home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Шестая глава. Обитатели пустыни мира Айдара.



   В зале с низким закопчённым потолком сидели два грустных человека в одежде наиболее приспособленной к путешествиям по пустыни, но жителями пустыни они не являлись. Почтенный Закр Абудархайн и не менее почтенный, а может и более, если судить по объёму живота, Харыз Вазимархайн. Хотя почтенность определялась не только этим, Вазимархайн был купцом, хозяином торгового каравана, а Абудархайн был караванщиком -- старшим каравана, проводником и начальником охраны. Караван не то что бы был большим, он был миропроходящим, то есть он шёл из мира в мир, проходя через межмировые порталы. Только вот чтоб попасть от портала к порталу, надо было пройти значительное расстояние между ними по тому миру, где эти порталы находились. А мир Айдара представлял собой полупустыню, местами -- самую настоящую пустыню. И вот выйдя из одного портала и направляясь к другому караван Вазимархайна, по его же настоянию, пошёл не по общей тропе, а пытаясь сократить путь по малоизвестному пустынному участку. В этом был определённый риск, но в случае удачи время пути сокращалось вдвое. Но надежда не оправдалась, удача отвернулась, а риск показал, что он может быть не только теоретическим, а вполне реальным. Караван попал в песчаную бурю, а потом подвергся нападению разбойников. Но охранники были умелыми и отважными, они отбились от разбойников, но при этом почти все полегли в неравной схватке. Осталось всего тринадцать, вместе с Абудархайном. А, как известно, тринадцать очень несчастливое число, а караванщики не менее, может и более, суеверные, чем моряки. И вот теперь в этой корчме, в забытом всеми богами селении сидели почтенные Вазимархайн и Абудархайн и думали, что делать дальше. Идти вперёд -- очень опасно, в пустыне водились мырымаки, а без мага обнаружить их засады было, практически, невозможно. Возвращаться назад? Но мырымаки были и там, там ещё были разбойники, которые с радостью встретили бы отбившийся от них караван. Сюда тоже шли по пустыне, но тогда в караване был маг, пусть слабенький, но засады мырымаков он распознавал на безопасном расстоянии и караван их обходил. Но маг погиб в схватке с разбойниками и теперь караван остался, можно сказать, без глаз.

   - Надо искать мага, и хотя бы ещё одного человека в охрану, - нарушил молчание Абудархайн, тринадцать очень не счастливое число!

   Вазимархайн ни чего не ответил, он сам понимал что надо, но где ж здесь найдёшь мага? Если человека в охрану ещё можно было найти, да и то не факт, что этот человек будет не из разбойников и не наведёт своих товарищей на ослабленный караван. Купец тяжело вздохнул, в караване была одна повозка, особо ему дорогая. В ней ехала Зульрин, его дочь. Она упросила своего отца взять её в этот поход. Харыз не смог отказать своей единственной дочери и наследнице. После смерти жены, вся любовь купца была направлена на дочь, да и ему самому взять её в этот поход тогда показалось хорошей идеей. Ведь Зульрин унаследует дело отца, а ей надо будет знать тонкости межмировой торговли. Купец тяжело вздохнул, положение было безвыходным.

   - Хозяин! - Зычный оклик сопровождался громким щелчком пальцев. Обладатель такого мощного голоса имел бы самую заурядную внешность, если бы не шрам, пересекавший его лицо, да и рост у этого человека был обычный, не маленький, но и не богатырский -- средний. Но было что-то в этом человеке, заставлявшее относится к нему с уважением. Нарочито медленные, плавные движения тигра, готового в любой момент броситься в стремительную атаку, указывали на большой опыт и врождённые способности великолепного бойца. Потёртая одежда бывалого путешественника ни о чём не говорила, а вот оружие... Меч, лежащий рядом с этим человеком и два больших, широких ножа висящие на поясе, перевязь с ножами поменьше, явно метательными, выдавали в нём наёмника. Простые путешественники так не вооружаются. Хозяин таверны, видно, впечатлился, потому как заказ он принёс почти мгновенно. Среди заказанного на подносе были сладкие ватрушки, что ни как не вязалось с суровой внешностью человека. Когда хозяин сгрузил принесенное на стол перед этим суровым наёмником, немногочисленные посетители таверны увидели ребёнка, сидевшего так, чтоб наёмник закрывал его от остальных. Маленькая ручка потянулась к пивной кружке и её обладатель сделал несколько больших глотков. Когда ребёнок отнял кружку ото рта, то стали заметны белые молочные усы. Ребёнок, хотя его ребёнком уже было трудно назвать, но подростком тоже, их слизнул и ухватил сладкую ватрушку.

   Купец и караванщик переглянулись и одновременно поднявшись, подошли к столику этого мужчины. Мужчина смотрел на приближающихся краем глаза, так обычно смотрят, когда хотят нанести внезапный удар, а вот его малолетний спутник глядел широко распахнутыми глазами. Харыз Вазимархайн не доходя двух шагов до столика, поклонился и представился, после чего попросил разрешения присесть за стол. Наемник, молча, кивнул, ребёнок перестал жевать ватрушку и с интересом уставился на купца и караванщика. Во взгляде этого ребёнка было что-то такое, что заставило поежиться купца и начальника его охраны. Затянувшуюся паузу, купец хотел начать разговор, но взгляд этого малолетки вышиб у него все мысли, прервал именно этот странный малыш:

   - Это повозки вашего каравана, там, на улице, да?

