home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Падал новогодний снег

– Как жаль, что я не знала раньше, какое это замечательное ощущение – просыпаться в руках любимого, – честно сказала я, открывая глаза. – Ни за что бы не позволила тебе бегать так долго.

– Ты просто плохо знаешь, какой я упрямый, если считаю, что все делаю правильно, – с горьковатой усмешкой признался он и склонился к моим губам.

А чуть позже с сожалением добавил:

– Я всегда знал, что ты – мое яблоко, но хотел дать тебе возможность убедиться, что я – твое. Как ты себя чувствуешь, родная? Кушать хочешь?

– Хочу, – созналась я, – а чувствую себя намного лучше. И еще хотела тебя спросить, как такое может быть: я не маг, а увидела сегодня источник энергии?

– Не знаю, – вглядевшись в меня внимательнее, признался Дэс, – магического резерва в тебе нет по-прежнему. Хотя припоминаю, где-то читал, что люди, работающие с магическими предметами, иногда со временем начинают чувствовать мощные источники и магических существ. Но сам с таким никогда не сталкивался. Если ты доверяешь деду, то можно спросить у него. Все же он немного старше меня.

– Любимый, если ты скажешь сейчас, что у тебя такой же комплекс, какой был у Янинны, я точно украду на Земле не хорошую массажную расческу и не черные очки, а лучшего психолога.

– И тебе его не жалко?

– А чего его жалеть? – изумилась я. – Пусть человек подработает, он же отсюда через полгода с мешком золота уйдет. Я ведь не собираюсь темнить, как вы, а сразу ему все объясню с деловой точки зрения.

– Когда ты рядом, у меня только один комплекс, – вздохнул он, – обнять покрепче и не выпускать. Никогда.

– Даже кушать?

– Нет, вот кушать нужно обязательно, – решительно отстранился от меня Дэс. – Там Аля платья принесла, будем мерить?

– Спасибо, уж лучше я сама. – Удержаться, чтоб не захихикать, не получилось. – А кстати, где мы будем ужинать?

Судя по сгущающимся за окном сумеркам, обед я элементарно проспала. И не жалею, потому что сон принес ясность в мыслях и бодрость в теле.

– Кто-то пообещал прийти к царице, – напомнил он. – Вандерс уже спрашивал Зигерса, не поменялись ли наши планы?

Я сразу вспомнила ласковую улыбку Ладомилы, надежный уют дворца и поняла, что планы не изменились ни на грамм.

– Не поменялись. Можешь пойти сказать, чтоб собирались.

– Д-А, – произнес этот хитрец, не двигаясь с места, – скажи Зигерсу и Алентине, чтобы срочно собирались. Мы идем ужинать во дворец.


Сфера вернулась ко мне мгновенно, и я сразу поняла, что пребывание в источнике пошло ей на пользу. Она светилась перед моим внутренним взором намного ярче, да и рамку, которой я управляла, пальцы теперь ощущали как нечто более упругое, хотя и нематериальное.

Первыми я по привычке пропустила дракош, затем в просторный пустынный зал, где нас ожидал только Вандерс, перешли маги, Ярик и девушки. Последними были мы с Дэсом.

– Как ты себя чувствуешь? – изучающе осмотрел меня Вандерс.

– Хорошо, – успокоила я, пытаясь понять, послышался мне в этом вопросе какой-то скрытый смысл или уже начинает развиваться паранойя.

– А в чем дело? – насторожился и Дэсгард.

– Во дворце гости. Приехали сватать Алентину.

– Как интересно, – сказали мы с мужем в один голос.

– Как жаль, – нахально заухмылялся Ярик, – зря тащились в такую даль.

– А ты откуда знаешь, что они издали? – заинтересовалась я, поглядывая на чуть побледневшую Алентину.

– Понял по его лицу, – туманно пояснил Ярик и пододвинулся ближе к царевне. – Не страдай, прекраснейшая, я буду рядом.

