home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Седьмая глава. Продолжение похода по Айдаре.



   Караван почтенного Вазимархайна шёл по пустыне четвёртый день. Всё было спокойно и больше никаких происшествий не происходило. Песчаные участки с ямами-ловушками мырымаков, благодаря Лионелле скачущей впереди каравана, преодолевали быстро и без потерь. И купец, и караванщик не могли не отметить, что девочка отличная волшебница, ведь известно, что мырымак может так затаиться, что не всякий маг его сможет обнаружить. Сейчас караван шёл довольно быстро, так как шёл по каменистому участку дороги -- рядом были горы. В таких местах мырымаки ловушек не делали.

   - Если пойти через перевал, то можно сократить путь на десять дней, послезавтра выйдем к Барламу, - произнёс поравнявшийся с Листиком и Абудархайном купец, сейчас он ехал не в повозке, а на своём породистом скакуне. Барлам это город, у которого находился межмировой переход, к которому и шёл караван. Караванщик поморщился, купец слишком быстро забыл, то, к чему привело недавнее сокращение пути. Если бы боги не послали им рыжую девочку, то, скорее всего, караван до сих пор стоял бы в том селении, а возможно уже бы не стоял, местные жители растащили бы все товары, предварительно вырезав охрану и возничих.

   Девочка подняла бровь и посмотрела на купца, тот этим поощрённый продолжил:

   - Поворот через два часа, к ночи выйдем к перевалу, правда это не совсем перевал, ещё полдня придётся идти по высокогорному ущелью.

   - В этом ущелье могут быть твари похлеще тех, что нам уже встречались. - Недовольно произнёс караванщик.

   - Если мы подойдём к порталу на Олуан через десять дней, то можем попасть к началу штормов. Там всего ничего пройти по морю до следующего портала, но если опоздаем, то придётся ждать три месяца! - Ответил Вазимархайн. Абудархайн с тем же недовольным выражением лица, возразил:

   - В том ущелье пропали пять караванов, мы будем шестыми!

   - Это было четыре года назад, с тех пор там прошло больше десятка.

   - Харыз, в караване твоя дочь, ты хочешь рискнуть её жизнью? - Поднял бровь караванщик.

   - Закр, ты же знаешь, я поставил на этот поход слишком многое, если дело не выгорит, то я и моя дочь станем нищими. Я-то пожил, а вот Зульрин... Понимаешь, я не хочу в старости увидеть свою дочь на панели или в рабском загоне!

   - Мы должны успеть, - всё также недовольно морщась, попытался убедить купца караванщик.

   - Но можем и не успеть, риск слишком велик. - Не сдавался Вазимархайн. Он посмотрел на молчащую Листика, девочка внимательно слушала, впрочем, это не мешало ей так же внимательно осматривать дорогу. Абудархайн тоже посмотрел на девочку, решение должна была принять она, если она решит, что путь через перевал более безопасен чем через пустыню вокруг гор, то караван свернёт в горы. Девочка молчала полчаса, при этом время от времени неподвижно замирая на пару секунд. Ни купец, ни караванщик её не беспокоили, они теперь ехали моча.

   - Поворачиваем! - Неожиданно скомандовала рыжая девочка.

   - Но госпожа! Здесь нет дороги, это ущелье заканчивается тупиком! - Изумился Абудархайн. До поворота ещё ехать...

   - Кто сказал, что здесь нет дороги? - Спросила Листик.

   - Так все говорят! - Ответил караванщик.

   - Они что здесь ездили и это проверяли? Эти все, которые говорят? - Девочка копируя Абудархайна подняла бровь, это было настолько похоже, но при этом настолько комично, что Вазимархайн улыбнулся, но всё же спросил:

   - Но, госпожа, чем вызвано это ваше решение?

   - Исключительно жадностью! - Очень серьёзно ответила Листик.

   - Ааа? - Оба, и купец, и караванщик не зная, что на это сказать, синхронно подняли бровь.

   - Ага! - рассмеялась девочка, настолько удивлённый и растерянный вид был у обоих мужчин. Тряхнув рыжей головой, она пояснила: - Я хочу получить премию! Ведь если караван пройдёт тот путь, в котором я его сопровождаю, без потерь, то мне положена премия? Разве нет? А если я проведу караван коротким путём, то мне будет положена премия ещё и за скорость, разве нет?

   Купец как игрушечный болванчик восточных народов, почему-то такие болванчики делают только народы, называемые "восточными" независимо от мира, где они находятся, закивал головой.

   - Тогда поворачиваем! - Девочка показала рукой в проход между скалами. Караван, сделав поворот, ушёл с основной дороги.

   В миле от этого поворота, если бы караван продолжал двигаться прежним путём, на скале женщина-змея снова раздражённо раскрошила камень. Этот караван ушёл от ловушки, что она ему приготовила. За скалой у дороги, на которой расположилась эта женщина, стояла, готовая к нападению орда зелёных гоблинов, небольшая орда, но этим людям на десяти повозках хватило бы. Гоблины, должны были сбить караван с дороги и оттеснить в песок пустыни, а там его ждали харархи. Такое нападение люди и эти двое нелюдей отбить бы не смогли, каким бы хорошим магом не была эта маленькая рыжая самочка, что вела караван. Женщина ожидала, что на помощь каравану придёт дракон, он ведь один раз это сделал, значит, не бросит в беде и второй раз! Женщине-змее очень хотелось выяснить, что это за дракон и что он здесь делает? И почему он защищает этот ни чем, ни примечательный караван, таких через пустыню проходило -- сотни. Так почему дракон охраняет именно этот? Сколько женщина не вглядывалась в повозки своим магическим зрением, рассмотреть она ничего не могла -- обычные люди, двое нелюдей, возможно замаскированные эльфы, аура похожа. Старший эльф или кто он там, вообще без магических способностей. Маленькая самочка, судя по ауре -- родственница старшего, маг, сильный маг, но не более. Так почему их сопровождает дракон? Скрытно сопровождает? Или не их, тогда кого из каравана? Женщина прищурилась и отпустила гоблинов. Те, почувствовав исчезновение магического захвата, испуганно завыли и побежали в горы. Харархов она и так не держала, она их только пригнала сюда. Женщина скользнула вниз со скалы, но не упала, просто исчезла.