   Купец кивнул, не зная как реагировать, мужчина молчал, только едва заметная ухмылка сделала его лицо ещё более жутким, а его маленький спутник продолжил:

   - Неважно дела идут, да?

   - Эээ... Почему вы так решили? - Ответил Абудархайн, ответил, обращаясь к мужчине.

   - Ваши люди готовят себе еду на костре, а не пошли сюда. Значит, экономят, да и вы заказали не еду, а только пиво. И стоит ваш караван тут уже третий день. Выходит, по какой-то причине вы не можете двигаться дальше. Так? - Странный ребёнок высказал свои догадки.

   - Я так понял, у вас есть к нам предложение? - Пророкотал наёмник.

   Купец, и караванщик переглянулись, они отметили, что этот наёмник сказал "к нам", а не "ко мне", это говорило о том, что он не отделяет себя от своего маленького спутника. Но вряд ли они равноправные партнёры, скорее родственники и довольно близкие.

   - Рассказывайте, - кивнул малыш, хотя какой малыш, просто рост маленький, а так лет одиннадцать -- двенадцать. Купец, как и положено купцу обстоятельно, но, не вдаваясь в подробности, описал свои крайне незначительные затруднения. И сделал этому наёмнику весьма выгодное предложение - присоединиться к своему каравану.

   - Вляпались, - сделал вывод из рассказа купца этот странный ребёнок, - как же вы собираетесь идти по пустыни без мага? А?

   - Мы думаем, нанять кого-нибудь из местных жителей. Они же ходят по пустыне. Без магов ходят, значит, они как-то умеют распознавать, где мырымаки устраивают свои засады, - ответил купец, продолжая удивляться тому, что разговор ведёт этот малыш, а наёмник больше молчит.

   - Плохо распознают, в основном ходят с караванами. - Усмехнулся наёмник.

   - А разбойники? Они же ходят по пустыне и не боятся! - Не выдержал Абудархайн.

   - Мырымаки не роют свои ямы посреди пустыни, они делают засады на тропах, по которым ходит их добыча, торговые караваны в том числе. А у разбойников в каждой банде есть маг. Даже не один. - Снова ответил ребёнок, а наёмник добавил:

   - Самонадеянность губит отдельных путников и целые караваны. Мы тоже хотели сократить путь и потеряли лошадей.

   - Вы шли вдвоём через пустыню? - Изумился караванщик, - но как вам это удалось? Вы могли угодить в яму мырымака!

   - Лионелла -- ведьма, очень сильная ведьма, - наёмник кивнул на своего спутника, и имя и колдовская принадлежность явно указывала на то, что у мужчины спутница, а не спутник. Наемник, заметив реакцию своих собеседников, скучающим голосом пояснил: - Лионелла, моя племянница. Меня зовут Усим. Если вы хотите чтоб мы шли с вами, то и оплата должна быть соответствующая, мне полуторная ставка и Лионелле - ставка мага.

   - Ставка мага маленькой девочке?! - Возмутился Вазимархайн.

   - Я не настаиваю, - пожал плечами Усим.

   - Но вы же потеряли своих лошадей! Как вы думаете отсюда выбираться?

   - Купим вромов, они намного выносливей лошадей и прекрасно ходят по пустыне. Да, они не такие быстрые, но и запас еды для себя они, в отличие от лошадей, могут взять в качестве дополнительного груза. Ямы мырымаков Лионелла видит, а разбойники?.. Думаю, что нападать на двоих путников они не станут, слишком маленькая добыча при слишком больших потерях, - опять усмехнулся мужчина своей жуткой ухмылкой. А девочка, казалось, утратила к своим собеседникам всякий интерес и занялась ватрушками с молоком.

   - Но как нам убедиться, что ваша племянница волшеб... - Начал Вазимархайн и прикусил язык, девочка подняла голову, несмотря на царящий в корчме полумрак и купец, и караванщик увидели что волосы у девочки ярко-рыжие, а глаза... На людей смотрели большие зелёные, чуть светящиеся глаза, с вертикальными зрачками!

   - Эээ... - Сказал Вазимархайн.

   - Аааа... - Поддержал купца Абудархайн.

   - Ага, - кивнула девочка.

   - Очень содержательно, а главное единодушно, - снова продемонстрировал свою жуткую улыбку наёмник, - так что господа, это ваше единодушие можно считать положительным ответом?

   Караванщик ткнул купца локтем в бок, тот кивнул:

   - Да, госпожа может ехать в повозке моей дочери, на неопасных участках, естественно, и ночевать может тоже там, думаю женское общество, будет для госпожи более...

   - Ага, - кивнула рыжая девочка, а купец почтительно наклонив голову, спросил:

   - Когда госпожа думает отправиться в путь?

   Девочка недоумённо посмотрела на своего спутника, тот ещё раз усмехнувшись, сказал:

   - Завтра на рассвете, думаю, у вас всё готово для выхода?