Терезис метнул в оборотня сумрачный взгляд, и я поняла, что очень хочу посмотреть на этого отважного жениха. Пока он жив. И обязательно пойду вместе с золовкой туда, где ее ждут эти самые сваты. Не в моем характере спокойно наслаждаться едой в отдельной столовой, когда Аля сидит под обстрелом изучающих взглядов.

– Ну так веди нас к ним, – правильно понял мое настроение муж, и сердце снова обдало жаркой вспышкой счастья.

Я даже глаза на миг зажмурила от этого обалденного ощущения. Просто невыносимо приятно, когда тебя вот так, безоговорочно, поддерживают даже в самых сумасбродных действиях или планах.

– Никогда не думал, что это окажется так обидно, – огорченно шепнул Дэс, подхватывая меня под руку и направляясь вслед за ведущим дочь Вандерсом, – осознать, как мало тебе нужно для счастья.

– На самом деле это совсем не мало, – не могла я согласиться, но развить тему не успела – широкие створки распахнулись, и мы оказались в большой столовой.

Все убранство этой выдержанной в строгом стиле комнаты громко заявляло о торжественности момента. Белоснежные, вышитые шелком скатерти и яркие букеты цветов, блеск начищенного серебра, загадочное сияние хрусталя, изящно изогнутые графины и графинчики, ожидавшие своей очереди на отдельном столе в окружении кубков и рюмок.

Однако за стол пока никто не садился. Все почтительно толпились перед сидевшей на высоком кресле Ладомилой и что-то жарко ей доказывали.

– …такой видный жених будет выгодно оттенять скромность невесты. И поможет ей занять подобающее место среди лучших жемчужин вашего двора, ведь она у вас такая затворница… – Льстивый голос немолодой женщины лился, как вода из испорченного крана, в то время как мы все ближе подходили к ним по мягкому ковру.

Ну да, рычала я про себя, как жених – так видный, а невеста – скромная затворница. Дураку понятно, что красавицы в затворницах не сидят. Бдительно оглядела фигурку золовки в брусничном платье строгого фасона и вздохнула – вот зря она голубое не надела. Несомненно, ей идет этот цвет, но уж больно оно закрытое и балахонистое, хорошо хоть мех не забыла, он немного скрашивает будничность наряда.

– Да и вашему величеству приятно будет посмотреть в ясные глазки хорошеньких внучат, погладить их шелковые головушки… – пела свое сваха.

Ладомила, сидевшая к нам лицом, рассмотрела за спинами гостей нашу компанию и облегченно вздохнула, а я от души пожалела добрую женщину, сообразив, что сваты парят ей мозги не первый час.

– Советник ее величества Вандерс лен Гафзен, – полузадушенно выкрикнул от двери церемониймейстер, и по звуку его голоса было понятно, что он не проспал наше появление и молчал вовсе не по своей вине.

– А я думала, заклинание, – увидев догоняющего нас Зигерса, разочарованно хмыкнула я и получила яростный предупреждающий взгляд от свекра.

Все понятно, играем в партизан. Но вовсе не значит, что по правилам колдуна.

– А вот и невестушка, лебедь белая, пожаловала! – Сладенький голос свахи начинал мне надоедать, но раз хозяева молчат, придется выслушать все, что она думает про Алентину и ее внешность.

– Кому невеста, а кому пустое место. – Наглый оборотень имел собственное понятие о приличиях, но гости его не расслышали.

– Представьте меня ей, – громко и властно потребовал в этот момент зычный мужской голос, и высокий брюнет с распущенными по плечам буйными кудрями развернулся к нам вполоборота. Так что мы смогли сполна оценить и массивную золотую цепь, свисающую на намечающийся живот, и крупные черты надменного лица, и кольца, унизавшие крепкие пальцы, лежащие на рукояти меча.

Ничего не скажешь, жених видный. И, похоже, имеет тут реальную власть, что меня сразу насторожило. Вроде отец Дэса говорил, что у него тут все под контролем? Или он немного преувеличил? А может, просто не захотел меня тогда пугать? Но теперь я очень хочу во всем этом разобраться, и поэтому мне нужно как можно больше информации.

