home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Меня захлестнула паника. Самая настоящая, невыразимая, жуткая. Я когда тролля восставшего из могилы увидела — испугалась куда меньше, можно сказать — вообще не испугалась.

— О, Богиня! О, Богиня, за что?!

— Госпожа Соули, — попытался встрять маг, но был проигнорирован.

Я выпрыгнула из постели, как заяц, услыхавший гром охоты. Метнулась в поисках халата. Комната плыла перед глазами, колени подгибались, мысли путались, напоминали клубок дождевых червей — такие же склизкие, аморфные и совершенно беззащитные.

— Госпожа Соули! — снова позвал брюнет.

Отмахнулась. Сил объясняться не было. О, Богиня, я пропала! Если отец застукает Райлена, он меня не то что в монастырь… он, он…

— Госпожа Соули, успокойтесь! — ночной гость почти рычал. И я не сразу поняла, что это рычание звучит как-то слишком близко, а я не могу сдвинуться с места.

— О, Богиня…

— Прекратите!

Не послушалась — дёрнулась в надежде дотянуться до створки платяного шкафа. Кажется, там уже смотрела, причём не единожды, но… но может халат всё-таки найдётся? Иначе буду вынуждена идти вниз в сорочке, а там слуги, и отцу точно не понравится, что показалась перед мужчинами в таком виде…

Меня тряхнуло. Потом приподняло над полом и тряхнуло ещё раз. Лишь после этого ощутила невероятный жар, который исходил от рук Райлена — маг держал за талию, словно куклу.

— Успокойтесь, — в этом шепоте звучал приказ.

— Но…

Райлен осторожно поставил на пол, но не отпустил. Склонил голову, заглянул в глаза.

— Госпожа Соули, вы мне верите?

Он был невероятно серьёзен, вот только…

— Вы не понимаете. Отец меня убьёт.

— Вы мне верите? — строго повторил черноглазый.

Я сглотнула и нервно замотала головой.

— Нет, господин Райлен, не верю. Вы просто не знаете нашего отца. У него нюх! Если он узнает…

— Госпожа Соули, — в этот раз моё имя прозвучало совсем странно, почти интимно. — Я бы поверил, что ваш отец деспот, но у меня есть веские причины считать его мягким, отзывчивым и не слишком внимательным человеком.

Я непонимающе таращилась на мага, а он выдержал паузу и пояснил:

— Ваши сёстры, госпожа Соули. Их своеволие и невоспитанность переходят все мыслимые и немыслимые границы.

— В близняшках кровь оборотней, — попыталась возразить я. — Они почти неуправляемы!

— Отговорки, — прошептал ночной гость.

Я замялась и потупилась. Это сложно объяснить, тем более тому, кто ни разу не встречался с господином Анрисом.

— Он по пустякам не вмешивается, а мы… ну понимаете, мы научились вести себя так, чтобы как можно реже привлекать внимание папы. К тому же, до недавнего времени, самым серьёзным проступком было воровство печенья с кухни…

— То есть, это я виноват в том, что ваши сёстры сорвались с поводка?

— О, Богиня! Нет, конечно! То есть… вы не виноваты, но вы… вы — причина.

— Вот как?

Я не сразу поняла, что брюнет насмехается. Тут же вывернулась из захвата.

— Господин Райлен!

Вместо ответа или оправданий мне протянули халат из розового атласа — тот самый, в поисках которого с ног сбилась.

— Всё будет хорошо. — На этот раз брюнет не шутил. Говорил убеждённо и строго. — Просто не паникуйте, ладно?

После спора с магом паника, в самом деле, отступила — я отвлеклась и слегка забыла, что впору мылить верёвку и искать табуретку. Но окончательно расслабиться, конечно, не могла.

— Спрячьтесь, — принимая халат, пробормотала я. — Может нам и в самом деле повезёт…

А что? Если смогу удержать лицо, если не дам повода подозревать, что в моей спальне мужчина, то отец нипочём не догадается. По-хорошему, ему и в голову не может придти, будто я способна на столь постыдный поступок.

— Вы можете воспользоваться шкафом, господин Райлен. — Окинув мага взглядом, добавила: — Там достаточно места.

— А может под кровать? — усмехнулся гость.