   Оба и купец, и караванщик синхронно закивали и поспешно удалились. Девочка задумчиво посмотрела им вслед и спросила своего спутника:

   - Усим, а чего это они у меня спрашивали, когда выходить? Ведь в караване они главные?

   - Ли, сейчас в караване стала главной ты. Маг определяет, когда двигаться и как идти, караванщик только задаёт направление. Ты знаешь, сколько они должны тебе заплатить?

   - Неа, - замотала рыжей головой девочка.

   - В десять раз больше чем мне, а я запросил полуторную ставку охранника, - усмехнулся мужчина, - а тебе, Ли, ещё и премия полагается, если в пути никто не погибнет.

   - А если разбойники нападут? - Поинтересовалась Лионелла.

   - Разбойники не считаются, считаются только магические опасности. Думаешь, чего он тебя в повозку к своей дочери позвал? - Наклонил голову мужчина.

   - Охранять?

   - Да, охранять. Ладно, завтра рано вставать, идём спать.

   Мужчина поднялся, взял меч и пошёл к лестнице, ведущей к жилой части корчмы, девочка вприпрыжку поскакала за ним следом. Хоть они и скрылись с глаз посетителей, но прекрасно видели как купец и караванщик вернулись и подошли к хозяину корчмы.

   - Любезный, вы что-нибудь можете сказать об этой парочке? - Вазимархайн выложил перед хозяином серебряную монету. Хозяин кивнул, монета исчезла. Караванщик тоже кивнул, как быстро не смахнул со стойки монету хозяин корчмы, он это увидел.

   - Они пришли позавчера, из пустыни. Говорят - хотели сократить путь, но лошади пали. А сами они были такие, как будто не через пустыню шли, а в оазисе под пальмой сидели. И ночевать устроились под самой крышей на чердаке! Крыша-та соломенная от геруи не защитит, а у нас тут стая недалеко живёт в горах. Их в первую ночь должны съесть были! Ну, вы же знаете, если нет крепкой крыши над головой, то геруи кровь выпьют, а то и совсем съедят!

   Купец и караванщик понятливо переглянулись, корчма одновременно была и постоялым двором. Два этажа сверху служили для ночлега путников. Крыша на третьем этаже была из толстых брёвен, ещё и усилена железными полосами, а над ней была вторая крыша, соломенная или камышовая, днём предохраняющая от зноя, а ночью от холода. Эта крыша совсем не защищала от хищной пустынной нежити - геруи. Похожие на ворон, только крылья были кожистые, да размером раза в три больше, геруи двигались бесшумно и нападали стаей. Ночью, на открытой местности, отбиться от них не было ни каких шансов. А крыша и была такой местностью, да ещё и очень ограниченной по площади, лишавшей возможности манёвра. А эти двое прекрасно себя там чувствуют, значит, не боятся, а раз не боятся, то имеют какую-то защиту. А какая может быть защита? Не мечом же этот Усим всю ночь от геруи отмахивается, значит, эта рыжая... Девочкой её уже язык не поворачивался назвать. Несмотря на её до нельзя детский вид! Вазимархайн и Абудархайн переглянулись и пошли к повозкам своего каравана.


   Утром, когда начал формироваться походный порядок каравана, появились Усим и Лионелла. Их появление предварило очень беспокойное, почти паника, поведение лошадей и тягловых вромов, понятно, что в караване имеющем повозки вьючных вромов не было. Охранники бросились успокаивать своих лошадей, а погонщики вромов. Но самое странное, что при приближении этих двоих даже сторожевые псы, все четыре, заскулили и попытались спрятаться под повозки. Рыжая девочка, теперь при свете восходящего солнца эта рыжина была особо заметна, шла вдоль каравана и шарахающиеся от неё вначале животные успокаивались и наоборот, тянулись к ней. Девочка подходила к каждому и что-то ласково говорила, поглаживая по морде или загривку, куда могла достать. Таким образом, она успокоила весь четвероногий состав каравана. Люди, тоже забеспокоившиеся вначале, тоже успокоились.

   - Где-то неподалёку бродит песчаный кот, - высказал своё мнение Абудархайн.

   - Почему вы так решили? - Спросил Саман, один из молодых воинов, караванщик усмехнулся:

   - Все испугались, кони, вромы, даже волкодавы! Почувствовали крупного хищника, с которым не справиться, на нежить другая реакция, боятся но готовятся дать отпор, а тут будто сдались... Это кот, причём, матёрый!

   - А потом чего успокоились? Кот ушёл?

   - Нет, она успокоила, - караванщик показал на рыжую девочку и видя, что остальные не понимают, пояснил, - она сильнее, животные это хорошо чувствуют, они поняли что она защитит.

   Караванщик был не прав, животные почувствовали хищника, только намного более опасного, чем песчаный кот. Но потом этот хищник показал, что не собирается нападать, а наоборот как бы взял под свою защиту, став вожаком.

   - Как же эта малявка... - Начал молодой охранник, Саман, но Абудархайн его резко прервал:

   - Молчи! Оскорбивший волшебницу умирает быстро и страшно!

   - Ага! - Сказала рыжая малявка, - только я не волшебница, я ведьма!

   - А какая разница, госпожа? Поясните неразумному. - Как можно более почтительно попросил Саман, он уже с уважением и некоторым страхом смотрел на девочку. Та широко улыбнулась:

   - Даже не оскорбивший, а тот, кто просто не понравился, умрёт ещё быстрее и страшнее!