   - Ты видел? - спросила Листик Усимта, она уже съела две тарелки каши и теперь пила обжигающе горячий чай. Девочка делала большие глотки, вызывая удивление украдкой за ней наблюдающих людей. Усимт, молча, кивнул. А Листик, сделав очередной глоток, продолжила:

   - Это она тогда пригнала харархов, чего она хочет?

   - Её интересует дракон, я же говорил -- напрасно я тогда...

   - Нет, Усимт, не напрасно. Она почувствовала нас, но не смогла понять, что она почувствовала. И тогда она наслала на караван харархов, сделала она это до того как ты сменил ипостась. Хотела проверить и не знаю, отозвала бы она харархов, если бы они всерьёз занялись караваном, их всё-таки трое было! Она и в этот раз бросила тех харархов, что подогнала к дороге. Теперь они там сидят, и если по дороге пройдёт караван, то они нападут.

   - Днём не нападут, а ночевать на дороге вряд ли кто-то будет, на ночёвку уйдут ближе к горам, да и ходят по этой дороге редко, это наш купец от жадности, решил срезать путь. Он, кстати, тебе поверил, что ты сможешь провести караван через горы, только потому, что ты с него премию потребовала. - Усмехнулся Усимт, потом серьёзно добавил, - я согласен с тобой, эта змеелюд-переросток почувствовала в нас драконов ещё тогда, но не могла понять драконы это или нет, вот, она и устроила такую проверку. А теперь она не отстанет пока...

   - Ну и пусть, я её попытаюсь обмануть. А Вазимархайн, думаешь, зажилить попытается? - Девочка подняла бровь, копируя купца. Но мужчину это не рассмешило, наоборот, он укоризненно покачал головой:

   - Листик не перенимай дурные привычки, вообще не перенимай никаких привычек, по которым тебя могут узнать.

   - Ага, я от них сразу избавлюсь, как только мы уйдём из каравана...

   - Твоё "ага" - это тоже дурная привычка, по этому "ага" тебя вычислить...

   - Усимт, когда надо я так не говорю, так я только со своими, ты же меня не будешь вычислять, сразу узнаешь, разве нет?

   Мужчина ничего не ответил, только ухмыльнулся. Листик так говорила со всеми. Некоторое время они молчали, когда Листик допила чай, Усимт спросил:

   - Так как ты думаешь провести караван через горы? Это действительно тупиковое ущелье.

   - Ага, потому я сюда и повернула, если бы я пошла по сквозному, то эта снова устроила бы нам засаду.

   - Она и устраивает, на выходе. Думает, мы уткнёмся в тупик и пойдём обратно. - Задумчиво произнёс Усимт, глядя в свою пустую кружку. Подняв голову, он спросил у девочки: - Портал?

   - Ага!

   - Тебе надо разведать место выхода, а если ты полетишь, то эта, с хвостом, тебя увидит. Она ждёт чего-то подобного, - Покачал головой мужчина.

   - Ага! А я не полечу, я так посмотрю. - Улыбнулась девочка, - пойду купаться и посмотрю. Так хочется искупаться!

   К ним подошёл Вазимархайн, он почтительно спросил у девочки:

   - Госпожа, мы уже довольно далеко углубились в горы, но всё ещё идём по долине. Подыматься не начали, но нам же надо перевалить через хребет. Мы уже вплотную к нему подошли, если подъём будет слишком крутой, то вромы могут не вытянуть. Если вы знаете проход через другой, неизвестный перевал...

   - Уважаемый, я знаю другой проход, и через перевал вести вас не буду, я же обещала вам, что проведу через горы по безопасному пути, так что не волнуйтесь, уважаемый Вазимархайн. - Как можно более вежливо ответила Листик, при этом всем своим видом показывая, что больше на эту тему говорить не намерена. Девочка поднялась, отдала свою пустую кружку Усимту и пошла к речке, шумевшей за невысокими скалами. Её не было довольно долгое время, обеспокоенный Абудархайн поднялся со своего места, кивнул ближайшему охраннику, им оказался Саман и направился к шумящей за скалами горной речке.

   На берегу лежала аккуратно сложенная одежда девочки, а её самой нигде не было видно. Караванщик и охранник подошли ближе, у Самана вырвался непроизвольный вскрик, он к речке подошёл раньше, Абудархайн задержался у одежды. С вытаращенными глазами и отвисшей челюстью, молодой охранник, молча, так как был не в силах ничего сказать, показывал в воду. Подошедший караванщик тоже чуть не закричал, на дне речки, широко раскинув руки, лежала рыжая девочка. Видно, в холодной воде ноги ей свело судорогой, она упала и быстрое течение потащило её на дно, где она и застряла между камнями. Хоть речка была неглубокая, но девочка прижатая течением к камням, не смогла выбраться. Лионелла несомненно утонула, быстрое течение речки уже нанесло на изгибы её тела мелкие камушки, судя по всему, она так лежит уже довольно долго. Караванщик схватился за сердце, гибель девочки сама по себе была очень прискорбна, но это ещё была и потеря мага! Дальше путь в горы не знал никто, то есть придётся возвращаться, а потом идти по пустыне, идти без мага! Проще было последовать за госпожой Лионеллой и всем караваном тоже здесь утопиться! Абудархайн посмотрел на девочку, её лицо было спокойно, видно она перед смертью не мучилась, широко открытые глаза, смотрели на людей, будто их видели.

