home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать третья. И снова тайны


   - Вот этого-то я и боялась, - Рамана сокрушённо покачала головой. Тайша только вздохнула, она была согласна со своей подругой. Они выслушали рассказ Листика и Милисенты об их встрече с богами. Видя, что сёстры не прониклись её опасениями, Рамана объяснила: - Девочки, вы поднялись на самый высший уровень -- уровень богов, говорят, есть ещё демиурги -- создатели миров, но их никто не видел. Правда, есть мнение, что все миры с богами и демонами созданы Творцом...

   - А зачем ему было создавать демонов? - спросила Листик, на что ответила Тайша:

   - Замыслов Творца никто постичь не в состоянии. Наверное, всё дело в равновесии...

   - Ага, но равновесие... - начала Листик, но её остановила Тайша:

   - Листик, старших перебивать нехорошо, тем более не дослушав. Так вот, равновесие -- это не гладкая водная поверхность, как ты подумала, и тем более не болото. Это постоянная борьба двух начал, можно сказать: света и тьмы, огня и воды, добра и зла. Чёткой границы между ними нет. Да, да, добро для одних -- может оказаться большим злом для других. Ну а...

   - Ага, - кивнула Листик, - в пустыне много света, но там ничего не растёт.

   - Листик! - на этот раз девочку укорила Рамана. - Вон посмотри, Милисента слушает и не перебивает.

   - Ага, я больше не буду, - Листик покаянно склонила голову.

   - Так вот, вернёмся к нашим опасениям, - продолжила Рамана, - вы приобрели несравнимое, даже с дракланами, могущество, но вместе с ним и приобрели таких же противников. Лжеллос тому пример. Даже сейчас, со своими новыми возможностями, Листик, я не уверена, смогла ли ты сама победить демона-паучиху без тех ножиков, что подарил тебе Инед. А из твоего рассказа я поняла, что среди богов у тебя и Милисенты появились недоброжелатели. Маримулл по какой-то причине тебя невзлюбил. А это очень сильный бог, бог грома и молнии, он претендует на старшинство в совете богов. Так что надо быть начеку, он способен на самые разные пакости. Понятно?

   - Ага, ну и пускай себе гремит там, в том совете, - кивнула девочка, но видно, по мнению Раманы, отнеслась к её предупреждению слишком легкомысленно, поэтому бронзоволосая продолжила свои нравоучения:

   - Ты чуть не попала в ловушку в этом мире, когда нахрапом пыталась проникнуть в него, да ты сломала блокирующий артефакт, но подобравшись к нему, так сказать, изнутри. Вспомни, к чему привела твоя попытка заглянуть сюда из межпространства?

   - Ага, влипла в сеть. Рамана, а почему же тогда мы с Усимтом сюда так легко попали?

   - Потому что вы прошли через природный портал, причём максимально спрятав свои ауры, ведь вы просто шли, ничего не предпринимая, вы ничем не отличались от большинства разумных. Тебе и сейчас не надо выпячивать свою божественность, пусть окружающие и дальше думают, что имеют дело только с драконом, ну те, кто ещё не знает. А тех, кто знает, надо предупредить, чтоб об этом не болтали. А ещё лучше будет - убедить их, что это у вас временное, понятно?

   - Ага, божественная болезнь, всплеск могущества с перепугу, - захихикала Листик, а вот Милисента серьёзно кивнула:

   - Я буду делать вид, что и дальше являюсь только одной из аватар Анурам. Надеюсь, Ырмытыр не обидится.

   - Не обидится, он и так на тебя большую часть своих божественных обязанностей перекинул, а сам решил заняться охотой и рыбалкой... - продолжила хихикать Листик.

   - Настоящий мужчина, мужественный и отважный! Оставил себе самое опасное занятие - сидеть с удочкой у речки, - восхищённо произнесла Тайша, вызвав улыбки у остальных, кроме Листика, девочка и так хихикала. Когда смешки по поводу мужества бога орков прошли, Листик, став серьёзной, спросила:

   - Так почему нас с Усимтом паучиха не заметила, ведь аура у меня была приоткрыта...

   - Листик, твоя аура была как у сильного мага и только, а такие демонице были не страшны. А Усимта, когда он не хочет, чтоб его заметили, и старший бог не увидит, - усмехнулась Тайша и, предваряя следующий вопрос Листика, пояснила: - Там, на поле, паучиха не смогла пробить защиту, поставленную Люси и змеелюдами, не потому, что их защита была такой мощной, ей помешал Усимт, он опустошил все свои амулеты, а ты знаешь, что у него за амулеты были. В том, что тебе удалось задуманное, во многом его заслуга!

   Листик опустила голову, за свою оплошность, позволившую усилиться паучихе, в результате чего и пострадал Усимт, девочке было очень стыдно. А Тайша продолжила:

   - Не знаю, мне сейчас трудно судить, возможно, надо было сначала сломать тот артефакт, демон был так могуч, потому что черпал из него силу.

   - А зачем тогда ей нужны были жертвы? - спросила Милисента.