   - Эээ... Госпожа... Я... - Попытался то ли извиниться, то ли оправдаться испуганный молодой охранник, а девочка окончательно его добила, показав язык. Только мужская гордость не позволила юноше упасть в обморок.

   Караван был выстроен и двинулся в путь. Впереди ехал Закр Абудархайн, с ним рядом шла маленькая лошадка рыжей ведьмы. Она сама такую выбрала, в караване было несколько запасных лошадей, да и лошади погибших охранников не очень пострадали. Конь, выбранный спутником девочки, ранее принадлежал одному из охранников. Этот конь, также как и лошадка девочки, сначала не то, что не хотели подпускать к себе седоков, они это сделали с каким-то обречённым видом, словно смирились с неизбежным, а вот теперь вышагивали с гордым видом. Абудархайн, готов был поклясться, что эти животные сейчас на остальных смотрят с некоторым превосходством.

   Солнце поднялось почти в зенит, пора было бы укрыться от его палящих лучей, но ничего подходящего пока не было. В пустыне не было постоянной караванной тропы, там, где часто проходили животные, свои ямы-засады устраивали мырымаки. Направление движения задавал караванщик, обычно по солнцу, а вёл маг. Сейчас вела караван рыжая девочка. Она вела по прямой, обходя только нагромождения скал. Её спутник, Усим, находился в конце каравана. Харыз Вазимархайн ехал на первой повозке, его конь шёл рядом, так чтоб владелец каравана мог в любое время вскочить в седло. Купец озабоченно морщил лоб, всё-таки четырнадцать охранников слишком мало для десяти повозок. Конечно, ещё были возничие, но их дело управлять вромами, а не участвовать в схватке с нападающими, потерявшая управление повозка - верная добыча разбойников. Сзади послышался крик и, обернувшись люди, увидели поднимающуюся пыль, караван нагоняли всадники. Много всадников! Они были ещё далеко, но быстро приближались.

   - Проклятье! - Воскликнул Абудархайн, - это разбойники, не иначе кто-то из жителей селения навёл!

   Девочка кивнула и показала направление движения, махнув туда рукой. Повинуясь крикам погонщиков, повозки ускорили движение, но вромы не лошади, быстро бежать они не могут. Долго бежать тоже, вот идти, да ещё по пустыне это - да, так что разбойники рано или поздно настигнут караван и тогда...

   Слева вспучился песок и из образовавшейся песчаной воронки будто выстрелили длинные щупальца. Они были покрыты чем-то вроде чешуи, в центре каждой чешуйки был острый загнутый коготь, напоминавший крючок. Удар такого щупальца не только ломал жертве кости, но и эту жертву захватывал. Крик ужаса вырвался у ближайших погонщиков и охранников, падающие сверху щупальца мырымака, должны были выхватить из строя каравана двух охранников, рыжую девочку и Абудархайна. Рыжая сделала небрежное движение рукой, словно отмахиваясь от мухи, струи огня вырвавшиеся из маленькой ладошки, не только перерубили эти страшные конечности чудовища, но и отбросили их в сторону его ямы. Жуткий вой пронёсся над пустыней. А караван с максимально возможной скоростью двигался дальше. Девочка сделала движение руками вперёд, будто что-то толкала вперёд. Скакавший рядом караванщик почувствовал волну холода, ушедшую в том направлении. Дальше караван, извиваясь, словно змея проскользнул между ямами уже начавших выбрасывать свои щупальца мырымаков. Но почувствовав холод, они спрятали свои хватательные конечности, люди с ужасом смотрели на шевелящийся песок - чудовища чуяли добычу, но боялись нападать, над их ямами-засадами царил лютый мороз, его дыхание ощутили все, кто был в караване. Последняя повозка миновала опасное место и холод исчез. Тут же взметнувшееся щупальце устремилось к скакавшему последним Усиму, тот, так же небрежно, как до этого его племянница махнул рукой. Только в руке у него был клинок. Замысловатым движением наёмник перерубил и отбросил падающую на него живую плеть. Второе щупальце его уже не достало. Девочка сделала знак замедлить движение, хотя вромы уже и сами начали сбавлять темп, такая скачка им была не под силу. Абудархайн хотел отменить эту команду рыжей, но она, молча, показала рукой назад. Там в размороженные ловушки мырымаков с ходу влетели разбойники, пыль, поднятая спасавшимся бегством караваном, не дала им разглядеть, куда они скачут, а на вой мырымака они не обратили внимания, решили, что песчаное чудовище уже выхватило кого-то из каравана и теперь занято своей добычей. Остальных ям они не увидели, их закрыла пыль, поднятая караванов. А от мага или магов ямы закрыл холод, что сотворила рыжая ведьма. Теперь разбойники на всём скаку влетели в необычайно большое скопление этих песчаных чудовищ. Их хватательные конечности взметнулись, словно по чьей-то команде, а попасть под удар щупалец мырымака - это верная смерть. Спастись удалось только нескольким разбойникам, тем, у кого были самые плохие кони, они успели повернуть назад. Не всем мырымакам досталась добыча, хоть большая половина преследователей стала жертвами песчаных чудовищ, мырымаки всех тех, кто попал на расстояние захвата их щупалец, стараются утащить в свою яму. Нахлёстывающие своих коней разбойники, стремились как можно дальше ускакать от раскачивающихся над ямами щупалец, хоть те и не могли их уже достать.