   - Как же так?.. - Дрожащим голосом произнёс Саман. Мёртвая девочка, словно его услышала, она открыла рот и показала язык! У охранника перехватило дыхания, а утопленница подняла руку и сделала козу.

   - Ааа! - Завопил Саман и упал в речку. Выметнувшаяся из воды девочка поймала и теперь держала мокрого Самана за шиворот. Она сильно встряхнула охранника и поставила на ноги, потом уперев руки в бока, спросила:

   - Кто же купается в одежде? Сначала раздеться надо!

   - Мы... Мы не купаться, - попытался ответить караванщик, - мы...

   - Не купаться? Тогда зачем пришли? - Удивилась девочка и словно догадавшись, гневно закричала, - ааа! Подглядывать! Да?! И не стыдно?!

   Абудархайн покраснел, а Саман трясся, то ли от купания в холодной воде, то ли от вида разгневанной утопленницы.

   - Отвернитесь, я одеваться буду -- Листик сделала величественное движение рукой, словно королева, отпускающая своих подданных после окончания аудиенции. Отворачиваясь, караванщик увидел, как по обнажённому телу девочки прошёлся ветерок, высушивший её и растрепавший рыжие волосы.

   - Эээ... - Проблеял так и не отвернувшийся Саман, его вытаращенные глаза и отвисшая челюсть, показывали, что он вообще не в состоянии пошевелится.

   - А ты что? - Строго спросила юношу девочка, - не в силах оторвать взгляд от моей неземной красоты?

   - Эээааа... - Вытаращенные глаза молодого охранника хоть и смотрели на девочку, но скорее всего её не видели.

   - Уважаемый Абудархайн, похлопайте его по щекам или дайте подзатыльник, это на ваше усмотрение, - обратилась девочка к караванщику, тот осторожно повернулся -- уже одетая и живая девочка смотрела на него с ехидной улыбкой. Караванщик похлопал охранника по щекам, потом дал подзатыльник, а Листик его высушила и, гордо задрав нос, пошла в сторону стоянки каравана.

   Пока Листик купалась, лагерь уже был обустроен, повозки поставлены в круг, но животных во внутрь ещё не заводили, растянутая защитная сеть уныло провисла. Усимт протянул девочке кружку с чаем, на его вопросительный взгляд девочка ответила:

   - Посмотрела, тут недалеко есть узкое ущелье, короткое и упирающееся в скалу, вот по нему завтра и пойдём. А с той стороны тоже есть, похожее, оно выводит на дорогу с того перевала, по которому хотел пойти наш купец. А там, - девочка мотнула головой туда, откуда пришёл караван, - новая засада, каменные тролли и снова гоблины, и ещё кто-то, не успела рассмотреть, караванщик пришёл.

   В это время из-за скал вышли караванщик и охранник, если Абудархайн уже пришёл в себя, Саман ещё пребывал в состоянии близком к полуобморочному. Когда он поравнялся с Листиком, то остановился и низко поклонился девочке. Листик хихикнула, а Усимт неодобрительно покачал головой. Караванщик подошёл к купцу и они о чём-то оживлённо заговорили, вернее, говорил больше Вазимархайн, Абудархайн кивал, потом оба направились к Усимту и Листику.

   - Госпожа Лионелла, не могли бы вы нам оказать некоторую помощь? Если это, конечно, в ваших силах. Я готов заплатить, поскольку это не входит в те ваши обязанности, которые были оговорены при вашем найме. - Начал купец, Листик показала на защитную сеть:

   - Как же вы собирались идти ещё десять дней с разряженным амулетом?

   - Это целиком моя вина, я вовремя не проследил, - покаянно развёл руками Абудархайн, он не сказал, что плата за зарядку амулета сети будет вычтена из его жалования, но Листик это поняла. Допив чай одним большим глотком, девочка поднялась:

   - Ладно, показывайте, я вам его так заряжу, как плату за восхищение моей неземной красотой!

   Каравнщик покраснел, а Саман, который стоял в пяти шагах, тоже покраснел, потом побледнел и низко девочке поклонился.

   - Ага, - Листик водила руками по утолщению сети, похожему на узел. Провисшая сеть не просто поднялась, она выгнулась высоким куполом, натянувшись до треска. Девочка хмыкнула и купол стал меньше. Листик удовлетворённо кивнула и пошла к повозке Зульрин. Проходя мимо группы охранников, где стоял и Саман, девочка показала ему язык. Молодой охранник тут же низко поклонился девочке, остальные охранники, которым он что-то перед этим рассказывал, чуть замешкавшись, тоже поклонились.

   - А чего они тебе кланяются? - Спросила Зульрин у Листика, девочка устраивалась на своём месте, а дочь караванщика на неё с любопытством смотрела. Листик заулыбалась:

   - Они без ума от моей неземной красоты!

