home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Острая сердечная недостаточность

– Не волнуйтесь вы так! Кризис уже миновал. Больной идет на поправку. Скоро будет так бегать, что не догоните.

Медсестра частной кардиологической клиники старалась меня развеселить и приветливо улыбалась. А меня продолжало трясти. Я не находила в себе сил улыбнуться в ответ.

– Можно, я пройду к нему?

– Конечно. Только придется подождать минут пятнадцать. Сейчас больному ставят капельницу. Снимите пальто, наденьте бахилы. И присаживайтесь на диванчик.

Я начала немного приходить в себя и огляделась.

В холле много зелени. Настоящий сад с белоснежными кожаными диванами. На стеклянном столике – модные журналы. Как будто я пришла в салон красоты, а не в больницу.

– А вы кем приходитесь больному? – спросила сестра, чтобы продолжить разговор.

– Никем! – выпалила я. А потом, чтобы не выглядеть невежливой, добавила: – Пока никем.

– Ясно, – ничуть не удивилась сестра. Здесь, видимо, привыкли к неадекватным реакциям. – Располагайтесь поудобнее. – И она углубилась в заполнение карточек.

Я стала теребить свой телефон. Если бы не тот разговор, я бы ничего не узнала. Как много может значить брошенная вскользь фраза!

«К сожалению, сейчас мы не сможем принять решения по этому вопросу. Шеф в больнице. У него сердечный приступ…»

Я лихорадочно бросилась расспрашивать. Тщетно пыталась запомнить адрес клиники, потом старалась записать, потом – разобраться в каракулях, сделанных дрожащей рукой. Выбежала на улицу в одной кофте, без пальто. Пришлось возвращаться, расписываться в журналах, чтобы снова взять ключ от офиса…

– Вы можете пройти к больному! – с той же неизменной улыбкой обратилась ко мне медсестра. – Я провожу.

Ты лежал на высокой кровати с закрытыми глазами и раскинутыми руками. Рядом стояла капельница, у изголовья располагались какие-то приборы. Несколько ярких букетов и корзин с фруктами напомнили мне, что больным всегда что-нибудь приносят.

А мне нечего тебе предложить, кроме своего растрепанного вида…

– Приветик! – тихо сказала я.

Ты приоткрыл один глаз и, ничуть не удивившись моему визиту, ответил:

– Приветик!

– Как ты себя чувствуешь?

– Уже лучше.

Я присела на стул, стоявший у кровати.

– Пожалуйста, пересядь на другую сторону, – попросил ты. – Солнце слепит глаза. А я очень хочу тебя видеть. Когда я тебя вижу, все так же кружится голова. И так же радостно бьется сердце…

– Можно послушать, как оно бьется?

– Послушай!

Я переставила стул и приложила ухо к твоей груди. Сердце билось очень часто. Я взяла твою руку, прижала к своей щеке и стала целовать. Слова были лишними…

Потом я первой прервала молчание:

– Вокруг тебя столько гламурных дам.

– Вокруг меня много гламурных дам.

– И они не ведут себя так нелепо?

– И они не ведут себя так нелепо, – повторил ты и вдруг улыбнулся. – Знаешь, в тебе столько женщины! Ты ходишь, говоришь, улыбаешься, смеешься и плачешь как настоящая женщина. Это уму непостижимо!

– Тебе нельзя волноваться, – я не придумала ничего более подходящего.

– Я чувствую себя великолепно, – ты приподнялся на кровати. Потом прикрыл глаза и тихо сказал: – Больше не уходи. Иногда мне невыносимо хочется тебя видеть.

– Мне тоже, – прошептала я.

– Я гнал эти желания, загружал себя работой и командировками…

– Вот и переутомился.

– Я боюсь не соответствовать. Нет, не то, не боюсь. Просто – не соответствую твоим ожиданиям. Я далеко не подарок.

– Мне кажется, что для кого-то подарок, – слабо запротестовала я.

– Я профессиональный негодяй. Черствый и жесткий. Но у меня есть кое-какие оправдания.

Я замерла, опасаясь пропустить самое важное.

Ты продолжал:

– Когда ты решила со мной не встречаться, я это понял, хотя ты ничего не сказала. Но я знал, что ты вернешься. Иногда мне казалось, что это вот-вот произойдет. Раздастся телефонный звонок, и ты, как всегда, спросишь: «У тебя есть свободная минуточка?»

Нежный бренд, или Рождество в Париже

– А ты скажешь, что перезвонишь, и забудешь это сделать?

– Я никогда ничего не забываю. Просто бывает так много дел, что настроиться на личный разговор невозможно. Так вот, однажды я почувствовал, что ты где-то близко, буквально ощутил тебя. Я отменил важное совещание и ждал в офисе до поздней ночи…

– Это подвиг, – улыбнулась я.

– Список моих подвигов можно продолжить. Ко Дню святого Валентина я собирался тебе позвонить и купить цветы. Набрал SMS, стал убирать восклицательный знак и случайно все стер. Потом подумал: наверное, все это сентиментальная чушь и тебе не до меня.

– Собирался купить цветы! Этот подвиг поражает дерзостью мысли!

– Не смейся. Есть еще одна вещь… Я сам попросил сказать тебе, что попал в больницу. У меня острая сердечная недостаточность.

– Я понимаю. Тебе нужно отдыхать… – пробормотала я.

– Острая сердечная недостаточность тебя. Я, конечно, не изменюсь… Но если ты примешь меня такого, то будь моей женой.

Ты сказал это на одном дыхании.

Медсестра бесшумно вошла в палату, чтобы поменять капельницу.

Нежный бренд, или Рождество в Париже

Розовая оправа от Gucci | Нежный бренд, или Рождество в Париже |