Скользнула взглядом по высоким резным ножкам, прикидывая высоту и количество пыли — просто Фиска не слишком старательно под кроватями пол моет, я это давно заметила. Впрочем, что такое запылённый камзол в сравнении с папиным гневом? Мелочь, сущая мелочь!

— Можно и под кровать. — Я кивнула и решительно направилась к двери. И замерла, услышав насмешливое:

— Нет, госпожа Соули.

— Что?

— Нет, госпожа Соули, — уверенно повторил мой ночной кошмар и тоже шагнул к двери. Он первым вцепился в ключ, провернул. После чего галантно распахнул створку и отстранился, пропуская вперёд. — Прошу!

Я хлопала ресницами и никак не могла понять — мне мерещится или…

— Я иду с вами, — сообщил брюнет.

— Как?

— Ножками, госпожа Соули. Ножками…

Не знаю как у него, а у меня эти самые ножки подгибаться начали.

— Видите ли в чём дело, госпожа Соули… — начал пояснять герцог. — Прятаться в шкафу или под кроватью — прерогатива любовников, а я не любовник, я всего лишь маг… Несчастный штатный маг города Вайлеса, которому "повезло" встретить двух ловких близняшек, которые подговорили старшую сестру разбудить умертвие…

— Господин Райлен! Вы на что намекаете?!

— Я? Намекаю?

Секундная пауза, а после Райлен рассмеялся. Тихо, но очень весело.

— Господин Райлен! — паника отступила окончательно, на смену пришла злость.

— Простите, госпожа Соули. Не удержался, — продолжал веселиться черноглазый. — Просто вы так напряжены… были.

О, Богиня! А я ещё считала его воспитанным и благородным, а он… мозгоправ доморощенный!

Я не стала дожидаться пока ночной гость отсмеётся — ухватила за запястье и потащила в коридор. Тоже мне шантажист! Будто мне тётушки Тьяны не хватает!

— Госпожа Соули, что вы делаете?

— А вы как думаете? — процедила я. — Веду знакомить!

— Ну что вы… — продолжал веселиться маг. — Знакомство — это не к спеху, можем до утра отложить.

— Ну уж нет! Сейчас или никогда!

— Госпожа Соули, а в вас точно крови оборотня нет? — не унимался наглец. Я тоже не унималась — уверенно тащила вниз по лестнице.

Нет, ну это же надо! Притворился спасителем, а сам… Негодяй! Прелюбодей! Развратник! И про считывание ауры, наверняка, наврал! И вообще! Да я лучше отцовский ремень вытерплю, чем это!

— Госпожа Соули…

— Не обсуждается! — вернула, слышанную от Райлена фразу.

— О, Всевышний!

Мы миновали короткий коридор и прихожую — наследник герцога Даорийского не сопротивлялся. Но едва тишину прорезали голоса близняшек, замер. Увы, мне тоже пришлось остановиться — запал не кончился, нет… просто пересилить Райлена не смогла.

— Госпожа Соули, вы уверены? — брюнет по-прежнему веселился.

— Более чем! — зло выпалила я.

Коварная усмешка, рывок и… О, Богиня! Ну почему? За что?

— Даже вообразить не мог, что под маской благочестия может скрываться настолько страстная натура, — прошептал Райлен. Прижал крепче и склонился к губам… Но я оказалась проворней.

Хлёсткая пощёчина, удар коленкой в пах, а после, когда согнулся, той же коленкой по зубам. И ничего, что ладонь загудела, а коленную чашечку пронзила боль… Ничего! Это того стоило!

— Госпожа Соули… — прохрипел маг. Я же едва удержалась от контрольного удара по голове.

— За мной! — Да-да! Я тоже умею рычать!

И, не дожидаясь ответа, гордо шагнула в гостиную, откуда доносились голоса близняшек и раскатистый бас отца.

О, Богиня! Дай мне сил!


Да, наша семья не имеет ни званий, ни титулов, но род Астир довольно известен, особенно в среде аристократов. Известен и уважаем! Просто наш отец единственный заводчик лошадей дарайхарской породы в Верилии, а лошадки эти очень ценятся. И дело не только в иссиня-чёрной переливчатой шерсти и серебряных гривах… Дарайхарки на порядок умней обычных лошадей — они понимают человеческую речь, беспрекословно выполняют команды и могут постоять не только за себя, но и за хозяина.