   Зульрин оглядела девочку - рыжая, курносый нос, веснушки, чуть заострённые ушки, большие зелёные глаза, симпатичная, даже очень, но назвать красавицей? Может когда подрастёт и станет, но сейчас... А девочка, заулыбавшись ещё больше, пояснила:

   - Сегодня я открыла всю свою неземную красоту! Вот! Они её увидели и были сражены наповал, а вот тот, Саман, вообще, валялся у моих ног, весь мокрый!

   - О! - Впечатлилась Зульрин, а Дорбейа, до этого молча слушавшая, вопросительно подняла бровь. Листик тоже подняла бровь, потом подняла другую. Подвигав бровями вверх, вниз, девочка удовлетворённо хмыкнула. А Зульрин, внимательно наблюдавшая за действиями девочки, спросила:

   - А как? Как открыть неземную красоту? Так чтоб валялись у ног?

   - Очень просто, надо раздеться, - снова хмыкнула девочка.

   - Как? Как раздеться? - Поражённо спросила Зульрин.

   - Совсем, - коротко пояснила Листик и усмехнувшись добавила, - а если ещё и в речку зайдёшь, то будут у ног валяться мокрыми!


   Ночь в горах совсем не такая как в пустыне, вроде та же темнота, такой же холодный воздух, такие же большие и яркие звёзды, но всё же чем-то отличается. Чем-то совсем неуловимым, может тем, что ближе к небу, но и в горных долинах такое же ощущение близости неба.

   У костра, горящего в проёме между повозками, сидели двое охранников. Сидели, как и положено внутри защитного круга образованного сетью. Костёр горел на самой границе защитного круга, не столько освещая подходы, сколько слепя караульных. Сидели Саман и Халан, им снова выпало стоять, вернее, сидеть первую смену. Саман теперь уже не столь рьяно нёс службу, он, как и Халан, смотрел на костёр. Потом поднял взгляд на узел на сети и спросил:

   - Дядька Халан, а зачем мы сидим? Сеть-то сторожит и охраняет, вон, гляди, уже шестая!

   Саман показал на слегка обгоревший труп геруи. Словно подтверждая его слова, по куполу скатилась ещё одна тушка ночной нежити.

   - Знатно госпожа Лионелла зарядила сеть, вон вишь, как, даже коснуться не успевают, сразу падают. - Довольно заметил старший охранник и удовлетворённо добавил, - знатно зарядила, раньше пока геруи убьет так с полминуты, иногда, проходило. Смотреть боязно было -- а как прорвёт сеть? Тогда в дыру бросится вся стая!

   - Дядька Халан, а чё они всем скопом не кинуться, мож и прорвали бы сеть?

   - Не, сеть так устроена, что чем сильней по ней ударишь, тем сильней она ответит. Вот они и пытаются по одиночке прогрызть.

   - Да неужто геруи-то соображают? Откуда они знают, что грызть надо? Разве у нежити разум есть?

   - Откуда мне знать? Я что маг? Ты у госпожи Лионеллы спроси, она ж тебя сегодня из реки вытащила. - Усмехнулся Халан, - вот ты и попроси её растолковать, по дружески...

   - Да, по дружески! Я чуть там не помер, когда она на меня со дна речки прыгнула!

   Саман замолчал, снова переживая своё приключение у реки, Халан, тоже молчал, ему, как и остальным охранникам, об этом рассказал Абудархайн. Так они, некоторое время, сидели молча. Потом Саман снова спросил:

   - Дядька Халан, так чего мы сидим-то? Ведь тогда, сеть от Харарха-то не защитила бы? Он бы меня утащил и съел бы!

   - Ну, я ж тебе говорил -- сидел ты неправильно, слишком близко к границе круга, а хараху сеть не преграда он её прорвал бы в любом месте. Тихо прорвал бы, никто бы и не заметил. Но он бы животину утащить попытался, а мы бы увидели и предупреждение сделали бы, чтоб никто из повозки-то не выскочил на тревогу, а то харарах мог если не утащить, то прибить, - охранник показал на чуть светящийся узел.

   - Но он же в меня метил! А не в лошадь или врома! Если бы я и дальше там так сидел, он бы меня достал бы! Вытащил бы и съел!

   - Оно и странно, эти твари никогда через костёр не нападают. Но не волнуйся, если бы харарх тебя схватил, я б увидел и тревогу поднял, а если бы меня харарх схватил, то ты должен был бы сигнал подать! Тебе же показывали -- как! - Халан показал на ещё один узел, но глянув на Самана, на остекленевшие глаза того, тяжело вздохнул, видно молодой очень живо представил, как хищная нежить его вытащила из защитного круга и теперь поедает.

   - Эх, салага, учить вас и учить, а всё равно бестолочь и откуда такие берутся! - Вздохнул старший охранник, поднялся, сделал шаг и толкнул молодого, тот очнулся от своего кошмарного видения, Халан удовлетворённо хмыкнул и добавил:

   - Доля наша такая...

   - Какая?! Быть съеденным?!

   - Съеденным или стрелу грудью поймать, от меча разбойного лечь. Такая наша работа - охранять караван, иногда, ценой своей жизни. А если минует эта судьба, выживешь - то обеспеченная старость, внуки которым рассказываешь о своих походах... Эх! Это мой последний поход, не думал, что он таким будет, ведь сколько погибло...

   - Дядька Халан, но мы-то живы остались... - Саман уже немножко отошёл от своих переживаний, Халан на него посмотрел неодобрительно и с некоторой жалостью, уж слишком впечатлительный был этот молодой охранник, такие долго не живут. А молодой, видно, теперь вспомнил стычку с разбойниками, стоившую жизни большинству охранников каравана:

   - Дядька Халан, а если разбойники нападут? Вот так на стоянке, ночью, сеть поможет?

