home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Седовласый господин Рэйс нашелся в кресле у незажженного камина. Едва я вошла — тактично поднялся, отвесил кивок. Я ответила усталой улыбкой — совершенно не представляла, как буду развлекать внезапного гостя.

Разговор начала с правды.

— К сожалению, отец задерживается.

— Сильно? — осведомился потенциальный покупатель.

— Увы… — я развела руками.

Объяснять Рэйсу, что папа с мамой обсуждают интерьеры гостевого домика, не хотелось. Разум судорожно пытался найти иное оправдание, но зря. К счастью, гость на пояснениях не настаивал, и я облегчённо сменила тему.

— Желаете чаю?

Губы собеседника растянулись в улыбке, я не сразу сообразила почему. В следующее мгновенье в дверях гостиной появилась горничная с подносом. На отполированном до блеска серебре стояла бутылка вина, два высоких бокала и приличная к случаю закуска.

— Поставьте здесь, — распорядился господин Рэйс, указывая на низкий столик.

Служанка проворно выполнила указание. Поклонилась сперва седовласому, после мне и стремительно вышла, а я… я попросту онемела. Ну ничего себе!

Гость деловито приблизился к столику, неспешно наполнил бокалы и сделал приглашающий жест.

Да что вы себе позволяете?! — хотела воскликнуть я, но в каждом его движении было столько изящества и власти, что вопрос застрял в горле. В душе вспыхнуло нехорошее предчувствие.

— Госпожа Соули, перестаньте… — с улыбкой протянул седовласый. — Я же вижу, что вы расстроены. Поэтому попросил принести вина. Чай — не лучшее лекарство от нервов, поверьте.

О, Богиня! Что он несёт?

— Простите, господин Рэйс, но я не ценитель вин.

Гость смерил весёлым взглядом, но настаивать не посмел.

— Как знаете…

Прежде чем занять соседнее кресло я вызвала Фиску и потребовала чай. Очень хотелось устроить старшей служанке разнос, но пришлось ограничиться испепеляющим взглядом. Как бы там ни было, а скандал при госте — не лучший способ удержать лицо. Зато отличный повод убедить покупателя в том, что семейство Астир напрочь лишено выдержки, которую так ценят аристократы.

— И о чём же вы печалитесь, госпожа Соули? — Рэйс пошел в атаку раньше, чем успела рот раскрыть. Вопрос прозвучал учтиво, почти невинно, но я не обольщалась.

— Гроза, господин Рэйс. Гроза… — а ведь почти правду сказала.

Усмехнулся. Сделал большой глоток из бокала и вновь уставился на меня. Улыбка, как ни странно, была приятной и, кажется, искренней.

Несколько минут взаимного молчания, и я всё-таки сумела взять себя в руки, отбросить воспоминания о беспрецедентной наглости и спросить:

— Надолго в Вайлес?

— Нет. Уеду сразу же, как закончу дела.

Очень хотелось поинтересоваться — а куда уедете? Но я не решилась. Уточнять статус гостя тоже боязно было — мало ли! Дарайхарки очень ценны и очень дороги, а те, для кого их растим, невероятно богаты. Ну а в том, что у богачей даже слуги с причудами любой знает. Задашь вот такому господину Рэйсу «не тот» вопрос и всё, прощай сделка.

Гостиная опять потонула в молчании. В этот раз тишину нарушил не голос — стук каблучков. Чай принесла Фиска, самолично. Она же передвинула столик так, чтобы и я, и господин Рэйс могли спокойно дотянуться до закусок.

— Может пирожных подать? — уточнила прислужница.

Я отрицательно качнула головой, с благодарностью приняла чашку. Увы, сделать больше одного глотка мне не удалось…

— А альбомы с фотографическими карточками у вас есть? — поинтересовался седовласый.

— Конечно, — я едва удержалась, чтобы не стукнуть себя по лбу. Как сама не додумалась?! Отец совсем недавно эти альбомы сделал, все уши прожужжал, что теперь, прежде чем отправляться на конюшни, будет демонстрировать карточки.