   Проехав ещё с десяток миль, девочка вывела караван к скальной гряде. Скалы хоть и скудную, но тень давали. Люди и животные выглядели очень устало, всё-таки скачка по пустыне - это довольно тяжело.

   - Госпожа Лионелла, - обратился к девочке Абудархайн, - мы отошли от привычного пути и до ближайшего колодца довольно далеко, а те запасы воды, что мы захватили с собой...

   Девочка посмотрела на жадно пьющих животных и людей. Купец, желая сэкономить или по какой другой причине взял мало воды. Вода в пустыне тоже товар, который стоит очень немалых денег. Рыжая молча подошла к скале и заговорила на неизвестном языке, ей будто кто-то ответил, а девочка отошла и из расщелины скалы побежал ручеёк холодной воды. Девочка махнула рукой:

   - Набирайте, наполняйте все ёмкости. Нехорошо если вода будет даром проливаться.

   Люди бросились наполнять всё что было, также набирали воду в походные поилки, скорее всего здесь и заночевать придётся, а будет ли течь завтра этот ручеек? Ведь только что его же не было! А девочку, отошедшую в сторонку и севшую на камень, окружили вылезавшие из всех щелей скалы, да и, как казалось, из самой скалы, мохнатые существа. Люди смотрели на них во все глаза, это были песчаники - жители пустыни, очень редко показывающиеся на глаза людям. Похожие на кошек, вставших на задние лапы, такого же роста и покрытые короткой жёлто-коричневой шерсткой, они окружили девочку и что-то возбуждённо пищали, а она их внимательно слушала, как будто понимая их язык, хотя, может, так и было.

   - Лионелла, давай сюда, - позвал девочку Усим. Он, как и остальные охранники, пристроился у большого котла, в котором уже закипала каша, всё-таки обед, хоть и очень поздний. Пустыня пустыней, а людей кормить надо.

   - Я тут недалеко, я быстро вернусь, - тряхнула рыжей головой Лионелла и, сопровождаемая толпой пищащих песчаников, пошла куда-то за скалу. Наёмник проводил её взглядом и достал из своего походного мешка, две миски для каши. Видимо то, что девочка сама пошла куда-то за скалы его нисколько не озаботило. Абудархайн поднялся и сделал знак одному из охранников - следовать за ним. Караванщику стало интересно, куда это пошла девочка. С другой стороны она пошла одна, не считать же песчаников сопровождением, а она себя показала как очень хороший маг, хоть спутник и называл её ведьмой, а без мага в пустыне - верная гибель. Поэтому Абудархайн, понимая, что это бесполезно, не стал девочку удерживать, но решил за ней пойти - всё-таки он неплохой мечник и если что - может, по крайней мере, попробует защитить.

   Лионелла обошла скалу, но не вышла из её тени. Она стала там, где кончался камень и начинался песок. С этой стороны скальной гряды начиналась настоящая пустыня - песчаные барханы стояли до самого горизонта. Девочка вытянула вперёд руки, до этого издававшие громкий писк песчаники затихли, вместо этого раздался громкий визг. Песок между ближайшими барханами вздыбился и показались щупальца мырымака. Эти щупальца были как-то странно вытянуты вверх, будто пустынное чудовище за них тянули, выдёргивая из его ямы. Абудархайн с удивлением увидел, что так оно и есть. Будто невидимый великан вырвал мырымака из песка и теперь держал в воздухе. Девочка хлопнула ладошками своих вытянутых рук. Мырымак лопнул, словно сплюснутый могучим ударом двух гигантских ладоней. Девочка повторила свои действия ещё три раза, уничтожив ещё трёх чудовищ. Песчаники, до этого молча смотревшие, запищали ещё громче и бросившись к девочке подхватили её и понесли.

   Так к лагерю каравана они так и пришли - впереди толпа песчаников несущих девочку, за ними караванщик с охранником. Маленькие мохнатые существа, не обращая внимания на людей, принесли девочку к тому месту, где расположился Усим. Когда Лионелла встала на ноги, песчаники исчезли, будто их и не было. Девочка взяла тарелку с кашей и быстро её съев, протянула пустую посуду своему дяде, тот покачал головой и пошёл за новой порцией. Так повторилось ещё два раза, Абудархайн приказал не мешать Усиму, но воинам каравана самим стало интересно, сколько ж может съесть эта девочка. Принеся миску третий раз, наёмник стал что-то строго выговаривать девочке, говорил он тихо и услышать его не было никакой возможности, да и по губам прочитать не удалось. Усим говорил на каком-то незнакомом караванщику и купцу языке, хотя те знали их не мало, всё-таки ходят не по одному миру. Когда девочка насытилась, её животик вздулся как барабан, и только тогда люди увидели, как она устала. Дядя подхватил её на руки и вопросительно посмотрел на купца, тот показал на одну из повозок, там откинулся плотный полог и пожилая женщина сделала приглашающий жест. Усим отнёс девочку и уложил на приготовленное той место. Лионелла уже спала, поэтому ни пожилая женщина, ни молоденькая девушка, не смогли с ней поговорить и утолить свое любопытство.