Однако оглянувшись, чтобы сделать замечание Ярику, рядом с собой оборотня уже не обнаружила.

– Вон он, – чуть слышно шепнул Дэс, показывая глазами местонахождение моего нового питомца, и незаметно усмехнулся.

А я чуть не охнула. Ярик с самым независимым видом стоял с другой стороны от Алентины, откровенно показывая, что не намерен подпустить к царевне никакого жениха. Однако тому было вовсе не до скромно одетого парня. Он рассматривал предполагаемую невесту с жадным изумлением, словно видел впервые, и я вдруг запоздало сообразила, что так оно и есть. Ее действительно никто до этого дня тут по-настоящему не видел, даже если царевна и присутствовала на торжественных мероприятиях.

– Барон Бирсель дер Монжест, владетель западных пределов и славного города Монжеда, – важно представил жениха один из его приближенных, и он решительно двинулся навстречу невесте.

Вот только Вандерс явно пока не был к этому готов.

– Мы голодны, – сообщил он, глядя на церемониймейстера, и эти слова оказались равносильны приказу.

– Ее величество царица Ладомила… – начал было царедворец, но хозяйка дворца остановила его повелительным жестом руки.

– Обойдемся без церемоний.

Что это значило, я поняла в следующую минуту. Гости торопливо ринулись вслед за царицей и Вандерсом к столу, явно намереваясь занять места так, чтобы отрезать нашу компанию от кресел царской семьи, стоявших в центре составленных полукругом столов.

– Дракоши, займите нам стулья рядом с царицей, – тихо скомандовала я поясу, занявшему свое место по настоянию Дэса. Приблизительно прикинув, сколько нас, добавила: – Восемь.

– Семь, – поправил Дэс, но опоздал.

Дракоши не пошли, как все, по широкой дуге вокруг стола, приближаясь к середине, а просто юркнули под скатерть и теперь стояли как влитые, оцепив ровно восемь мест.

– Как думаешь, уступят они без скандала? – задумчиво поинтересовался Дэс, неторопливо ведя меня к занятым местам.

– Дракоши, просто поднимайте стулья на уровень груди, чтобы невозможно было сесть, но не деритесь, – приказала я, наблюдая за происходящим.

Вандерс как раз усадил супругу на одно из центральных кресел и собирался подать руку дочери, но обнаружил, что Алентина уже устроена на своем месте, а рядом с ней, безмятежно взирая на советника медовыми глазами, сидит Ярик. Колдун насупился, явно хотел что-то сказать, но бросил взгляд в нашу сторону, потом на моих монстров, как-то странно усмехнулся и спокойно уселся на свой трон.

А сваты в это время, пыхтя и краснея от возмущения, пытались отвоевать у дракош хоть один стул. Даже кулаками норовили исподтишка орудовать, наивные. Дракоша в случае нападения мгновенно выставляет острые шипы, и некоторые из гостий это испытали на собственной коже. Но героически молчали, видимо, жаловаться или обижаться в таких случаях тут не принято.

Мы с Дэсом прошли сквозь строй самых упорных гостей, когда все остальные из нашей команды уже сидели на своих местах. Рядом с Ладомилой сел Зигерс, потом Тэннели и Терезис.

Я устроилась рядом с Яриком, а Дэс завершил операцию по захвату актуального пространства.

– Молодцы, Д-А, – сказала я тихо, но с чувством, обнаружив свирепые морды просчитавшихся аборигенов, определенно успевших записать нас в злейшие враги. – А теперь встаньте позади кресел и следите, чтоб никто ничего не бросил в нашу еду. И вообще следите за всеми гостями.

– Моим умениям ты теперь не доверяешь, – вздохнул Дэс, наблюдая за слугами, начинающими обносить нас блюдами.

– Шутишь, – едва не засмеялась я, поглядывая на разъяренного жениха, устроившегося рядом с нами, – разве не ты накрыл нас пологом?