Стоят гривастые умницы невероятно дорого, но абы кому их не продают. Чтобы получить дарайхарку нужно сперва пройти очень жесткую проверку у отца. Этакое собеседование, в ходе которого господин Анрис определяет характер и наклонности покупателя. И это не блажь влюблённого в породу заводчика, а жизненная необходимость — от того, какими качествами наделён человек, во многом зависит исход кровавой привязки, которую делают жеребятам. Без привязки лошадь никогда не признает хозяина, будет дикой, а если обряд пройдёт неудачно и кровавая привязка будет отторгнута — жеребёнок умрёт.

Судить аристократов… на самом деле, это сложно. Каждый отказ, непременно, выливается в скандал. Отец бы не продержался и года, если бы не покровительство королевского дома.

Ещё сложней обеспечить неприкосновенность крови, переданной для обряда привязки — чем родовитей и богаче человек, тем больше у него недоброжелателей, среди которых и маги водятся, и другие субъекты, в чьих руках кровь может превратиться в сильнейшее оружие против того, кому принадлежит.

Так стоит ли удивляться, что характер у нашего папы… мягко говоря, твёрдый? А тот факт, что заключён этот характер в могучее двухметровое тело с невероятным разворотом плеч и пудовыми кулаками — небольшой, но весомый штрих к портрету. Как и чёрные, подёрнутые сединой кудри и пронзительно-синие глаза…

— Соули! Дочка! — лицо, покрытое густой щетиной, озарила улыбка. Отец распахнул объятья, шагнул навстречу, но тут же застыл, спросил настороженно: — Что с тобой? Почему ты хмуришься? А почему… хромаешь?

Я шумно втянула воздух. От храбрости, с которой входила в гостиную мало чего осталось. И двойной, затравленный взгляд близняшек ситуацию не улучшил. Вот только отступать уже некуда.

— Отец! Позволь представить тебе… — я обернулась и простёрла руку, указывая на дверь. И тоже застыла, тоже насторожилась.

А… а где?!

Райлена не было. Не в гостиной, не на пороге, не за порогом. О, Богиня!

— Дочка, что случилось? — в голосе господина Анриса появились грозовые нотки. — И что означает твоё "позволь представить"?!

Перевела ошарашенный взгляд на отца и нервно сглотнула.

О, Богиня! Райлен… Райлен сбежал!

Кулаки непроизвольно сжались, в горле застрял злой, исполненный обиды крик — трус! Какой же он всё-таки трус!

— Соули?

Уже раскрыла рот, чтобы выложить всю-всю правду, но в этот миг в гостиную вплыла мамулечка. Она морщилась, касалась пальчиками виска — значит, мигрень всё ещё не отступила, но придти встретить мужа не помешала.

— О, дорогой! Наконец-то! Я уже боялась, что ты не поспеешь, и нам придётся ехать на бал без тебя. — И тут же настороженное: — Соули, что с тобой?

— Бал? — глупо повторила я. — Уже?

— А ты не помнишь? — удивилась госпожа Далира.

Нет. Из-за этих проклятых магов, умертвий и привидений я не то что о бале, я… я собственное имя вот-вот забуду!

— Соули? — вновь позвал отец. — Я жду объяснений.

О, Богиня!

— Каких объяснений? — тут же включилась в разговор матушка. — Что происходит?

Я бросила жалобный взгляд на сестёр, на родителей. Опять раскрыла рот, чтобы признаться, но тут же захлопнула, потому что на талию легла твёрдая, удивительно знакомая рука. Спиной ощутила жар чужого тела, вздрогнула.

— Тшшш… — прошептал Райлен.

Сердце ухнуло в бездну, душа провалилась туда же. Я вдруг очень чётко осознала — ни ремнём, ни монастырём не отделаюсь. Отец попросту прибьёт.

Медленно, словно меня не маг, а ядовитая змея обнимает, повернула голову… И ничего. То есть никого. Пустота.

— Соули, да что происходит! — не выдержал папа.

О, Богиня!

— Сентиментальный роман, — прошептал Райлен. Его дыхание щекотнуло ушко, по спине побежали отчаянные мурашки.

— Сентиментальный роман, — повторила, как во сне. А потом сообразила, на что намекает черноглазый и попыталась объяснить внятно: — Я сентиментальный роман читала. Кажется, замечталась. Там всё так ярко описано…

Отец застонал и закатил глаза. Мама хихикнула.