Увы, Фиска уже ушла, поэтому пришлось топать в кабинет отца самолично. Гость меня извинил и, кажется, тоже испытал облегчение. Всё-таки взаимное молчание штука крайне неприятная. Зато когда я вернулась и протянула увесистый альбом — просиял, отставил бокал и занялся разглядыванием фотокарточек.

Я же с чувством выполненного долга вернулась на место и ухватила чашку.

— Очень красивые лошади, — протянул господин Рэйс.

Улыбнулась уголком рта и мысленно взмолилась Богине, чтобы альбома хватило надолго. Сделала глоток чая, потом ещё один, третий… и лишь на четвёртом заметила странный привкус.

— Что-то не так? — не отрываясь от карточек, осведомился гость.

— Не так, — ответила я и едва не опрокинула чашку. О, Богиня! Я же совсем не это сказать хотела!

Меня смерили пристальным взглядом. А потом назвавшийся Рэйсом громко захлопнул альбом и спросил:

— Так что же вас печалит, госпожа Соули?

— Гроза, — уверенно повторила я.

— А если подумать?

— О, Богиня… Если подумать, меня печалит Линар, Райлен, сёстры. Неуместное отлучка родителей, поведение слуг, и вы, господин Рэйс.

— Я? — искренне изумился гость.

— Ну да. Мы едва знакомы, а вы смеете распоряжаться в нашем доме и вообще… ведёте себя так, словно я вам задолжала.

Брови собеседника вползли на середину лба, а я почему-то добавила:

— Шестьсот тысяч золотых, не меньше.

— Что? — тихо переспросил он.

— Что слышали.

Седовласый откинулся на спинку кресла, смерил очень пристальным взглядом.

— Рассказывай, — строго велел он.

— О чём? — парировала я, вернула чашку на столик.

Это действие сопровождалось всё тем же невероятно пристальным взглядом, а едва я потянулась за кусочком сыра, господин Рэйс шумно вздохнул и сказал:

— О, Всевышний! Неужели не действует?

— Что не действует? — борясь со странной апатией, переспросила я.

Гость замолк, но ненадолго.

— Госпожа Соули, вы упомянули долг. Почему именно шестьсот тысяч?

— Это сумма, которую Райлен заплатил за назначение в Вайлес, — зачем-то призналась я.

Рэйс подавился. Чем не знаю, но закашлялся знатно.

— Даже так?! — ошарашено воскликнул он.

Я же лишь плечами пожала.

— Ну Рай, ну поганец… — протянул беловолосый. Не злобно, а как-то… гордо что ли. И тут же пристал опять: — Госпожа Соули, а что ещё вам известно о Райлене?

— Много чего.

Седовласый задумался на мгновенье…

— А сыворотку правды вы когда-нибудь пробовали? — вкрадчиво поинтересовался он.

— Нет. Но визит в пятый мир показал, что некоторые зелья на меня не действуют. Вернее, действуют не так, как нужно.

Господин Рэйс едва из кресла не выпал.

— Та-ак… — протянул он. — А почему? Откуда такой эффект?

— Думаю, это из-за оборотня.

— Какого оборотня? — не отставал седовласый.

— Ну того… того оборотня, который деда покусал. Райлен говорит, в моей крови оборотнической заразы нет, но сами оборотни… В общем, они когда меня увидели, решили во что бы то ни стало у себя оставить. Даже жениха нашли.

— Какого ещё жениха?!

Я лукавить не стала. Сама не знаю почему.

— Красноглазого.

Гость вновь откинулся на спинку кресла, а его глаза… они вспыхнули не хуже магических фонариков. По губам растеклась улыбка.

— Та-ак… А почему именно красноглазый?

— Понятия не имею, — всё так же честно ответила я. А потом попыталась встать, потому что было во всём происходящем нечто неправильное. Вот только ноги повиноваться отказывались, пришлось вновь упасть в кресло и выслушать следующий вопрос.