   - Артефакт давал паучихе силу бога, ну почти, но только в этом мире, при этом он не давал ей отсюда вырваться. Вот она и искала дополнительный источник, - пояснила Тайша. Она успела побывать на восточном континенте, всё там осмотреть и сделать соответствующие выводы.

   - А как он сюда попал? - спросила Листик. - Я имею в виду артефакт, ведь моя мама была здесь, и ничто ей тогда не мешало. А она сюда пришла как дракон, не прячась. Как сюда попал демон, я знаю, его впустила Лю... Ну, тогда она была Ллос, младшей богиней дроу. Кстати, ни она, ни её старшая сестра не вмешивались, когда дроу сражались с дракланами. Если бы дракланы победили, то равновесие, о котором ты говорила, было бы нарушено. Почему тогда не вмешалась Энна, ведь она...

   - Листик, боги редко вмешиваются в дела смертных и долгоживущих, а если и вмешиваются, то это не значит, что они появляются лично и начинают метать громы и молнии или размахивать огненными мечами. Вспомни, как тебя Ырмытыр сделал Арыамаррой, ты даже этого не поняла, но приложила максимум усилий, чтоб предотвратить междоусобную войну между орками. Вот так произошло и тогда, когда дракланы стали побеждать дроу. Тогда появилась твоя мама, так же было и на Горме,

   - Ага, только там она появилась вместе с теми дракланами, что завоёвывали мир, и препятствовала этому с самого начала. А здесь, уже потом, когда завоеватели уже рассорились и передрались, - возразила Листик.

   - Да, там Ветика сразу препятствовала завоеванию, она же защитила эльфов, да и гномам помогала. А здесь... Сомневаюсь в том, что дракланы рассорились сами, я больше чем уверена, что к этому руку приложила Многоликая. А вмешательство богинь дроу скорее всего было, ведь в результате того конфликта тёмные эльфы хоть и понесли потери, но вышли из войны закалёнными воинами и почти уничтожили гломов, да и те из дроу, что ушли к нам на Геллу... Вроде бегство, а на самом деле переселение народа в новый мир. Ушло-то не много, а теперь дарки -- довольно многочисленный народ. И если бы мы не вмешались, то они начали бы войну с гномами и другими рядом с ними живущими народами. Самые агрессивные лорды, опираясь на "Мягко Ступающих", после устранения Эртоссара именно это и хотели сделать.

   - А теперь они, что, передумали? - спросила Листик. Ей ответила Милисента:

   - Нет, не передумали, просто затаились и боятся что-либо предпринимать, Усимт их хорошо напугал. Да и наша поддержка много стоит, ну а ты со своими коровами, вообще завоевала симпатии у всех женщин-дарков. Ведь одной из причин войны было решение продовольственной проблемы увеличивающегося населения Дарэлейлара. А ты показала, что эту проблему можно решить и без войны.

   - Ага, но для этого надо с нами дружить, - хихикнула Листик и став серьёзной девочка сделала вывод: - Выходит, мы там не дали нарушиться равновесию?

   - Именно! - произнесла русоволосая девушка очень похожая на Саманту, как она появилась, никто не заметил.

   - Ой! Энна! - в один голос воскликнули Листик и Милисента.

   - Здасьте! - поздоровалась Листик.

   - Здравствуйте! - поддержала сестру Милисента, богиня улыбнулась:

   - Те?

   - Здравствуй! - поправилась Милисента. Остальные почтительно поклонились, а Многоликая, улыбаясь, сказала:

   - Я вижу, вы обсуждаете прошедшие события, я могу вам пояснить некоторые интересующие вопросы.

   - Некоторые? - Изогнула бровь Милисента.

   - Мы будем вам благодарны, если вы прольёте свет на непонятные для нас моменты, - ещё раз поклонилась Рамана. Богиня улыбнулась и словно задумалась:

   - С чего же начать, чтоб вам было понятно.

   - Расскажи про маму, - попросила Листик. Богиня кивнула:

   - Хорошо, Ветика появилась здесь уже после того, как группа дракланов пыталась установить контроль над этим миром, но у них это не получилось из-за конфликта, между ними произошедшего. В результате они все погибли.

   Богиня не стала уточнять, из-за чего возник тот конфликт, но слушавшие её одновременно кивнули, если богиня знает о таких, с её точки зрения, мелочах, то не исключено, что она и приложила руки к возникновению этой свары. А Многоликая многозначительно улыбнулась:

    - Ветика появилась как раз тогда, когда погиб последний драклан, а воевавшие с ними народы были крайне ослаблены, поэтому ей не составило особого труда стать здесь Крылатым Властителем, тем более что действовала она не кнутом, а пряником. Как - это вы, наверное, и сами знаете.

   Слушавшие девушки кивнули, они сами были дракланами и прекрасно знали, какими методами и когда надо действовать, чтоб захватить мир.

   - На Муллиане начался "золотой век", но подобное благоденствие обычно ведёт к застою и упадку, а в результате начинаются беспощадные войны, где все воюют со всеми.

   - Ага, - кивнула Листик, - получается, золотой век и война - это нарушение равновесия?