– А как ты заметила?

– Твой сосед двигает губами, а я ничего не слышу.

– Гарх, – пробормотал муж и щелкнул пальцами. – Старею, не заметил амулета.

– Чьего? – не поняла я.

– Его, – показал он глазами на барона. – Очень странный экземпляр…

Но договаривать не стал – перед нами как раз поставили тарелки с первым блюдом, розовыми кусками очень аппетитной на вид отварной рыбы.

– Узнай, кто такие, и немедленно, – донесся до меня тихий злой шепот, и я поняла, что слышу указания жениха одному из его сопровождающих.

Так, значит, Дэс все же сумел снять наложенный амулетом щит, порадовалась я про себя, приступая к еде. Если я правильно понимаю, свекор решил отложить все дела до окончания трапезы.

Вот только жених определенно считал иначе. Едва утолив голод, наклонился вперед, чтобы видеть царскую чету, и напрямую спросил:

– Так на какой день свадьбу назначим, ваше величество?

– Вы же знаете основное условие, любезный барон, – сухо ответил Вандерс, – вот и начните с его выполнения.

– Царевна Алентина, вы согласны войти женой в мой дом? – Вопрос прозвучал так властно, словно Алентина давным-давно с этим бароном помолвлена, обручена, и ей осталось только кротко сказать – да.

Я оглянулась на золовку, просто полюбоваться на то, как она гордо скажет «нет»… и остолбенела. Аля бледнела, краснела, мялась и, как мне показалось, чуть не плакала, но собиралась сказать «да».

– Даже разговаривать больше никогда с тобой не буду, – процедила я сквозь зубы, глядя на колдуна, – если мне сейчас же все не объяснят.

Но свекор сделал непроницаемую рожу и уставился в кубок с вином с таким интересом, словно там был глазок в стриптиз-бар. Значит, не может ничего сказать, так следует понимать это выражение? И Зигерс тоже молчит. И почему они мне ничего не рассказали раньше? Почему вообще боятся этого барона, ведь он же явно не колдун?

– Извини, родной, – шепнула я нахмурившемуся мужу и, решительно встав с места, сделала три шага, отделявших меня от кресла испуганно следившей за мной царевны. – Аля, ты не проводишь меня… в оранжерею? Я там брошку уронила.

И пока народ пытался понять, где тут оранжерея и при чем здесь царевна, схватила золовку за руку и потащила к выходу, попутно отдавая дракоше приказ никого за нами не пускать.

Втолкнув царевну в ближайшую дверь, оглядела длинный, слабо освещенный зал и призвала сферу.

– Входи! – А едва она послушно перешагнула рамку, схватилась за знакомую ручку двери и прыгнула следом. – Рассказывай!

– Я была в него влюблена, – чуть не плача, дрожащими губами произнесла она.

– Но ведь это прошло?

– Почти сразу… – Она огляделась и спросила: – А где мы?

– В моем доме, в моей комнате, не узнала, что ли? Не сбивай меня с толку, рассказывай, как дело было.

– Мне всего пятнадцать лет было, – Алентина покраснела жарко, как ошпаренная, – а он был такой красивый… И все матушкины придворные дамы были влюблены, только и шептались о его подвигах…

– Ну, это можешь пропустить. Дальше.

– Я ему письмо написала, – Алентина вдруг заплакала, – свидание назначила-а-а…

– Не реви! – прикрикнула я, понимая, что не зря этот гад был так уверен в положительном ответе. – Сейчас вернемся, и дракоши его поймают, а потом я придумаю казнь.

– Но он ничего такого не сделал, – еще горше зарыдала она, – просто поцеловал и сказал, что теперь я его невеста. И мы поехали в его замок.

– Так, дальше.

Я уже мечтала о том моменте, когда смогу рассказать все это Дэсу, точно зная, что он сделает с негодяем.

– Меня отвели в какую-то комнату, и мы сели за стол. Он был так весел, поил меня чаем и угощал пирожными. А потом служанка случайно облила меня вином…

Аля просто заливалась слезами, но мне уже все было ясно.

