногами.

   - Коллега, а как вы узнали о нападении? - спросил у Ширимиссы Шаис маг, дежуривший вместе с охраной. - Мы прибыли сразу после сигнала...

   - Я обнаружила в защитном контуре института прореху и, решив выяснить, как она образовалась, прибыла к месту возможного повреждения. Как видите, я не напрасно это сделала. Вместе со мной решили прогуляться и мои коллеги. Студентка Тари, проживающая в этом общежитии, к нам присоединилась позже, - пояснила мэтр Шаис, она не сказала, что коридор в защитном поле института сделала Листик, под непосредственным руководством её самой.

   - Синий демон -- очень опасное создание, кроме хватательных хвостов у него ещё и шесть лап - передних, а ещё есть четыре задних. Он очень проворный, но не покрыт панцирем, как розовый, поэтому синего легко поразить метательным оружием, если уметь... - Листик продолжала просвещать старшего наряда о различных видах демонов. А дежурный маг спросил у мэтра Шаис:

   - Коллега, студентка, вам помогающая, насколько я вижу, как и вы - сиашеис, но вы говорите, что она проживает в общежитии дроу. Как такое может быть?

   - Студентка Лионелла Тари -- анкарра, поэтому она может менять ипостась в довольно широких видовых пределах, - ответила Ширимисса. Маг слышал о необычной студентке, но ещё не видел её. Он с любопытством посмотрел на возвышавшуюся над ним Листика. Девочка стояла, слегка раскачиваясь на своём хвосте. Кивнув, подтверждая слова змеелюдки, Листик стремительно опустилась вниз на свои ножки, хвоста у неё уже не было!

   - Если я больше не нужна, то разрешите мне вернуться к подругам, мы как раз чай пили, когда эти, - Листик ткнула пальцем в телегу с морожеными вампирами, - хотели у нас отобрать пирожные и печенюшки!

   - Очень приятно с вами познакомиться, - поклонился маг Листику, - весьма наслышан о вас.

   Девочка в ответ тоже церемонно поклонилась и, получив разрешение мэтра Шаис, шлёпая босыми ногами, пошла к входу в башню общежития.


   В детскую гостиную, детской она называлась по традиции, так как дети уже выросли, герцогиня Артуара и Листик с эльфийкам и Салли вошли одновременно. Только герцогиня это сделала через дверь, а компания Листика - через камин. На этот раз маленькая рыжая волшебница не устраивала визуальных эффектов, она и девушки вышли прямо из пламени.

   - Ах! - Застыла на пороге герцогиня не в силах что-то вымолвить ещё.

   - Здрасьте! - вежливо поздоровалась Листик.

   - Мама! Смотри, что у меня есть! - Салли подскочила к герцогине и высыпала ей в подставленные ладони пригоршню вампирьих зубов. - Вот! Я из них себе бусы сделаю и ещё серёжки!

   - Что это? - спросила герцогиня Артуара, с опаской рассматривая то, что ей дала дочь.

   - Клыки! Клыки и зубы от вампира! - гордо ответила девочка. - Мы с Листиком его пленили! А я его сначала кинжалом! Листик говорит, что у меня талант!

   Герцогиня побледнела и с отвращением отбросила вампирьи зубы, Салли кинулась собирать своё сокровище, с осуждением поглядывая на свою мать. Герцогиня тоже с осуждением смотрела на свою дочь. Поджав губы, она произнесла:

   - Дочери герцога Артуара не следует возиться с такой гадостью! Немедленно прекрати! Я сейчас позову слуг, чтоб они это убрали!

   Герцогиня дёрнула за шнур у дверей, вошедшему ливрейному слуге было приказано убрать с пола рассыпанные клыки. Слуга вышел, чтоб дать команду слугам более низкого ранга. А Салли стала сгребать ладошками зубы в кучу, по одному подбирать получалось слишком долго. Герцогиню, попытавшуюся остановить свою дочь, отвлекла Листик:

   - Не надо Салли ругать! У неё талант охотника. Да и не будут же всё время их охранять, Салли и Гренд теперь чувствительны к зову вампира, но он на них действует не так, как...

   - Ага! Я теперь любому вампиру покажу где раки зимуют! - воинственно произнесла Салли, выхватив свой кинжал. Ножны с кристлэном она повесила на спину, на манер того как некоторые носят меч, поэтому эту новую деталь туалета дочери герцогиня Артуара не сразу заметила. А Листик захихикала:

   - Салли, ты будешь не только великой охотницей, но и самой экстравагантной! Перед тем как окончательно упокоить вампира ты будешь ему показывать где раки зимуют!