   - Нет, - возразила Многоликая, - золотой век - это недостижимая мечта, просто многие под ним понимают период полной стабильности, но при этом развития-то нет! На самом-то деле - это путь, ведущий в никуда. То самое болото, когда прекращаются всякие попытки двигаться вперёд. Действительно - зачем стараться что-то улучшить, когда и так всё хорошо.

   - Как это? Разве когда всё хорошо -- это плохо? - удивилась Листик.

   - Всем хорошо не может быть, - усмехнулась богиня и стала терпеливо объяснять Листику, остальные об этом и так знали: - Понимаешь, хорошо одним за счёт других, и эти, которым хорошо, стараются такую ситуацию сохранить как можно дольше, в ущерб всем остальным. То есть тормозят развитие.

   - Ага, - девочка не совсем поняла, но сделала неожиданный вывод: - И чтоб прекратить этот застой, ты устроила войну?

   - Нет, на столь радикальные меры я не пошла. И твоя мама мне помочь не могла, к тому времени она уже ушла из Муллиана. Поэтому я сделала по-другому, младшая богиня дроу захотела стать старшей и...

   - Ага, вызвала демона и заключила с ней сделку, но демоница обманула богиню и захватила её в плен. Война всё равно началась, да ещё те жертвы, что приносили паучихе... А ещё младшую богиню демоница тоже хотела принести себе в жертву! Разве это хорошо?! - возмутилась Листик.

   - Ошибки у всех бывают, даже у богов, - пожала плечами Многоликая.

   - И тогда ты подсунула демонице тот артефакт, что давал силы бога, якобы давал, но паучиха всё равно нуждалась в подпитке - и отсюда жертвы. А артефакт запер её в этом мире, получается, чтоб нейтрализовать демоницу, ты принесла в жертву Муллиан? - сделала вывод Милисента.

   - Не совсем так, демоница не могла захватить мир, она и восточный континент не захватила...

   - Но почему ты сама её не уничтожила? - перебила богиню, задав вопрос Милисента. Многоликая грустно усмехнулась:

   - Я ещё не настолько сильная, чтоб сражаться с такими демонами. Да и существуют определённые ограничения на вмешательство, боги редко когда сами мечут молнии...

   - Ага, и размахивают огненными мечами, они подсовывают свои кинжалы другим, вместо того чтоб самой... - начала Листик, но Энна её остановила:

   - Кинжалы бесполезны для богов, вернее бог не может воспользоваться этим артефактом в полной мере, только один раз, в смысле - употребить по назначению.

   - Получается, что если Листик стала богиней, то эти артефакты, которые кинжалы, теперь для неё бесполезны? - сделала вывод Рамана. - Они превратились в простые ножики? Ну, пусть не простые, обладающие определенными магическими свойствами, но и только?

   - Листик -- уникальный случай. Изготавливая кинжалы, Халасс был не настолько безумен, чтоб создать оружие, которым можно безнаказанно убивать богов. Вы уже знаете, что это оружие требует активации, привязываясь к хозяину, и только их владелец может им воспользоваться, но только один раз. Кинжалы тянут из своего хозяина силу, и в итоге от них надо избавляться. Вот поэтому они и были так долго бесхозными, за убийство бога надо платить своей жизненной силой! Жизнью!

   - Получается, что Листик?.. - начала Рамана, Многоликая не дала ей высказать свои опасения, частично их подтвердив:

   - Один раз это можно сделать, второй раз - это уже смертельно для владельца...

   - Инед знал об этом? - быстро спросила Листик.

   - Нет, - улыбнулась Энна, - если бы он об этом знал, разве он отдал бы такую опасную вещь своей...

   - Ага, - перебила богиню девочка, та поняла, что ни Милисента, ни Листик не посвятили подруг в свои родственные отношения с ледяным Владыкой, богиня понимающе кивнула.

   - Но всё же, Листику надо срочно избавиться от этих ножей? - обеспокоенно спросила Рамана.

   - Уже нет, Листик не была богиней, поэтому она должна была умереть при первом использовании артефакта, - ответила богиня и обратилась к Листику: - Прости меня, девочка. Прости, что я подвергла тебя и твою сестру такому риску. Я знала, что Милисента не бросит тебя, если тебе грозит смертельная опасность, она обязательно кинется тебя спасать, в сущности это и произошло. Но при этом она сама должна была погибнуть, но тогда ты, Листик, чтоб спасти свою сестру, была готова отдать свою жизнь, вот потому-то вы и были там так долго. Вы боролись за жизнь друг друга, хотя видели совсем не это.

   - Где? - спросила Саманта. - Где они были?

   - Там, откуда не возвращаются, - коротко ответила богиня, показывая, что на эту тему больше говорить не намерена, и продолжила свои объяснения: - Халасс в свой артефакт заложил определённые условия, постоянным хозяином кинжалов сможет стать только тот, кто готов пожертвовать своей жизнью ради другого...

   - Получается, что если бы Листик не была готова ради Милисенты... - начала Рамана, Многоликая кивнула и с улыбкой произнесла:

   - Да, но разве могло быть по-другому? Теперь кинжалы обрели своего постоянного владельца, и никто другой не сможет ими воспользоваться. А Листик стала богиней, да и Милисента тоже.