— Зачем вы ходили в пятый мир, госпожа Соули?

— Провожали господина Хашшра.

— Провожали, а не провожала… Так вы ходили не одна? Кто вас сопровождал?

— Райлен, кто ж ещё.

Собеседник ухмыльнулся. Причём весело ухмыльнулся!

— Ну да, ну да… А кто делал портал? Брук?

Где-то в глубине сознания вспыхнул предостерегающий огонёк, но сдержаться или солгать не смогла.

— И Вукс тоже.

Седовласый тихо рассмеялся и потянулся к бокалу. Теперь на меня глядели самым что ни на есть кошачьим взглядом. А молчание гостя было куда выразительней любых слов. Я пропала. Просто пропала и всё тут.

— Занятно, очень занятно… А Хашшр, стало быть, не погиб.

Я удивлённо вздёрнула бровь, с запозданием поняла — молчу исключительно потому, что собеседник неправильно сформулировал фразу. Если бы он задал прямой вопрос, я бы непременно сказала, что тролль мёртв.

— Странно, почему он не связался с Орденом, — продолжал рассуждать Рэйс. — И что воспользовался именно вашей помощью. Кстати, почему, госпожа Соули?

— Что «почему»?

— Почему господин Хашшр обратился к вам? Почему именно вы провожали его в пятый мир?

Да, рано я радовалась…

— Я его пожалела, в итоге возникла привязка.

— Привязка?! Но ведь она между живыми не возникает. То есть Хашшр… всё-таки умер?

— Умер, — грустно признала я.

Седой не выдержал, поднялся. Сделал несколько уверенных шагов по комнате и застыл рядом со мной.

— Госпожа Соули, вы меня удивляете.

Нет, господин Рэйс. Если бы не апатия, вот тогда бы действительно удивила. Всеми словами, какие от конюха Михи слышала. Ну и теми, что от Райлена с Бруком и Вуксом узнала…

— Привязка, красноглазый оборотень, взятка… Уже много, но ведь это не всё. Верно, госпожа Соули? Просто нужно правильно задавать вопросы, так?

Я кивнула. Увы и ах, но зелье, подмешанное в чай, не позволяло лгать.

Седовласый наклонился близко-близко, спросил шепотом:

— Госпожа Соули, может расскажете по-хорошему?

Я сглотнула и отрицательно качнула головой. Ещё язык прикусила, хотя отлично понимала — это не спасёт.

— Ладно, госпожа Соули… Ладно. — Гость отстранился, тяжело вздохнул и вновь вернулся в кресло. На меня глядел странно, но не зло.

Только я всё равно сжалась и приготовилась к худшему. И не зря…

Вокруг резко потемнело. Спустя два удара сердца гостиную озарила белая вспышка. Если бы не апатия, вызванная зельем, я бы непременно закричала, а так только вздрогнула. И не сразу осознала, что это гроза. Та самая гроза, с которой сейчас сражается Райлен, добралась и до нас.

Ещё мгновенье, отчётливый щелчок, и пространство озарилось иным, привычным светом — настенные бра зажглись.

— Не бойтесь, госпожа Соули, — сказал Рэйс тихо, а я… меня словно плетью ударило.

— Вы маг?!

Беловолосый усмехнулся и подмигнул.

— Ну разумеется.

И вдруг осознала, что именно смущало в истории с Линаром. О, Богиня! Ну конечно! Сообщение о побеге пришло два, вернее уже три часа назад. Не знаю, как именно общаются маги, но уверена — для подобных случаев есть особый, очень быстрый способ связи. То есть задержки быть не могло.

Надеяться на то, что побег из академии заметили не сразу — тоже нельзя. Во-первых, академию окружает сигнальный контур, который сообщает службе безопасности о нарушении границ. Во-вторых, Линар устроил погром! А ведь погром — не кража, не заметить его сложно!