   - Поможет, от стрелы защитит, да и сразу прорваться лиходеям не даст, но тут не зевай, сеть долго не простоит, надо всех поднимать, да борониться, мечами, стрелами. Тут уж как боги рассудят, будет их воля -- отобьёмся, нет, то поляжем как товарищи наши... - Старший вздохнул, вспомнив погибших товарищей.

   - А если маг у лиходеев будет? Он может сеть тихонько убрать?

   - Чтоб убрать сеть, Саман, маг сильный нужен, таких у разбойников не бывает.

   - А почему, дядька Халан, почему у разбойников не бывает сильных магов?

   - Эх ты, деревня! А самому покумекать? В разбойники-то идут те, кого лёгкие деньги манят, кто честно заработать не хочет или не может. Сильный маг-то завсегда денежку заработать сумеет.

   - А ежели обидит его кто?

   - А ежели кто обидит такого мага, то он сам с обидчиком поквитаться может, а ежели не сможет, то никакие разбойники ему не помогут, не, у них маги слабые. Вон наш Турим, на что слабым был, так и то двух разбойных магов уложил, лиходеи потому от нас и отстали, что магов своих лишились.

   - Но Турим же погиб!

   - Так достали-то его стрелой, как раз в тот момент, когда он с последним магом разбирался. Но он бы с сетью не совладал, сеть бы и его сразу не пропустила бы, это если бы он разбойником был. Так что не боись, не подкрадутся к нам разбойники незамеченными. Сеть предупредит. - Оптимистично закончил Халан.

   - А вот вечером, когда ставили, сеть совсем повисла, это чего? - Спросил младший, взглянув на упругий купол.

   - Разрядилась, сеть -- магический артефакт, его заряжать надо, а тут старшой наш не досмотрел, вот и разрядилась....

   - Ага! - Старшего охранника прервал звонкий, но в то же время чуть хрипловатый голос, - разрядилась, а потом зарядилась.

   - Госпожа Лионелла! Что-то случилось? - Подхватился старший, а младший в ужасе завертел головой, ожидая нападения очередной ночной твари.

   - Неа, погулять пойду. - Улыбнулась девочка и шагнула за защитный периметр, растаяв в ночной темноте.

   - А госпожа Лионелла-то зарядила, - с благоговением глядя в темноту, куда скрылась девочка, произнёс Саман. И видно сделав вывод из всего выше сказанного, с тем же почтением добавил: - Выходит она может сеть разрядить, раз зарядила!

   - Может, - тихо сказал Халан, видно, над этим он раньше не задумывался, и теперь сама мысль, что эта девочка может лишить весь караван защиты, привела его если не в ужас, то в состояние близкое к нему. Некоторое время охранник напряжённо думал, потом успокоено вздохнул:

   - Так она же и ведёт караван! Если бы хотела, то давно бы нас... Но она тока нас спасает. Нет, она не разрядит!


   Большая кошка притаилась среди скал и терпеливо ждала. Странное сооружение очень вкусно пахло, там была еда, но чуть светящаяся сеть, накрывавшая это сооружение, не давала туда проникнуть. На самом деле защитная сеть не светилась, но все кошачьи видят магические проявления, независимо от того большие эти кошки или малые. Большой полосатый зверь видел и сеть, и обгоревшие тушки геруи скатывающиеся с купола этого сооружения, видела кошка и стаю этой ночной нежити, сама оставаясь для них невидимой. Голод заставил бы зверя съесть и этих мало аппетитных тварей, но у неё были ещё и котята, а им нужно было, кроме молока, ещё и мясо. Хорошее мясо. Да и молока у кошки было очень мало, а котята хотели есть. Кошка уже было решилась на атаку, сквозь пылающий костёр, за ним сидели двуногие, кошка надеялась с ними справиться, а потом утащить вкусную четвероногую еду. Но свечение, чуть усилившись, удержало кошку от атаки, было в нём что-то опасное. Полосатая не сидела бы здесь, она бы поймала более привычную для себя добычу -- горного козла, но эта кошка была ранена. Она попала в ловушку, которую ставят зелёные двуногие, ловушка была глупая и кошка из неё выбралась, но лапа была повреждена и теперь поймать горного козла, было очень трудно, разве что самого глупого, но как известно, они хоть и козлы, но не глупые. А котята хотели есть!

   Кошка насторожилась, у костра появился третий двуногий, он постоял там несколько мгновений и шагнул из-под светящейся сетки. Шагнул и пропал. Шорох рядом насторожил кошку, она скосила глаза и увидела маленького двуногого. Вид был как у двуногого, но это был котёнок! Пусть чужой, но котёнок! Его тоже надо защитить и накормить! Но что-то в этом котёнке было такое... Кошка заурчала и протянула свою повреждённую лапу. Котёнок её обнял и заурчал в ответ, через некоторое время большой зверь почувствовал, что лапа здорова. Мало того, полосатая испытала прилив сил, будто и не голодала до этого.

   - Молочка хочу, - тихонько сказал двуногий котёнок, сказал на языке людей, но кошка его поняла. А этот странный котёнок словно подхватил кошку и перенёс на выступ скалы, под ним на другом выступе гордо стоял козёл. Именно стоял, потому что удар когтистой лапы сразу сломал козлу хребет. Странный котёнок снова заурчал, как-то радостно заурчал. Снова кошку словно подхватила какая-то сила и она оказалась у своего логова. Выкатившиеся оттуда котята, почуявшие свою мать, набросились на добычу. Кошка сделала несколько надкусов на туше добычи, чтоб котятам было удобнее есть и слизывать кровь, замерла рядом. А странный котёнок урчал и гладил её. Это было очень приятно. Когда котята насытились, кошка доела тушу. Котята были ещё маленькие, много не съели. Потом котята пили молоко, все пили, странный котёнок тоже. Кошка лежала и довольно урчала, глядя на сосущих котят.