   - Но из рассказа Листика я поняла, что ей и Милисенте удалось выжить потому что Листик Хранительница...

   - Это тоже сыграло свою роль, хоть и не решающую, - кивнула Рамане Многоликая. Бронзоволосая задумалась -- там, на совете богов, богиня равновесия о многом умолчала, не раскрывая полностью картины произошедшего. Возможно, а скорее всего так оно и есть, Многоликая и сейчас не говорит всей правды. А Саманта озабоченно спросила:

   - Но это не обезопасит Листика от попыток убить её саму, ведь тогда кинжалы снова станут бесхозными и завладевший ими сможет хоть и один раз, но убить?..

   - Погибнет не только тот, у кого окажутся кинжалы, но и тот, кто убил носителя этого оружия, - ответила Энна задавшей этот вопрос Саманте, - таково свойство полностью активированных кинжалов. Теперь у этих артефактов не может быть другого хозяина, кроме Листика. Об этом многие знают, а те, кто не знает, для Листика не страшны. Мало того, артефакты теперь не тянут силу из своего владельца, а наоборот, подпитывают. Но делают это только в критических случаях. Листик теперь действительно может убивать богов направо и налево.

   - А этот, который Мулл... - начала Листик, Энна её поправила:

   - Маримулл.

   - Ага, он потому на меня так взъелся? Да?

   - Может быть, вполне может быть, - кивнула Многоликая. - Он был одной из причин, почему Халасс сделал это оружие. А артефакты такой силы могут иметь свою память. Вот Маримулл и боится, что владелица этих ножиков сделает то, что не успел безумный бог. Маримулл увидел, что произошло, и понял, что кинжалы обрели своего постоянного хозяина. Это его очень напугало, он знает, что будет с тем, кто поднимет руку на владельца активированных артефактов.

   - Ага, скажи ему, что я его трогать не буду, если он не будет ничего предпринимать против меня или... - Листик обвела рукой своих сестру и подруг. До этого молчавшая и о чём-то напряжённо размышлявшая, Тайша обратилась к Многоликой:

   - Вы говорите, боги тоже совершают ошибки? Вы совершили ошибку, когда пытаясь восстановить равновесие в этом мире, подтолкнули младшую богиню дроу к бунту. А потом, когда увидели, что из этого вышло, заперли демоницу в этом мире, подкинув ей артефакт. Довольно мощный и опасный артефакт. Демоница вполне научилась им управлять, пусть не в полной мере, но этого хватило, чтоб создать ловчую сеть или паутину. Она чуть было не захватила Листика. Теперь мы знаем, для чего ей это было нужно, ей нужны были жертвы.

   - Но не захватила же, - возразила Многоликая, - да и не получилось бы это у неё.

   Тайша кивнула, то ли соглашаясь, то ли просто принимая к сведению. Кивнула и задала ещё один вопрос:

    - А мысль о том, что в нашем мире демоница сумеет избавиться от связывающего её влияния артефакта, внушили ей тоже вы? Когда она пыталась пробить к нам переход?

   - Да, я, но артефакт не позволил бы демонице покинуть Муллиан, к тому же я подстраховала вас, когда вы собрались запирать проход, ваших объединённых сил для этого не хватило бы.

   - Так это была ты? - спросила Листик. - Я чувствую в тебе что-то знакомое, но никак не могла понять в чём дело. Так то была твоя сила? Не Лосс?

   Многоликая кивнула, улыбнувшись.

   - Ага, - тоже кивнула Листик. - Но сделала-то я статую тёмной эльфийки. Даже Лосс понравилось, она мне так и сказала.

   - Не свою же мне статую в стране дроу ставить, - пожала плечами Энна. - А ты всё равно что-то такое бы сотворила, ведь недаром ты тогда столько силы из меня вытянула, вот я и решила не вмешиваться в твои творческие замыслы. У тебя всё получилось наилучшим образом.

   - Получается, что вы предприняли все те действия, только для того чтоб Листик пошла выяснять, что же здесь происходит, так? - продолжила свои размышления Тайша, Многоликая кивнула:

   - И кинжалы Халасса Ледяному Владыке подсунула тоже я, зная, что он отдаст их Листику.

   - А почему? - спросила Тайша

   - У него были причины так поступить, довольно веские причины. В итоге он тоже добился того, чего хотел. Но об этом лучше спросить у него самого, - усмехнулась Энна.

   - Ага, - снова кивнула Листик, Тайша, и не только она, посмотрели на девочку, словно ожидая от той пояснений, но та больше ничего не сказала.

   - Что же, поздравляю, ваша многоходовая комбинация закончилась полным успехом, - поклонилась Тайша богине равновесия, поклонилась и с горечью сказала: - Только вот Листик была несколько раз на грани гибели, да и Милисента тоже. А Усимт почти умер, Милисента сумела его вылечить, но свою драконью ипостась он утратил, боюсь, что навсегда.

   - Что же делать? - растерянно спросила Листик, до этого ей об этом не говорили, и теперь девочка очень расстроилась, ведь по её вине Усимт чуть не погиб и теперь вот перестал быть драконом. На глаза Листика навернулись слёзы, она растерянно смотрела на богиню, словно та могла чем-то помочь. Многоликая, внимательно глядя на девочку, ответила:

   - Когда-то нечто подобное ты с сестрой проделала с одной из своих подруг. Думаю, что он тебе не откажет.