   Караванщик решил, что за этот день и так пройдено значительное расстояние, поэтому дал команду готовиться к ночёвке. Фургоны поставили в круг, в центр этого круга загнали лошадей и вромов. Над пространством образованном кольцом фургонов, натянули сеть с вплетёнными в неё металлическим кольцами, делающими эту сеть, по крепости, не уступающей кольчуге. Фургоны имели каркас из металлических полос, а поверх двух слоёв ткани, предохраняющей от пыли и зноя, была натянута такая же сеть. Теперь лагерь каравана, вставшего на ночёвку, представлял собой маленькую крепость, неприступную для большинства зверей и видов нежити. Усим, наравне со всеми принимавший участие в обустройстве лагеря, достал из своего походного мешка небольшой жезл и закрепил его в центре защитной сетки. Вазимархайн и Абудархайн переглянулись, их предположение подтверждалось, кроме того что девочка была сильной волшебницей у наёмника был ещё защитный амулет и судя по всему очень неслабый, раз Усим так его разместил.

   Когда все приготовления к ночлегу были уже закончены, а до темноты было ещё пару часов, охранники и возничие собрались у костра, разведённого у входа в круг повозок. Собрались все, кроме двух караульных. Естественно, у такого костра расслабившееся люди травят байки или рассказывают истории из своей жизни. Но в этот раз разговор протекал вяло, все посматривали на нового члена своей команды, все остальные друг про друга уже почти всё знали. А Усим был новым человеком и то, как он срубил щупальце мырымака, говорило о его большом опыте, следовательно, он мог многое рассказать, да и его племянница была не простой девочкой, про неё тоже было бы интересно послушать. Но наёмник с жутким шрамом молчал. Наконец не выдержав, спросил Абудархайн:

   - Усим, а куда вы направлялись? Если это конечно не секрет.

   Наёмник ухмыльнулся своей ужасающей улыбкой:

   - Туда куда и вы, разве ж это непонятно? В Айдаре нам нечего делать, тут только пустыня, да небольшие селения у источников воды. В оазисах - города, но они нам не подходят.

   - Почему не подходят?

   - Лионелла ещё девочка, ей учиться надо. А здесь разве можно найти для неё учителя? Я не говорю о нормальном учебном заведении. Ну, там магическая школа или что-то подобное. Вот такой город мы и ищем, вернее я ищу, Ли сейчас всё и везде интересно, но надо думать о будущем. - Усим пожал плечами, словно сетуя, что другие не понимают очевидное.

   - Но она... То что она сделала... Я вообще не знаю мага, способного на такое! - Караванщик от полноты чувств развёл руками, остальные, сидящие у костра, одобрительно загомонили.

   Усим опять пожал плечами, мол, он сказал, а вы понимайте, как хотите. Тогда Абудархайн, снова спросил:

   - А вот сейчас, она вызвала воду из скалы, а потом пошла и поубивала мырымаков. Она что? Думала, что они на лагерь нападут? Но они же в каменистой почве не могут передвигаться, а здесь скалы...

   - Она не вызвала, это невозможно, она попросила песчаников поделиться водой, а они попросили её об ответной услуге. Мырымаки перекрыли им выход к барханам. Песчаники кормятся в пустыне, здесь они только живут, прячась от мырымаков, но здесь им есть нечего. - Пояснил Усим.

   - Но как она их поняла? Она понимает их язык?

   - Она многих понимает, - снова жутко усмехнулся Усим. Дальше на расспросы он отвечал односложно, видно решив, что достаточно подробно рассказал и о своих целях, и о способностях своей племянницы.

   Когда солнце ещё не зашло, но уже спряталось за скалы, люди ушли внутрь круга повозок, оставив караульных у входа в эту импровизированную крепость. Двое стражей расположились так, чтоб между ними и тем, кто вздумает приблизиться, был костёр, всё-таки ни звери, ни нежить не любят огня, хоть многие его не боятся. Люди скрылись в повозках, предварительно, закрывшись. Только Усим расположился под повозкой Зульрин, где уложили его племянницу. С внешней стороны повозок от борта до земли был опущены щиты, превратив внешнюю сторону круга повозок в сплошную стену. Прежде чем расположиться на ночлег, наёмник попросил разрешения взглянуть на девочку. Женщина, сопровождавшая дочь купца и выполнявшая обязанности то ли прислуги, то ли гувернантки, жестом пригласила Усимта заглянуть. Рыжая девочка спала на лавке у внешней стены, положив ладошки под щеку, чему-то улыбаясь. Наёмник кивнул и нырнул под повозку.

   Дорбейа, выполняющая при дочери купца не только те роли, о которых подумал Усим, но ещё и роль охранницы была ночью разбужена. Рыжая девочка, приложив палец к губам, выскользнула из повозки, там её уже ждал наёмник. Они молча обменялись взглядами и бесшумно скользнули к костру на выходе.