   На скале над логовом за этим наблюдала женщина-змея. Она поняла, что кто-то в этом странном караване увидел засаду, что она подготовила. Поэтому она, сделав засаду на выходе ущелья, в которое ушел караван, решила напасть на лагерь людей ночью. Тролли были на подходе и два лузакха, тоже уже почти подползли. Атакующие геруи должны были отвлечь мага, но маг вот он, здесь, внизу, под скалой. Этот маг -- рыжая самочка занимается тем, чем должна была бы заняться она, но она увлечённая странным караваном, совсем забыла о том, что было её обязанностью. Женщина-змея задумчиво смотрела на урчащих кошек и также как они урчащую самочку. Рыжая девочка подняла глаза и покачала головой. Женщина-змея замерла, на неё смотрел дракон! Не тот дракон, что уничтожил харархов, другой меньше и другого цвета, но это был дракон! Но кроме этого это был ещё и детёныш змеелюд, детеныш, только вступивший в стадию взросления, об этом ясно говорила отметка на ауре этого детёныша! Женщина замерла, а этот странный детёныш улыбнулся и исчез. Кошка продолжавшая урчать, довольно жмурилась, поглядывая на своих заснувших сытых котят.


   Караван привычным походным порядком двигался по всё сужающемуся ущелью. Впереди рыжим огоньком ехала, очень чем-то довольная, девочка. Рядом с ней, как всегда, скакал караванщик. Извилистое ущелье становилось всё уже и темнее. В это ущелье свернули полчаса назад. Свернули из того более широкого ущелья, в котором была речка. За очередным поворотом, караванщик в этом мог поклясться, путь преградила глухая скала. Абудархайн повернулся к девочке, чтоб задать той вопрос, о том, куда это они так быстро двигаются, там же тупик, как весь караван накрыл белый туман. Такой густой, что ничего не было видно на расстоянии вытянутой руки. Но никто не успел не, то что испугаться, но даже удивиться - туман пропал. Вместо глухой стены, которую видел караванщик, впереди было расширяющееся ущелье. Ущелье более широкое, чем, то по которому ехали до сих пор. Тут росли деревья и бежала речка, побольше той, в которой вчера купалась девочка. Абудархайн задал вопрос, но не тот, что хотел задать сразу:

   - Госпожа Лионелла, где мы?

   Девочка не ответила, в глаза караванщику ударили лучи солнца, поднимающегося из-за горы, а когда въезжали в то узкое ущелье, то, ещё заслоняемое горами солнце всходило за спиной! Растерянный караванщик и, судя по удивлённым крикам людей не только он, спросил:

   - Как это? Мы же ехали на запад?!

   - Мы едем на юг, - ответила девочка, - так не всё ли равно, с какой стороны мы к нему подъедем, с запада или востока?

   Абудархайн, слегка ошалевший от такого ответа, замолчал, пытаясь осмыслить сказанное девочкой. Может поэтому он не заметил существо преградившее каравану дорогу. Если сверху до пояса, это, несомненно, была женщина, то ниже... Её обнажённую верхнюю половину, поддерживало мощное змеиное тело, так как эту её часть, свернувшуюся кольцами, назвать просто хвостом, было нельзя!

   Листик подняла руку, останавливая караван. Люди испуганно загомонили, а вот животные оставались спокойными, будто это запланированная остановка и на дороге не стоит это существо, верхняя половина которого превосходит обычную человеческую в два раза. Женщина-змея скользнула вперёд, одним движением преодолев несколько десятков метров, отделявших её от девочки. А та остановила движением руки, неизвестно как оказавшегося с ней рядом наёмника, который попытался заслонить собой свою племянницу, при этом девочка произнесла своё привычное:

   - Ага!

   - Кто ты? - Изумлённо спросила женщина низким голосом, спросила на одном из языков мира Айдара. Караванщик понял, так как знал этот язык. А женщина вопросительно смотрела на девочку, слегка расширившимися, удивлёнными глазами.

   - Листик, - ответила девочка, глядя в глаза этому существу, возвышающемуся над ней, сидящей на лошади, на две головы. Потом девочка протянула вперёд руки и предложила: - Поговорим?

   - Поговорим, - кивнула женщина и добавила, с ударением на первый слог, - Агга.

   Потом женщина, неожиданно выбросив вперёд руки, выхватила Листика из седла и скользящим движением скрылась за ближайшими скалами. Наёмник Усим, расслабился и глядя на караванщика, предложил:

   - Привал?

   - Надолго? - Вздохнув, спросил караванщик, он понимал, что продолжать движение без госпожи Лионелы не стоит. Можно конечно, положась на удачу, двигаться по этому ущелью дальше, ведь другой дороги всё равно нет. Но это могло быть и опасно, и бессмысленно, ведь неизвестно куда эта дорога выведет и что там может ждать караван. Наёмник Усим ответил, пожав плечами:

   - Пока не поговорят.