   Листик и Милисента переглянулись и исчезли. Вслед за ними пропала и Саманта, с богиней остались Рамана и Тайша. Рамана вопросительно посмотрела на Тайшу и, увидев одобрительный кивок той, тоже исчезла. А пепельноволосая спросила у Многоликой:

   - Не сочтите мой вопрос дерзким, давно ли вы наблюдаете за нами?

   Богиня не ответила, только улыбнулась, Тайша кивнула и задала следующий вопрос:

   - Нападение таруллы - тоже ваших рук дело?

   - А разве было нападение? - подняла бровь богиня. - Тарулла не смогла бы проникнуть в ваш мир. Так что вам тогда ничего не грозило.

   - Это была проверка, - понимающе кивнула пепельноволосая девушка, - вы хотели посмотреть, как поведут себя Листик и Милисента в критической ситуации, попытаются спастись бегством или...

   - Вот именно, - кивнула Многоликая, - результат вполне меня удовлетворил, и я...

   - И вы, - невежливо перебила богиню простая дракона, - решили, именно тогда решили, использовать Листика в своих целях, в итоге подсунули ей эти кинжалы! А если бы Листик и Милисента погибли...

   - Не волнуйся так, всё ведь кончилось хорошо? Все живы и здоровы, и твоего дракона вылечат, и девочки обрели небывалое могущество, теперь с ними мало кто тягаться сможет. Так что всё хорошо.

   - Усимт не мой дракон, он сам по себе! И девочки теперь, - гневно начала Тайша и обнаружила, что её никто не слушает, она даже не заметила, как исчезла богиня. Но всё равно, пепельноволосая высказалась, уже в пустоту: - Девочки, особенно Листик, не смогут пройти мимо любой несправедливости. Несправедливости, по их мнению, и бросятся её исправлять, а с теми возможностями, что обрели, они такого...

   - Мы не смогли пройти на Айсгор, он блокирован! - почти выкрикнула появившаяся Рамана, а Саманта словно пожаловалась:

   - Даже сапоги не помогли, там будто стена!

   - Листик и Милисента утащили туда Усимта, а Ледяной Владыка закрыл свой мир? - спросила Тайша, спросила, нисколько не сомневаясь в ответе.


   Валина дэн Арунада быстро шла по коридору лечебного корпуса института. В последние три дня Тайша не показывалась в палате у раненого Усимта, все обязанности сиделки взяла на себя дэн Арунада, но это было ей не в тягость, скорее наоборот. Но и внимательной сиделке надо время от времени отлучаться от постели больного, вернее раненого.

   Валина вошла в комнату и застыла на пороге - постель Усима была пуста! Он куда-то исчез! Первой мыслью дэн Арунада было, что Усим ушёл к своей пепельной драконице! К сопернице! Конечно, она дракон, мэтр магии, красавица, а она... Дэн Арунада выскочила из палаты и побежала по коридору, но на середине она остановилась - куда бежать? Жаловаться на соперницу-разлучницу? Кому? Их королеве? Она теперь не просто королева, она ещё и богиня! Что ей до страданий какой-то дэн Арунада? Скорее всего, эта Милисента станет на сторону своей подруги, а она... Валина всхлипнула и вернулась обратно в палату, обессилено сев на стул, тут же вскочила. Одеял не было! Если допустить что Усим, или Усимт, как его называют драконицы, ушёл к Тайше, то почему не оделся? Ушел, завернувшись в одеяло? Зачем ему это надо, если одежда, для него приготовленная, вот - висит в шкафу? Дэн Арунада внимательно пригляделась - кровать была чуть сдвинута, а постель смята. Нет, это не следы борьбы, скорее всего Усимта просто выдернули из кровати, причём выдернули те, кому он доверяет. Даже раненый Усимт способен дать отпор, тем более что его амулеты, которые он начал восстанавливать, лежат тут же. Валина, не зная что делать, снова опустилась на стул. В комнате появились зелийская главнокомандующая, бронзоволосая красавица и ненавистная соперница. Они кивнули дэн Арунада и расположились, настраиваясь на долгое ожидание. Торилионская волшебница решила ничего не спрашивать и тоже замерла в ожидании.

   Так прошло больше трёх часов. Хоть их и ожидали, появились они внезапно - Усимт и поддерживающие его с двух сторон Листик и Милисента. Завёрнутого в жалкие обрывки одеяла Усимта сестры бережно усадили на кровать.

   - Чего вы тут все собрались? - строгим шёпотом спросила Листик. - Ему покой и уход нужен! Графиня дэн Арунада это всё лучше вас обеспечит!

   Валина с благодарностью взглянула на рыжую девочку, готовая её расцеловать. А Милисента ответила на не высказанный вопрос дракониц:

   - Теперь всё в порядке, Инед его вылечил.

   - А как упирался, как упирался!.. - не выдержав, прыснула Листик. - Еле его уговорили.