– Тебе дали другую одежду и велели переодеться, пока твое стирают, а потом он шантажировал твоего отца и, скорее всего, взял клятву… Но ведь он же не маг?

– У него сильный придворный колдун. Барон – сын старого друга моего отца, с которым они вместе ушли в этот мир… Тогда он меня отпустил, но у него остались мои вещи, – всхлипывая, сбивчиво объясняла она. – Барон сказал, что подождет, пока я вырасту, и если не найдет себе за это время жену, то придет за мной. И отказаться нельзя – отец должен будет что-то выполнить, очень невыгодное для себя, и не может ему ничем навредить. Таковы условия клятвы.

– Но ты могла сбежать, умереть, выйти замуж, – начала перечислять я и вдруг четко поняла, почему свекор так спешил выдать дочь замуж.

Черт. Неужели не мог как-то намекнуть? Вот сейчас же Алентина смогла все рассказать?

– Знаешь, давай ты посидишь тут, а я схожу, пообщаюсь, – предложила я девушке. – Ты ведь не хочешь за него замуж?

– Нет, – замотала она головой, – я потом столько про него узнала… Не от отца, он ничего не сказал. Случайно, от слуг…

– Сиди здесь, вон ванна, внизу в кухне Диша. – Я прислушалась к своим ощущениям, попросила дракошу сделать на мне кольчугу и перепрыгнула в тот зал, откуда уходила.

Темная тень метнулась ко мне из-под дивана, но дракоша не дремал, вмиг закрыл чешуей до конца лицо и руки.

– Куда ты ее дела?

– Ярик! Ну нельзя же так пугать!

– Я не пугал, – насмешливо фыркнул он. – Где она?

– С Дишей чай пьет.

– Это хорошо. Я сам с ним буду говорить. Ты молчи, идем…

И мы пошли, но по пути я все же заготовила несколько фраз, на случай, если мне не понравятся его действия.


– А где царевна? – глядя, как мы спокойно рассаживаемся в свои кресла, не выдержал жених.

– Пошла погулять, – буркнул Ярик, подавая знак слуге.

– Но я ведь жду ответа! – Теперь барон уставился на Вандерса, и в его предвкушающем взгляде было так много злорадства и самоуверенности, что сдержаться было выше моих сил.

– И на какой же ответ вы надеетесь? – поинтересовалась я, изо всех сил стараясь, чтобы эти слова прозвучали вежливо.

И ни капли не виновата, что в голосе невольно отразилась тень моего отношения к нему.

– А вы кто такая, что вмешиваетесь?

– Моя жена, – спокойно ответил Дэсгард и смерил барона саркастическим взглядом.

Тот соображал очень быстро. Сразу понял, что сходство между его будущим тестем и моим мужем не случайное, но вот оценивать людей, а особенно магов, правильно не умел.

– Так научите ее не вмешиваться в мужские разговоры.

– А вот это уже мое дело, и указывать мне я не позволю никому, – разгневанно процедил Дэс, и они яростно схлестнулись враждебными взглядами.

– Да что вы так спорите из-за моей Алечки? – с простодушной снисходительностью обронил Ярик и впился крепкими зубами в огромный кусок мяса.

– С каких пор она твоя? – сразу забыв про Дэса, недоверчиво уставился на оборотня барон.

– С тех самых, как мы… – многозначительно покрутил пальцами в воздухе тот, и вдруг наигранно возмутился: – А разве я тебе отчет давать должен, что да как?

– Но она ведь не твоя жена!

– У моего народа нет обычая так называть своих подруг, – пренебрежительно сообщил Ярик, – но она моя.

– Раз она не твоя жена – значит, выйдет за меня, – категорично постановил настойчивый жених, и не одна я тут знала, что ему нечего терять.

Правящая чета молчала как рыба, да и Зигерс тоже не проронил ни слова. Ну, партизаны, дайте только разобраться с этим нахалом! Я вас выведу на чистую воду!