   Караван так и застыл в походной колонне, никто не спешивался и не вылезал из повозок. Завтракали несколько часов назад, так что готовить пищу не имело смысла, да и неизвестно было, сколько продляться эти переговоры госпожи Лионеллы с этим существом. Тем более что и наёмник остался в седле, только подхватил повод лошадки девочки. Так прошло четверть часа, люди и лошади уже начали проявлять беспокойство, только могучие вромы меланхолично махали хвостами, видно им было всё равно, что идти, что стоять на месте. Женщина-змея возникла прямо у лошадки Листика, как она вышла из-за скал и как подошла, никто не заметил, кроме наёмника. Он за несколько мгновений до появления этой женщины-змеи развернулся в ту сторону. Женщина по-прежнему держала девочку на руках, но держала, так как матери держат детей - очень бережно и осторожно. Также осторожно посадив девочку на её лошадку, женщина сказала:

   - Удачи, тебе Листик! Удачи тебе маленькая змейка!

   - Спасибо Агга! - Ответила девочка и встав на седло своей лошадки ногами, поцеловала эту женщину, та погладив девочку своей огромной ладонью, произнесла:

   - Приходи, ты всегда будешь желанным гостем Айдары! Если нужна будет помощь, вспомни обо мне, я помогу!

   - Спасибо, Агга! - Повторила девочка и женщина-змея исчезла. Наёмник только покачал головой и повернув своего коня, занял привычное место в конце каравана. Девочка махнула рукой, показывая, что можно продолжать движение.

   - Кто это был? - Спросил подъехавший Вазимархайн, девочка пожала плечами:

   - Её зовут Агга.


   Белые башни Барлама показались в полдень, но караван Вазимархайна в город не заходил. Пройдя по дроге вдоль крепостной стены, повозки выехали на широкую площадку перед ещё одной крепостной стеной не уступающей, а может и превосходящей городскую. У этой крепости была одна, на первый взгляд, странность, её собиралась защищать не от внешнего нападения, а от тех, кто находился внутри.

   - Это портал на Олуан, там, в Лалаке пересядем на корабль. Пройдя по морю чуть больше трёхсот миль, подойдём к порталу на Муллиан, а там уже по суше к Торилиону - цели нашего похода. - Улыбаясь, проговорил Абудархайн, увидев башни Барлама, он вздохнул с облегчением, поход по Айдаре закончился. Хоть и с большими потерями, но закончился. По Айдаре всегда было опасно и тяжело ходить. Но в этот раз испытания оказались особо тяжёлыми, по крайней мере, в первой половине похода. Вторая половина прошла очень удачно, главное -- быстро и это всё благодаря рыжей девочке ехавшей рядом.

   - А вы сразу так и пойдёте в портал? - С любопытством спросила девочка.

   - Нет сначала, надо пройти таможню, потом нанять сопровождающих, ведь повозки нам ни на Олуане, ни на Мулиане не нужны. Они, как и защитная сеть нужны здесь, поэтому Вазимархайн хочет их здесь продать, но не будем же мы таскать товары через портал сами? Поэтому мы вместе с покупателем нанимаем тех, кто пригонит повозки сюда.

   - Почему их там не продать или почему те, кто их купил, не пригонят их сюда сами? - Поинтересовалась Листик.

   - Чтоб не платить таможенную пошлину за дополнительный переход, - усмехнулся караванщик, - конечно, мы могли бы найти покупателя там, нам бы это обошлось дешевле, но это время. А мы спешим, до сезона штормов на Олуане осталось две недели.

   - Ага, здесь у портала сидят те, кто зарабатывает на том, что перегоняет повозки туда-сюда. А может они договорились, что продадут ваши повозки и сеть уже там, а с вас возьмут денежку? - Усмехнулась девочка, караванщик пожал плечами -- мол, каждый зарабатывает, как умеет и лучше продать повозки, заплатив посреднику, чем просто их бросить, не имея времени продать. Листик это поняла и кивнула.

   Караван остановился, к девочке подъехал её дядя. Спрыгнув с коня он, передал повод Абудархайну, ведь конь принадлежал владельцу каравана. Листик, соскочила со своей лошадки, та потянулась к девочке. Листик погладила её по морде. Словно чувствуя, что расстаётся со своей рыжей всадницей навсегда, лошадка замерла, из её больших глаз покатились такие же большие слёзы. Девочка обняла мохнатую лошадку за шею, а потом отстранилась, решительно тряхнула головой, ещё больше растрепав свои и так растрёпанные волосы. Лошадку окутало золотистое сияние, Листик, улыбнувшись, сказала:

   - Скачи к Агге! Она о тебе позаботится!

   Тряхнув головой, точно так, как до этого сделала девочка, лошадка прыгнула и исчезла.

   - Вот, - Листик протянула седло, подъехавшему к ним купцу, - это же ваше имущество. Купец молча передал седло охраннику рядом, ничего не возразив, лошадка это тоже было имущество каравана, а следовательно купца. Вазимархайн обратился к наёмнику:

   - Уважаемый Усим, вы же намереваетесь следовать дальше, в Олуан? Вы говорили, что в Айдаре вы проездом.

   Наемник, молча, кивнул, купец продолжил:

   - Вы говорили, что ищете город с учебным заведением достойным госпожи Лионеллы?

   Наемник, снова молча, кивнул, девочка тоже кивнула и важно добавила:

   - Ага!

   - Я не хочу вам навязываться, но мне кажется, что такое заведение - "Институт теоретической и прикладной магии", наиболее подойдёт!