   - Кто упирался? - удивлённо спросила Рамана. - Инед? Как вы его уговорили?

   - Да нет, Инед с радостью помог, а упирался Усимт. Такой смелый, отважный и коварный, а боялся!

   - Потому что коварный, потому и боялся, - усмехнулась Тайша.

   - Что Инед? Как он воспринял то, что вы притащили к нему Усимта? - озабоченно спросила Рамана.

   - Очень хорошо! Очень хорошо! - Потёрла руки Листик, изображая Ледяного Владыку. - Эксперимент продолжается, выведенная мной популяция ледяных драконов увеличивается ещё на одну особь. Причём мужскую! Это значительно увеличивает шансы пополнения вида новыми экземплярами! Естественным путём, а то от вас не дождёшься! Вот! - закончила Листик своим обычным голосом и добавила: - Ага!

   - Но всё же привести Усимта к Инеду, значило подвергнуть его неоправданному риску! - очень строгим тоном произнесла Рамана, Листик хитро улыбнулась:

   - Конечно, но он же раненый и сам нуждается в помощи! Так что ничего бы он Инеду не сделал!

   - Инед сейчас выполнит любую просьбу Листика, - Милисента не поддержала шутливый тон сестры, - ну, не любую, но очень многие...

   - Ага, и Милисенты тоже, - кивнула продолжавшая улыбаться Листик. Рамана и Тайша переглянулись, они вспомнили, как остановила Листик Многоликую, когда та затронула тему отношений Ледяного Владыки и сестёр. Инед и так очень хорошо, даже слишком хорошо, относился к Листику, а тут такое заявление! Несомненно, что-то произошло, что увеличило симпатию Властелина мира Айсгор и не только к Листику, а и к Милисенте тоже. Рамана поняла, что ни от Листика, ни от Милисенты не добьётся вразумительного ответа, повернулась к Усимту, которого за руку уже держала дэн Арунада. Бронзоволосая бесцеремонно ухватила мужчину за плечи и со словами "а ну-ка, а ну-ка" заглянула ему в глаза. Затем позвала Тайшу:

   - Глянь-ка, что с ним сделали наши легкомысленные богини!

   Тайша тоже с той же бесцеремонностью начала вертеть и щупать Усимта, не обращая внимания на упавшее с того одеяло.

   - А что это он совсем голый? - спросила Саманта. - Он же в пижаме был! Девочки, зачем вы его раздели?

   - Он сам разделся, - хихикнула Листик, довольная, что с Усимтом уже всё хорошо, - когда понял, что снова может превратиться в дракона, то сразу и превратился. Даже не раздеваясь, видно забыл это сделать, от радости.

   Три девушки-дракона осуждающе посмотрели на Листика, для них утеря возможности принимать свою драконью ипостась была бы трагедией и даже больше, поэтому они искренне сочувствовали Усимту и понимали его радость, когда эта способность к нему вернулась. Тайша, закончив ощупывать, скомандовала:

   - А ну, кинь ледяной стрелой, ну хотя бы вон туда - в стенку.

   Усимт машинально повиновался и, к его удивлению, ледяная стрела, сорвавшаяся с его руки пробила стену и улетела куда-то на улицу. Рамана удовлетворённо кивнула - Усимт тоже получил способность работать со льдом, но тем не менее укорила подругу:

   - А если бы он бросил стрелу не в наружную стенку, а во внутреннюю? А там, в соседнем помещении, кто-то есть.

   - Во-первых, наружная стена толще, поэтому для чистоты эксперимента я выбрала именно её, а во-вторых, там за той стеной сидят два человека из местной службы безопасности, кажется графа Бэтинора, не так ли? - Вопрос Тайши адресовался дэн Арунаде, та судорожно кивнула. Пепельноволосая, усмехнувшись, продолжила: - Они следят за Усимтом, такая у них служба -- опасная и трудная. И вообще, им за риск доплачивают, так что пускай терпят.

   Дэн Арунада не слушала, как ей казалось, торжествующую соперницу. Графиня потеряла последнюю надежду, ведь теперь Усимт снова стал драконом и вряд ли его будет интересовать человек, пускай даже маг. А Тайша продолжила тоном лектора:

   - Мало того что Усимт получил возможность создавать ледяные стрелы, так теперь он может перемещаться через межпространство как мы, без амулета "пути", но не так как Листик и Милисента. Но этого уже...

   - Ага, - Листик сбила весь академический тон Тайши, - Усимт это и сам уже понял, ну то, что он может "прыгать" без амулета, но только туда где он был. А "смотреть" он не может. Так что теперь одним амулетом у него будет меньше.

   - Это вряд ли, амулет перемещения он заменит каким-нибудь другим, защитным или нападения, - засмеялась Рамана, - возможно и не одним, у Усимта увеличился резерв, и он теперь может одновременно управлять большим количеством амулетов, чем раньше. Хотя мог бы без них обойтись.

   - Знаете, я как-то привык ими пользоваться, опять же в них можно создать запас силы, больший чем собственный резерв, - усмехнулся Усимт. Листик замахала на него руками и закричала:

   - Тебе надо соблюдать постельный режим! Ложись давай!