– Если захочет, – невозмутимо сообщил Ярик. – Но запомни, кормить ее детей будешь ты, а воспитывать своих отпрысков я никому не позволю.

– Каких детей? – не сразу сообразил Бирсель. – Ты хочешь сказать, что у нее будет ребенок?

Оборотень ухмылялся с самым довольным видом.

– Не надейся! Мои лекари не зря получают свои деньги. А вот за испорченность девчонки ее величество должна добавить приданого.

– Ничего я не портил, – возмутился Ярик и высокомерно поинтересовался: – А у тебя есть точные сведения, что до меня она была неиспорченной? И доказать можешь?

Я начинала потихоньку хихикать. Дэс, ничего не понимавший в происходящем, смотрел настороженно и крепко держал меня за руку. Не догадываясь пока, что я вовсе не собиралась никуда идти, тем более без него.

– Не мог… – тщательно обдумав вопрос, согласился жених, – раньше. Теперь ты сам все подтвердил.

– Не подтвердил, а предупредил, – холодно отрезал оборотень и глянул на так и стоявшего напротив стола барона кинжальным взглядом, – если что-то случится с моими детьми, тебе не жить.

– Ладно, – не знаю, что именно рассмотрел в своем амулете Бирсель дер Монжест, но спорить с оборотнем перестал, – одного бастарда я стерплю.

– А кто говорит про одного? – поразился мой питомец. – У нашего народа меньше, чем по четверо, не рождается.

– У какого вашего народа? И при чем тут я и моя невеста?

– Моя подруга принесет четырех щенков. – Когда Ярик успел нырнуть под стол, я не уследила, увидела только, как он вырос перед бароном. – А если хочешь ее получить, победи меня в бою!

– Тут не место… – начал было тот, но оборотень презрительно хохотнул в ответ.

– Чем оно тебе не нравится? Сухо, тепло… Ну, начинай!

И, резко выбросив руку, мазнул барона по щеке. На холеной румяной коже мгновенно вспыхнули пять алых полос, четыре вертикальные и одна косая.

– Ах ты, гаденыш! – В ярости срывая с пальца одно из колец, жених крутнул на нем камень.

Оранжевый огненный луч сорвался из-под его неумелых пальцев, и барон зашипел, затряс обожженной рукой, одновременно пытаясь достать врага огненной стрелой, как мечом. Тоже мне, джедай нашелся… Попал не по оборотню, а по одному из светильников, и тот сразу затрещал и погас.

– Фас! – крикнула я и возгордилась собственной предусмотрительностью: еще не получив никакого приказа, дракоши уже стояли перед столом, закрывая нас от барона плотной стеной. И прямо на глазах потрясенных гостей расширяли свои тела, сливая их в один защитный экран.

А Ярик не унимался, он подкрался к барону сзади и провел отращенными когтями по его обтянутому замшевыми штанами заду. Вопль боли, отраженный высокими сводами, разнесся по залу, еще раз убеждая меня в правильности сделанных выводов: всегда больше всего боли боятся те, кто любит доставлять ее другим.

– Вандерс! – взревел жених. – Я требую…

– Пусть замолчит! – От испуга, что клятва предусматривает защиту шантажиста от всех врагов, крик сам сорвался с моих губ.

– В чем дело? – мгновенно посолив барона щепотью, обернулся ко мне Дэс.

– Отец дал ему клятву на крови, он заманил к себе Алю, когда она была еще подростком, – торопливо прошептала я. И сразу испугалась за барона, за всех в этом зале и одновременно за весь дворец.

– Сможешь увести нас в безлюдное место?

Дэс еще спрашивал, а мы уже стояли на широком уступе горы, которую я рассмотрела, еще когда в первый раз искала охотничий домик Вандерса.

Тут было по колено снега и почти темно, последний серый свет зимнего заката таял на небосклоне. Из ущелья дул вечный сквозной ветер, в воздухе куда-то весело неслись крупные, совершенно новогодние снежинки. У меня сразу начали мерзнуть уши и руки, и это мне очень не понравилось.