   Девочка подняла бровь, показывая, что она внимательно слушает, а наёмник Усим, опять промолчав, ждал продолжения. Вазимархайн ободрённый вниманием, начал расхваливать эту магическую школу с таким странным названием:

   - Это весьма почтенное магическое учебное заведение, с отличными преподавателями, великолепной научной базой, находится оно в Торилионе, столице одноимённого государства, это мир Мулиан. Выпускники этого института очень ценятся и занимают должности придворных магов во многих государствах, многих миров!

   Купец умолк, очевидно, ожидая вопроса, но наёмник продолжал молчать. Девочка опустила бровь, но подняла другую, изображая глубокие раздумья.

   - Это конечный пункт нашего маршрута, - пришёл на помощь замешкавшемуся купцу караванщик. А ободрённый купец быстро закончил:

   - Я предлагаю вам присоединится к нам, не даром. Вам уважаемый Усим, я готов платить двойную ставку охранника. А вам госпожа Лионела, тройную ставку мага! Таким образом, вы сможете избежать многих неудобств, сопровождающих путешествующих в одиночку, да ещё и денег заработаете! Вы согласны?

   Девочка и наёмник переглянулись и наёмник пророкотал:

   - Мы согласны.


   Большой зал был слишком чистым для корчмы или лучше сказать -- таверны, так как это заведение находилось уже на берегу, вернее на набережной Лалака, большого приморского города. Лалак, как и всякий город, расположенный у межмирового портала, жил торговлей, город был большим перевалочным пунктом с сопутствующими такому месту рынками, складами, гостиницами и постоялыми дворами. Ведь большинству проходящих сквозь портал надо не просто выпить-закусить, но и провести одну или несколько ночей, с максимально возможным комфортом, зависимым от толщины кошелька.

   Листик и Усимт сидели за столиком в углу. Место было хорошее, отсюда было видно весь зал. Усимт не спеша ел салат, из морепродуктов, запивая из большой кружки, напитком похожим на крепкое пиво. Листик прикладывалась к такой же кружке, но белые усы, которые она слизывала после каждого глотка, показывали, что у неё в кружке не типичный для такой тары напиток. Вообще-то эта гостиница была не из дешёвых, но удобные и чистые комнаты, да и кухня в здешнем ресторане, оказались для Усимта решающим фактором выбора места временного обитания. В этой гостинице из всего каравана остановились только Вазимархайн со своей дочерью и Листик с Усимтом, деньги, полученные от купца, им это позволяли. Кроме премии, за проводку каравана, купец выплатил Листику часть суммы, полученной от продажи защитной сети. Обычно, этот артефакт продавали разряженным, ведь караваны с ним проходили весь путь. Стоил разряженный артефакт не много, его же требовалось зарядить! Заряженная сеть стоила в разы дороже. Так что Вазимархайн, продав сеть, получил некоторую прибыль, вот этой прибылью он и поделился с Листиком.

   - Ватрушки здесь гораздо вкуснее, чем в том селении в Айдаре, - отметила девочка и сама же это пояснила, - оно и понятно, там пустыня, а здесь море.

   - Листик ты хочешь сказать, что эти ватрушки, перед тем как подать, макают в море? - Усмехнулся Усимт, девочка тоже заулыбалась. А мужчина, став серьёзным, сказал: - Мулиан, это тот мир, куда нам надо попасть. Можно считать, что нам повезло, что мы присоединились именно к этому каравану. Очень удачное прикрытие у нас получилось.

   - Ага, - ответила девочка, допивая молоко, - твоя идея выйти в пустыне и сделать вид, что мы путешественники, у которых пали лошади, оказалась очень удачна. Я была неправа, когда возражала, думала, что нам не поверят.

   - Листик, чем грандиозней выдумка и необычней небылица, тем охотней в неё верят люди. В мирах, где магиёй не пользуются, в её всемогущество верят гораздо больше, чем там, где магия - повседневность. Путешественники, отправившиеся в пустыню на лошадях, могут преодолеть её только с помощью магии. А в Айдаре хоть и есть магия, но используют её слабо. Сети не в счёт.

   - Ага, я ж уже сказала, что ты прав, но всё же мы тогда, как мне кажется, рисковали... - Начала девочка, но тут официант принёс ещё одну кружку молока и большое блюдо свежих бубликов. Листик решила не углубляться в обсуждение возможных вариантов развития событий и ухватив немаленький бублик сразу почти весь его и откусила. Усимт, одобрительно кивнул и указал глазами на появившихся Вазимархайна и его дочь. Они оба кого-то искали в зале ресторана.

   - Ага, нас ищут, - утвердительно сказала Листик и помахала рукой, караванщик, его дочь и появившаяся за ними Дорбейа, направились к столику рыжей девочки и наёмника. Листик, глядя на лавирующую между столиками троицу, спросила Усимта: - А как ты думаешь, почему купец решил нас нанять и платить такие деньги?

   - Видишь ли, Листик, караванщики очень суеверны, сам род их занятия заставляет их во многом полагаться на удачу. А удача от них в пустыне отвернулась, фактически они были на краю гибели, а тут появляешься ты. И свой поход по Айдаре они закончили без потерь, причём - очень быстро, к тому же, продавая ненужное имущество Вазимархайн получил выгоду. Ты, Листик, принесла им удачу, ну, они так думают. Ты у них стала вроде амулета... - Усимт закончить не успел, к их столику подошёл купец со своими спутницами, наёмник вежливо обратился к подошедшим, - присаживайтесь, почтенные!

   - Ага! - Подтвердила приглашение Листик и показала Зульрин, чтоб та садилась рядом.




Шестая глава. Обитатели пустыни мира Айдара. | Листик. И снова приключения | Восьмая глава. В мире Олуан.