Но даже если предположить, что маги проморгали поступок брата и замешкались с сообщением Райлену, дорога от академии до Вайлеса занимает не меньше трёх суток. Причём, даже в случае применения порталов, которые Линару не удавались никогда…

О, Богиня! Так значит эта гроза…

— Госпожа Соули, у меня нет времени на полноценный допрос, — прервал мои мысли Рэйс. — Поэтому давайте поговорим по существу.

Я отчаянно замотала головой и снова попыталась встать. Увы, неудачно.

— Вы любите Райлена? — спросил гость.

О, Богиня! Да какое ему дело?! — мысленно возопила я. Но вслух сказала:

— Да.

— А замуж за него хотите?

Лгать я по-прежнему не могла, поэтому выпалила:

— Нет!

Гость заломил бровь, окинул изумлённым взглядом.

— Это почему же, госпожа Соули?

Я молчала. Молчала, несмотря на сыворотку правды и искреннее нетерпение собеседника.

— О, Всевышний! — не выдержал Рэйс. — Госпожа Соули, признаться, я представлял нашу встречу совсем иначе. Зато теперь начинаю понимать, почему Райлен столь отчаянно сражается за ваше будущее.

— Что? — глухо выдохнула я, а господин Рэйс… он всё-таки взорвался.

— Что-что! Да то, что мой сынок весь Даор на уши поставил! Сперва эти призраки, под предводительством вашей тётки, потом рассказы о ваших акапельных танцах, потом сплетни о скорой свадьбе. И в довершение газетный фельетон о глупом герцоге, который неспособен отличить булыжник от неогранённого алмаза! И всё почему?

— Почему? — эхом повторила я.

— Потому что решил дать этому дураку возможность добиться, а не получить на блюдечке, как всегда.

— Что значит «как всегда»?

— То и значит, — недовольно пробормотал Рэйс. — Если бы не мой отказ, вы бы уже полтора года в родовом замке сидели, и детей нянчили… и мужа раз в месяц, на балах, видели.

— Почему… раз в месяц?

— Потому! Рай из тех, кто не ценит лёгких побед. Неужели вы не поняли?

Нет, не поняла. Не было у меня возможности увидеть Райлена с такой стороны… Но сути это не меняет.

— Зачем вы пришли? — тихо спросила я.

— Поговорить. Ну и убедиться, что слухи распускаете не вы, а он.

— Убедились?

— Нет. Но в вашей порядочности уже не сомневаюсь.

Я криво ухмыльнулась. Какой всё-таки добрый…

— А грозу зачем напустили?

Губы герцога растянулись в добродушной улыбке. Он залпом осушил бокал, признался:

— Отвлекающий манёвр, госпожа Соули. Я неплохо знаю своего сына. Рай не допустил бы этой встречи. А уж такого разговора — тем более.

— Вы сейчас на сыворотку правды намекаете?

Улыбка седовласого стала запредельной, но ответ…

— Госпожа Соули! Ну нельзя же так прямо…

Да, знаю. Но остановиться уже не могу, потому что эта гроза, это вторжение, допрос… О, Богиня! Как мерзко!

— Господин Рэйс, вы понимаете, что натворили? Если Райлен не сможет погасить грозу и магический фон изменится, то Вайлес…

— Рай сможет, — уверенно заявил герцог. Потом как будто принюхался и добавил: — Уже смог. Поэтому нам следует поторопиться, госпожа Соули. Он ведь сразу сюда помчится, верно?

Кивнула, мысленно проклиная и седовласого, и его зелье, и… Райлена заодно. Ну зачем выводил отца? Почему не объяснился по-человечески?

— Так почему вы не хотите замуж за моего сына, госпожа Соули?

Я потупилась, не в силах глядеть в глаза собеседнику, в груди вспыхнула боль. Сильная, почти нестерпимая. Наверное, на этот вопрос я бы и без всякой сыворотки ответила…

— Он ни разу не признался мне в любви, господин Рэйс.

— Что? — тихо переспросил герцог.