   - А как это? - удивилась Листариниэль. - Вернее, где?

   - Листа, ты что, не знаешь, где раки зимуют? - продолжая хихикать, спросила Листик.

   - Я знаю, раки живут в реках, - пожала плечами эльфийка. Затем пояснила, почему она не знает, куда раки уходят на зимовку: - Но у нас, в горах, раков нет, течение в речках слишком быстрое, да и вода холодная. Так что, где раки зимуют, я не знаю, но потому, как неоднократно слышала это выражение, думаю -- это какое-то особенное место.

   Листик перестала смеяться и очень серьёзно начала объяснять:

   - Раки там и зимуют, где живут -- в реках. Они забираются в норы под берегом, - объяснив подруге, рыжая девочка продолжила с той же серьёзностью, теперь уже обращаясь к Салли: - Так что будешь хватать вампира за ноги и опускать вниз головой в речку, чтоб он хорошенько разглядел место зимовки раков.

   Последнюю фразу услышал вошедший герцог Артуара, он с недоумением посмотрел на свою дочь, стоящую с необычным кинжалом над грудой зубов, и спросил у Листика:

   - Леди Лионела, зачем Салли хватать вампира за ноги и макать в речку? Да и как она это сделает?

   Герцог, выражая недоумение, поднял брови, а его супруга возмущённо ему сказала:

   - Рейлин! Наша дочь вознамерилась стать охотницей на вампиров! Ты только подумай, герцогиня Артуара -- охотница на вампиров!

   - Я буду не просто охотницей, а великой! - Салли поправила свою мать и немного смутившись, добавила: - Так Листик говорит, ну, что великой.

   Герцог внимательно посмотрел на свою дочь, увидев её кинжал, кивнул, чуть заметно улыбнувшись. Глянув на рыжую девочку, снова заулыбавшуюся, он задумчиво произнёс:

   - Знаешь, Иллона, я не удивляюсь выбору нашей дочери. Как мне доложили, последние три дня она провела в зале для тренировок гвардейцев. В поединке против неё смог устоять только сотник Усим, остальные не смогли продержаться и минуты, это, заметь, взрослые мужчины и опытные воины! Да, Салли обучали фехтованию лучшие мастера, но этого мало для таких побед! Её сила, ловкость и скорость изумили всех, кто пытался с ней сражаться! Откуда это у неё?

   Герцог посмотрел на улыбающуюся рыжую девочку, та развела руками, показывая, что она не виновата, мол, оно само так получилось, а затем перевёл взгляд на свою супругу.

   - А Гренд? Он тоже?.. - растерянно спросила герцогиня.

   - Не-а, он сильнее, - покачала головой Листик.

   - И у него тоже есть такой кинжал? - спросил герцог.

   - Не-а, он же не собирается быть великим охотником на вампиров, - возразила Листик и, отвечая на не высказанный вопрос герцога и его супруги, пояснила: - Он не нарушит традиции вашей семьи. Он станет королём, так что кинжал ему не нужен.

   - Вы думаете? - чуть улыбнувшись, спросил герцог.

   - Ага, - кивнула Листик, - Гренд станет королём, великим королём! Ну не может же он быть не великим, когда сестра у него великая охотница! Она уже сразилась с вампиром и победила его!

   При этих словах своей рыжей подруги Салли продемонстрировала отцу свои трофеи.

   - Не только победила, но и страху нагнала. Как он бедный визжал, аж стаканы на столе полопались, - подтвердила Листариниэль.

   - Вот! - гордо произнесла Салли, а герцогиня, качая головой, привела последний, и как ей казалось, самый веский аргумент:

   - Но достойно ли это - дочери герцога Артуара гоняться за вампирами?

   - Если вампиры гоняются за детьми герцога, то почему бы его дочери не погонять вампиров? - в свою очередь спросила Листик и привела не менее веский аргумент: - Как народ будет относиться к королю? Если его родная сестра - охотница на вампиров, фактически - защитница простых людей от кровожадных чудовищ. Ведь у знати есть замки, куда вампирам довольно трудно проникнуть, а вот деревни - беззащитны.