   Охранник Саман бдительно вглядывался в ночь, была его очередь сторожить, его напарник Халан тоже сторожил, но не так рьяно, он был старше, поэтому понимал, что пока зверь или кто-то другой не попадёт в свет от костра, его не увидишь и не услышишь. Но вздрогнули они оба, когда сзади появились наёмник и его племянница. Девочка села у костра на корточки и замерла, а наёмник сделал знак караульным, отодвинуться от костра в сторону повозок. Некоторое время ничего не происходило, а потом из темноты выстрелили три чёрные ленты и попытались схватить девочку. Костёр им не был помехой, но, не долетев до девочки пару ладоней, эти ленты будто наткнулись на какую-то преграду, завязли в ней и вспыхнули. Окрестности огласил то ли вой, то ли визг. Одна такая лента, вернее ей обрубок извивался у ног наёмника, хоть как не было стремительным движение конечности ночного гостя, Усим успел достать свой меч и обрубить её. Теперь он брезгливо вытирал лезвие, не обращая никакого внимания на извивающийся обрубок. А вот стражники глядели на это порождение то ли ночи, то ли пустыни с ужасом. Если бы не эта девочка, то чёрные ленты утащили бы их в страшную темноту. Визг неизвестной ночной твари разбудил весь караван. Сбежавшиеся люди с омерзением и ужасом смотрели на извивающуюся чёрную ленту.

   - Харарха! - Произнёс один из охранников.

   - Ага! - подтвердила девочка и дала более ёмкое определение ночному визитёру, - гадость!

   А неизвестная харахра, которая гадость, продолжала визгливо завывать. Девочка неодобрительно покачала головой и повторила:

   - Гадость! Самая настоящая гадость! - Посмотрев на замерших людей, обосновала свою точку зрения, - спать мешает!

   - Харарха никогда не ходит одна обычно их несколько, - шёпотом, будто ночные твари могли его услышать, произнёс Вазимархайн.

   - Ага, - подтвердила девочка и уточнила, - трое.

   Усим брезгливым движение ноги, отбросил извивающийся обрубок. Если бы кто-нибудь присмотрелся, то заметил бы, что наёмник не коснулся ногой щупальца, только сделал движение, имитирующее удар.

   Лионелла отошла от костра к фургонам и словно почувствовав это к людям снова устремились чёрные ленты-языки. Они разбросали костёр, но, не долетев до людей, полметра, словно упёрлись в невидимую стену, упёрлись и нетерпеливо по ней заелозили, пачкая невидимую преграду мутной жидкостью.

   - А слюна-то у них ядовитая! - рыжая обернувшись, с интересом смотрела на потуги тварей преодолеть защиту. Остальные люди отшатнулись ещё дальше, кроме Усима. Наёмник вообще не проявил никаких чувств.

   - А они не попытаются атаковать с другой стороны? - забеспокоился Абудархайн, остальные подались ещё дальше, люди понимали, что против атаки этих тварей они бессильны, остаётся надеяться только на крепость повозок. Словно подтверждая их опасения, харархи усилили натиск, языки-ленты замелькали в бешеном темпе. Усим, невозмутимо показал на свой защитный амулет, который он закрепил в центре купола сетки. Амулет светился мертвенно-синим светом, а сквозь сетку было видно нескольких, на ней неподвижно лежащих, геруи.

   - Сдохли уже! - жизнерадостно сообщила девочка. Наёмник пожал плечами, видно его этот факт интересовал в последнюю очередь.

   - Уважаемый Усим, а ваш амулет выдержит? - Спросил Вазимархайн, все взгляды устремились на опять пожавшего плечами наёмника, вместо него улыбаясь, ответила девочка:

   - Выдержит, ладно я пошла спать, а вы можете ещё посмотреть.

   - Спокойной ночи Ли, - пожелал девочке наёмник и одними губами, только так чтоб слышала только она, шепнул, - Листик прикрой меня.

   Девочка, прежде чем лечь спать, успокоила волновавшихся лошадей и вромов, затем направилась к повозке Зульрин, прошла мимо стоящей с кривой саблей Дорбейи, женщина охраняла или пыталась охранять обеспокоенную дочь купца. Умостившись на своём месте, девочка пожелала всем приятных снов и уснула. Харархи продолжали долбить магическую защиту, делали они это уже молча. Наёмник сообщил, что он тоже намерен поспать до своей смены и залез под повозку. Люди некоторое время смотрели на удары черных лент в магическую преграду и на усиливающий свечение в такт ударам защитный артефакт.

   - Если бы не госпожа Лионелла, харархи бы нас с Халаном утащили, - с ужасом произнёс Саман, до него только сейчас стало доходить, какой опасности он избежал. Молодого охранника била мелкая дрожь. Абудархайн видя, что из того караульный уже никакой, заменил юношу более опытным охранником. Люди немного постояв и убедившись в надёжности защиты стали расходиться. Возможно, их убедило спокойствие наёмника и его племянницы. Но если бы кто из охранников или возничих заглянул бы под повозку Зульрин, то наёмника там бы не обнаружил. Он бы с удивлением увидел только одежду и оружие Усима, но не его самого. А за периметром действия защитного амулета, ночных чудовищ атаковал дракон. Большой бронзово-чёрный дракон порвал харархов за несколько мгновений. Охранники, стоящие в дозоре видели только как харархов долбивших в защиту, будто утащили в темноту и они исчезли. Остаток ночи прошёл спокойно, в назначенное для него время, перед самым рассветом, наёмник вылез из-под повозки и заступил на пост.