— А хромаешь почему? — пробасил господин Анрис.

— Коленка болит, — потупившись пробормотала я.

— Как? — воскликнула матушка. Кажется, окончательно про свою мигрень позабывшая. — Тебя же исцелили!

— Я снова ударилась.

— Где? Когда? — не сдавалась родительница.

Обстоятельства, при которых вновь повредила коленку, вспыхнули в памяти столь ярко, что… в общем, взглянуть в глаза родителям не смогла.

— Только что. О дверной косяк стукнулась. Случайно. — И добавила, чтобы сомнений не осталось: — Сентиментальный роман. Зачиталась. Замечталась… утратила связь с реальностью.

Сказала, а в следующий миг ощутила лёгкое прикосновение к шее. Вздрогнула, разумеется — ведь Райлен шею не руками, губами трогал!

Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет! Он что же, совсем ничего не понял?!

Примерилась ударить невидимку локтём, но в последний миг представила, как этот жест будет выглядеть со стороны и… О, Богиня! А он же ещё вскрикнуть может, и тогда нас точно поймают.

О, Богиня! Чем я думала, когда собиралась представить Райлена отцу и признаться в ночном проникновении в спальню? Ведь явно же не умом!

— Ударилась о косяк? — удивлённо переспросил отец.

Я уверенно кивнула, а мамулечка встрепенулась и выпалила:

— Кстати, о косяках!

И стало совершенно ясно, что она вовсе не дверь в виду имеет.

Отец заметно поморщился — магический сленг, которым сыпал Линар, когда приезжал на каникулы, господина Анриса бесил. А мамусечке такие словечки нравились очень, правда использовала их редко. В особых, так сказать, случаях.

— Анрис, ты даже представить не можешь, что натворили эти девицы!

…Отец не накричал и не выпорол, но всё то время, пока мама расписывала выходку близняшек и распиналась о моём попустительстве, глядел так, что хотелось забиться под ковёр и никогда оттуда не высовываться.

А когда госпожа Далира закончила, процедил:

— Чтобы я вас рядом с этим магом не видел. Никогда!

Близняшки, которые в этот миг напоминали смиренных монахинь, вспыхнули и уставились на отца столь жалобно, что тот вздрогнул. Вот только решений папа не меняет, об этом все знают.

— А с тобой… — родительский перст указал на меня, — мы ещё поговорим.

Я боязливо поёжилась и попыталась отступить. И едва не взвизгнула, наткнувшись на горячую, невидимую преграду. О, Богиня! Райлен! За время разговора совсем забыла, что маг здесь! Я, кажется, вообще из реальности выпала…

— Но Соули не нянька! — прозвенел голосок. Мила.

— И она не виновата! — поддержала Лина.

От удивления у меня даже рот приоткрылся — никак не ожидала подобного заступничества.

— А с чего вы взяли, что мы будем говорить о вашем позоре? — прищурившись процедил отец.

Девчонки дружно потупились, а я обмерла, потому что в отличие от близняшек, прекрасно знала, какую тему придётся обсудить с папой. О, Богиня! Да лучше монастырь!

— Всё, — прогрохотал родитель. — Всем спать. И повторяю, если не поняли — чтобы я вас рядом с магом не видел!


В спальню я вернулась прибитой мухой. Вообще не помню как добрела. Голова гудела, мысли путались, перед глазами стоял туман. Ещё всю дорогу мерещилось, будто кто-то поддерживает под локоток, не позволяя осесть на пол. И лишь когда осознала себя в любимом кресле, со стаканом воды в руках, поняла — нет, не мерещилось.

— Вы… — глухо выдохнула я. Спорить или отчитывать брюнета сил не было, но промолчать тоже не могла. Возмутительный, наглый, бессовестный!

Он стоял в двух шагах, важно скрестив руки на груди, и внимательно следил за каждым моим движением.

— Госпожа Соули, вы всегда столь болезненно на телепатию реагируете?

Я как раз сделала глоток, а после вопроса брюнета поперхнулась и закашлялась.

— На что?

— Ясно.

Маг стремительно приблизился, бесцеремонно отнял стакан. Потом столь же бесцеремонно склонился, ухватил за подбородок и уставился в глаза.

— Господин Райлен!