   Герцогиня не нашла что возразить, хотя и было видно, что она не согласна с выбором своей дочери, а вот герцог задумался, с такой стороны эту проблему он не рассматривал. А Салли, взяв оружейный пояс Гренда, надела на себя, перевесив на него со спины ножны крислэна. Проделав эту операцию, она гордо посмотрела на своих родителей, а Листик ей посоветовала:

   - Салли, если ты хочешь из клыков вампира сделать себе бусы, то пусть тебе для каждого зуба изготовят оправу. Клыки вампира очень тонкие, в них трудно делать дырочки, да и носить такие бусы будет очень неудобно. Оправа должна быть из серебра, я тебе потом эти бусы зачарую, и у тебя будет второй амулет охотника. Один у тебя уже есть. Но это амулет нападения, а бусы будут амулетом защиты.

   - Спасибо, Листик, - ответила Салли, - я попрошу, чтоб мне эти бусики сделали поскорее.


   Спустя несколько дней в одном из маленьких парков дворцового комплекса на скамеечке сидела девушка с книгой. По виду -- скорее девочка, чем девушка, совершенно домашняя девочка. Волосы, затянутые в строгий узел на затылке, простая, но в тоже время аккуратная одежда, без каких-либо украшений, придавали девочке вид прилежной ученицы, усердно изучающей заданный ей урок. Только вот одета эта девочка была не в платье, а в брючный костюм. Она была так увлечена чтением, что не обращала ни на что внимание. Появившийся на одной из аллеек красивый юноша в дорогом плаще, с видом праздно гуляющего, не спеша, но при этом внимательно оглядываясь, направился к девочке. Когда до неё оставалось три шага, прилежная ученица оторвала свои карие глаза от книги, улыбнувшись, сказала:

   - Привет, вампирюга, давно тебя жду!

   Юноша не стал отвечать, он отбросил свой плащ, под которым была странная одежда, напоминавшая камзол с кольчужными вставками, и прыгнул на девочку. При этом холёные руки юноши превратились в мощные лапы с большими и кривыми когтями, да и сам юноша будто постарел и приобрёл вид омерзительного чудища. Лапы этого чудища схватили, вернее, когти на них вонзились в фигурку, сидящую на скамейке. Вонзились в туманный силуэт девочки, потому как она словно раздвоилась. Одна девочка отпрыгнула в сторону со скоростью, не уступающей, а может и превосходящей скорость вампира. А вторая девочка, чей контур был словно сотканный из дыма, так и осталась сидеть на скамеечке, вот она-то стала жертвой вампира. Но это так казалось, вампир словно увяз в этой дымке. А настоящая девочка с прежней быстротой подскочила к вампиру и ударила его по рукам кинжалом, который выхватила из заспинных ножен. Ударила и отпрыгнула, вампир сумел выдернуть свои лапы, вернее то, что от них осталось, из ловушки. То, что туманный силуэт на скамейке - ловушка, уже не вызывало никаких сомнений. Раненый упырь попытался отступить, выигрывая время, нужное ему для восстановления, но маленькая охотница этого времени ему не дала, она стремительно атаковала. Кинжал, который она перебрасывала из руки в руку, блестел, как целая стайка рыбёшек, играющих в водоёме в солнечный день. Но вампир всё же успел отрастить себе новые лапы с такими же устрашающими когтями, как у него и были, когда девочка нанесла ему удар в сердце. Упырь даже не почернел, а сразу превратился в серый пепел и осыпался.

   - Старый очень, - сообщила ещё одна девочка, выбирающаяся из кустов, и видя недоумение своего спутника, продирающегося за ней сквозь заросли, пояснила: - Сразу в серый пепел превратился. В нём не осталось ничего от живого существа, он уже давно был мертвецом.

   Спутник рыжей девочки с трудом выбрался из кустов, всё-таки эта часть парка была неухожена, и, отдуваясь, вытер пот. Это был пот не от усилий, а от переживания. А девочка, что дралась с вампиром, радостно смеясь, подскочила к мужчине:

   - Папа, папа! Ты видел, как я его?!

   - Плохо, очень плохо! - строго сказала рыжая девочка, умеряя радость кареглазой. - Очень плохо! Зачем ты отсекла лапы этого вампира? Он освободился и сумел отрастить себе новые! Получается, ты сама же освободила его из приготовленной тобой ловушки. Если ты будешь гоняться за трофеями, то очень скоро станешь добычей какого-нибудь особо ловкого упыря. Понимаешь, Салли, не трофеи определяют крутость и славу охотника на вампиров...

   - А что? - спросила маленькая охотница.