– Змея! – скомандовала я, с наслаждением чувствуя, как мгновенно оказываюсь в теплом стальном коконе и в крепких руках мужа.

Экран сферы, наведенный на столовую, где мы сидели три секунды назад, показал, что ситуация почти не изменилась. Лишь у барона иссякла сила кольца, и он просто выбросил амулет на ковер.

– Забирай его, – скомандовал Дэс. Я перевернула экран, подвела под ноги жениху и открыла заслон.

Он рухнул в снег и на миг замер от неожиданности, а потом резко вскочил на ноги и принялся суматошно озираться. И только через минуту, когда привык к полумгле, рассмотрел нас в двух шагах от себя.

– Кто вы такие? Что вам нужно?

– Все твои амулеты и расторжение клятв Вандерса в обмен на твою жизнь, – холодно сказал Дэс, снимая с похищенного молчание. – И не пытайся искать лазейку. Я еще не признал никого из царской семьи своим родственником, поэтому клятва меня не заденет. И скажи спасибо, что я не так жесток, как ты, и собираюсь оставить тебе жизнь.

– Где мы? – Барон еще пытался найти выход, не желая так сразу отказаться от своих акульих аппетитов.

И наблюдать это было противно до невозможности.

– Может, просто уйдем? – коварно предложила я. – А за амулетами придем потом. В таком костюмчике он к утру будет намного умнее. Если еще будет.

Он прыгнул к нам, замахнулся выхваченным из-за голенища кинжалом, но я была быстрее. Успела натренироваться за последние месяцы.

Перенесла нас в угол столовой, убрала кольчугу. Дэс за это время подсушил нашу одежду, и мы чинно вернулись к столу.

– Извините, дорогие сваты, – объявила я гостям, – но время позднее, нам спать пора. Раз ваш жених решил где-то погулять, то и вам тут делать нечего. Ну, кто тут самый умный? Быстренько собрались и побежали, если не хотите сидеть на вершине скалы рядом с ним!

Умными себя, как ни странно, посчитали все, и через пару минут в зале не было ни одного незнакомого лица.


– Ну, – выпив стакан сока, чтобы немного успокоиться, с угрозой сказала я, – приступим. Дракоша, поставь мне стул напротив нашего папаши, я желаю любоваться на его рожу. Дэс, ты со мной?

– Всегда, любимая, – решительно встал с места Дэс, подхватил меня под руку, и мы степенно пошли вокруг опустевшего полукружия стола, вслед за утащившими стулья монстрами.

Нет, я вовсе не желала поиграть на нервах у родственников, просто хотела немного собраться с мыслями. Насчет клятв на крови, я, конечно, была в курсе, что там вся тонкость в том, насколько предусмотрителен будет получающий клятву. Потому что одно неосторожное слово или пропущенный предлог могут позволить должнику легко обвести взявшего клятву вокруг пальца.

И поскольку Вандерс за семь лет не нашел никакого выхода, стало быть, барон предусмотрел все тонкости. И нам теперь предстоит решить одну малость: есть ли у жениха хоть какой-нибудь шанс на спасение.

– А мне можно узнать, в чем дело? – ничего не понявший Терезис смотрел, как мы устраиваемся напротив царской четы.

– Конечно, – я взглянула на Дэса и поняла, что мыслим мы одинаково, – только сначала я хотела сказать… Дэс, мне очень не нравится твоя привычка, когда ты чувствуешь, что кто-то не согласен с моими словами, стучать вилкой по бокалу. Но если уж совсем невтерпеж – стучи, только негромко.

– Родная, иногда люди не то чтобы не согласны, а просто считают этот вариант упущенным…

– А разве ты не стучишь в таких случаях два раза? – удивилась я и повернулась к Теру: – Так вот, напарник, ситуация проста до безобразия. Некий господин решил повысить свой статус и заранее придумал план. Это бесспорно, потому что все было приготовлено.