   Тело Усимта, хоть как он не сопротивлялся, приняло горизонтальное положение и улеглось на кровать.

   - Да, теперь ты даже со всеми своими амулетами не сможешь тягаться с Листиком, - засмеялась Рамана, мужчина, уже лежащий на кровати, усмехнулся:

   - Не всё решает сила, опыт гораздо важнее, а смогу запросто победить Листика, даже раненый и лёжа на кровати.

   - Это как? - Грозно сдвинула брови девочка. - Я могучая и...

   Договорить Листик не смогла, она задёргалась в приступе смеха, будто её щекотали.

   - А вот так, - усмехнулся мужчина, без движения лежащий на кровати, - не надо бить, если не можешь ударить, надо просто пощекотать, для этого даже амулета не надо.

   - Так нечестно! - закричала Листик и снова захихикала под общий смех, даже дэн Арунада улыбнулась. А девочка, пытаясь сделать строгое лицо, заявила: - Я с ранеными не сражаюсь! И вообще ему прописан постельный режим, а он щекочет! Идём отсюда, пусть он здесь сам остается и думает над своим поведением!

   В палате остались только Усимт и дэн Арунада. Они некоторое время молчали, потом Валина, у которой на глазах блестели слёзы, взяла раненого за руку и сказала:

   - Усим! Я!..

   - Ага! - Появившаяся Листик, улыбаясь, посмотрела на замерших мужчину и женщину. Кивнув, маленькая рыжая богиня торжественно объявила: - Девочка, дракон, причём снежный, как это Инеду удалось, даже не знаю!

   - А причём тут Инед? - ревниво спросил Усимт.

   - Вот и я думаю причём, - ответила Листик, - ведь лечил он тебя только что, вернее не лечил, а инициировал заново, ведь твоя драконья сущность изменилась, и сильно изменилась. Вот! А ребёночек у вас... Да, да, это твой, Усимт. Ну, а то что это твоя дочка Валина... - Листик улыбнулась дэн Арунада, - и так ясно. Ты же хотела девочку. Да и Усимт... Да что я вам рассказываю, вы об этом сами знаете.

   Листик исчезла, так как и появилась, а дэн Арунада удивлённо посмотрела на мужчину:

   - Откуда она....

   - Листик видит такие вещи или чувствует. Она ни разу не ошибалась, - ответил улыбающийся Усимт.


    Ледяной Владыка сидел в расслабленной позе и потягивал красное вино, явно наслаждаясь его букетом. Расслабленность Инедириазима была только внешней, наблюдая за своей собеседницей сквозь жидкость цвета рубина, он внимательно слушал Многоликую.

    - ...Листик теперь старшая богиня, силы у неё достаточно, а вот опыта... Сам понимаешь... - Русоволосая богиня уже не находила нужных слов, видно, уже исчерпала все свои аргументы, пытаясь убедить своего скептически улыбающегося собеседника.

    - Энна, ты хочешь сказать, что обмануть её может любой? Сомневаюсь, да и Милисента не позволит...

    - Инед, ты знаешь, я не об этом, Милисента, благодаря стараниям Ырмытыра стала старшей богиней орков, а вот для Листика... Говорящая от имени богини, это не тот уровень для старшей...

    - Энна, и Листик, и Милисента, как и мы с тобой, боги стихии. Мы "силы" в чистом виде, и нам не надо поклонение верующих. Да, молитвы и жертвоприношения, дают дополнительную энергию, такая подпитка даёт большее могущество, чем можно самим зачерпнуть, но это расслабляет и развращает, "сила" отходит от своего первоисточника, - произнес, презрительно скривившись, Инед, но сразу же поменял выражении лица, отпив из бокала. Ледяной Владыка поднял бокал, демонстрируя насыщенный цвет вина, словно этим стараясь показать правоту своих слов: - Вот как это вино, оно прекрасно само по себе, так сказать, в своей первозданности. Его можно улучшить, закрепив или добавив травы для усиления вкусовых качеств, но это будет не то. Оно утратит силу, оно будет более пьянящим, сладким, но это будет суррогат, позаимствовавший свои качества.

    - Инед. Я знаю твоё отношение к верующим, да и к разумным вообще... Но так же нельзя! Ледяная пустыня - это...

    - Но почему пустыня? - немного обиделся Владыка Айсгора, - у меня даже вишни растут, между прочим, цветут и плодоносят.

    - Инед, ради своей внучки, ты готов весь мир превратить в большое мороженое с вишнёвым сиропом!

    - Энна, я не вижу в этом ничего предосудительного, это будет оригинально и красиво, опять же твоё любимое равновесие никто не нарушит, некому будет это сделать, - усмехнулся Инедириазим, Многоликая от такого заявления немного растерялась, так как сказано это было вполне серьёзно. Опомнившись, она неодобрительно покачала головой:

    - Твоя внучка такое равновесие первой и нарушит - съест весь твой мир, политый вишнёвым сиропом!

    - Ну хорошо, что ты предлагаешь? - Ледяной Владыка сказал это вроде как устало, но в то же время насмешливо, глядя на богиню равновесия. - Не поливать мир сиропом?