— Знаю, звучит глупо. Но я… для меня это важно. Райлен никогда не говорил, что любит. О свадьбе и будущем говорил, а о любви — нет.

Я дважды слышала о его чувствах. Один раз маг рассказывал о них моему отцу, второй — мне самой, но… но Райлен был уверен, что я под действием зелья, которым опоили тролли. Думал — не вспомню, не узнаю.

— Дурак… — протянул Рэйс. — Ну дурак!

— Издеваетесь?

— Не без этого, — разулыбался гость. — Зато красноглазый небось охрип от признаний.

Я не сразу поняла о ком речь, а осознав усмехнулась.

— Нет. Он со мной не говорил.

— Как это? — в голосе Рэйса звучала высшая степень изумления. — Вы же сказали, он набивался к вам в женихи.

— Не набивался. Его, как я понимаю, назначили.

Герцог вытаращился, как на диковинную зверушку, а я не выдержала, спросила:

— Что вас удивляет?

— Всё. Вы либо недоговариваете, либо путаете, госпожа Соули. Оборотни слишком ценят свободу. Особенно, в вопросах брака. Это у нас, у людей, можно «назначить» женихом, а у них — ни в коем случае. Брак по любви — нерушимая традиция седьмого мира. А красноглазые, кстати, чтут традиции гораздо строже, чем все остальные.

О, Богиня… может мы на разных языках разговариваем? Я точно знаю, та рычащая махина меня не выбирала.

— Тот оборотень… он вожаком был. Может в этом всё дело? — решилась предположить я. А что, вожаки — правители, значит, имеют больше обязанностей, нежели прав.

Герцога мой ответ не порадовал. То есть совсем-совсем не порадовал.

— Вожак? — осторожно переспросил седовласый.

Кивнула. А что ещё делать?

— Красноглазый вожак? — не унимался Рэйс.

Опять кивнула, и уже пожалела, что упомянула титул оборотня.

— Госпожа Соули, вы ничего не путаете? Точно?

— О, Богиня! Да сколько можно! — выпалила я.

Глаза собеседника совсем круглыми стали. В это миг он меньше всего напоминал правителя самого большого герцогства Верилии, даже на мелкого аристократа не тянул.

— Госпожа Соули, а почему… вы сказали «был»? Его что… уже нет?

Чувство огромнейшей, непоправимой ошибки, захлестнуло с головой, но… но я не могла промолчать.

— Райлен вызвал его на поединок и убил.

Рот седовласого герцога некрасиво приоткрылся, а пустой бокал, который властитель Даора по-прежнему держал в руке, выпал и разбился вдребезги.

— Рай убил вожака оборотней?!

— Ну… ну может и не убил, — попыталась исправиться я. — Может только ранил. В любом случае, поединок Райлен выиграл.

— О, Всевышний!

Герцог откинулся на спинку кресла и устало прикрыл глаза, а я… я просто не знала куда деваться, что говорить и даже о чём молчать. О, Богиня! Кажется… кажется, я сделала что-то ужасное.

— Эй! — зычно выкрикнул седовласый. — Бумагу, чернильницу, воск! Быстро!

Призыв разнёсся по всему дому, и даже запертые двери гостиной преградой не стали. Я начала медленно умирать от ужаса, а герцог… он вдруг повеселел и подмигнул.

— Если вождь назвался твоим женихом, а Рай вызвал его на бой, значит поединок был брачным. Так?

— Так… — не сумела солгать я.

— И раз Рай выиграл брачный поединок, то ты уже не возлюбленная, и даже не невеста. Жена!

— Да, — бессильно простонала я. Жена. Ненастоящая, но всё-таки…

— И если у Райлена не хватило ума защитить свою жену от вторжения постороннего мужчины, я, по законам всё тех же оборотней, имею полное право тебя похитить.

— Что?!

— Что?! — спародировал Рэйс весело. — Соули, перестань дрожать! Я же не навсегда. И вообще… у нас с тобой множество дел.

— Каких дел?!