   Утром наёмник и его племянница снова устроились в сторонке и о чём-то тихо говорили. Говорили на незнакомом языке, поэтому Вазимархайн как не старался прочитать по губам о чём разговор, так и не смог, а если бы это у него получилось, то он услышал бы следующее:

   - Понимаешь, Листик, харархи вчера на наш лагерь вышли не случайно, у меня такое впечатление, что их кто-то сюда пригнал.

   - Усимт, кто это может быть? И зачем это делать? Если бы это был обычный караван, то эти твари поели бы половину людей и животных, скорее всего животных, так как люди бы спрятались в повозках. А потом бы караван ушёл, не столь быстро, как обычно, ведь лошадей и вромов стало бы меньше, но достаточно, чтоб караван ушёл из опасного места. Ты же видел, эти харархи - ночные хищники, они очень не любят солнечного света и жара пустыни. Как только бы взошло солнце, харархи спрятались, караван ушел бы и как только он вышел бы на открытое место, харархи стали бы ему не страшны.

   - Это всё так, но вечером же их не было, они появились ночью и ты это почувствовала, не так ли?

   - Ага, но я почувствовала не только их. Харархов будто кто-то подгонял!

   - Вот! Именно! Кто-то подгонял и кто-то за мной наблюдал, когда я их уничтожал. Вот теперь думаю, а не напрасно ли я это сделал? Я ведь открылся, а до этого открылась ты.

   - Усимт, но я же чуть-чуть! На уровне обычного боевого мага. Да и тебя - дракона трудно идентифицировать!

   - Листик, учёба в академии тебе явно идёт на пользу! Но боюсь, появление дракона, очень насторожило наблюдателя! Мне кажется, он потому и пригнал Харархов, чтоб окончательно узнать твои способности, а увидел совсем иное.

   - Ага, но я больше ничего не делала, огненная плеть - это уровень среднего человеческого мага. А мои удары... Его мог нанести любой хорошо обученный боевой маг из людей, так что ничего особенного в этом не было. Да и твоя защита была не заметна, ты очень хорошо её поставил и твоя синяя обманка выглядела могучим артефактом. А такой может быть у любого, даже не мага.

   - Выходит я напрасно убивал харархов... Не надо было показывать дракона...

   - Нет, Усимт, мы бы ушли, а они бы остались. Кругом пустыня и харархи сами уйти не смогли бы. А тут песчаники, харархи бы их всех поели. Так что ты правильно сделал.

   - Да но при этом засветился...

   - Пусть этот наблюдатель думает, что ты один здесь такой, два дракона будут для него приятным сюрпризом. Ха! Как ты говоришь - будем решать проблемы по мере их появления...

   - И убивать, чтоб больше не появлялись. А хочешь мороженого?

   - Ага! А где ты его здесь возьмёшь? Дразнишься, да?

   - Ага! Это чтоб ты не расслаблялась. Ешь кашу! Вон уже все чай пьют!


   Караван почти скрылся за горизонтом, а наблюдатель расположившийся на вершине одной из скал гряды всё смотрел ему во след. Когда этот наблюдатель слегка приподнялся, до этого была видна только голова, обнаружилось что это женщина, её тело, по крайней мере, верхняя половина появившаяся над камнями не была прикрыта одеждой. Высокие скулы, узкие глаза и рот сжатый в узкую полоску -- лицо женщины не выражало ни каких чувств. Она перевела свой взгляд с удаляющегося каравана на появившихся из-под скалы песчанников, те двинулись в пустыню. Женщина задумалась, те двое в караване... По крайней мере -- маленькая самочка была сильным магом. Но её сила не превышала силу, пусть и выдающегося, мага хумана. В начале вроде эта девочка открылась, но анализируя увиденное женщина пришла к выводу -- ничего особенного, просто силы много, похоже -- самородок, но и только. А вторая особь, вполне взрослая, вообще не проявила никаких способностей. Но оба этих существа не были хуманами, а вот это очень беспокоило. Кем они были, женщина так и не поняла, но всё же проверка устроенная ею, дала свои результаты - появился третий, и этот третий - дракон! Откуда он взялся и куда он делся, наблюдательница так и не поняла, она ясно видела ауру тех двух существ. Спокойные цвета ауры свидетельствовали, что они оба спали, следовательно, к появлению дракона не имели никакого отношения. Они его не звали и не подавали каких-либо других знаков. Но появившийся неизвестно откуда дракон сделал то, что должны были сделать эти двое, или кто-то из них. Уничтожил харархов и исчез. Задумавшаяся женщина сжала ладони, камень, на котором эти ладони лежали, стал крошиться, превращаясь в песок. Так к ни пришедшая ни к какому выводу женщина, выскользнула из-за камней. Именно выскользнула, потому что если верхняя её половина напоминала женщину-человека, то нижняя была змеиная. Продолжая своё плавное движение женщина-змея исчезла, только лёгкий ветерок сметал песок с того места на камне, где его раскрошили руки этой наблюдательницы.




Четвёртая глава. Штраф - только мороженым! | Листик. И снова приключения | Седьмая глава. Продолжение похода по Айдаре.