Моё возмущение было проигнорировано. Более того — герцог заставил запрокинуть голову и поочерёдно оттянул оба века. Галантный, ничего не скажешь.

— Господин Райлен!

— Не кричите, — шикнул нахал. Всё-таки отпустил подбородок и задумчиво хмыкнул: — Нет, признаков непереносимости нет. Значит, дело в усталости.

— Вы о чём?

Маг будто не слышал. Или не желал слышать.

— Вы упоминали, что всю ночь провели в компании призрака. Стало быть, почти не спали. Стало быть, эффект обусловлен именно усталостью.

— Какой эффект? — я попыталась встать, но не смогла.

В этот раз мне всё-таки ответили:

— Дурнота, госпожа Соули! Обычно при телепатическом воздействии такого уровня, дурноты не бывает. Объект остаётся полностью вменяем, моторика и способность к мышлению не нарушаются. Вы же до сих пор пребываете на грани обморока, что неестественно.

Всё. Ничего не поняла и окончательно запуталась.

— Какое ещё воздействие? Какая телепатия? Вы о чём?

Брюнет смерил сердитым взглядом, присел на корточки. Я не сразу сориентировалась, какое-то время ещё таращилась вверх и удивлялась — почему вместо лица мага вижу потолок и кусочек тёмной гардины.

— Госпожа Соули, ваш отец обладает узконаправленным магическим даром. А именно — частичными способностями к телепатии. Не уверен, что он пользуется ими осознанно, но воздействие, определённо, оказывает.

У меня от такого заявления глаза на лоб полезли, а Райлен продолжал:

— Телепатия в обычном понимании — это способность передавать другому индивиду мысли, образы и чувства. В случае вашего отца наблюдается способность передавать только чувства, зато в доминантном ключе. То есть он транслирует свои эмоции, а объект их не просто улавливает, а воспринимает как высочайшую истину. Истину, которую нельзя подвергать критическому анализу.

О, Богиня! Если после встречи с отцом перед глазами стоял туман, то после пояснений Райлена напала мигрень. Маг, кажется, понял и сжалился. Вернее, почти сжалился…

— Только что вы подверглись опосредованному внушению, госпожа Соули. Вы уловили всю гамму чувств, испытанную господином Анрисом, неосознанно согласились с его точкой зрения и пообещали себе никогда не делать того, что вызвало такую ярость. Вы будете послушной, чтобы не допустить повторения эмоциональной атаки.

— Откуда знаете, что я согласилась и решила?

Брюнет равнодушно пожал плечами.

— Обычная реакция на такого рода воздействия. — И добавил с усмешкой: — Зато теперь ясно, почему вы считаете отца строгим и стараетесь быть примерной девочкой.

Эти слова показались настолько обидными и неправильными, что я отстранилась, вжавшись в спинку кресла.

— Вы осуждаете нашего отца, господин Райлен?

Улыбаться герцог перестал, да и сам ответ прозвучал крайне серьёзно:

— Нет, госпожа Соули. Не осуждаю.

— Тогда к чему этот рассказ?

Черноглазый поднялся и снова пожал плечами.

— Я пытаюсь понять вас, только и всего.

— А зачем вы пытались меня поцеловать? Почему настаивали на знакомстве с отцом, но в последний миг притворились невидимкой? Зачем вы… — я нервно сглотнула, вспоминая недавние события, вот только сказать про поцелуй в шею так и не смогла.

— Госпожа Соули! — нахальный аристократ снова повеселел. А я вдруг почувствовала себя подопытной мышкой. Всё верно — Райлен намеренно провоцирует на эмоции. Раз за разом! — Госпожа Соули, я не мог остаться в вашей спальне.

Я картинно заломила бровь и скривила губы в усмешке. Надменной, разумеется — иной Райлен не заслуживал.

— Почему же?

Меня смерили новым внимательным взглядом. Ответ, как ни странно, прозвучал тепло:

— Потому что я нахожусь под покровом вашей ауры, госпожа Соули. Мне нельзя отходить от вас далее, чем на десять шагов — иначе связь разорвётся, маскировка рассыплется, а призрак вашей тётушки…

Договорить Райлену не удалось — в спальне резко похолодало, а из темноты, укрывавшей половину комнаты, донеслось недружелюбное "кхе-кхе".


Глава 9 | Соули. Девушка из грез | Глава 11