— Важных! — «объяснил» герцог. Вскочил и стремительно помчался к двери.

Я догадалась, что пришел кто-то из слуг. Хотела крикнуть, позвать на помощь, но горло сдавила странная судорога. Голос вернулся лишь тогда, когда в поле зрения появился седовласый.

— Вы сумасшедший?! — выдохнула я.

— Нет. Я — маг, — парировал Рэйс, спешно отодвигая тарелки и раскладывая лист желтоватой бумаги. — И ещё я — отец. Кому как не мне учить сына?

— Учить?! Да это садизм чистой воды! Вы хоть понимаете, что будет с Райленом, когда он узнает…

Господин Рэйс уже обмакнул перо в чернила, но от письма отвлёкся.

— Понимаю, — заявил герцог. Он по-прежнему улыбался, но уже иначе… почти зло. — А ещё я понимаю, что не могу оставить свою невестку в этой дыре. Потому что если ещё раз услышу, как какая-нибудь белобрысая тварь полощет её имя, городов в Верилии станет на один меньше.

О, Богиня! Ну как же я сразу не догадалась, что они с Райленом родственники?! Это же… совершенно очевидно!

— Господин Рэйс, пожалуйста… — я глубоко вздохнула, потом ещё раз и ещё. О, Богиня! Дай мне сил! — Господин Рэйс, ну какая я вам невестка? Это во-первых. А во-вторых… моё имя и так выполощут. И если вы меня заберёте, то полоскать его будут ещё больше.

— Что значит «какая невестка»? — спокойно отозвался седой. — Самая настоящая. Или ты думаешь, будто оборотни шутили, когда ваши руки связывали? А в том, что касается второго… так это мы ещё поглядим.

Поглядим? О, Богиня… нет, он точно сумасшедший.

Седовласый склонился над листом. Писал размашисто, уверенно, быстро. Я же смотрела и не верила. О, Богиня! Может это сон?

— А как же родители?

— Не волнуйся. С господином Анрисом я объяснюсь, — заверил маг. Споро сложил лист, капнул на стык воском. В следующую секунду извлёк из внутреннего кармана массивный перстень и поставил оттиск. Но сам перстень уже не прятал — вернул на палец.

Текст письма я видеть не могла, зато имя адресата, выведенное на импровизированном конверте, различила — «Райлен из рода Даор». Увидела и решилась на последний аргумент:

— Господин Рэйс, умоляю…

— Нет, Соули. И не мечтай. Тем более, дел у нас и впрямь много. Лучше подумай с чего начнёшь свою исповедь. Кстати, я на добровольный рассказ рассчитываю.

О, Богиня…

Герцог Даорийский стремительно поднялся и подошел к моему креслу. Вынул всё ещё безвольное тельце из мягких объятий мебели, а после и вовсе… на плечо забросил. Я в этот миг думала только об одном — нет, ну как же я не распознала сразу! Ведь действительно очень похожи! Особенно наглостью…

— Сначала идём в Орден, — сообщил тот, кто возомнил себя моим свёкром. — Портал, как понимаешь, экстренный, так что готовься к тошноте.

Экстренный портал? Да, я что-то такое слышала. Кажется, от Линара. Мол, при вступлении в Орден каждому дают амулет, который кроме прочего содержит разовое заклинание телепортации, на случай крайней опасности.

Стоп. А разве наш случай из таких?

Осмыслить ситуацию не успела — гостиная озарилась ярким изумрудным светом, а похититель весело возвестил:

— Ну что, готова?

Я уже раскрыла рот, чтобы выдать самое жалобное и бесконечно честное «нет!», когда мир содрогнулся от невероятного грохота и рыка, холодящего душу.

— Что здесь происходит?! — проревел Райлен.

И стало совершенно ясно… да, случай и впрямь крайний. Более того, теперь мне искренне жаль нового родственника. И я даже попробую его защитить… когда Райлен нас найдёт.


Глава 23 | Соули. Девушка из грез |