   - Благодарность. Благодарность тех, кого ты спасла. Благодарность простых людей, гномов, эльфов. Понимаешь? Они будут о тебе помнить, рассказывать друзьям, соседям, тебя будут узнавать не по навешанным трофеям, а просто так. Вот ты вошла в таверну, в потёртом костюме, усталая, да и оружия твоего не видно, а все встали и тебе поклонились, потому что знают: пришла Салли, великая охотница на вампиров! Понятно?

   - Ага, - кивнула девочка и тут же спросила, показывая свои бусы в виде серебряных капель с костяными вставками: - А как же мои бусики, вот эти?

   - Это память о твоём первом бое, а потом это не просто украшение, это рабочий инструмент, настроенный только на тебя. Ведь ты уже использовала его, когда поймала вампира в ловушку. Таких амулетов у тебя будет ещё много, будешь набираться опыта и будешь учиться ими пользоваться. Охотник - это, прежде всего - ум, хитрость, умение пользоваться различными магическими амулетами, а не грозное махание кристлэном. И заметь, что большинство охотников не имеют магических способностей, но свои амулеты используют очень виртуозно! Вот так-то!

   Салли закивала, а герцог Артуара спросил:

   - Леди Лионелла, а откуда вы узнали, что вампир появится именно здесь?

   - Он лез по проходу в защите дворца, пробитому гарта, этот канал незаметен для ваших магов, а вот я его могу увидеть.

   - Получается, что мы беззащитны перед слугами чёрного повелителя, а если он сам, не дай единый, появится, нам противопоставить будет нечего... - герцог Артуара хоть и произнёс это с отчаянием в голосе, но на рыжую девочку смотрел выжидательно, словно она должна была его успокоить. Листик его не разочаровала:

   - Таких проходов во дворец было несколько, они уже все закрыты... Не-а, это не я сделала, это сиашеис, они знают как бороться с гарта, да к воздействию вампиров они не восприимчивы, ну там зов, укусы... Не боятся они этого...

   - Иммунитет, - важно произнесла Салли.

   - Ага, - кивнула Листик, - он самый.

   - Листик, как ты считаешь, я уже могу... - начала Салли, рыжая девочка её перебила:

   - Нет, ты ещё не готова. Сейчас ты допустила две ошибки, обе могли стоить тебе жизни. Я же не всегда буду тебя подстраховывать, поэтому - продолжай тренировки. Сотник Усим тебе в этом поможет.

   - Ваш дядя так много знает и умет, - герцог Артуара выделил слово "дядя".

   - Ага, так вы же знаете, кто у него племянница, - Листик, подобно герцогу, выделила слово "племянница". Герцог усмехнулся и спросил:

   - А что вы намерены делать дальше?

   - Это так заметно? - ответила вопросом Листик, герцог, продолжая усмехаться, пояснил:

   - По всем вашим действиям, видно, что вы к чему-то готовитесь, причём очень серьёзно.

   Рыжая девочка кивнула, посмотрела на юную герцогиню Артуара и вздохнула:

   - Я бы хотела ещё позаниматься с Салли, но время поджимает. На восточном континенте что-то назревает, что-то очень нехорошее. Я должна посмотреть. Возможно, меня не будет некоторое время. А вас, герцог, я попрошу приготовиться к возможному вторжению.

   - Мы давно готовы, побережье постоянно патрулируется, гарнизоны усилены... - уверенно начал герцог, но Листик его перебила:

   - Боюсь, что ваши враги изберут другой путь. Они ударят сразу по столице, не высаживаясь на побережье. А здесь у вас не так много войск, вернее кроме гвардии и ослабленного столичного гарнизона - ничего нет.

   - Но, леди Лионелла, как такое вообще возможно? Чтоб враг появился в столице или около неё, минуя заслоны на побережье.

   - Герцог, вспомните недавний бал. - Листик была очень серьёзна, словно подчёркивая этим опасность создавшегося положения, но герцог всё же попытался возразить:

   - Это был диверсионный отряд, там не так уж и много было...

   - Герцог! Не стоит недооценивать противника! А всех возможностей этого чёрного повелителя, вы не знаете. Ладно, мне пора.

   Рыжая девочка не создавала никаких видимых признаков телепортационного портала, она просто исчезла. Герцог, вздохнув, спросил у Салли:

   - Дочь моя, ты знаешь, кто такая леди Лионелла?

   - Ага! - ответила Салли. - Листик моя подруга! Замечательная подруга!



Глава пятнадцатая. Разные визиты. | Листик. И снова приключения | Глава семнадцатая. И снова визиты.