   Многоликая ещё раз осуждающе покачала головой, потом усмехнулась:

   - Я решила сначала с тобой поговорить, а потом предложить это Листику, а могла ведь и наоборот. Ты не такое уж и большое влияние на неё имеешь, чтоб отговорить ее, если она что-то решит.

    - Ага! - сообщила появившаяся рыжая девочка, она была не одна, а вместе со своей сестрой. Инед усмехнулся:

    - А я и не собираюсь на неё влиять или отговаривать, если она что-то решит. Листик, ведь так?

    - Ага! Так когда начнём? - поинтересовалась Листик.

   - Что начнём? - Не поняла богиня и пожаловалась Инеду: - Между прочим, на моём дворце защита стоит, её не всякий бог пройдёт, а тут мало того что без спросу проникли, так ещё ни одна сигналка не сработала!

   - Так мы же не всякие, - хихикнула Листик, и став серьёзной, ещё раз спросила: - Начнём когда? Вишнёвым сиропом поливать?

   - Листик, ну не сразу же! Надо сначала заморозить, - очень серьёзно ответил Инед.

   - О чём это они? - спросила Многоликая у Милисенты, так как бог стужи и рыжая девочка вполне серьёзно начали обсуждать, чем лучше поливать - вишнёвым сиропом или земляничным.

   - Мир замораживать собрались, - тоже серьёзно ответила Милисента.

   -  С вами не соскучишься, - покачала головой Многоликая.

   - Ага, - кивнула Листик, - я согласна!

   Многоликая удивлённо подняла брови, а Милисента усмехнулась:

   - Вы же хотели предложить Листику стать богиней дракланов. Ведь так?

   Богиня удивлённо кивнула, она собиралась это сделать, но как эти девочки догадались? Милисента, словно угадав мысли Многоликой, пояснила:

   - Это же и так ясно. У дракланов нет богов, не было до сих пор, вдобавок эту довольно беспокойную расу надо постоянно сдерживать, твои последние вмешательства были именно и вызваны экспансией дракланов. Вот ты и решила, так сказать - клин клином...

   - Сами догадались? - улыбнулась Многоликая.

   - Ага, а ещё Тайша подсказала. Она с Раманой всю ночь думали, целый бочонок венисийского игристого куда-то дели, вечером полный был, а к утру - пустой, - хихикнула Листик.

   - Да, это я хотела и предложить Листику, - тоже усмехнулась Многоликая, - но сами понимаете, вот так сразу стать богиней у целого народа...

   - А куда они денутся от хранительниц своего мира? - на этот раз усмехнулась Милисента.

   - Вы что, обе? - изумилась богиня. - Как вам это удалось?!

   - Пришли, а они там как раз на совет собрались и ругаются, старейшин выбрать не могут, ну, Милисента и объявила, что распускает их совет, а когда они возражать начали, призвала помощь мира... - начала объяснять Листик. Многоликая растерянно посмотрела на Инеда, тот пожал плечами:

   - Это сделали они сами, я же обещал, что вмешиваться не буду.

   - И мир их поддержал, обеих. Это уже четвёртый где они... - поразилась Многоликая.

   - И заметь, Энна, там им молиться не будут, - усмехнулся Ледяной Владыка.

   - Пусть только попробуют! - воинственно сказала Листик. - Сразу по шее получат!

   - Это понятно, что не будут, - хмыкнула Многоликая. - Дракланы слишком гордые и могучие. Интересно, а как вы намерены быть с властными устремлениями дракланов?

   - Я им объяснила, что просто жить куда приятнее, чем сидеть на троне с надутыми щеками, - ответила Листик, а Милисента добавила:

   - Были несогласные и недовольные. Старые затаились, но понимают, что ничего сделать не могут. Листик утвердила те владения, что уже существуют и запретила, без её разрешения, захват новых.

   - Жалею, что пропустил это, - засмеялся Инед, - хотел бы я посмотреть на их кислые рожи!

   - Ага, такие кислые только не рожи, а морды, они все в драконьей ипостаси были, такие большие и могучие... - начала Листик, Милисента её дополнила:

   - Ага, Листик такая маленькая, а они большие и могучие, на неё со страхом смотрят. Боятся даже слово поперёк не то что сказать, подумать. Самых агрессивных мы свели с Изамом, он успел только одного демона отловить, да и тот сразу сбежал, как только его отпустили. Так что дракланы там во всю развлекаются, удовлетворяя свои охотничьи инстинкты. Листик объявила, что эта командировка в качестве поощрения на месяц, самым послушным, а потом смена охотников. Очередь желающих поразвлечься на там выстроилась. А Повелитель мира Иптар теперь наш лучший друг. Мы, кстати, к нему и идём в гости. К вам на минутку заглянули.

   - Ага, - поддержала сестру Листик. Когда сёстры, попрощавшись, исчезли, Многоликая усмехнулась:

   - Инед, на этот раз ты меня переиграл!

   - Разве? - усмехнулся в ответ Ледяной Владыка. - Девочки сделали то, что ты хотела, просто сделали это в присущей им манере.




Глава двадцать вторая. Суд богов и божьи тайны | Листик. И снова приключения | Эпилог