Вандерс, словно в задумчивости, легонько стукнул по своему кубку вилкой.

– Что, неужели все же спонтанно? Ну ладно, слушай дальше. Юная девочка, совсем подросток, вообразила, что влюблена в этого предусмотрительного господина. И написала письмо. Негодяй обрадовался, увез ее в свой замок и начал вымогать у отца глупышки клятвы на крови. А в доказательство своих слов выслал платье пленницы. Его просто якобы случайно облили вином, и ей пришлось переодеться.

– Поэтому ты не дала мне его убить? – сообразил Ярик, непонятно как оказавшийся на полу у моих ног.

– Дракоши, принесите Ярику стул!

– Не надо. Я за полгода отвык, – отмахнулся он, и я, невольно посочувствовав оборотню, протянула руку и погладила его по голове.

– Больше так не делай! – рыкнул тот, но мне было не до его заморочек.

– Вот теперь нам четверым предстоит отгадать загадку: почему выдать замуж девушку было можно, а отказаться от злодея ей нельзя? – сообщила я Теру.

– Я думаю, – внимательно глядя на отца, попробовал прощупать почву Дэс, – если ее нет поблизости, в наказании что-то не срабатывает. Например, если девушка умерла, или ее украли, или просто сбежала. Нельзя же наказать давшего клятву, если вмешалась судьба?

– Значит, если подобное происходит в этом мире, то должно происходить только без ведома родителей и братьев. – Смысл клятвы начинал проясняться. – А про другой мир, что, не было уговора? Как интересно. Вот она, лазейка.

Дэс, внимательно следивший за реакцией отца, стукнул два раза.

– Понятно. Тогда еще вопрос. Как, по-твоему, если бы он женился, сгорели бы все обязательства или нет?

– Обычно сгорают, – пожал плечами муж, – но, несомненно, негодяй или его маг был так предусмотрителен, что придумал кучу условий для того, чтобы жениться на другой. Допустим, она должна быть богаче или знатнее.

– Кстати, не пора нам погулять? – задумалась я над судьбой барона.

А вдруг, если он там замерзнет насмерть, сработает какое-нибудь условие?

– Я с вами!

Оборотень заявил это так решительно, что мы и спорить не стали, только колдун чуть поморщился.

На этот раз я перебросила нас на фазенду, в холл. Приводить негодяя в комнаты не хотелось. Мне там потом противно будет находиться.

Дэс прошел вдоль стены, зажег несколько светильников, бросил очищающее и согревающее заклинание, и вскоре холл приобрел вполне жилой вид.

– Открывай…

Он сидел на корточках, обхватив себя руками, и скулил, как зверь, этот еще недавно уверенный в себе подонок. И едва завидел рядом светлый квадрат двери, ринулся в нее на четвереньках, не сумев проявить ни грана тех качеств, которые отличают сильных духом людей, ни хотя бы подняться во весь рост.

– Ну и что решил? – холодно спросил Дэс.

– Ж-жить… – проблеял барон, стуча зубами, но эрг не проявил ни сострадания, ни особой радости от своей победы.

– Видишь ли, ты выбрал правильно, но теперь я хочу знать полный текст клятвы, потому что не верю тебе. И, в свою очередь, приму у тебя клятву, которая не позволит тебе шантажировать семью царицы.

– Знаешь, – подумала я вслух, – у меня есть вариант попроще. Давай сходим в гости… к нашим друзьям. Почему я про них сразу не вспомнила?

– А я? – забеспокоился Ярик.

– И ты, конечно, – вздохнула я, – не бросать же тебя тут.

– Не очень-то мне к ним хочется, – словно про себя пробормотал Дэс, но я пропустила его слова мимо ушей. Мне давно хотелось выяснить одну вещь, хоть я и была уверена, что отвечать они не захотят.

Но ведь и отрицательный результат – тоже результат?


Глава 10 По старым следам | Тайны закрытого мира | Глава 12 Взгляд со стороны